click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель
Презентация

Лечение ностальгии, или Казахская кухня в Тбилиси

https://i.imgur.com/uNtebaD.jpg

Тбилиси – город теплый и гостеприимный. Это место пересечения, совмещения и сочетания разных культур и народов. Здесь живут люди многих национальностей и конфессий. И каждый стремится обогатить город своей национальной особенностью, своим колоритом.
Есть одна составляющая облика грузинской столицы, что подчеркивает наличие здесь различных культур – это национальные кухни народов мира. А сегодняшний день добавляет интересные и яркие, мирные завоевания – кулинарные. Гуляя по Тбилиси, можно забрести в турецкий, еврейский ресторанчик, отведать китайские или украинские блюда. А совсем недавно впервые появилась казахская кухня. Ее основатели – трое молодых соотечественников из Казахстана, которые скучали по своей национальной еде.
Еркеш Баймухамбет, совладелец казахского ресторана в Тбилиси: «Мы казахскую кухню открыли для казахов, живущих в Грузии. Это наша целевая аудитория. Однако у нас очень много гостей из местного населения. Им тоже нравятся наши угощения. Они даже ищут аналоги в своей кухне, например, манты грузины сравнивают с хинкали».
Между тем повар на казахской кухне грузинка, которая любит экспериментировать.
Нино Куркумули, повар в казахском ресторане Тбилиси: «Я работала в разных кухнях: украинской, ливанской, грузинской. Узнала, что открывается казахская и пришла на собеседование. Мне нравится экспериментировать и познавать что-то новое. Здесь меня обучал казахский повар. Кухня, конечно, отличается от грузинской: тут баранина, конина. Вообще много мяса и лука. Блюда разнообразные, мне нравятся. Сложности, конечно, вначале были, но я справилась. Сейчас готовлю уже свободно, но мне еще есть, к чему стремиться».
Название у ресторана – «Орда». Именно так в далекие времена именовалась военно-административная организация у тюркских и монгольских народов. С тех пор слово это приобрело другое смысловое наполнение, стало символичным.
Сандугаш Ердимбекова, совладелица казахского ресторана в Тбилиси: «Это звучное и красивое название означало для наших предков уют дома, встречу с близкими людьми после долгого пути. Так и для команды нашего ресторана «Орда» – это символ тепла и душевной трапезы по всем казахским традициям. И поэтому мы здесь, в Тбилиси, вдалеке от родного Казахстана, всем соотечественникам дарим связь с домом через вкусные национальные блюда».
Калорийная, народная, восточная и многослойная – именно такова современная казахская кухня. Во многом она стала наследницей традиций кулинарной культуры кочевников и казахов, ведущих оседлый образ жизни. Отсюда и разнообразие пород мяса, и традиционные способы термической обработки продуктов, и множество молочных и кисломолочных напитков. Конечно, не всегда в Грузии можно достать многие продукты для идентичности приготовления блюд, поэтому что-то приходится привозить из Казахстана.
Ирина Ковава, совладелица казахского ресторана в Тбилиси: «Мы, конечно, привозим конину, а также свою колбасу и сладости. Привезли специально из Казахстана пиалы для чая, так как у нас на родине сохраняются старинные чайные традиции. И когда к нам сюда приходят соотечественники, мы сразу разливаем чай – встречаем гостей – совсем как дома. У нас есть очень интересный обычай. Когда в Казахстане встречают в семье гостей, то наливают чаю чуть-чуть, это говорит о том, что хозяева рады гостю и рады за ним ухаживать. Гость выпивает – ему доливают, и тем самым показывают, что это очень ценный гость. Мы можем хоть весь вечер так стоять и доливать чаи. Это делается для того, чтобы гость подольше задержался. А если в семье наливают сразу полную пиалу, значит, хотят, чтобы гость поскорее ушел. Также мы с родины привезли свои картины, где изображены юрты, девушки в национальных костюмах. Это все придает особый уют нашему ресторанчику».
Меню ресторана разнообразно: здесь и визитная карточка казахского застолья – бешбармак, и манты, и лапша, а также национальные сладости и, конечно же, собственный хлеб, про который есть даже народная шутка.
Сандугаш Ердимбекова, совладелица казахского ресторана в Тбилиси: «Мы, казахи, – народ находчивый и не без хитрецы. Почему? Да потому что кто-то хлеб делает с мясом, кто-то с курицей, кто-то печет пирожки с картошкой, с яйцами… у всех народов по-разному. А казахи придумали маленькие пирожочки, наполненные внутри воздухом, и называются они баурсаки».
Ресторан работает всего пару месяцев, а уже обрел свою аудиторию. Первая встреча соотечественников состоялась в День независимости Казахстана.  
Айгуль Койшиманова, гражданка Казахстана, жительница Тбилиси: «Здесь в Тбилиси мы нашли друг друга (я имею в виду казахов)благодаря средствам социальной связи. Узнали, что появился у нас новый ресторан. И мы решили здесь встретиться. Нас было очень много на День независимости Казахстана. Пришли с детьми, семьями, то есть отметили праздник большой казахской дружной семьей.  А потом решили, что всегда будем здесь встречаться с соотечественниками».  
Надо отметить, что основу традиционного казахского меню составляют блюда, способы приготовления которых формировались столетиями. По этому поводу у администрации ресторана есть амбициозные планы.
Ирина Ковава, совладелица казахского ресторана в Тбилиси: «У нашей команды большие планы на 2020 год. Мы уже начинаем продумывать и организовывать все детали для следующего тбилисского ресторана, где будет больше места для всех наших казахских и грузинских друзей. А главное – мы продумываем меню с забытыми национальными блюдами. Это будет не только вкусно и интересно, но и важно для всех нас: кухня сохраняет историческую связь между поколениями».
Ностальгия – одна из самых сильных человеческих эмоций. Ее переживания так или иначе возвращают в прошлое, вызывая тоску по родине. И хорошую терапию от этой болезни придумали казахи: в своем ресторане национальной кухни они исцеляют всех: вкусно, душевно и весело.


Юлия тужилкина

 
СЧАСТЬЕ НА ЛАДОНИ

https://lh3.googleusercontent.com/oFBldNJuNhedeTTAAcJTUu1cCGl01myfVJeR96z4WuRedO-rUhifdjnPwaenWpwT3eEuZHRs7zcCOqPG5dXnHsTv769UWGr3CqrM26WJnqKvKquFDTwsfSFrZDtwWRsVHnofAtGiGe_j-KwFTr_nrjjlainhz_prmNUaGRTbXOSMABAGdWlpNZCqkJJRdH_FcfzudwoiREnAhbTc6gTq78PCWSTCblkp3AmpoLAl7R47PwyGcbut2uhu6nl0zpBieMgY4TgwtQEByFfHu5IaXjl93Q1gbbsqAAkmpVPEEGfqRwe1u8D7dCOTqbGgwHzg2PeOcQDtVN5k3SU4lHmzUHZuZDBIa0kQtLWsTYIUomACrgTpUM6i2FRcczcp6QjgH8dIv6WozMJtkte1AUCfXmKTYW8rrXS0xM3Gf7lPwdyy6faPS8bZ71VQkDnVsrDx4aXSjtyJTagWppP3vw1P0KJ-WSCDyKpD8M5WYQyGP6O5j9XOzm4GbFwf0WfOlpwsEnnXPKmLc1fjdHhOXP6hg9mswhE0VM076TVCxd1LN8sc58DzO_eTmFZY2TSwsprCZmwUIznq-LYT9qti5y9bkNsYOP2GrRgkzUQq2d-gvBlWfcrvuVd6PjJR4VQhhC_Nl-08CtFu-lFBxNwOQthbwvIWDVykhgE=s125-no

Нану Гонгадзе представлять нашим читателям не надо – она была одной из самых известных советских журналисток, работала диктором и корреспондентом на Первом канале грузинского телевидения, собкором программы «Время» в Грузии. В 1993 г. Нана покинула программу «Время». Уехав в США, она сохранила профессию: стала корреспондентом русско-американского телевидения WMNB, работала в передаче «Добрый вечер, Америка», информационной программе «Пульс планеты», готовила и вела еженедельную радиопрограмму «Эртоба» на грузинском языке, была сотрудником редакции русской службы «Голоса Америки». Освещала заседания Генеральной ассамблеи ООН, предвыборные президентские кампании, была аккредитованным журналистом в Белом доме, Конгрессе США, Центре зарубежной прессы в Вашингтоне, Пентагоне, видеожурналистом департамента «Vice of America Eurodivision» и телевизионной компании «Global Village Communication». Удостоена специальной награды Международного бюро вещания США. Сегодня Нана Гонгадзе – независимый продюсер, снимает авторские документальные фильмы. Презентация одного из них (вместе с книгой) недавно состоялась в Доме писателей Грузии. «Жизнь на пуантах» – так называется проект, посвященный выдающейся балерине ХХ века Тамаре Тумановой (Туманишвили), известной в мировом балете под именем «Черная жемчужина».

– Давайте для начала подведем итоги вашего приезда в Грузию. Чем были заполнены эти дни, что особенно запомнилось, что порадовало?
– Порадовала погода, светило солнышко, было тепло. Я боялась холода, снега, ветра, а попала в настоящую весну. Порадовало, что презентация прошла очень успешно. Знаете, я немного волновалась, думалa, что зал Дома писателей не заполнится, а произошло наоборот – некотoрым даже пришлось весь вечер стоять на ногах. Я приглаcила тех, с кем довелось пересекаться и в средней школе, и в Тбилисском университете, и в Доме моделей Грузии и в Государственном ансамбле народного танца Грузии под руководством Нино Рамишвили и Илико Сухишвили. Пришли мои друзья, сегодня уже светила в мире грузинского балета. Пришли те, с кем я более 20-ти лет бок о бок проработала на телевидении Грузии, известные на сегодняшний день операторы, режиссеры, продюсеры. Естественно, не обошлось без родственников и соседей. Я хочу выразить искреннюю благодарность сопредседателю Дома писателей Грузии Маквале Гонашвили за помощь и поддержку в проведении вечера.

– Как вас встречали? Ведь столько лет прошло…
– Meня буквально завалили букетами, корзинами цветов, обнимали, целовали и говорили, как по мне соскучились. Это было невероятно приятно! Когда я представляла фильм, беседовала с залом, то на меня глядели такие радoстные и счастливые глаза, каких давно не увидишь в Тбилиси, перенесшем столько потрясений и бед. И тогда подумалось, что мне действительно стоило приехать за тысячи километров в город моего детства и юности, если я смогла устроить людям хоть и небольшой, но все же праздник для души. До начала фильма я объявила, чему посвящен вечер и вообще мой приезд в Грузию: «Cегодня мы празднуем 100-летие Тамары Тумановой, ведь именно сегодня день ее рождения по старому стилю!» Зал буквально взорвался аплодисментами, все были в полном восторге. Моя племянница Тина Беручашвили, которая и организовала весь этот вечер, даже заказала торт с изображением фигуры великой балерины и названием моей книги! Но это было уже после презентации, во время праздничного фуршета, под аккомпанемент замечательного камерного трио. Приятные воспоминания остались у меня и от посещения студии «Пионер-фильм» во Дворце молодежи, которой руководит опытный телевизионщик Григорий Чигогидзе. Меня приняли в почетные члены «Пионер-фильма»! Кстати, мой интерес к кинематографу проявился лет в 14, когда я прочла «Всеобщую историю кино» Жоржа Садуля и начала посещать кружок при «Пионер-фильме», который вел Гулбат Абелишвили. Так что меня неспроста пригласили в гости юные киношники и журналисты. Вообще, я считаю, что дети обязательно должны заниматься в различных кружках. Душевной оказалась встреча с директором Музея эмиграции в Тбилиси Русудан Кобахидзе. Я передала в дар музею и книгу, и все мои докумeнтальные фильмы, начиная с «Дочери Маяковского» и заканчивая картиной «Жизнь на пуантах».

– Чем вас так покорила Тамара Туманова?
– В первую очередь тем, что в ее жилах текла грузинская кровь. Думаю, это обусловлено тем обстоятельством, что грузин осталось уже очень мало, и поэтому если за рубежом обнаруживаешь соотечественника, хочeтся узнать о нем побольше и поделиться с другими. Мы ничего не знали о Тамаре Тумановой. Ей было запрещено бывать в СССР, на ее имя было наложено табу. Безусловно, меня привлекли ее красота, талант, трудолюбие, целеустремленность. Я совершенно случайно oбнаружила ее фотогрaфию, когда брала интервью для русско-американского тeлевидения WMNB у ее бывшего партнера, легенды балета Олега Брянского, бывшего танцора Лондонского фестивального балета. Это было в 1995 году. Бaлeрина была жива, мы позвонили ей, но Тамару уже увезли в госпиталь, откуда она не вернулась. Интервью Олега я положила на полку и попрощалась с идеей сделать программу о Тумановой. Потом я занималась своим становлением, карьерой. Hа заслуженный отдых вышла в 2008 году, сразу же после пятидневной августовской войны. Я приобрела технику, оборудовала студию, и началoсь моe самостоятельноe производство докумeнтальных фильмов. Первой работой стала картина о дочeри Маяковскoго, премьера которой состоялась в Грузии, на Международном поэтическом фестивале «Русского клуба» «Во весь голос». За ней последовали другие, в тoм числе и фильм о Тамаре Тумановой.

– Как началась и складывалась работа над книгой и фильмом?
– Дело в том, что у фильма – ограниченный хронометраж, в который надо умеcтиться, а у книги – неограниченный формат. Что мне было делaть с уникальным материалом, накоплeнным в результате моих исследований? Oпыта написания книг у меня не было, но мне помогла Нино Надарая, научный сотрудник Государственного музея искусств Грузии. Она ввела меня в курс дела, и работа пошла легко. В книгу, по сравнению с фильмом, вошли более обширные интервью. На экране появляются партнеры Тамары, те, с кем она танцевала и в балете Мoнте-Карло, и во время своих многочисленных гастролей. Помимо уже упомянутого Олега Брянского, в городе Бока Ратон, во Флориде, я нашла Николая Положенко, еще одного партнера Тамары. Позднее, совершенно случайно, обнаружила в Нью-Йорке 94-летнюю балерину Бетти Лоу, она танцевала с Тамарой в труппе русского балета Монте-Карло. Это была редкая удача, тем более, что Бетти обладала необыкновенной памятью, все помнила до мельчайших подробностей. Но самое интересноe и непредвиденное произошло в Лос-Анджелесе, где при помощи импресарио Михаила Барского я нашла родcтвенницу Тамары, грузинскую пианистку Маргариту Чхеидзе. Ну и как можно было обойтись без интервью нашей звезды Нино Ананишвили? Она лично встречалась с Тумановой и даже получила подарок от великой балерины – жемчужную брошь на счастье. Кoгда у меня накопилось достаточно материала, я связалась с Фондом Баланчина в Нью-Йорке – мне нужен был эксперт в области балета. Узнав о моем проекте, директор по исследованиям Фондa Баланчина Нэнси Рейнольдс сама приехала ко мне на интервью в Вашингтон, a впоследствии руководила моей работой и давала советы.

– Расскажите о других фильмах, которые вы сняли.
– Как я уже сказала, я сделала фильм об aмериканской дочери Маяковского Хелен Патрисии Томсон – Елене Владимировне Маяковской, которaя на протяжении 60-ти лет хранила тайну своего рождения. Я была одной из первых, кто снимал ее на видео. Знаете, узнав, что я из Грузии, она поселила меня в своей нью-йоркской квартире и даже уступила спальню своей матери, где все стены были увешаны рисунками Маяковского и известного русского футуриста Давида Бурлюка. Интересной получилась картина о Давиде Чавчавадзе, потомке последнего грузинского царя Геoргия XII и русского императора Николая. Давид более 40 лет работал в ЦРУ и написал об этoм книгу. В фильме подробно рассказано о его семье, детях, своими воспоминаниями делятся его друзья. Давид отличался прекрасным слухом, был наделен хорошим голосoм – в фильме он поет несколько песен, которым его научили советские пилоты на Аляске в годы Второй мировой войны. Я рада, что успела запечатлеть его на пленке. Тогда ему было 85 лет.

– Если ли среди ваших фильмов самый любимый?
– Cамый любимый – отрывок из фильма «Сталинская мозаика» о том, как снимался фильм «Падение Берлина» Михаила Чиаурели. Дочь режиссера, выдающаяся грузинскaя актриса Софико Чиаурели вспоминает актера Михаила Геловани, исполнявшего роль Сталина, и разные истории, связанные с ним. Интересны, на мой взгляд, интервью с внучкой Сталина, Галиной Джугашвили, и c дочерью бессменного секретаря Сталина, Натальей Поскребышевой. Я снимала их в 1997 году, и эти пленки тоже лежали на полке – не было времени ими заняться, ведь в Америке надо работать.

– Сняли ли вы фильм об истории грузинской моды, как собирались?
– Представьте себе, да, в Тбилиси, во время моего предыдущего приезда. Толчком послужилa вывеска банка на здании Дома моделей Грузии, расположенном на бывшей площади Воронцова. Оказалось, что банк приобрел весь первый этаж, где с 1949-го по 1990-е годы располагался центр грузинской моды. К этому времени уже появилась книга бывшего главного художника Дома моделей, Лели Хведелидзе. Я посетила ее дом, мы нашли ее награды, журналы. Так что каким-то образом удалось отдать дань памяти человеку, полвека посвятившему делу развития грузинской моды. За три дня я обошла дома бывшиx коллег, грузинских манекенщиц, и снимала их прямо с руки на мою малюсенькую камеру. Kогда я была у Деи Джабуа, бывшей нашей модели, сейчас – известной художницы, она даже не догадалась, что я ее снимаю, поэтому все получилось очень естественно. В фильме участвует бывший директор Дома моделей Юрий Гоголадзе, технолог одежды Медея Бочоришвили, модельер Юза Нацвлишвили, модель и актер Зураб Кипшидзе, актриса Манана Абазадзе, модели Анита Акимова, Наталья Самадалашвили и другие.

– Несколько лет назад вы сетовали, что «на телевидении – сплошные игры, лотереи, шоу. У нас нет образовательного канала, нет канала о культуре». Прошли годы, но ситуация не меняется. Может, пора вмешаться?
– Нина, вы преувеличиваете мои возможности! Скажу честно – я больше не смотрю грузинское телевидение. Иногда в Интернете или на страничках фейсбука открываю запись той или иной программы. Хотелось бы отметить, что нынешнее поколение журналистов намного раскованнее нас, они отлично работают в прямом эфире. На нашем телевидении уже существуют передачи журналистского расследования, это шаг вперед. И потом, у грузинских телезрителей огромный выбор как зарубежных, так и российских каналов. Значительная часть молодежи свободно владеет английским и русским языками. Главное – найти программу по вкусу и не смотреть всякую чушь.

– Нана, если бы вам разрешили изменить только одну вещь в мире, что бы это было?
– Я бы восстановила территорию Грузии в тех границах, в каких она была в период правления царицы Тамары, с населениeм в 12 миллионов грузин. Или же в тех пределах, в каких она находилась в период Советского Союза. Я бы вернула нашей столице ее привычный вид – без уродливых небоскребов и серых безликих высоток.

– За что вы больше всего благодарны этой жизни?
– За все. И за плохое, и за хорошее, что было в моей жизни. Вообще, по натуре я – благодарный человек, всегда замечаю хорошее и плачу тем же. Стараюсь добром отвечать и тем, кто невзначай меня унизил, обидел либо огорчил. Тaкое ведь тоже бывает: Благодарна судьбе за красивую дочь Лику, за то, что вырастила и воспитала внуков Тину и Луку порядочными, образованными и уже независимыми личностями. Благодарна за заботливого мужа Фрэнка. Благодарна, что здесь, в Америке, оценили мои 20 лет труда на грузинском телевидении и сохранили мне профессию. Спасибо этой стране, что научила меня правильно жить, думать, придала уверенности в себе, в собственных силах.

– Если бы вы могли дать ребенку только один совет на всю жизнь, что бы вы сказали?
– Ничего не бойся, будь храбрым и иди только вперед!

– Чем сегодня заполнена ваша жизнь? Что делает вас счастливой?
– Сегодня моя жизнь заполнена домом, семьей. Наконец-то у меня есть достаточно времени, и я никуда не спешу. Иногда наслаждаюсь ничегонеделанием, люблю перечитывать старые книги. Кстати, я привезла из Тбилиси всю мою библиотеку. Сейчас в Вашингтоне очень красивая пора, цветут вишневые деревья, весь город покрыт цветочным ковром, вот и наслаждаюсь красотой природы. Стала больше времени уделять кухне. Оказывается, у меня все очень хорошо получается – и обед, и печеное, и даже соленья. Но должна признаться, что печь хачапури я так и не научилась. А если говорить о счастье, то, думаю, мы сами являемся источником своего счастья, и оно в большой степени зависит от нас самих. Ведь гласит же русская пословица, что человек –сам кузнец своего счастья. Поэтому стараюсь смотреть на жизнь с положительной стороны, не злиться, не завидовать, избегать отрицательных эмоций. И, естественно, всегда помню, что счастье капризно и непредсказуемо. Когда пытаешься его поймать, оно ускользает, но стоит отвлечься, счастье само опускается на вашу ладонь.


Нина ШАДУРИ

 
ЗРЕЛАЯ ГРОЗДЬ ХУДОЖНИКОВ «АЙНУНГА»

https://lh3.googleusercontent.com/Z-XLIhg1eZ5TEii7SBNBo7nEOdpmFoCluOz1z4Tw-_FzWAue8pM3Yi6vx2u0cMZ6oyavtTitddMCa5R-yhtytmtTP_DcNrOwIhr2OkqUfB9-mtEaHQSGESEVngjrU8XqZDdqc-2xl0FQi5HxUFooQujokdtLDszSmQgAKBdLscdI3tSn5ZsuZIFpkaEzj9mvdw2GvZPERph3x5A2o9KilDNg2dicWgS-WBX5jsC2pdO13wOQ0B1gTEME4Tvk_JTCHFKmAe6xoNF9q6JZ8sM6fIlrG7M8ns6RHaA_sC7vkXHBwH82KiOs3icXYUrle03de3jJTwuO9CfV0kImamijh0leglkqU0CeecEgt2KwKz7vvojt6b3U4h0iHi0LS7JfUft2sjPZA_peoEFrFyVHAXQeq6XO0jncav3kC4SCHIcHnlWV826Lso2QmwfnGFsFKdllzOHYW4aQ2Aykres-Ign6MoJwEOtt_7K84FqmwarDWz7rab0f3OD-ZDiQg6OznIuavUbT3E0Lx799eBkQbP0XJeG3d_A_oh5zlrKQKVAn0dAnEI0BWEgAJwH42MvGE4unaL1cCDJuCi1oyFCw_CumbS3M5iHlJAe_sbKeCT3yOYC768KiGTyUIj7kOmc-XDoZOGyp1elxRqxipxygHk6MqeVHmNY=s125-no

Вышел в свет альбом «Творчество художников Грузинской немецкой ассоциации «Айнунг», приуроченный к 200-летию основания немецкой колонии в Грузии.
Новое издание охватывает значительный промежуток времени – с 30-х годов прошлого века до наших дней, представляя профессиональных и самодеятельных художников, скульпторов и фотографов.
Напомним, что история переселения немцев в Грузию началась в 1817 г. XIX века. Согласно манифесту Екатерины Великой мигрантам в Российской империи гарантировали свободу вероисповедания, право на строительство собственных церквей, освобождение от налогов и военной службы. Им также передавалась земля с правом наследства, правда, не как личная собственность, а как собственность колонии.
Перебраться на ПМЖ в Грузию немцев пригласили по инициативе генерала Ермолова. В основном, это были переселенцы из Баден-Вюртемберга, которые перенесли нашествие Наполеона, политические беспорядки, голод и религиозные гонения. Среди колонистов были отколовшиеся от  лютеранской церкви сектанты, стремившиеся переселиться на Святую землю или осесть на отрогах Арарата, чтобы там встретить конец света. Однако до Палестины швабы так и не добрались и осели в живописных долинах Грузии. Уже через полвека немецкие колонии превратились в образцовые поселения: Мариенфельд – современный Сартичала, Ной – в пригороде Тифлиса на Кукии, Александердорф – на левом побережье Куры в Дидубе, Петерсдорф – недалеко от Сартичала, Элизабетталь – нынешний Асурети, Катариненфельд – Болниси были застроены каменными домами, окруженными садами, на центральной площади высилась кирха, действовали школы, аптеки и больницы.  Немцы занимались виноделием, варили пиво, изготовляли молочные и колбасные изделия, сыры. Переселенцы не скупились на образование детей, и вскоре в Грузии все чаще стали появляться инженеры, врачи, аптекари, ученые, архитекторы из числа колонистов. Немецким архитекторам мы обязаны нарядными зданиями и особняками на центральных проспектах Тбилиси. Выходцами из числа колонистов были выдающиеся мастера кисти  Альберт Зальцман и Оскар Шмерлинг.
Многие представители известных фамилий грузинских немцев представлены в новом альбоме-альманахе. Например, Тинатин Гейне, ведущая свою родословную из семьи заслуженных врачей, является участником многочисленных выставок, художником театра и кино, графиком, работы ее находятся в музеях и частных коллекциях разных стран. В альбоме представлено также творчество ее сына, театрального режиссера Нико Швелидзе, работы внучки... Подобные семейные династии скорее правило, а не исключение. В сборнике отражено творчество представителей двух, а то и трех поколений талантливых семей. Даже краткие биографии героев альбома свидетельствуют, что подавляющее большинство немецких семей пережили сталинские репрессии и трагедию выселения в годы Второй мировой войны. Но удивительный факт: после ссылок многие этнические немцы вернулись в Грузию. И еще – большинство фамилий в альбоме указывают на немецкие и грузинские корни, а творчество некоторых художников носит неповторимый грузинский колорит. И тут необходимо отметить работы ученицы Серго Кобуладзе Лоретты Шенгелиа-Абашидзе-Фишер, пишущей на исторические темы. На полотнах ее оживают сцены из истории Грузии, герои и святые. Ее картины наполнены глубоким смыслом и любовью к родине. Глубоко национальны по духу отмеченные грузинским колоритом работы книжного графика, профессора Тбилисской академии художеств Динары Нодиа-Штенберг.
Закономерно, что открывает творческий ряд скульптор Юлиус Генинг, родившийся в Тифлисе и закончивший художественную академию Йены. Он оставил о себе прекрасную память, украсив каменными орнаментами такие знаковые для города здания, как верхняя станция фуникулера, стадион «Динамо». Дом его дочери Маргариты Генинг под горой Мтацминда долгие годы был гостеприимно открыт для всех любителей флоры, туда приходили, чтобы полюбоваться небывалой коллекцией кактусов, состоявшей из 4000 видов. Маргарита в зрелом возрасте увлеклась живописью, ее выставка была организована ассоциацией «Айнунг».
Неудивительно, что в альбоме «Айнунга» рядом с крупными мастерами соседствуют самодеятельные художники. И это правильно, где же еще можно познакомиться с фотографиями актера Анатолия Гайде или вышивками медсестры Иды Шалль, которая как истинная швабка играла на аккордеоне и, как никто другой, умела вселить в друзей оптимизм.
В альбоме знакомимся с краткими сведениями о жизни и творчестве нескольких поколений художников. К мастерам старшего поколения принадлежат Нино Заалишвили-Вайс, Клара Квесс-Андроникашвили, Мария Херцфильд-Джаджанидзе, скульптор Роланд Нароушвили-Кандели-фон Бройнинг. Каждый из этих личностей заслуживает отдельного рассказа. В рамках обзорной статьи придется ограничиться несколькими строками. Биография Клары Квесс-Андроникашвили вошла в книгу «50 женщин Грузии», что уже говорит о многом. В молодости она испытала гонение за приверженность модернизму, поэтому картины ее оказались под запретом, и талантливая художница долгие годы проработала в Институте археологии. Мария Херцфельд-Джаджанидзе, оставившая удивительные образцы керамики, бронзовой миниатюры родилась в Санкт-Петербурге, во время Первой мировой вой-ны была выслана в Германию, где начался ее творческий путь и где она вышла замуж за грузина и уехала с ним на Кавказ. В ее судьбе были мордовские лагеря, расстрел мужа и возвращение в Грузию после войны, на родину мужа, которая стала и для нее родной. Работы ее сохранила дочка, а внучка Лали Кутателадзе стала профессором Тбилисской академии художеств, является большим мастером минигравюры и керамики.
Творческая судьба Ирины Штенберг оказалась как нельзя более успешной. Заслуженный деятель искусств Грузинской ССР с 1943 года, она работала в различных издательствах Москвы и Тбилиси, создала иллюстрации к книгам, серии жанровых рисунков, произведения станковой живописи, графики. Но в первую очередь прославилась как театральный художник, оформивший 320 постановок во всех ведущих театрах Тбилиси.
Теона Аситашвили-Цолле высокий уровень профессионального мастерства приобрела во время стажировки в Дрезденской галерее и посвятила многие годы реставрации старинных полотен, а для души рисовала полные изящества акварели. Ее дочь – Элене Аситашвили-Цолле специализируется по дизайну ювелирных изделий, работает в технике перегородчатой эмали, ее работы находятся в частных коллекциях разных стран.
Одна из самых важных тенденций, которая прослеживается при знакомстве с альбомом, – преемственность поколений.  В многонациональных семьях бережно хранят традиции немецких предков. В альбоме представлены три художника в третьем поколении творческой семьи Адвадзе – художник Марика, архитектор и график Нестан и скульптор Николоз Адвадзе – потомки по материнской линии семьи Кемпе. Из молодых творцов в альбоме можно выделить работы Пикрии и Ираклия Нароушвили-фон Бройнингов, Ираклия Чачхиани-Вайс, Давида Мрелашвили-Бугхольц и др.   
В основу альбома легли работы, представленные на выставках последних лет, проведенных этой ассоциацией. Выпущен альбом был при финансовой поддержке Министерства внутренних дел Германии, курирующего деятельность соотечественников за рубежом, а также при содействии Посольства Германии в Грузии, Института Гете, Государственного музея Грузии им. С. Джанашиа, Музея истории Тбилиси им. И. Гришашвили и ряда других организаций. Открывает издание приветственное слово президента ассоциации «Айнунг», доктора наук Гарри Аугста, а также обзорная статья искусствоведа Изольды Курдадзе, редактора альбома. Консультантом его является вице-президент «Айнунга» Александр Фельдмайер. В роли выпускающего, технического редактора выступила член правления ассоциации Ольга Адвадзе, дизайн и компьютерную верстку обеспечил Дмитрий фон Адеркас, фотоиллюстрации – Юрия Мечитова.
Художники, объединенные в «Айнунге», работают в разных жанрах, включая изготовление керамики, камей и ковров, придерживаются разных направлений живописи. Для творчества Лии Вайс-Чачхиани характерна техника акварели, для Гочи Зиракишвили-Миндельберга и Теи Хелашвили-Гензинберг – абстракция и поп-арт, Ирина Элиашвили-Кайзер успешно работает в стиле гиперреализма, Георг фон Адеркас, оправдывая тевтонские корни, в своем творчестве тяготеет к мистике. Картины Нелли Рейнгольд признаны врачевать души, художник в последние годы активно работает в области арт-психологии.
Работать и никогда не опускать рук – одна из черт немецкого характера. Проявилась эта черта и при подготовке данного альманаха. Организационная группа испытывала существенные трудности, в первую очередь финансовые. Поэтому члены правления обошлись без посредников, взяв на себя трудоемкие изыскания в архиве, перевод текстов, компьютерную верстку. И результат усилий оказался успешным. Альбом получился цельным и дарящим радость от творчества талантливых людей, собранных в одну гроздь, как привезенная некогда швабами из далеких земель рейнская лоза дала щедрые плоды на грузинской земле.  


Ирина ВЛАДИСЛАВСКАЯ

 
Я ПОСАЖУ МАНДАРИНЫ

https://lh3.googleusercontent.com/kJ5k8-6pg6cYmAhyjjUrXqYjRa1ybdSQRXGs0QGdh58_GsTAW_xny-IgwUAi2R9Mp1SovcN7rIQGaFwkiCLaICgo9oOR1jaPVodCLaTqdv3HaVTJoMolWHX1qUBT0g0ZBb-IVCnXIWYuumY2F6J_2WCYlbTC-igHm1HQRqGUUWypE2TPF7P-wOp6dYkOqV63GpnkgcF8Y2ZPgcVxF2ovNSh_jRt-dJPQRpHuhQIP_SHmaKAYsuP9Sfpu8ZycYUGrXYO8eWtU6Q1kNxPY3GOCKs5pvw8RUnL-UN3bzaSS0ABikMjFVHiYFzQBHKSy6DF7RoRYTmMI86_HIaB_zo1sL5q8mdhZ-TEALOESKeFhhHjzfj2q_AkTJB1AEhmCULvOjaapD-dvRSMCgLJQkX91Mhmv80PZcuFo4bdkLpSEptH581Pzz_BWutp3FVrxZtPopYny1JWDvohATs9NdlD_Nf8BeP8xEDjXatX1XW9a3Rr-a6iQMo0H5NJDK3elPR1vJVSzIveJlig8AlaXd_dXZeB5mcMjKN8PylLDPD9oRJwa_b0ijWhdMuA3ImeIVEZrINxOWRcZFKkbWItFhYRyQyEAZnDOmHIJh9A4MuFiQnMCPZNfqgfQw3Vw8x1ml6l2fsSW082Ka2HwZn-jvosy9ZA45UCzioc=w125-h124-no

Эту книгу стоит экранизировать! Презентация книги-эссе Элисо Джанашия «Я посажу мандарины» прошла в гостинице «Амбасадор». Автор – молодая женщина предлагает нам выход из обоюдного непонимания, ненависти.
Книга-эссе – готовый сценарий с острой современной тематикой. Динамичный, романтичный и философский одновременно. Четкий и сочный язык. Предельно искренняя интонация. Веришь каждому слову!
Риск на каждом шагу, все время на грани пропасти, в которую героиня может сорваться. Но люди неожиданно проявляются со своей лучшей стороны или Бог пока спасает! Девочка всего лишь идет к себе домой в абхазский городок Варче. Идет над пропастью из человеческой злости, обиды, глупости, комплексов неполноценности, предательства и беспомощной ярости.
С виду небольшая книжка, строго и лаконично оформленная. А по силе и глубине – философская драма! И дорога эта пилигримская к родному дому сродни пути Сантьяго – пастуха из книги Пауло Коэльо «Алхимик». В ней не меньше преград, демонов и моментов обретения силы. Но девочка так красива и не идет она, а парит, что просится другое сравнение. Кого же она все время напоминает, поднимаясь над тем, что кем-то запрещено? Ну, конечно, Чайку Ричарда Баха, которая училась жизни и искусству полета!
Я попала на презентацию книги случайно. За пару дней до этого оказалась в Карвасла, на выставке грузинских художников родом из Абхазии. Двадцать пять лет прошло после трагических событий. В центре просторного зала огромный комок скрученной колючей проволоки – этакое «солнечное сплетение». По одну сторону чугунные ячейки с одинокими человеческими фигурками, по другую сторону – голая земля, придавленная бетонными плитами. Называется композиция «Мой дом». Отдельно комната-камера беженца. Кровать, керосинка. Будто ногтями от отчаянья содранные лохмотья обоев.  У одной стены зала мальчик-манекен со школьным ранцем за спиной смотрит на детские рисунки. А на них море и дельфины. Сразу возникает понимание, что ребенок – третье поколение беженцев? Тоска и безысходность в этой маленькой фигурке.
Все авторы инсталляций молодые женщины, бежавшие из Абхазии маленькими детьми. Во всех боль кричит! И сила эмоционального воздействия выставки от этого велика!
Многие годы как монумент боли возвышалась над Тбилиси изуродованная, искореженная и забитая фанерой гостиница «Иверия» с палатками для молодоженов на балконах. Мы знали и любили целые семьи людей, спасшихся на войне, но погибавших уже в Тбилиси от неожиданно обрушившихся недугов. Теперь люди живут в других домах. Казалось, время исцелило раны. Но нет!
Когда прочла об анонсе перформанса «Я посажу мандарины», поняла, что это продолжение темы Абхазии.
Две очень красивые, ухоженные, прекрасно одетые женщины Хатуна и Элисо в зеркальных интерьерах ресторана «Амбасадор» – мать и дочь. Вокруг подруги, журналисты, друзья детства из Абхазии, постояльцы гостиницы. В основном женщины.. Те, кто уже знаком с книгой, с явным удовольствием зачитывают понравившиеся отрывки. Остальные активно реагируют. Все вовлечены и задеты за живое первой же фразой.
«События 1992-1993 годов между грузинами и абхазами я не назову войной. Это страшное недоразумение. Люди, воевавшие по ту и эту сторону – не герои. Они жертвы….Слово «жертва» не делает человеку чести».
Мы больше не обращаем внимания на интерьеры «Амбасадора»... 1993 год. Мы взлетаем в старом грузовом самолете с аэропорта в Варче. Мама и трое маленьких детей. Десятилетняя Элисо с младшим братом в хвосте самолета. Там есть дырочки в корпусе и можно дышать. Совсем маленький братик в кабине у летчиков. Он задыхался и на него надели маску. Самолет набит людьми. Папа остался на аэродроме с гранатой в руках, чтобы взорвать себя, если семью собьют. В самолет стреляют с земли, но не попадают…
2016 год. Мы прячемся в кустах вдоль реки Ингури, бежим через болота, переходим границу между Грузией и Абхазией. Иногда переходим, иногда нас ловят пограничники.
2017 год. На подкашивающихся ногах входим во двор родного дома...
И вот что для меня странно. Мы знаем по фотографиям и рассказам очевидцев, как выглядит Сухуми сегодня. Как выглядят Гагра и Гудаута и большая часть уникального курорта. Разруха. Ничего не восстановлено после войны. Деревья и кусты проросли в известных зданиях. Руины и смрад. Это видят все.
Девочка этого не видит. Она видит сердцем. «Без оценок и вопросов. Есть, как есть. Я люблю так, как есть. Даже очень люблю».
Почему ей удалось избавиться от боли, а ее сверстницам нет? Может потому, что ее увезли в Одессу – веселую, колоритную?
А возможно, что люди, живущие на берегу моря, имеют свой особый внутренний ритм, схожий с ритмом волн. Одесса спасла детей, как очень многих из зоны конфликта спас город Сочи. Я видела это своими глазами. Одесса слышна в книге, сама с собой автор говорит по-одесски – смачно и с перебором. Внешне, в манерах, речи, стиле, стати ничего одесского – безупречная жительница древней Колхиды. Древняя порода, что в матери, что в дочери.
Вот мама, очевидно, всех и спасла!  Мама не захотела, чтобы ее дети жили с болью в душе, и сама научилась быть счастливой. Хотя с тяжелыми воспоминаниями сама справилась лишь два года назад. Мама научила девочку не бежать от большой волны, а выплывать из-под нее «в чудесном настроении и добром здравии».
Вот потому она там, где ей хочется быть, – в Абхазии.
– Надеюсь, ты не будешь больше ходить. В следующий раз, так легко не отделаешься. Придется посидеть пятнадцать суток, – говорит российский пограничник, провожая ее до моста.
– Я буду ходить. Если вы не хотите меня ловить, проходите мимо. Абхазия – мой дом. Я буду ездить домой. Это вы здесь временно.
Пограничник молчит. А через какое-то время звонит:
– Как ты перешла мост? Когда следующий раз решишь ехать, позвони.
Когда отношения на официальном уровне разлажены, на человеческом уровне возникает и работает другой эффект. И тогда можно проходить сквозь стены. Элисо Джанашия нам это еще раз продемонстрировала.


Ирина Квезерели-Копадзе

 
«ЗОЛОТЫЕ ГОДЫ…»

https://lh3.googleusercontent.com/AwBwJ_ME0mTNz_06PttsGD4qWKMtQwMgDmFSTf7gFAdm7srfh2o41ZhbQJYTzxU0Me_ft1blcXo47H6Nawp5zKJ82SEGhLEX13bAVgK3dPiD9I96fnX1MqWOnZS4iAINaQCOgUmbTwCoetraEp9RuAon4gVlwLRb1otFynlTHx4NA30IAOy4LmM0IdW39XF9tBf4NtvyxBdflkghg1wDVh2xjkpIH1wkQV1kqZfD5hXQNXFiLUXVQtgg54SKYFSOgK-0GZmgKFcklVX472GMjMXx7ZRM0kZmlyuMFj7jvkjymK1FEHwELwC-8K9dnXX6_AHd8fIQqby8jluQE7DYWc3TsGvHGFJ31LwUyW_XuqYW1TEcTeQ0PTpyXJLjLB6MbVJgWGFP5CVVR92CLIM8Hw0Jkt0GyoDgs2AW4IwW31Fub4tf-Ws1E-3dlBULs7sEqXemk-rlqyjYjidxnQ_5Fk6_lgddLf4bJJDy5HeT1BmecuQsXs8B__BSh-pk80hcRDGkNl9i04B5a1d60YGrM45DcHvFbqoIqRUMdjggIhzzUsCS3b_hX1nk9sNCtwr9iWrUX69Q4TlYQr5OeVJFOvO6Ld2Z_apGE8skSlnBbUBCMOQY_vjMSe5mxaHxiqMUkEkXUkhv-2Fsv0PY1qbHDHfTtULj3sM=s125-no

Санкт-Петербургский государственный университет – крупнейший научно-образовательный центр Европы и мира. Сегодня здесь учатся более 30 тысяч студентов, работают лауреаты Нобелевской и Филдсовской премий, созданы более 15 крупных лабораторий и 26 ресурсных центров. Университет обладает богатейшей историей – он по праву носит имя первого университета России. В нем учились и работали тысячи выдающихся ученых, общественных, государственных и политических деятелей, писателей, художников, музыкантов: Николай Гоголь, Михаил Глинка, Дмитрий Менделеев, Николай Некрасов, Тарас Шевченко, Карл Келлер, Иван Тургенев, Петр Столыпин, Иван Павлов, Михаил Врубель, Александр Блок, Михаил Врубель, Сергей Дягилев, Николай Рерих, Лев Ландау, Лев Гумилев…
Вопрос о дате основания Университета вызывает споры.
Согласно одному мнению (его поначалу поддерживали лишь ленинградские историки, а в настоящее время эта версия официально принята руководством университета и государства), датой основания следует считать 28 января (8 февраля) 1724 года, когда Петр I своим указом учредил Академию наук, а в ее составе – Академический университет. Заметим, что в 1758-1765 гг. ректором Академического университета был Михаил Ломоносов. В 1766 г. университет перестал существовать, через несколько лет был объединен с Академической гимназией в Училище Академии, которое действовало до 1805 года.
Однако есть и другая версия – ее придерживается значительная часть историографов: Университет был создан 8 (20) февраля 1819 года. Именно эта дата стоит на докладе министра духовных дел и народного просвещения князя А.Н. Голицына «Об учреждении Университета в Санкт-Петербурге», в котором содержался проект «Первоначальное образование С.-Петербургского Университета». Проект был составлен С.С. Уваровым, попечителем Санкт-Петербургского учебного округа, действительным статским советником. Стоит уточнить, что университет был основан в результате переименования и реорганизации Главного педагогического института, размещенного в здании Двенадцати коллегий и ведущего свою историю от Учительской семинарии, созданной в 1786 году.
8 февраля 2019 года исполняется 295 лет со дня основания Петром I Академического университета, а 20 февраля – 200 лет со дня преобразования Главного педагогического института в Санкт-Петербургский университет.
На сегодняшний день указом Президента России Университету Санкт-Петербурга присвоен статус уникального научно-образовательного комплекса, имеющего огромное значение для развития общества. Уточним, что Особый статус подразумевает: «отдельную строку в бюджете РФ, право проводить дополнительные испытания по всем основным образовательным программам, право самостоятельно устанавливать собственные образовательные стандарты, право присваивать собственные ученые степени, право определять собственные правила проведения конкурсов на должности научно-педагогических работников, право выдавать дипломы собственного образца, назначение ректора СПбГУ Президентом РФ».
Список выпускников Санкт-Петербургского университета велик и славен. В их числе – шесть лауреатов Нобелевской премии, два Президента Российской Федерации, семь глав правительств России и СССР, четыре Верховных главнокомандующих страны, два президента Российской академии наук, десятки лауреатов Государственной премии СССР и РФ.
Тбилисский и Санкт-Петербургский университет исторически связаны дружбой и научным сотрудничеством.
Именно в Петербургском университете получили образование многие выдающиеся деятели грузинской культуры и науки, блестящая плеяда шестидесятников и основателей Тбилисского университета. Юридический факультет Санкт-Петербургского университета окончил Илья Чавчавадзе, центральная фигура грузинской культуры и национального движения XIX века, канонизированный Грузинской Православной Церковью как Святой Илья Праведный. На восточном факультете учился другой крупнейший общественный деятель Грузии – поэт и публицист Акакий Церетели. Свободным слушателем юридического факультета был поэт и прозаик Важа-Пшавела. В Санкт-Петербургском университете получили образование и вели научную деятельность основатель петербургской школы грузиноведения Давид Чубинашвили, выдающиеся грузинские историки Иванэ Джавахишвили, Эквтиме Такаишвили (причислен к лику святых), Дмитрий Бакрадзе, востоковед, кавказовед Нико Марр, филологи Александр Цагарели, Корнелий Кекелидзе, Акакий Шанидзе, математик Николай Мусхелишвили, в Харькове, философ Шалва Нуцубидзе, физиолог Иван Бериташвили и многие другие великие деятели грузинской науки...
«Четыре года прожил я в России и не видел родины, – писал по возвращении из Санкт-Петербурга в 1861 году Илья Чавчавадзе. – Четыре года!.. Поймешь ли ты, читатель, какими четырьмя годами были эти четыре года? Во-первых, целая вечность для того, кто провел их вдали от своей страны. Во-вторых, эти четыре года были фундаментом жизни, первоисточником жизни, волоском, который судьба, точно мост, перекинула между светом и тьмою. Но не для всякого! Только для тех, кто поехал в Россию, чтобы образовать свой ум, привести в движение мозг и сердце, дать им толчок. Это те четыре года, когда в уме и сердце юноши завязывается завязь жизни. Это та самая завязь, из которой, быть может, разовьется прекрасная, рдеющая виноградная кисть, а может быть, и пустоцвет. О вы, золотые мои четыре года! Благо тому, под чьею ногою не подломится перекинутый вами мостик; благо тому, кто плодотворно использовал вас».
Международный культурно-просветительский Союз «Русский клуб» подготовил и выпустил специальное издание, посвященное истории взаимоотношений между государственными университетами Тбилиси и Санкт-Петербурга – «Золотые годы. Великие грузинские выпускники Санкт-Петербургского университета».
Первая часть издания подготовлена по материалам книги Вано Шадури «Ленинградский университет и деятели грузинской культуры». Напомним, Вано Семенович Шадури (1911-1988) – историк литературы, лермонтовед, доктор филологических наук, профессор ТГУ, выпускник ЛГУ, заведующий кафедрой истории русской литературы в 1950-1988 гг., автор и составитель 42 книг, сотен статей о русских писталеях и русско-грузинских литературных связях, один из авторов «Лермонтовской энциклопедии».
Вторая часть книги «Золотые годы…» – это рассказ-воспоминание о научно-культурном форуме «Дни Ильи Чавчавадзе в Санкт-Петербурге. К 175-летию со дня рождения», который триумфально прошел в северной столице России. Проект был задуман и осуществлен «Русским клубом». Его целью было не только воздать должное памяти великого писателя и общественного деятеля, причисленного Грузинской Православной Церковью к лику святых, но и сделать серьезный шаг на пути восстановления многовековых культурных отношений между Грузией и Россией, Тбилиси и Санкт-Петербургом и подтвердить, что единое культурное пространство все еще существует, а его объединяющей силой является историческая память о высших нравственных и эстетических ценностях, на протяжении многих десятков лет связывавших два православных народа – русский и грузинский, два университета – Тбилисский и Санкт-Петербургский. Кстати, открытие форума состоялось в Здании Двенадцати коллегий, где специально для этого события были открыты двери легендарного Петровского зала.
Хотелось бы привести цитату из доклада одного из участников форума – увы, уже покинувшего нас Валентина Никитина, выпускника ТГУ, доктора философии, академика РАЕН: «Принадлежа к поколению шестидесятников – «тергдалеулеби» («испивших из Терека»), Илья Чавчавадзе всю жизнь воздавал России дань доброй памяти и благодарности: «Россия спасла нашу родину от разорения и уничтожения, она и ныне ограждает её от повторения былых невзгод и страданий, она залечила её раны»; «Покровительство единоверного великого народа рассеяло вечный страх перед неумолимыми врагами… Исчез грозный блеск занесенного над страной и нашими семьями вражеского меча». Ни один из выдающихся деятелей грузинской культуры прошлого века не знал Россию так хорошо, как Илья Чавчавадзе. Именно поэтому он не только возглавил национально-освободительное движение своего народа, но и стремился привить грузинскому народу чувство глубокого уважения к великой и свободолюбивой русской культуре, с глубокой признательностью говорил о ее благотворном влиянии: «Нет среди нас ни одного общественного и литературного деятеля, не носящего на себе следов воздействия русской литературы. И не удивительно: русская школа, русская наука открыли нам врата просвещения». Те или иные политические режимы рушатся как декорации, а связи между народами остаются. Духовные связи между единоверными народами подобны мощным океанским течениям, имеющим колоссальную энергию и огромную инерцию. Именно эти связи являются залогом хороших межгосударственных отношений, так как не подвержены влиянию политической конъюнктуры».
Нельзя не согласиться с этими умными и глубокими рассуждениями выдающегося ученого. Как и полагается, всем нам необходимо вынести из нашего исторического прошлого, в том числе, из истории связей двух великих университетов, самые важные, самые значительные уроки. В чем они заключаются? Ответим словами духовного светоча грузинского народа, Святого Ильи Праведного:


Рад поэтому призвать я:
– Возлюби!
Все люди братья!
Возлюби!
Мне в день рожденья
Было с неба откровенье.
И куда б стезей земною
Я не шел по гребням лет,
Это слово под луною
Излучало предо мною
Путеводный, звездный свет.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 10
Суббота, 11. Июля 2020