click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская
ДРУГОЕ

OT А ДО Я

https://i.imgur.com/QpQ0xQt.jpg

Прекрасный сад Клода Моне

В ноябре исполняется 180 лет со дня рождения одного из основателей импрессионизма Клода Моне. Обычно вспоминая о жизни разных знаменитых художников, пишут об их слабостях, странностях и прочих недостатках, но о Клоде Моне ничего такого особенного рассказать нельзя – он не был ни наркоманом, ни извращенцем, ни особенным пьяницей, не страдал черной меланхолией, был психически устойчивым, никогда не тяготел к суициду, напротив, был приличным семьянином, мужем и отцом, нормальным соседом и хорошим другом. Он даже женился во второй раз только через много лет после смерти первой жены и музы Камиллы. Мы также не будем вспоминать о его выдающейся роли в искусстве и говорить, что он был, хотя и гением, но не таким уж высокотехничным живописцем, как, скажем, Поль Сезанн, Эдуард Мане или Камиль Писсарро. Или что он непатриотично с семьей убегал в Лондон от франко-прусской войны. Скажем только, что все направление импрессионизма началось с его одного-единственного полотна «Impression, soleil levant» и было названо в его честь – «Впечатление. Восходящее солнце». Так сказал об этой картине строгий критик Леруа: «На ней не было ничего, кроме впечатленчества». Клод Моне был очень приличным и нежадным человеком. Трудолюбивым и добрым. После сорока, когда ему надоела парижская суета, он купил себе дом в деревне Живерни, что в километрах семидесяти от столицы, где и прожил всю оставшуюся жизнь. Он там разбил прекрасный сад, выкопал пруд с японским мостиком, где плавали его знаменитые кувшинки, а за плетнем начиналось поле с лугом до самой Сены, где местные крестьяне и скирдовали стога, которые он запечатлел на своих чудных полотнах. Наверно, чтобы понять душу великого художника, но такого обыкновенного человека Клода Моне, надо съездить в Живерни, где был его дом, его сад, где росли его дети, где пировали с ним его друзья и где он сам похоронен на скромном сельском кладбище у старой церкви в окружении всех своих родных. Как обычный «нормальный» человек,... хоть и великий.


Солнечный удар

В доме на Арбате в семье декана физико-математического факультета Московского университета Николая Бугаева 14 октября 1880 года родился мальчик, которого назвали Борисом и которого мы знаем под псевдонимом Андрей Белый. Среднее образование он получил в Поливановской гимназии на Пречистенке. Там училось немало в будущем известных людей: старший товарищ и литературный кумир юного Бориса Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин, поэт и теоретик символизма Лев Кобылинский. А Сергей Эфрон, вскоре после выпуска женившийся на юной поэтессе Марине Цветаевой, вообще был его однокашником. С детства Борис увлекался музыкой, но, по настоянию отца, поступил на физико-математический факультет. Правда, через пару лет он, по собственному выражению, «всецело отдается фразе, слогу» и с головой бросается в поэтическую волну «Серебряного века». Знакомится с Брюсовым, Мережковским и Гиппиус, издает первую книгу под псевдонимом Андрей Белый, написанную музыкальной, слегка ритмизованной прозой. Непривычную фрагментарную манеру письма читатели сочли импрессионистской – это стало фирменным стилем Белого. В 1903 он все-таки оканчивает с отличием университет и вновь в него поступает уже на историко-филологический факультет. А еще вступает в переписку с Блоком, принимает участие в собраниях его приятелей – «аргонавтов», из них пять лет спустя составится костяк издательства «Мусагет», сотрудничает в журнале «Весы», выпускает поэтический сборник «Золото в лазури» и погружается в богемную жизнь со всеми ее прелестями, распущенностью и излишествами. Белый даже едва не заплатил за это жизнью: весной 1905-го на лекции в Политехническом музее его пыталась застрелить из револьвера доведенная до отчаяния нервная барышня – морфинистка и надоевшая любовница. Осечка! А вскоре уже в Петербурге у него случился роман с Любовью Менделеевой, женой Блока. Но психика не выдержала накала декадентских страстей, и Белый удрал за границу. Там начались его скитания по городам и странам: он путешествует с женой Асей Тургеневой по Северной Африке и Ближнему Востоку. В военном 1916-м Белый вернулся домой один, обе революции встретил в Москве, работал в большевистском Пролеткульте. В 1921-м, разочаровавшись в большевиках и лично в Ленине, снова очутился за рубежом, в Берлине, где не очень старался держать язык за зубами. Но осенью 1923-го ему почему-то позволили вернуться на родину. Непонятно, как он при этой безумной жизни успевал писать. И что удивительно, в СССР произведения Андрея Белого регулярно выходили из печати до начала 1930-х. Похоже, его считали неопасным чудаком. Он поселился в ближнем Подмосковье, писал книги и лето проводил с новой женой в Крыму. Там, в Коктебеле, в жарком июле 1933 года вдруг упал и потерял сознание – инсульт от перегрева. Он так и не оправился и зимой умер. А в молодые годы у него были такие пророческие строки:

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел.

Что называется – «накаркал». Но согласитесь, интересную жизнь прожил человек. Стоит его книги перечитать, Андрей Белый – большой писатель!


Фантаст из Батуми

Выдающийся писатель-фантаст Аркадий Натанович Стругацкий появился на свет в Грузии. И его можно со всем основанием внести в перечень знаменитых людей, родившихся в чудесном приморском городе Батуми. Он родился в 1925 году в семье главного редактора газеты «Трудовой Аджаристан» и учительницы русского языка и литературы. Позднее Стругацкие переехали в Ленинград, где в 1933 году родился брат Аркадия, его знаменитый в будущем соавтор Борис.
Во время войны семья Стругацких оказалась в блокаде. В самую лютую зиму, в январе 1942 года, отец Стругацкого Натан и Аркадий сумели эвакуироваться по льду Ладожского озера по «Дороге жизни», а мать с больным Борисом осталась в Ленинграде. К сожалению, отец умер в эвакуации в Вологде буквально через неделю, а шестнадцатилетнего Аркадия сдали в детский приемник и эвакуировали еще дальше в село Ташла. Дорога была опасная, их эшелон разбомбили немцы, среди немногих оставшихся в живых оказался Аркадий. По прибытии он, как юный, но грамотный ленинградец, сын уважаемого партийца, был назначен заведующим пунктами по закупке молока у населения. Все взрослые мужчины были на фронте, а те, кто остались, на такой «хлебной должности» долго не задерживались – слишком велик был соблазн подворовывать, времена-то были совсем голодные. Но Аркадий был неподкупен. Скоро он своей твердостью и принципиальностью завоевал уважение окружающих и свел знакомство с руководством района, которым понравился честный парнишка. Он почувствовал себя старшим в семье, заработал денег и сумел в 1943 году вывезти из голодного блокадного Ленинграда мать и брата. В том же году, по достижении восемнадцати лет, его призвали в армию и отправили в Актюбинское артиллерийское училище, эвакуированное из Бердичева. А по его окончании Аркадий получил направление в Военный институт иностранных языков, который окончил в 1949 году по специальности «переводчик с японского и английского языков». С тех пор многие внимательные читатели, не пропускающие имен не только иностранных авторов, но и переводчиков, частенько встречали фамилию переводчика Аркадия Стругацкого. В частности, мы знаем в его переводах произведения великих японских писателей Рюноскэ Акутагавы и Абэ Кобо и американской фантастки Андре Нортон. Но главное в жизни военного переводчика Аркадия Натановича и его брата Бориса, ставшего астрономом Пулковской обсерватории, было впереди. Когда Аркадий вышел в отставку в 1955 году, или, как говорили, «снял погоны», он занялся литературной деятельностью. Семейная закваска от отца-журналиста и матери-филолога подразумевала, что оба брата будут не чужды словесности, и они и впрямь стали писателями – самыми знаменитыми в истории советской фантастики, наряду с академиком Обручевым, Алексеем Толстым, Иваном Ефремовым. На самом деле Аркадий начал писать еще школьником в Ленинграде – в первые месяцы блокады он написал свою первую повесть под названием «Находка майора Королева», но она была утеряна. Первой художественной публикацией стала повесть «Пепел Бикини» 1956 года, а в 1959 году он написал первое большое произведение в соавторстве с братом Борисом – роман «Страна багровых туч». Так началась их общая известность и слава. В отечественную историю литературы они вошли, подобно Ильфу с Петровым, как один автор – «Братья Стругацкие». Вместе они написали несколько десятков произведений, самыми знаменитыми из которых были «Трудно быть богом», «Пикник на обочине», «Понедельник начинается в субботу», «Улитка на склоне», «Обитаемый остров»… далее можно перечислять долго, ибо не было (и нет по сей день!) более популярных мастеров отечественной фантастики. Их часто экранизировали – редко хорошо. Самыми удачными считают фильм Тарковского «Сталкер» по их «Пикнику» и чешскую скромную, но качественную экранизацию повести про космического маугли «Малыш». И, конечно, очень спорный фильм Алексея Германа. Братья писали и порознь, под псевдонимами С. Ярославский (Аркадий) и С. Витицкий (Борис), где инициал «С» – это по разным версиям «Старик» или «Стругацкий». По отдельности братья не так уж известны. Но время их совместного творчества – это «золотое время» советской фантастики. Причем жили они в разных городах – в Москве и Ленинграде – и шутили, что пишут ровно посередине железнодорожного пути между городами, а именно в главной гостинице городка Вышний Волочек, которую их почитатели сразу переименовали «У Бори и Аркаши». Но это, конечно же, их шутка. Писали они либо у одного, либо у другого, либо вовсе в пансионате Комарово.



Роб АВАДЯЕВ

 
ОТ А ДО Я goovini

https://i.imgur.com/vvUrA1y.jpg

Зато какие люди посочувствовали!

Лев Николаевич Толстой – величайший русский писатель, прекрасно известный и уважаемый в Европе, однажды вдруг озадачил всех своих почитателей. Он отказался от рассмотрения своей кандидатуры на Нобелевскую премию потому, что заявил, что убежден в безусловном вреде… денег. Толстому стало известно, что Российская академия наук выдвинула его кандидатом на Нобелевскую премию по литературе за 1906 год. И он отправил письмо своему хорошему знакомцу – финскому писателю и переводчику Арвиду Ярнефельту. Лев Николаевич попросил в нем своего доброго приятеля через знакомых шведских коллег избавить его от этой чести. Тот, как обязательный человек, выполнил деликатное поручение классика, притом без какой-либо огласки. Хотя журналисты все-таки что-то «пронюхали». В итоге премия была присуждена итальянскому поэту Джозуэ Кардуччи. Не припомните кто это? Неудивительно. Его имя знают разве что на родине и, скорее всего, только очень эрудированные профессора итальянских университетов. Толстой же был очень доволен таким оборотом дела с отказом от Нобелевки. «Во-первых, – писал он, – это избавило меня от большого затруднения – распорядиться этими деньгами, ...а во-вторых, это доставило мне честь и большое удовольствие получить выражение сочувствия со стороны стольких лиц, хотя и не знакомых мне, но все же мною глубоко уважаемых». Да, великий писатель, потомственный аристократ граф Толстой был человеком, конечно, не бедным, и от нужды явно не страдал. Его невероятное предубеждение против столь почетной награды должно быть объяснялось еще не очень большой популярностью этой сверхавторитетной нынче премии, а еще его необычайной интуицией. Ведь Нобелевка, по замыслу организаторов, была призвана восприниматься своеобразным пропуском в мировую историю литературы. Но излишняя политизированность выбора лауреатов уже давно вызывает оторопь и недоумение читателей, справедливо считающих, что Нобелевский комитет по большей части плодит «ноунеймов» – авторов, о которых не слыхали и которых вряд ли вспомнят в будущем. Толстой же был гением и должно быть тоже видел, как и другой провидец, вождь мирового пролетариата из детского стишка «На много лет вперед»…


Такая молодая матрешка

В октябре 1900 года была впервые в истории показана публике первая русская матрешка – деревянная ярко раскрашенная фигурка, скрывающая в себе еще несколько других подобных фигурок, уложенных одна в другую поочередно. Это знаменитая ныне русская расписная деревянная игрушка имела старинный японский прототип – сборную фигурку добродушного лысого старика-мудреца Фукурума и «Семь богов счастья», который привезла из поездки в Страну Восходящего Солнца супруга известного мецената Саввы Мамонтова. Матрешка стала своеобразным символом России, вместе с хохломской росписью, палехскими шкатулками, жостовскими подносами, тульскими самоварами, печатными пряниками, балалайками и оренбургскими пуховыми платками. Невольно удивляешься, неужели матрешка появилась так недавно? Да, граждане, ей всего 120 лет. Она стала повсеместно признанной в том году на Всемирной выставке в Париже, где матрешке была присуждена медаль, как лучшему народному сувениру. Самую первую русскую матрешку расписал известный художник Сергей Васильевич Малютин – продвигавший в своем искусстве «русский стиль». Все фигурки выточил лучший токарь из Сергиевого Посада Василий Петрович Звездочкин. Получилась игрушка по имени Матрена. Она состояла из восьми вложенных фигурок, и все они были разными. Первая куколка была крестьянкой в простонародном костюме и в цветастом платочке с черным петухом в руках. Следующая барышня была в городском костюме, затем снова крестьянка с серпом в руке. Еще одна с караваем хлеба. Был и братец в расписной деревенской рубахе. Последняя, самая маленькая, изображала спеленатого младенца.  Матрешки стали очень популярны и любимы, особенно иностранцами, приезжающими в Россию. И с годами не потеряла своей мировой популярности. В марте этого года матрешка стала даже эмодзи. «Консорциум Уникод» утвердил «Матрешку» в качестве смайлика. И она была признана нерелигиозным или неполитическим символом восточноевропейской культуры.


Грампластинки Апрелевского завода

Осенью 1910 года двумя немецкими предпринимателями в подмосковной Апрелевке было налажено производство грампластинок. Там открылась первая русская фабрика, выпускавшая записи русских народных песен, частушек, романсов, оперных арий, маршей. В первый же год было выпущено почти полмиллиона граммофонных дисков под марками Metropol и Record. Они все разошлись по ярмаркам, базарам, магазинам и лавкам империи в считанные недели. После революции 1917 года фабрика была национализирована и поначалу получила название «Советская пластинка». На дисках тех лет красовалась ласточка, державшая в клюве нотный знак золотистого цвета. Но с появлением новых аудионосителей ко времени распада Союза, Апрелевский завод уже работал в убыток. На сегодняшний день он не производит грампластинки, последняя партия была выпущена в 1997 году.


Так появились карманные часы

Столь привычный и необходимый инструмент для измерения времени – часы были знакомы человеку многие века. До привычных нам механических люди использовали солнечные, песочные, водяные и даже часы растений, когда цветы разных растений распускались в определенное время суток. Но механические часы были изобретены уже ближе к XV-XVI векам, когда физика и механика продвинулись достаточно далеко. Многие механики пытались создать точный инструмент времени, особенно часы были нужно морякам – без точного времени было очень трудно вычислить долготу и определить координаты своего корабля. Посему попытки изобрести механический прибор, который возможно взять на борт, предпринимались многократно. Часы, приводимыми в движение гирями, были в употреблении с давнего времени, но точность их была очень низкой. Известно, что великий Галилей, занимаясь изучением колебаний маятника, очень близко продвинулся к изобретению часового механизма, но закончить работы он не успел – его поразила ранняя слепота. А завершил его дело голландский физик Христиан Гюйгенс. Он запатентовал карманные часы 4 октября 1657 года. Это был невероятно талантливый и многогранный ученый, настоящий гений. Он стал одним из основоположников теоретической механики и теории вероятностей, занимался физикой, оптикой, астрономией и геометрией. В 26 лет Гюйгенс издал описание устройства изобретенных им часов с маятником и получил патент на вполне приличные, практичные и более менее точные часы. Это был большой прорыв, так как ученые не имели ничего подобного им. Тот же Галилей был вынужден засекать время при изучении законов падения по числу ударов своего сердца. Но Гюйгенс не останавливался и на протяжении почти 40 лет возвращался к своему изобретению, постоянно совершенствуя его. Ему хотелось сделать переносной прибор, а с качающимся маятником далеко от дома не уйдешь, не говоря уже о морском плавании. В итоге Гюйгенс изобрел часовую спираль, заменяющую маятник. А дальше получились первые часы со спиралью. Они были сконструированы в Париже часовым мастером Тюре по принципам гениального голландца. В 1675 году Гюйгенс запатентовал карманные часы. Правда, они были еще неудобные, без стекла, под кожаной крышкой, которая часто сбивала стрелки. Но главный шаг был сделан. Хотя надежный и точный морской хронометр появился только через пятьдесят лет в Великобритании.


Юбилей знаменитой Мариинки

Осенью 1860 года в блестящем Санкт-Петербурге, а именно вечером 14 октября произошло важное событие – был открыт сезон в новом помещении Мариинского театра. А по сути, открыта знаменитая ныне на весь мир Мариинка. Тем вечером давали оперный спектакль «Жизнь за царя» Михаила Глинки. Дирижировал Константин Лядов – отец знаменитого в будущем русского композитора. И не то чтобы в Северной Пальмире не увлекались оперным искусством – напротив, здесь была уже много десятилетий оперная труппа под руководством дирекции Императорских театров в помещении Большого театра, которую в конце XIX века передали сначала Русскому музыкальному обществу, а позднее консерватории. Ведь еще в екатерининские времена был издан Указ об утверждении театрального комитета «для управления зрелищами и музыкой», а в 1783 году был торжественно открыт Большой Каменный театр на Карусельной площади, переименованной впоследствии в Театральную. Но после того, как напротив Большого сгорел Театр-цирк, было решено построить на его месте новое здание для постановок опер, куда позднее, в восьмидесятых годах позапрошлого века, перенесли и балетные спектакли. И все эти 160 лет в легендарном городском театре  всегда были аншлаги, блеск и аплодисменты, не прекращалась работа над новыми спектаклями, оперными и балетными постановками. И даже в условиях карантина, вызванного эпидемией  COVID-19, весной 2020 года театр запустил ежедневные онлайн-трансляции своих спектаклей и концертов. И только за первый месяц было более 25 миллионов просмотров.


Роб Авадяев

 
ОТ А ДО Я

https://i.imgur.com/8cFemko.jpg

Человек эпохи Возрождения

В эпоху Ренессанса, в его части перехода от Кватроченто к Чинквеченто (на рубеже XV-XVI веков) жило немало выдающихся и ярких людей – в науке и искусстве, в литературе и политике. Это было бурное время, когда волны истории выплескивали на поверхность как гениев, так и лихих авантюристов. Во второй половине пятнадцатого века в Риме воссияла слава одного испанского рода Борха, или как нам привычнее произносить – Борджиа. Эта семья дала аж двух римских пап, самым знаменитым из которых был, конечно же, скандальный Александр VI, Родриго Борджиа. Он и его семейство вершили грязную, довольно кровавую и беспринципную политику в конце XV века. Невзирая на свое духовное звание, папа Александр не отказывал себе в мирских удовольствиях. У него была супруга Ванноцца деи Каттанеи, от которой у папы было несколько сыновей и дочь – прекрасная Лукреция, оставшаяся в памяти потомков символом порока и распущенных нравов. И ее братья были ей под стать, особенно старший – Чезаре Борджиа. Дома его называли на испанский лад Сезаром. Он родился 18 сентября 1475  года, то есть  545 лет назад. Это был яркий, умный, красивый, атлетически сложенный человек, со вкусом и прекрасными манерами. Иногда просто обворожительный, но всегда абсолютно беспринципный и неразборчивый в средствах, а еще невероятно распущенный и развратный. Поговаривали о множестве его романов и намекали на кровосмесительную страсть к собственной сестре. С юности он принимал участие во всех интригах своего хитроумного и коварного отца. Совсем молодым его возвели в сан кардинала, а его более бестолкового брата Хуана – Джованни Борджиа сделали главнокомандующим ватиканским войском. Когда же Хуан внезапно и загадочно погиб, Сезар без сожалений оставил кардинальство и с большой радостью стал гонфалоньером и капитан-генералом Святой церкви. Он оказался гораздо более талантливым полководцем, чем его незадачливый брат. Чезаре Борджиа был настоящим человеком эпохи Возрождения – образованным, как мудрец и ученый, и безжалостным и кровавым, как средневековый головорез. Он вознамерился и у него почти получилось объединить разрозненную центральную Италию под своей властью. Это удалось только во второй половине XIX века Джузеппе Гарибальди. Во всяком случае Чезаре практически установил контроль над несколькими северными провинциями. Конечно же, с помощью отца, который контролировал Ватикан и церковную казну. Всех своих врагов и оппонентов, включая и некоторых своих родственников, Чезаре попросту уничтожил. Лихой был человек. Но папа Александр внезапно скончался, вероятнее всего от яда, и их с сыном предприятия рухнули. Дело в том, что Чезаре тоже отравили вместе с отцом, но его молодой организм выдержал, хотя он долго болел. А за это время кардинальский конклав избрал новым папой личного врага клана Борджиа – Юлия II из рода делла Ровере. Пришлось Чезаре бежать в земли наваррского короля – брата своей жены Шарлотты. Неугомонный молодой авантюрист и воитель не успокоился и вновь стал собирать вооруженные отряды, чтобы продолжить свою итальянскую компанию. Но ему не повезло, он случайно попал в засаду и был убит. Чезаре Борджиа не прожил и 33 лет. Его девизом было латинское крылатое выражение «Aut Caesar, aut nihil» (Или Цезарь, или ничто). Считается, что Макиавелли вывел в своем «Государе» именно Чезаре в виде идеального правителя. Чезаре Борджиа – это одна из самых неоднозначных личностей в итальянской истории. Невзирая на репутацию кровожадного и беспринципного негодяя, ему не отказывают в военных успехах и талантах властителя, а еще в невероятном обаянии, умении приобретать друзей и добиваться преданности своих солдат.


Марафонскому бегу 2510 лет

В тяжелом и грозном 490 году до новой эры доблестные греки вели кровопролитные битвы за свободу прекрасной Эллады с персидскими захватчиками. Главное сражение произошло у городка Марафон. Греческое войско победило, и в Афины был послан с радостной вестью воин по имени Фидиппид. Он бежал «не чуя ног» все расстояние от Марафона до Афин, принес весть о победе греков над персами: «Ликуйте! Мы победили!», потом упал без сил и умер. С той поры на всех Олимпийских играх, начиная с первых игр современности 1896 года в Афинах, происходит популярный забег бегунов в честь этого подвига. Но фактическая длина дистанции от поля битвы в Марафоне до Афин оказалась равной 34,5 км. Почему же спортсмены бегут 42 километра 195 метров? Да просто на Олимпиаде в Лондоне 1908 года дистанцию проложили от королевского дворца в Виндзоре до городского стадиона, чтобы король мог помахать ручкой и поприветствовать участников. От его балкона до почетной ложи стадиона именно столько метров и намерили. Так в итоге и оставили…


Поезд «Манчестер – Ливерпуль»

На торжественную церемонию 15 сентября 1830 года собирался весь английский политический бомонд во главе с премьер-министром. Ну еще бы! Открывалась первая в мире  железная дорога поездов на паровом ходу между городами Манчестером и Ливерпулем. Гениальный изобретатель Джордж Стефенсон, создавший паровоз и назначенный техническим руководителем проекта АО «Liverpool & Manchester Railroad Company», сам спроектировал не только поезд с вагонами, но и трассу, признанную знатоками шедевром дорожного строительства. Между прочим, именно он избрал ширину колеи, которая во всех странах (кроме России) до сих пор считается стандартной. В 11 часов 20 минут из Ливерпуля по 50-километровой магистрали отправились восемь железнодорожных вагонов. Поезда развивали скорость до 30 км/ч, а пассажиры были в восторге. С этого дня в Великобритании, а затем и во всем мире началась бурная эпоха развития сети железных дорог. А еще в честь первого рейса была сочинена песенка «Манчестер – Ливерпуль», правда, уже в совсем другие времена…


Разрешено посещение Гроба Господня

В далеком IV веке нашей эры, а точнее осенью 335 года, римский император Константин, вдохновленный своей матерью Еленой – страстной христианкой, издал приказ, и в Иерусалиме для паломников была открыта для посещения гробница Иисуса Христа. Конечно, еще не было никакой Кувуклии – часовни над Гробом Господним, а было только первое скромное строение посреди огороженного открытого двора над вырубленной в скале пещеркой, где был похоронен и на третий день воскрес Спаситель.


115 лет знаменитой формуле

Осенью 1905 года Альберт Эйнштейн, тогда еще скромный эксперт III класса Федерального Бюро патентования изобретений в швейцарском городе Берне, опубликовал работу «Зависит ли инерция тела от содержащейся в нем энергии?», в которой предлагалась знаменитая теперь формула E=mc2. До его великой Общей Теории Относительности (ОТО) было еще долгих десять лет, из которых только восемь лет заняло трудоемкое математическое оформление. А E=mc2 теперь частенько печатается на бейсболках, украшает футболки вместе с изображением Эйнштейна, показывающего язык, а популярная певица Мэрайя Кэри даже назвала так диск со своими песнями. Интересно, понимает ли она что эта формула обозначает? Если – да, то это вызывает уважение.


Юбилей «королевы детектива»

Гениальная Агата Кристи родилась 15 сентября 1890 года. Ее настоящее имя Мэри Кларисса Миллер. Она получила прекрасное домашнее образование и жила жизнью приличной барышни из порядочной и не бедной семьи. В годы Первой мировой войны Агата работала медсестрой в госпитале, а в последующие годы фармацевтом в аптеке. В возрасте 25 лет (в Англии не любят ранних браков), она вышла замуж за полковника Арчибальда Кристи и родила ему дочь. Впрочем брак с полковником не задался, муж оказался ветреным. А домохозяйкой Агате сидеть не захотелось, и она с успехом занялась сочинением занимательных детективов и вообще литературой. Уже в первом же романе «Таинственное происшествие в Стайлзе» Кристи вывела знаменитого Эркюля Пуаро. Позже появилась любительница частного сыска, добродушная, проницательная мисс Марпл. Кристи много путешествовала, и в 1930 году второй раз вышла замуж за археолога М. Маллоуэна, с которым много времени проводила в экспедициях, особенно на Ближнем Востоке. Перу Агаты Кристи принадлежат несколько десятков романов и сборников рассказов. Ее переводили на другие языки больше всех других английских авторов, за исключением Шекспира. И много раз экранизировали.


«С Вами говорит автоответчик!»

Эти привычные теперь слова впервые прозвучали в 1950 году, когда в США был испытан первый телефонный автоответчик. Имеется в виду серийное устройство. Конечно же, комбинацию телефона с голосом, записанным на граммофонную пластинку или валик, стали пытаться создавать сразу после изобретения этих полезных гаджетов еще в конце XIX века. Но конструкция получалась громоздкой и ненадежной – секретарша-телефонистка обходилась дешевле. Но время шло, темп жизни ускорялся, телефонных звонков становилось все больше, и барышни уже не справлялись. А тут подоспело изобретение магнитофона, который оказалось гораздо легче совместить с продвинутыми современными телефонами.


Роб АВАДЯЕВ

 
«ДАЙТЕ МНЕ ТОЧКУ ОПОРЫ, И Я ПЕРЕВЕРНУ ЗЕМЛЮ!»

https://i.imgur.com/YCBPPFM.jpg

Летняя театральная школа «Шекветили 2020», проходившая с 5 по 15 августа и ставшая одним из самых успешных проектов Международного культурно-просветительского союза «Русский клуб», оставила незабываемое послевкусие – воспоминания, впечатления, эмоции. Учредители, вместе с «РК», – Россотрудничество и фонд «Русский мир».
В течение десяти дней в гурийском поселке Шекветили звучали стихи, участники школы не только отдавали дань поэзии, но и вдохновенно пели и танцевали. «Шекветили 2020» была задумана как международная, причем самая масштабная школа за все годы своего существования – заявки на участие подали молодые артисты русских театров из 12 стран! Ведущие специалисты ГИТИСа и Театрального института им. Щукина должны были провести занятия по русской сценической речи, актерскому мастерству, сценическому движению, истории русского театра. Пандемия нарушила все планы: гости из-за рубежа не смогли приехать в Шекветили. Однако Летняя театральная школа состоялась! Продуктивная, полезная, с насыщенной программой.

Танцевальные па
в Шекветили
Участниками школы в этом году стали артисты тбилисских театров – театра имени Александра Грибоедова, отмечающего нынешней осенью свой 175-летний юбилей, и ТЮЗа имени Нодара Думбадзе.
Одно из направлений работы Театральной школы «Шекветили 2020» – танцевальные занятия. Их проводили опытные мастера, настоящие профессионалы. Так, Хатуна Ткабуцадзе, работавшая с большой самоотдачей, – хореограф хоть и молодой, но со стажем. С 2003 года преподает в Университете театра и кино имени Ш. Руставели. Сначала готовила хореографов, потом перешла на актерский факультет и стала заниматься с будущими артистами. Одновременно работает в Академии ансамбля «Сухишвили», преподает в общеобразовательной школе. Есть у Хатуны и свой хореографический коллектив.
«Я очень довольна, что работаю с актерами театра Грибоедова. Тем более, что это впервые. Грибоедовцы – необыкновенная труппа! Мне понравилась и особая атмосфера наших репетиций», – говорила Хатуна, занимавшаяся со своими подопечными грузинскими национальными танцами.
Второй хореограф школы – Давид Метревели. В 2004 году окончил факультет тренеров по спортивным бальным танцам, занимается современными, латиноамериканскими и социальными танцами, отбивает чечетку. Работал в ТЮЗе актером и хореографом. Участвовал во многих хореографических проектах. С 2010 года – хореограф театра имени Грибоедова. Участники школы многому научились у Давида Метревели, увлеченного танцем и умеющего заразить своей увлеченностью других.

«Мы ищем гармонию!»
…Почти идиллия. Чудесное, волнующее грузинское многоголосное пение заполняет все пространство около шекветильской гостиницы «Мираж» – в беседке собрались участники Летней театральной школы, чтобы получить наслаждение от своего пения и поделиться этой радостью с окружающими. Нежное «Сулико», сентиментальное «Как свеча растаю» и задушевные «Тополя» растопили зачерствевшие в повседневности сердца…
«Мне интересно работать с актерами, – говорит преподаватель грузинской народной песни на факультете хорового дирижирования в Университете театра и кино имени Ш. Руставели Дато Цинцадзе. – Ведь у актеров и певцов единое пространство: нас объединяет сцена, мы говорим об одном и том же. Форма разная, а содержание и духовная составляющая – едины! Потому что мы – проводники параллельной культуры. Я все время говорю своим певцам: не пойте звуки, а исполняйте их! Существует понятие – культура, драматургия воспроизведения звука. Ты должен определить, где начинается, как развивается и чем заканчивается звук, длящийся две секунды, – как это обычно происходит во время чтения стихов или исполнения монолога. Этот опыт проживания драматургии есть не только у певцов, актеров, но и у аудитории. Связь с залом возникает тогда, когда я делаю что-то такое, что уже существует и находит отклик у слушателей, зрителей. Кто бы ты ни был – певец или артист – ты только тогда доносишь мысль, когда передаешь другому свое биорезонансное поле. Этому нужно учиться. Как мы учимся находить гармонию в отношениях друг с другом».

«Учимся у детей!»
В рамках школы проходили и занятия с детьми – эту приятную миссию взяли на себя актеры Михаил Арджеванидзе, Анна Николава и хореограф Давид Метревели.
Анна и Михаил учили самых юных взаимодействию с поэтическим словом, старались раскрыть творческие возможности каждого. В итоге родились небольшие поэтические композиции, в основе которых – произведения Александра Пушкина и Корнея Чуковского.
«С детьми интересно работать, наблюдать, как они видят, чувствуют, понимают, – делится впечатлениями Михаил Арджеванидзе. – И мы, взрослые, чему-то учимся у детей. А если говорить о Летней театральной школе, то это не просто полезно, но – необходимо! Потому что это толчок культурному развитию человека. Здесь собираются очень интересные люди, высокого класса профессионалы. Мы все опытные артисты, но всегда важно искать какой-то новый ход, развиваться, что-то обретать. По-другому невозможно, мы все учимся друг у друга. А когда с тобой занимаются, работают настоящие мастера своего дела, ты обогащаешься как артист, как творец, как личность. Вечерами мы смотрим шедевры мирового кино: Феллини, Бунюэль, Тарковский… Об этих величайших мастерах, жемчужинах сегодня забывают! Интересны выступления Авто Варсимашвили перед показами. Он сообщает факты, не известные широкой аудитории, анализирует фильмы. И это тоже обогащает! Так что школа – просто дар божий. Радостно, что много молодежи. Ведь мы живем в век, когда культура отходит на задний план. Все поглощает технократия. Как говорят, ничто поглощает все. Поэтому я особенно рад, что в этом году сюда приехали наши дети – младшее поколение. Школа – то, что нужно всем...»

«Сохранить профессию!»
С лекциями о театре выступили художественный руководитель театра Грибоедова, профессор Университета театра и кино им. Ш. Руставели Автандил Варсимашвили, главный режиссер театра, ректор названного учебного заведения Гоги Маргвелашвили, завлит Нина Шадури-Зардалишвили.
«Как сказал классик гуманной педагогики, римский оратор и теоретик ораторского искусства Квинтилиан, учиться никогда не поздно. И человек, по сути, учится всю свою жизнь, – считает Авто Варсимашвили. – Что особенно важно для нас, творцов, людей искусства. Летняя театральная школа в Шекветили, ставшая уже доброй традицией, дает эту уникальную возможность совершенствоваться в профессии, оттачивать мастерство, улучшать свою творческую, физическую форму. Постоянный тренинг профессионалам, в первую очередь, молодым, просто необходим! Школа, регулярные занятия держат нас в тонусе, не дают расслабляться. Хотя и расслабляться иногда нужно, и я рад, что работа, занятия с прекрасными специалистами, наставниками сочетаются в райском уголке Шекветили с полноценным отдыхом. Хотелось бы, чтобы школа еще не раз собирала тех, кто любит свое дело, не хочет останавливаться на достигнутом и мечтает добиться в профессии новых высот!»
«Проведение Летней театральной школы, проходящей по инициативе директора Тбилисского русского театра им. А. С. Грибоедова Николая Свентицкого, можно только приветствовать! – включился в разговор Гоги Маргвелашвили. – Занятия по сценическому движению, культуре сценической речи, по хореографии и вокалу, проводимые серьезными, опытными педагогами, несколько замечательных поэтических представлений, киносеансы, предлагающие для просмотра фильмы, составившие киноклассику, тематические лекции, работа с детьми – словом, все, что вошло в ее разнообразную программу, представляет несомненный, огромный интерес для участников школы. Жалко, что в этом году пандемия не позволила осуществить задуманное в международном формате. Но все еще, как говорится, впереди, мы полны оптимизма и веры в то, что школа будет развиваться и вовлекать в свою орбиту все новых и новых участников! Добрые, полезные инициативы должны иметь продолжение и развитие. На благо всем!»
«Международная Летняя театральная школа в Шекветили – это не просто один из самых успешных и знаменитых проектов «Русского клуба», которым мы гордимся, – рассказывает Нина Зардалишвили-Шадури. – Это живое плодотворное насущное дело, которое вызывает огромный интерес у деятелей русских театров на постсоветском пространстве (и не только), и дает реальный результат».
Опытные актеры-грибоедовцы, выпускники московских творческих вузов: Народная артистка Грузии и Народная артистка России Ариадна Шенгелая, заслуженная артистка Грузии Людмила Артемова-Мгебришвили, актер, режиссер Валерий Харютченко, провели тренинги по мастерству сценической речи.
Ариадна Шенгелая:
«Солнце, ласковое море, пальмы… Стройное грузинское многоголосие и зажигательные танцы, поэтические представления, посвященные актеру-поэту Нико Гомелаури, дружбе Бориса Пастернака и грузинских поэтов-голубороговцев, Владимиру Маяковскому, и киношедевры по вечерам с интересными комментариями Авто Варсимашвили. Чудесный спектакль, в котором прозвучали стихи о Великой Отечественной войне…Постановка не оставила в зале равнодушных.
Идиллия! Земной рай! В нем оказались участники Летней театральной школы «Шекветили» 2020» – грибоедовцы, отмечающие в этом году 175-летие русского театра в Грузии. Вопреки всем обстоятельствам – экономическим, психологическим, вопреки каждодневной рутине, вопреки, наконец, пандемии – эти десять дней в Шекветили стали для грибоедовцев настоящей отдушиной, глотком свежего воздуха. Летняя театральная школа дала актерам возможность не просто отдохнуть душой и телом, но и совершенствовать свои профессиональные навыки, расширять свой культурный кругозор. И в итоге – сохранять в себе профессию и себя в профессии в наше столь непростое время».
Людмила Артемова-
Мгебришвили:
«Даже во время Великой Отечественной войны театры не прекращали свою работу. Если город был оккупирован, театр в первую очередь эвакуировали. Наравне с военными заводами. Театр работал в тылу. То есть никогда не прекращалась творческая деятельность труппы. Создавались фронтовые бригады, которые выезжали на фронт и выступали там с концертами…
А тут пришла пандемия, и мы полгода не работаем. Какое счастье, что есть эта Летняя театральная школа! Когда мы снова собрались вместе, когда каждый день мы – в тренаже! Особенно это необходимо молодежи. Молодые артисты репетируют танцы, занимаются вокалом. Приехали прекрасные педагоги! Наши актеры разучивают грузинские песни с многоголосием, чего мы до этого не умели делать. А в школе работал великолепный педагог Дато Цинцадзе, и ребята с ним замечательно пели. Приятно было слышать каждый день, как они душевно исполняют «Сулико», «Мравалжамиер», другие песни. И это необходимо! Когда мы выезжаем на гастроли в другую страну, нас всегда просят спеть именно грузинскую песню. И желательно, чтобы это было разложено по голосам. И вот появилась возможность учиться этому. Ребята просто счастливы, что собрались в Шекветили, что находятся в тонусе, что вернули рабочую, творческую форму. Хотелось бы, чтобы поскорее закончился этот карантин, и театрам дали возможность работать и принимать зрителя. Репетировать новые спектакли. Здесь, в Шекветили, мы показываем на разных импровизированных сценах поэтические вечера – это и конференц-зал, и открытые площадки у бассейна, у костра, на танцевальной площадке. Мы играем в разных местах, и всюду складывается разная атмосфера. Это тоже часть тренажа. Актеры привыкают существовать в разных предлагаемых обстоятельствах, в новой среде, новых условиях. А главное – тренаж. Благодаря этому люди не теряют профессию. Многие ведь в связи с пандемией засели дома, иногда слышишь от коллег: «Как я выйду на сцену после такого перерыва? Мне кажется, что я уже ничего не смогу!». У кого-то началась депрессия. Вокруг цены растут. Зарплата маленькая. И еще сидишь дома в бездействии. А в Шекветили мы освободились от негатива. Все в работе. Все счастливы. Вспомнили о своей профессии и замечательно восстановились для будущей работы.
Школа должна развиваться, расширяться или быть в том качестве, как сейчас… Но это в любом случае очень полезное дело! Сейчас мы выехали только своим коллективом. А это могут быть молодые артисты из разных театров, городов, стран. Это способствует сближению людей, что очень-очень важно. А в такое неспокойное время – необходимо. Школа – прекрасное дело! Люди лучше узнают, лучше понимают друг друга. Искусство вообще должно сближать людей».
Валерий Харютченко:
«Шекветили… Само название этого чудесного уголка Грузии, расположенного на берегу Черного моря, звучит как шелест песка под ногами. А песок тут на морском берегу лечебный, магнитный. Воздух напоен ароматом хвои и эвкалипта, и твои легкие, вдыхающие на протяжении года тяжелый городской воздух, очищаются. Ты чувствуешь себя здоровее и веселее. Наполняешься жизненной силой и оптимизмом. Такое состояние души просто необходимо, чтобы полноценней осуществлять то, ради чего мы пришли в этот мир. Конечно, если сами осознаем, что обретаем свое призвание в творчестве. Очень важно наполнять, обогащать свое бытие радостью познания, расширяя орбиту своих практических возможностей, совершенствуя свое сценическое мастерство. Летняя театральная школа в Шекветили, организованная Николаем Свентицким, дает эту неоценимую практику. Молодые актеры, чередуя занятия по вокалу, танцам, сценической речи, получили возможность принять участие в просмотре и обсуждении шедевров мирового киноискусства. Автандил Варсимашвили, художественный руководитель театра Грибоедова, заведующий кафедрой режиссуры Университета театра и кино им. Ш. Руставели, организовал ретроспективную демонстрацию фильмов Висконти, Феллини, Бунюэля, Этторе Скола, Данелия, Тарковского, Формана. Рассказал много интересного об этих выдающихся режиссерах. Образ дороги пронизывает их творчество. Это дорога жизни, где идет вечная борьба добра и зла, и каждый из нас, ступив на нее, тоже призван вести эту борьбу. Прежде всего – в самом себе. Об этом вел разговор с молодыми актерами в своей лекции, посвященной теме «Театр и личность», Автандил Варсимашвили. Развил ее в своем выступлении и главный режиссер театра, ректор Университета театра и кино Гоги Маргвелашвили, ученик выдающегося режиссера и педагога Михаила Туманишвили. Он коснулся значения нюанса в раскрытии сложных сценических коллизий. Обратил внимание на необходимость воспитания в себе высоких критериев, примеры которых оставили нам выдающиеся мастера театра, кино и литературы.
Молодежь театра и те, кто несет в себе дух молодости, посвятили памяти ушедшего десять лет назад замечательного актера и поэта Нико Гомелаури композицию на стихи из его поэтического сборника «Прорвемся!».
…Сгущались сумерки, сосны тянулись своими кронами к плывущим по небу облакам. Мерно набегали волны на песчаный берег, озвучивая неуловимое время. Вокруг небольшого костра расположились люди. Они пришли отдать дань памяти своему товарищу. Прозвучали прекрасные стихи поэта. Маленькие искорки от костра как светлячки поднимались над поляной и уплывали к мерцающим звездам, туда, где обитает ныне душа актера и поэта Нико Гомелаури. А еще желающие имели удовольствие посетить поэтический вечер, посвященный дружбе грузинских поэтов-голубороговцев и Бориса Пастернака, услышать их стихи и переводы. На следующий вечер под грозовые раскаты и шум ливня приобщиться к великой поэзии Владимира Маяковского, родившегося в Грузии, в селе Багдати под Кутаиси и считавшего себя по рождению грузином, а по национальности русским, соединившего лучшие качества двух народов. А еще был просмотр документального фильма, посвященного памяти Народного артиста СССР верного сына грузинской земли Гии Канчели, в котором он откровенно рассказал о себе, своих взглядах и творчестве».

Душевный разговор
Настоящим украшением шекветильских дней стали поэтические вечера, большей частью проходившие на открытых площадках. Душевный разговор близких людей у костра. В такой атмосфере прошел вечер, посвященный памяти актера и поэта Нико Гомелаури – «Прорвемся!». В этом году ему исполнилось бы 50… Вечер подготовил молодой актер Лаша Гургенидзе. Прозвучали стихи Гомелаури на русском и грузинском языках, воспоминания и посвящения. Каждый выступавший через тонкие, глубокие строки его поэзии не только выразил отношение к автору, но и рассказал о своей любви, боли, восприятии мира – странного, сложного и прекрасного. А Никуша был рядом с ними, с нами...
Еще одно страстное, эмоциональное поэтическое высказывание было посвящено Владимиру Маяковскому. Участники вечера «нежно и немного нервно» прикоснулись к его обжигающей, знакомой и в то же время в чем-то не знакомой лирике. Подготовила вечер актриса Нина Кикачеишвили.
Один из участников Летней театральной школы – молодой перспективный режиссер Ника Чикваидзе поставил документально-поэтическое представление о дружбе Бориса Пастернака с грузинскими поэтами.
– Мне было интересно сделать спектакль о дружбе между грузинами и русскими, – рассказал Ника. – Дружба – это самая большая необходимость, и она выше войн, политических катаклизмов и репрессий, выше межгосударственных разногласий. Пример такой настоящей, уникальной дружбы, пережившей самые тяжелые времена, – отношения Бориса Пастернака с поэтами-«голубороговцами» Тицианом Табидзе и Паоло Иашвили. Русский поэт считал их больше, чем просто друзьями, – они были для него братьями по духу. После репрессий продолжилась дружба Пастернака уже с Ниной Табидзе – вдовой расстрелянного поэта. Вопрос, который мы должны задать себе: могут ли такие отношения между большими личностями быть выше межгосударственных, политических противоречий? Могут! Дружба между людьми – тот прочный мост, который сегодня нашим странам особенно необходим. Ведь что есть настоящая дружба? В годы репрессий было непросто стать рядом с неблагонадежным человеком, преследуемым властями. А Нина Табидзе была до конца рядом с гонимым Пастернаком – как и он рядом со своими грузинскими друзьями.
Взволновал вечер «Свеча памяти», посвященный 75-летию Великой Победы. Вначале на импровизированной сценической площадке была воссоздана довоенная, мирная жизнь. Звучит популярное танго, вдруг прерываемое мерным стуком метронома. Он отсчитывает время. В этом стуке – тревога, неумолимое приближение событий самой кровавой войны в истории человечества.
В искреннем исполнении участников вечера (его поставила актриса Ирина Мегвинетухуцеси) прозвучали самые популярные стихи, ставшие военной классикой, их авторы – выдающиеся поэты Константин Симонов, Юрий Левитанский, Семен Гудзенко, Ион Деген, Александр Межиров, Юлия Друнина, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Юрий Визбор, Давид Самойлов.
А перед поэтическим представлением своими воспоминаниями военного времени поделилась Ариадна Всеволодовна Шенгелая. Когда началась Великая Отечественная, ей было всего 4 года…
Вспоминали и великого грузина композитора Гию Канчели, которому 10 августа исполнилось бы 85 лет. Участникам школы показали документальный фильм «Маэстро тишины», снятый каналом «Культура», и комедию Георгия Данелия «Не горюй!», пронизанную истинно национальной музыкой Канчели.
Счастливый человек, выросший под сильнейшим впечатлением от легендарной «Серенады Солнечной долины» и всю жизнь писавший трагическую, метафизическую и глубоко интимную музыку. Более всего ценивший свободу и ненавидевший любые формы угнетения человека и управления «массами». Сорок минут телеисповеди «маэстро тишины» стали настоящим откровением. Человек создан свободным, а гений – тот, кто эту свою свободу реализует наиболее полно. Именно таким был композитор Гия Канчели. Свободный гений, не солгавший ни в одном слове, ни в одном звуке…
Летняя театральная школа «Шекветили 2020» завершилась итоговым концертом. Его участники, молодые артисты театра Грибоедова, продемонстрировали свой артистизм, пластичность, музыкальность и еще то, чему научили их замечательные, талантливые педагоги. Это было ярко, зажигательно, профессионально!
В программе Летней театральной школы были показы шедевров мирового киноискусства. Среди них – «Огни большого города» Чарли Чаплина, «Скромное обаяние буржуазии» Луиса Бунюэля, «Рокко и его братья» Лукино Висконти, «Дорога» Федерико Феллини, «Андрей Рублев» Андрея Тарковского, «Мы так любили друг друга» Этторе Скола, «Эта замечательная жизнь» Фрэнка Капра, «Амадей» Милоша Формана. Программу составил Авто Варсимашвили.

Итоги
Их подвел инициатор школы – президент «Русского клуба», директор Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова Николай Свентицкий:
«Я очень счастлив, что в этот сложный период, когда театры остались без живого общения со зрителем, когда в течение шести месяцев у нас не было возможности полноценно репетировать и выступать – не онлаи?н, а на сцене, вживую, нам все-таки удалось устроить театральный праздник! Как, если не праздником, назвать эти дни, в течение которых были поставлены четыре поэтических представления, состоялись десятки занятии? по сценическои? речи и движению, вокалу и танцу, прошли лекции по актерскому мастерству, актуальным вопросом современного театра, истории русского театра! Программа занятии? и репетиции? была напряженной, насыщенной, но я видел, с каким воодушевлением и вдохновением трудятся артисты, с каким блеском выступают, и сердце мое наполнялось радостью и восхищением – Русский театр в Грузии жив, у него огромный потенциал, его актеры прекрасны!
Объединившись после вынужденной изоляции, в эти дни мы снова почувствовали себя семьей – крепкой, дружной, любящей. Такое дорогого стоит. На этом и держится репертуарный театр. Как говорил Архимед, «даи?те мне точку опоры, и я переверну Землю!» Какое счастье, что у нас есть надежная, верная точка опоры – наш Грибоедовскии?! И значит – нам все по плечу, и все у нас получится.
Через месяц Русскому театру Грузии исполняется 175 лет. Увы, юбилейных торжеств не будет, и празднование в международном масштабе, которое мы собирались провести, не состоится. Но подарок к нашему дню рождения мы получили – десять дней в Летней театральной школе «Шекветили-2020», десять дней на побережье в прекрасном отеле «Мираж», десять дней радости, десять дней учебы, десять дней живого общения – профессионального и человеческого!
Я благодарю вас всех – за энтузиазм и вдохновение! Спасибо за поддержку Россотрудничеству и фонду «Русский мир»!



Инна БЕЗИРГАНОВА

 
ПЕВЕЦ ПАРИЖА

https://i.imgur.com/GKFRsGv.jpg

Те, кто читает «Саквояж», знает, как любит автор перемещения во времени и пространстве. Хотя настало время и ситуация, когда пространство оказалось закрыто по всем известной и тяжелой причине. А вот перемещаться во времени остается нашим удовольствием.

И мы едем в Париж. Конец XIX-начало XX века. И знакомимся с тем, кого называли отцом и духовным наставником импрессионистов.
Трудно найти человека, который не любит картины импрессионистов. Пейзажи, изображающие знаменитый «Бульвар Монмарта» в разное время года, считаются подлинными  жемчужинами в истории живописи. Подобно Клоду Моне, Камиль Писсарро любил писать один и тот же вид в разное время дня – то в солнечном свете, то в сумерках, пустынные улицы или же заполненные пешеходами. Он любил Париж с его непрекращающимся движением – бегом экипажей, ходьбой прохожих, струящимися потоками воздуха и игрой света.  Художник снимал для этого номер в гостинице Гранд Отель де Рюсси.   Рассматривая вид Парижа из одного и того же окна, он показывает его нам утренним и дневным, вечерним и ночным, залитым солнцем и в пасмурный день.
Вся серия состоит из тринадцати замечательных полотен. Стоит отметить, что в то время было принято обязательно изображать знаменитые памятники, архитектурные постройки, скульптуры. Писсарро раскрывает перед нами пространство уходящего вдаль бульвара, и мы словно слышим движение и шум экипажей, заполняющих широкий бульвар. Изображая избранный глазом художника уголок города, Писсарро не мыслит его без людей и их повседневной жизни. Картина «Площадь Французского театра» и «Оперный проезд» заполнены людьми. И мы можем разглядывать спешащих по своим делам парижан.
Можно сказать, что импрессионисты первыми ввели во французское искусство городской пейзаж. И что важно, в этом особенная заслуга К. Писсарро. Свет и воздух – ведущая тема в творчестве Писсарро. Он стремился писать и заканчивать свои пейзажи не в мастерской, а прямо на пленэре. «Я никогда не сомневался, что было основой пути, которым мы инстинктивно шли. Изображение воздуха», – говорил Пассарро. Считается, что именно Камиль Писсарро выработал основные принципы, повлиявшие на формирование импрессионизма, и оказал влияние на многих художников-новаторов: Поля Гогена, Эдгара Дега, Поля Сезанна, раннего Винсента Ван Гога. Камиль Писсарро был патриархом в кругу импрессионистов, но дело здесь не в возрасте, – он был всего на 2 года старше Мане, вставшего во главе нового движения, – а в том, что основы новой живописи разработал именно Писсарро. Но главное, почему его называли наставником: он отличался удивительно спокойным, сердечным, отзывчивым характером.
По отношению ко многим молодым художникам Писсарро был учителем и другом. Он советовал, помогал, учил внимательному отношению к работе. При этом обладал тонкой интуицией, безошибочно угадывая наличие или отсутствие способностей и таланта. О нем говорили, что он обладает исключительным педагогическим талантом.  «Писсарро был таким выдающимся педагогом, что научил бы рисовать даже камень»,– говорила о нем художница Мэри Кэссет. В значительной степени под влиянием Писсарро, под влиянием его теорий и техники Ван Гог не только примет открытия импрессионистов, но и  основательно изменит колорит и стиль своих работ, возьмет на вооружение свойственное импрессионистам богатство тонов и яркость света.
Камиль Писсарро – всемирно известный пейзажист. Но среди его городских пейзажей Парижа и сельских видов встречаются и портреты. Об одном из них хотелось бы рассказать. Эжен Мурер зарабатывал на жизнь благодаря своей кондитерской. Но больше любил искусство. Писал романы, рисовал картины. Дружил с импрессионистами. И кормил особо голодных из них. Те в благодарность дарили ему свои картины. Картины, которые пока никому не были нужны. Писсарро был из числа таких голодных художников. Он очень нуждался. Его работы покупали крайне редко. А дома его ждали жена и семеро детей. Мурер придумал, как помочь другу. В своей кондитерской он решил устроить лотерею. За входной билет на мероприятие нужно было заплатить 1 франк. В качестве призов Писсарро передал Муреру 4 свои картины.Удалось продать 100 билетов. Семья Писсарро получила 100 франков. По тем временам это были хорошие деньги, равные двум месячным зарплатам почтальона. Жена Писсарро была очень благодарна Муреру. Но самое забавное случилось уже на самом розыгрыше. Молодая девушка выиграла одну из картин Писсарро. Однако дальновидности ей не хватило. Она обменяла ее на пирожное. И картина досталась Муреру. Тяжелая история. Но гораздо более неприятная история случилась с Писсарро еще до курьеза с лотереей.
Когда началась франко-прусская война, Писсарро с семьей бежал в Англию. Когда они вернулись в 1871 году, художник обнаружил свою мастерскую в ужасном состоянии. Солдаты бросали его картины на пол и ходили по ним ногами. Большую часть полотен он нашел в навозной куче во дворе. Уцелело лишь 40 работ из 1500.
Но сладкий вкус признания ему удалось почувствовать еще при жизни. Ему уже было за 60. Особенно охотно покупали его городские пейзажи Парижа. Всего же Писсарро оставил после себя тысячи картин. Это был не только великий художник, но и человек необычайной моральной силы, умеющий преодолевать удары судьбы и нищету. «Работая, я забываю все горести и печали. Я даже просто их не знаю. Страдание подчиняет себе только бездельников», – таким было кредо жизни выдающегося художника.


Анастасия Эристави

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 51
Среда, 20. Января 2021