click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий

ДРУГОЕ

ОТ А ДО Я

https://lh3.googleusercontent.com/chjaO1MDhat4z3A3c9PjQVRMb1aOPGGjE_vRg1_R1gMIrAajzL72giCEClNiuVjkUNOEh7NRxSx-QBHuXD-UbC_vuIKBb6M199QduhoFueHEXTAJi7yzEY9YEwv_hYxG1BgITL1nSE9lymkmlfcPbiEF0cuyiOkZiRBtd_yuTCxYZDtrl54OAx8q90eeDj5ihK73YTyoaPUg74Brztn0wntRmMuk3bql_VqWLbgHR5U-0NdwXSL4h5QK_LVN5kxJqkt1dXG_fJYKaI8ngbN7BClAOG9qsnVvHSn0qChzvxVRMn2Vm_H_7Zvn8U16cjUgLMHsFISc-ecKUjzPt6KMR_NzQrl3890PGUVIxvtHHNDgUXkdMtL6zkaZMzfpvuOOOyq52e_XyIxB2bCwNESpUI7OXezgtE9_CkcFK0E2coLnymd0nV-UckGI0OwkaeO257f9oxcM1Fd_MPuXeWArzMMoxF7dPptQwhtJ7QR5FG8FpNZHlVFXNC5u4VL7BIZqR9kEm1zNf3yjMy2UsmHsQbG2cTZZvMN6B-CUI1qB6TRVAryzK6t5kyMtUmQdO9Wo4REGodZPmVDcSqSkt7X7WgMM3JgOS0qS23wnszvBXaFOUKJvMdSoqZspooSjBCfJbfmbmZZ_0BwZb3by4D8oSVd8T4EnLCc=s125-no

Свадебный марш в подарок

В семье гамбургского банкира родился мальчик, которого назвали древнеримским именем «Счастливый» – Феликс. Родители хотели благополучной жизни своему сыну, но счастливой его недолгую жизнь, а прожил он всего 38 лет, назвать было нельзя. Зато счастливым оказалось человечество, ибо 210 лет назад 3 февраля родился великий композитор Феликс Мендельсон-Бартольди. Музыкальные способности малыша родственники заметили, когда он был совсем маленьким. С ним сначала занималась мать, а потом наняли педагога. Феликс быстро научился играть на пианино и альте. В десять лет выиграл исполнительский конкурс, а в одиннадцать поступил в Берлинскую певческую академию. В пятнадцать он уже писал концерты, октеты, секстеты. Когда ему было семнадцать, несчастная любовь к девушке подтолкнула Феликса к написанию своего знаменитого Свадебного марша из увертюры к комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь». Он подарил этот всем знакомый торжественный марш ей на свадьбу – девушка выбрала не его, а друга. А еще Мендельсон вернул миру имя великого Иоганна Себастьяна Баха, несправедливо забытое на долгие десятилетия. В мае 1829 года он дирижировал первым исполнением баховских «Страстей по Матфею». Мендельсон был одним из крупнейших композиторов-романтиков. Его произведения прочно входили и входят в репертуар многих музыкантов-виртуозов. Композитор много гастролировал, дирижировал разными оркестрами, дружил со многими музыкантами. Он был одним из основателей Лейпцигской консерватории. Его ценили коллеги-композиторы, Шуман называл его Моцартом XIX века, Берлиоз считал гением. А еще Феликс был внуком выдающегося немецкого философа Мозеса Мендельсона.


Паруса из джинсы

Для обычных людей всего мира долгие годы зримыми символами Америки были не великие достижения этой страны в промышленности, науке и бизнесе, а Статуя Свободы, кока-кола и джинсы. Создателю нашей любимой одежды 26 февраля исполняется 190 лет со дня рождения. Родился он вовсе не в Америке, а в Баварии – тогда еще отдельном королевстве. Звали его Леб Штраусс, и в Штаты он перебрался с матерью в возрасте 18 лет. Двумя годами раньше в Нью-Йорке обосновались два его старших брата и основали там торговую фирму. Леб переделал свое имя на американский лад и стал Леви (а правильнее Ливай) Страусс. Сидеть на шее родственников Леви не стал и отправился в Кентукки коммивояжером. Но тяга к перемене мест потянула парня в Калифорнию, где началась Золотая лихорадка. Десятки тысяч авантюристов и просто бедных работяг потянулись к Западному побережью в надежде разбогатеть. Леви упросил братьев отправить ему товары на реализацию в Сан-Франциско. Он основал мануфактурный бизнес и стал представителем семейной фирмы, торгуя снаряжением, обувью и одеждой. Особенно было плохо с рабочей одеждой, не приспособленной для суровых условий золотых приисков. Однажды на торговый склад Леви пришел огромного роста, заросший бородой старатель и швырнул на пол недавно купленный комбинезон с отодранными карманами: «Дрянь твои штаны, парень, гони назад деньги». Леви уговорил его прийти на следующий день, пообещав сделать новые и прочные штаны. Он отправился к своему нанятому  портному – выходцу из российской Прибалтики Якобу Джейкобу Дэвису. Он выложил перед ним отрез коричневой палаточной ткани и велел к утру сшить по размеру испорченного комбинезона новые брюки без верха, какие видел в порту Бордо у грузчиков. А Якоб предложил сделать двойной шов и проклепать углы карманов заклепками для прочности – он в молодости изготавливал с отцом конскую сбрую. Друзья еще добавили лычки для пояса и пришили три кармана. Косматый старатель был доволен: «Вот это другое дело!» и отправился к своему участку. Но уже на следующий день у лавки Леви Страусса толпились здоровяки-бородачи – новость о добротных рабочих штанах разлетелась мгновенно. Цена в 1 доллар 46 центов тоже не показалась заоблачной. Пришлось нанимать целый пошивочный цех. Но палаточная ткань быстро закончилась, и Леви закупил саржу из французского города Нима. Из нее традиционно шили паруса. Она была окрашена в цвет индиго, который при частых стирках очень красиво линял на швах, что делало рабочие штаны весьма нарядными. К тому же саржа с диагональным плетением была комфортнее в носке, чем палаточный брезент. На тюках с тканью было написано де Ним, т. е. «из Нима». А сами штаны назвали по другой надписи «Genoas» – итальянская Генуя, где был загружен товар. На американский лад это прочиталось «Дженс» или «джинс». Леви со своим другом Якобом создали собственную фирму, а потом почти через двадцать лет запатентовали свое изобретение. Страусс был единственным владельцем, а Дэвис всю жизнь работал в фирме одним из директоров. Леви никогда не обижал друзей, он вообще был очень порядочным и душевным человеком. Его любили рабочие, он был щедрым благотворителем, учредил стипендию для студентов, построил больницу. Леви не был женат, не было времени – он работал по 12 часов и без выходных и был самым настоящим трудоголиком. И Леви Страуссу воздалось сторицей – ему суждено было увидеть превращение своего маленького бизнеса в крупную компанию, а его наследники-племянники и их потомки превратили его в мировой бренд, существующий полтора века. Так что же особенного в этих брюках, которые завоевали мир? Да ведь ничего нового в них нет: их покрой был известен еще в XVII веке на юге Европы, а из денима – крепкой саржи из провансальского Нима – были пошиты паруса каравелл Колумба. К слову, Леви Страусс никогда не носил джинсов и никогда их так не называл.


Михаил Чиаурели

В феврале исполняется 125 лет выдающемуся явлению грузинской культуры – Михаилу Эдишеровичу Чиаурели. Даже трудно выделить какую-то одну область искусств, чтобы отнести к ней этого уникального человека. Он в разные годы был незаурядным актером, ярким и одаренным режиссером, сценаристом, художником-иллюстратором, скульптором, аниматором, а еще умел играть на разных музыкальных инструментах и был полиглотом. Но справедливости ради Чиаурели стоит все же отнести к кинематографу. Он был крупным кинорежиссером, пережившим свое время. И сейчас его фильмы смотрят, любят и они вошли в историю. Михаил Чиаурели родился в Тифлисе в 1894 году. Он учился в Тифлисской школе живописи и скульптуры, и его учителем был Яков Николадзе. А по окончании обучения отправился в экспедицию по древним храмам на юг Грузии вместе с Эквтиме Такаишвили, Ильей Зданевичем, Ладо Гудиашвили и Димитрием Шеварднадзе. После революции он некоторое время жил в Германии изучая скульптуру, по возвращении был скульптором в Тифлисе. И параллельно был сначала актером и режиссером «Рабочего театра» и «Красного театра» при Пролеткульте. Позже Чиаурели окончательно ушел в режиссуру и организовал Грузинский театр музыкальной комедии. А потом он начал работу в кинематографе, создав художественные и документальные фильмы и первый грузинский звуковой фильм «Последний маскарад». А подлинно народным, принесшим ему широкое признание и премии, стал исторический фильм «Георгий Саакадзе» о подвигах грузинского национального героя, снятый в тяжелые годы Великой Отечественной войны. После войны Михаил Эдишерович работал режиссером на Мосфильме, а в конце пятидесятых на Свердловской киностудии. В шестидесятых этот разносторонне одаренный человек посвятил себя мультипликации. При этом на протяжении всего творческого пути он занимался педагогикой, воспитав немало талантливых учеников. Чиаурели был Народным артистом СССР и Грузии, заслуженным деятелем искусств Грузинской ССР, лауреатом многочисленных премий и орденоносцем. Не менее знаменитыми были его жена – легендарная актриса Верико Анджапаридзе и прекрасная утонченная дочь Софико Чиаурели.


Юбилей великого баснописца

Великому поэту и баснописцу  Ивану Крылову исполняется двести пятьдесят лет со дня рождения. Он родился в семье офицера. Его детские годы прошли на Урале, а потом отца перевели в Тверь. Но отец рано умер, оставив вдову с детьми, и подростком Иван вынужден был пойти на службу. Ему было 16 лет, когда  семья перебралась в Петербург, где Крылов поступил работать в городскую казенную палату, параллельно занимаясь самообразованием: изучает языки, литературу и математику. Сочинять он начал рано. Это были пьесы, которые не принесли ему достатка, но доставили немало неприятных хлопот – царская семья была недовольна его сатирой. И от греха подальше – Крылов уезжает на долгие годы в провинцию, где продолжал вести мелкочиновничью жизнь. Первые басни Иван Андреевич опубликовал в 1809 году уже после возвращения в столицу. И это был успех! Крылова признали одним из самых интересных поэтов своего времени. Его ценило общество и сам молодой император Александр Павлович. Он даже придумал для поэта синекуру – место библиотекаря в Императорской публичной библиотеке. Эта должность кормила его больше тридцати лет, так как следующий император, брат Александра Николай I тоже благоволил к Крылову. Его вообще любили за юмор, добродушие, не злую насмешливость, за остроумные басни, которые хоть и высмеивали отдельных людей и общественные пороки, все же ни на кого конкретно не указывали. Темы для некоторых басен Крылов брал из классики, у Эзопа и Лафонтена. Но много было и своих, оригинальных. У Крылова было много друзей, его ценили коллеги-литераторы. Пушкин и Жуковский называли Ивана Андреевича лучшим поэтом своего времени, скромно ставя себя ниже его. Сам он таковым себя не считал, хотя по частоте цитирования его стихотворных строк, мало кто с ним мог соперничать: «А ларчик просто открывался. Васька слушает да ест. А вы, друзья, как ни садитесь – все в музыканты не годитесь. Слона-то я и не приметил. Видит око, да зуб неймет. Рыльце в пуху».


Роб АВАДЯЕВ

 
ТАЙНЫ ОПЕРЫ ГАРНЬЕ

https://lh3.googleusercontent.com/1QOHH2R85kkQuJtq915NNuhid_ebu-Bhkj-V071nKUya_Nj8xvn6VyJorN5n356KGE5LMlchhGlGxYwZbXbDvtlHiFrd8-ivZWpnsAH_HtdU7j9754hLdmJIQQQU6519evioEURn-nWtYWpx71CHOZcoo5zSrZj4njKyELGbA1G_Umu2N7zel4NmaR9jNTLY25hNmnpq040jaqMzl4FHkZEqL3TB6x61iQiCAf9ObK8oXe9c2BtMO_OMvQsGawbwlSRggQE0gT4oIJg103NThGv7xLI0_847LvrrFUMfIt-xQ7D07D7ClBowWZWt8Xje4NkHOynBL-oWz0INxqduLE-VvwCiCtzJviLS1KRARJ25yfMoP5ZEX7LMe8pzrIE6wNDuQJqPSRsODBOC0k-AN9xCTEvPrR26MMfGv8K4ylQEp8aUbTQZJDYvPZD-3gcEzvNjr0PGRGusvUc6cYZvDPjN1jCY0bGd0iMvhQXVH5Z57F0o__lyZ5Dmma4hKqL6Fa5LPYw3vV1qGbDKu5I8y5TvVKpGwCLllgVZu_ykQYahXSJ5scQDhPNL4HIlQEvysys9lYkOBIErdMI4rMlmMAlBmomYsOEmsJjxFnL9og7YO3Bcp4-SYPvFSLdg-Exk8SvvQWQpZZ_yyCWnckv9YsNQ1xfsctA=w125-h113-no

В далекой древности поселение паризиев называлось Лютеция, однако его суть никак не отвечала этому нежно-хрустальному имени: тут были топкие места и грязь. Прошли века и здесь вырос необыкновенный город, который по сей день в числе бессменных лидеров по посещаемости туристов. А фраза «увидеть Париж и умереть» прочно вошла в обиход с легкой руки писателя Ильи Эренбурга. Эта сильная по эмоциональной насыщенности фраза точно передает чувства каждого, кто стремится в Париж и кто уже увидел его.
Но речь не о путешествии по Парижу. «Саквояж» стремится найти что-то не просто интересное, но особенное, с изюминкой. На этот раз это история одного из самых красивых зданий мира – легендарной Оперы Гарнье. Долгое время театр называли Парижской оперой. Но когда в городе появилась Опера Бастилии, то это, старое здание, стали называть по имени архитектора – Опера Гарнье. Есть у него и еще одно название – Дворец Гарнье.
Парижане, когда говорят об опере,  называют только Гарнье, Бастилия не смогла соперничать со старой оперой ни по внешнему роскошному виду, ни по внутреннему – не менее роскошному убранству, ни по репертуару и исполнителям. Есть еще один штрих к «портрету» этого оперного театра – он окутан шлейфом тайн, легенд, мистических историй. А сами парижане, упоминая Оперу Бастилии, шутят, что там чаще бастуют, чем поют и танцуют.

НЕИЗВЕСТНЫЙ АРХИТЕКТОР

У здания оперы есть своя собственная история, которая, как мы узнаем чуть позже, оказалась вписанной в переполненную событиями историю Франции. А начиналось все так.
14 января 1858 года император Наполеон III с супругой Евгенией направлялись в оперу на Ле Пелетье. Итальянский революционер-карбонарий Феличе Орсини с группой товарищей бросили три бомбы  в императорскую карету. Первая бомба взорвалась среди кучеров кареты. Вторая попала в лошадей и разбила стекла кареты, третья же влетела под карету и тяжело ранила полицейского, спешившего на помощь императорской чете. Покушение унесло жизни восьми человек, раненых оказалось 142. Однако императорская чета, как ни странно, осталась совершенно целой и невредимой: только императрица получила ссадину на лице.
Террористов поймали и гильотинировали. А император поклялся построить оперный театр на новом месте. Причем выделил для этого огромную сумму, как тогда говорили, бешеные  деньги: он был, надо признать, не только меломаном, но и достаточно амбициозным правителем, который хотел прославить свое царствование. И один из его замыслов – украсить столицу империи разделял его единомышленник – барон Жорж-Эжен Осман, назначенный префектом Парижа и впоследствии кардинально изменивший облик города. Османа (кстати, самопровозглашенного барона) современники называли человеком-бульдозером. Интеллектуалы того времени считали, что самобытность Парижа, облик города пострадали в результате его «османизации». Между тем Париж сегодня – творение рук Османа, именно он проложил знаменитые бульвары по кварталам трущоб, которых было много даже рядом с Лувром.
Однако вернемся к зданию театра. Среди архитекторов Франции был объявлен конкурс. За очень короткий срок – всего месяц – для подготовки плана подал заявки 171 архитектор. Основным фаворитом называли придворного архитектора Вилль ле Дюка. И тут произошла сенсация: жюри конкурса, состоящее из министров и членов Академии изящных искусств, назвало победителем проект молодого и никому не известного архитектора Шарля Гарнье. К моменту участия в конкурсе ему исполнилось 35 лет. За его плечами были школа рисования, мастерские Ж. Левейля, Л. Леба, В. Дюка. В 23 года Шарль Гарнье, окончив Школу изящных искусств, удостоился Гран-при за дипломную работу «Проект консерватории искусств и ремесел с галереей-выставкой». Затем он долгое время провел в Риме и путешествиях по Греции. За год до конкурса Гарнье получил место городского архитектора двух парижских округов.
Надо сказать, что супруге императора проект не понравился. «Какая безвкусица! Ни греческая, ни римская традиция... В этом нет стиля!» – так оценила его творение императрица Евгения. «Но, мадам, позвольте, это же стиль Наполеона Третьего, новый стиль нашего императора!» – ответил находчивый архитектор. На такую реплику у императрицы не могло возникнуть протеста.  Император и префект вдвоем выбрали место для будущего грандиозного театра на пересечении новых бульваров в самом центре столицы.

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ВОЙНЫ И РЕВОЛЮЦИИ

Итак, Шарль Гарнье победил. Недовольство завистников, интриги, сплетни, споры, критика – это сопровождало его все тяжелые и долгие годы строительства.  Однако архитектор старался не обращать внимания на то, что постоянно клубилось вокруг его имени. По его словам, художнику очень опасно ввязываться в такие споры – он рискует потерять веру в себя. А художник без веры потерян для искусства, ему уже не выйти за пределы заурядности.
При закладке фундамента строители обнаружили подземный ручей, текущий с холма Менильмонтан, который питался сточными и дождевыми водами. И началась битва с водой... Гарнье поставил паровые помпы. Пять месяцев, днем и ночью, не прекращалась работа. Однако лужи на дне котлована вновь появились. И тогда Гарнье решил запереть источник: он соорудил бетонное  ограждение. Но для максимальной надежности он сделал его двойным: оно проходит под сценой и коридорами оперы, опоясывая фундамент. Между первой и второй стеной этого ковша, как назвал его архитектор, получился коридор высотой в два метра и общей площадью в 1 170 квадратных метров. В нем и должна была скапливаться вода, которая могла просочиться через первую бетонную оболочку. Но вот что интересно – со временем ручей иссяк, однако резервуар с водой в оперном театре остался. С точки зрения противопожарной охраны, что для театра чрезвычайно важно, благодаря воде, которая всегда под рукой, все обстоит как нельзя лучше.
С самых первых дней стройки Гарнье приходилось продираться сквозь бесконечные разногласия. Гарнье очень мешали грандиозные планы барона Османа, стремившегося полностью перекроить Париж. Пока закладывали фундамент, вокруг выросли высокие дома, и выходящее на бульвар углом здание могло в определенном смысле утерять свою величественность. Настал момент, когда архитектор вынужден был отвезти планы Оперы в Тюильри и продемонстрировать их императору. Наполеон III согласился с Гарнье, что дома не должны обступать Оперу с трех сторон, а императрица Евгения лично пририсовала изменения на плане окрестностей Оперы, расположив близлежащие улицы квадратом. Однако прошел год, но ничего не изменилось, а когда император заглянул на стройку и Гарнье прямо спросил его, тот пожаловался: «Что я ни говорил, что я ни делал, Осман все устроил по-своему!»
15 лет длилась эпопея возведения масштабного здания. Конечно, строительство могло завершиться намного раньше, однако за это время случилась Франко-прусская война. Не будем подробно останавливаться на причинах и следствиях этих тяжелых событий.  Наполеон III попал в прусский плен, империя пала, была многомесячная осада Парижа, гражданская война, взлет и падение Парижской коммуны. Недостроенное здание оперы было военным складом, время от времени здесь размещали казематы, госпитали. По слухам, в подвалах оперы шли расстрелы. Естественно, что на время войн и революций строительство оперы было приостановлено. Но история этого здания по полному праву включена в историю Франции и составляет одну из ее драматичных страниц.
5 января 1875 года Парижская опера была открыта. К 30 декабря 1874 года общая сумма расходов составила 36 миллионов франков золотом. Когда Гарнье должен был передать Оперу ее первому директору, по его словам, он чувствовал себя, «как отец, который выдал дочь замуж и не имеет больше права поцеловать ее, кроме как с разрешения супруга».
На открытие оперы Шарля Гарнье не пригласили. Он вынужден был купить себе билет...

ПРИЗРАК  ГАСТОНА ЛЕРУ

В рассказе об Опере Гарнье невозможно обойти вниманием легенды и множество историй, которые на протяжении долгого времени витают вокруг здания. Не случайно именно здесь журналист и писатель Гастон Леру поселил героя своего мистического романа «Призрак оперы», по которому впоследствии было поставлено несколько кинофильмов и знаменитый мюзикл, обретший мировую славу. В книге Леру оказывается, что призрак – это человек из плоти и крови, безобразный и внушающий ужас Эрик. Однако большинство исследователей убеждены, что речь идет именно о мистической сущности и что это отнюдь не вымысел. Кем был тот несчастный при жизни – неизвестно, но, согласно легенде, таинственное привидение и по сей день возникает в Опере в одной из театральных лож. В контрактах директоров театра всегда присутствует пункт, запрещающий сдавать зрителям ложу N 5 в первом ярусе. Говорят, призрака наблюдают там систематически: обычно он появляется вскоре после начала спектакля. И если в этот момент в ложе находится кто-то еще, последствия могут быть плачевными. Однажды, в 1896 году, в опере давали «Геллу» композитора Дювернуа. Когда актрису, примадонну Розу Карон, вызвали на бис, с потолка вдруг упала массивная люстра из бронзы и хрусталя. По неизвестной причине оборвался один из противовесов, удерживавших эту тяжесть. Сооружение рухнуло на головы зрителей. Многих ранило, но погиб лишь один человек – консьержка мадам Шомет, специально пришедшая послушать пение Карон. Разумеется, в приключившемся несчастье все увидели некий мистический знак. Неудивительно, что этот случай безоговорочно приписали проделкам Призрака Оперы, благодаря чему Гастон Леру сделал падение люстры одним из ключевых эпизодов своего романа. Согласно  размышлениям многих авторов, занимающихся этими вопросами, нет ничего странного  в том, что призрак так привязан к театру, ведь опера размещается в аномальной зоне. Энергетика в местах, где из-под земли вырываются грунтовые воды, всегда бывает патогенной. К тому же у здания непростая история: в 1871 году в здешних подвалах казнили коммунаров, а год спустя тут случился страшный пожар. Здание огромно, но подземелья практически не посещают. Они имеют множество коридоров. В настоящее время половина подвалов разрушена, но реставрационные работы из опасения обрушений не ведутся. В 1908 году в подвале Оперы был обнаружен скелет мужчины с изуродованным черепом и женским кольцом на пальце. По мнению Гастона Леру, который проводил собственное расследование, он принадлежит легендарному Призраку Оперы. Судя по скелету, трагедия произошла около 30 лет назад, поэтому можно было еще найти рабочих, строивших здание. Леру удалось разговорить нескольких из них. Те вспомнили, что одним из архитекторов был человек с искалеченным лицом. О нем ничего не было известно, только  слухи, что его мать продала изуродованного ребенка цыганам как диковинку, и с ними мальчик побывал в восточных странах. Ему удалось попасть в мастерскую архитектора, пройти обучение, а после освоения профессии молодой архитектор приехал во Францию и принял участие в строительстве Парижской оперы. Дирекция предоставила ему небольшую квартирку в самом здании. В ту пору в хоре оперы пела девушка по фамилии Даэ. Уродец полюбил ее, но она не ответила взаимностью. Однажды архитектор заманил ее к себе и продержал две недели в подвале. Затем отпустил несчастную, а сам исчез. Говорили, что он покончил с собой, замуровав себя в подземельях Оперы. Именно после этого в коридорах театра стал появляться призрак. Гастон Леру, выслушав эту историю и записав ее, решил придать ей более зловещий вид. Таинственного уродца он назвал Эриком и сделал его гениальным композитором. По его версии, «Ангел музыки» обучал юную хористку Кристину пению. Путь на сцену он открыл ей с помощью жестоких преступлений. Кристине был «дан» знатный жених Рауль де Шаньи. Так появился знаменитый триллер «Призрак Оперы», опубликованный в 1910 году.
Споры о том, существовал ли реальный прототип Призрака Оперы, ведутся до сих пор. Гастон Леру утверждал, что существовал. Другие историки считают, что Призрак – это легенда. Впечатлительные посетители Оперы часто видят в глубине пятой ложи темную фигуру в белой маске.

СЕГОДНЯ И ЗАВТРА  ОПЕРЫ

«Опера Гарнье» является одной из крупнейших в Европе. Достоверно известно, что парижский театр «Комеди Франсез» мог бы легко поместиться целиком в одних только ее подсобных помещениях. Здание театра на 13 метров выше Триумфальной арки. Высота его от основания фундамента до венчающей зеленый с позолотой купол лиры Аполлона составляет 63 метра. Общая площадь «Оперы Гарнье» – 11 тыс. кв. метров – включает в себя просторные кабинеты администрации, репетиционные залы – отдельно для хора, отдельно – для балета, также отдельные ложи для танцовщиков и певцов, поистине гигантскую сцену, оркестровую яму и, наконец, великолепную парадную лестницу! Благодаря громадным средствам, предоставленным в распоряжение архитектора, Гарнье имел возможность использовать для отделки здания редкие и дорогостоящие материалы. Для изысканной декоративной отделки внутренних помещений Оперы в Париж были свезены различные материалы – гранит, белый и цветной мрамор, хрусталь, дерево ценнейших пород, бархат и прочее – со всего мира. Для возведения здания потребовалось более 33 километров архитектурных чертежей!
Самая известная скульптурная группа театрального фасада, украшенного многочисленными изображениями – это композиция «Танец»  скульптора Жана-Батиста Карпо. Работа Карпо восхищала его современников, и, к сожалению, порождала гнев пуритански настроенной публики... Как только не склоняли злосчастную композицию – ее называли скандальной и непристойной. В ночь с 27 на 28 августа 1869 года некие безвестные вандалы забросали скульптуру бутылками, наполненными чернилами.
В 1932 году было решено заменить скульптуру Карпо копией, которую выполнил из особо устойчивого к агрессивной внешней среде материала талантливый скульптор Поль Бельмондо – отец известного французского актера Жана-Поля Бельмондо. Что же до оригинала, то теперь замечательную скульптурную группу из семи фигур можно увидеть в Лувре. Плафон Парижской Оперы был расписан в 1964 году Марком Шагалом. Многие посетители приходят сюда лишь для того, чтобы посмотреть на это интереснейшее творение известного мастера. В отчетах Оперы Гарнье упоминается впечатляющая цифра: 1,5 миллиона посетителей ежегодно –  и зрители, и экскурсанты.
Помимо скульптур, украшений, парадной лестницы и люстры в Опере есть постоянные «жители». В «ковше» с водой, в так называемом подземном озере живут сомы, которых кормят служащие. Рыбы нужны для того, чтобы поглощать микроорганизмы, которые в противном случае размножатся, создавая неприятные запахи и колонизируя поверхность, что может создать проблемы и для других помещений. А еще к числу постоянных обитателей Оперы можно отнести пчел. Самых настоящих пчел, которые живут в ульях, установленных на крыше огромного здания. Еще в 1982 году декоратор Жан Поктон с согласия руководства разместил на крыше несколько ульев и стал продавать в сувенирную лавку баночки меда.
Вначале это рассматривалось как чудачество, но в 2000 году власти Парижа взяли с Поктона пример и начали реализацию программы содействия естественному опылению растений города. Для этой цели на крышах еще нескольких зданий были установлены десятки ульев, а целью является присутствие в городе, где так много цветущих деревьев, «муниципальных пчел» (так их окрестили любящие шутить парижские журналисты), которые опыляли бы растительность, но не мешали парижанам и туристам. А этот эффект достигается именно тем, что пчелы, живущие на крышах, быстро привыкают непосредственно с цветущих деревьев коротким путем подниматься к своим ульям, практически «забывая» о существовании тротуаров и даже уличных кафе с мороженым и сладостями.
Таков сегодняшний день Оперы Гарнье. А в недалеком завтра любителей оперы и балета ждут большие юбилейные празднества. В 2019 году Парижская Опера будет праздновать двойной юбилей. 350-летие со дня  рождения, когда по указу Людовика XIV 28 июня 1669 была создана Королевская Академия музыки – первый в мире театр, посвященный опере, и 30-летие со дня открытия 13 июля 1989 года Оперы Бастилии.


Анастасия ЭРИСТАВИ

 
ОТ А ДО Я

https://lh3.googleusercontent.com/pfTEu53ZEIkYN3ceiWxZ86etJ1GSyMg2MXBDVZ70E4-VjqbldVnQcT8DAsO4hVILoKcW-itBL9YsJPST3CNfR41-_PdVMsvxUmbi0wphDOIAHH6WBZDcpSj_BxVKIfOyIPsYhouDSUqalGLEvRsWsz7KBQugWKMzaIs-7j9oqXMUQluqXsoSZ2nq-mr0w0m0KK1BllrUWpGtbzdwHZ0YSH2zQNOVLDvNggKj9ZVlHwJAWkBq6v3I1nvNJsL7MkPE2jT170nc8LJE0iHDh3JqF-Bytcg4kwpQLUzAXAXZOUbK2YhkeyWqSrOwD8ISSX0s3Xk66azz8K7-C2H6kZoxZFBbAOF3Gg04EaPZgJrEFWFlJWuODB9S96iKaqaICBStmuXUYA4bZR6mgdOvzI30UNbLhvQRBRQBAFlSKL7SBxq-1PwZ9ipLPDL6qkhXjjfhb7qWv479_RSxzBd5J-1czr9CqX1JbmIkDgipz9s9m7WQNknaUGFtNnrsUx4Cnll3k817KNYlbpA-r529vjoRNMHCgffd_sga_dBTMopaD5KUq714yVN6zoZ8PiyZkedRlwMRzyV7Tkjd1pbgKK9LuMiZi5iXuQqDf11lFttw8_avjfkrbzv3GD01QAcZmzqIwI_g5vO-p2f3GC-9QdAyQsVmEsoyb54=w125-h122-no

Грузинская душа американского балета

Когда говорят, что природа отдыхает на детях талантливых людей, это ни в коем случае не о семье выдающегося грузинского композитора, основоположника национальной оперной традиции Мелитона Баланчивадзе, любимого ученика Римского-Корсакова. Оба его сына были выдающимися личностями. Младший, Андрей Баланчивадзе, тоже стал композитором, лауреатом премий, Народным артистом и Героем Социалистического Труда. Но Георгия, старшего сына классика грузинской музыки, ждала мировая слава гениального хореографа ХХ века. Он родился 22 января 1904 года в Санкт-Петербурге. С десяти лет учился в театральном училище при Мариинке, а еще окончил консерваторию. Уже в училище у мальчика проявились способности хореографа. В 1922 году Георгий начинает балетную карьеру сначала в театре, а после в труппе «Молодой балет». В 1924 г. Георгия и других артистов выпустили на гастроли в Германию. Как рассказывал сам Баланчивадзе, они немного просрочили сроки пребывания и им с родины пригрозили, что «будет хуже». Молодые танцоры подумали и… остались работать в труппе «Русский балет С. П. Дягилева». Дягилев сразу поменял имя Георгия на Джордж Баланчин, под которым тот и вошел в историю искусства. Баланчин танцевал и был главным балетмейстером. А после травмы ноги занялся только постановкой балетных спектаклей. За пять лет в «Русском балете» Баланчин осуществил с десяток постановок, в которых проявился его собственный стиль, вызвавший бурю восторгов у публики и критиков. После смерти Дягилева Баланчин обосновался в Датском Королевском балете, а затем в труппе «Русский балет Монте-Карло». А после судьба свела его с бостонским мультимиллионером Линкольном Кирстеном. Тот был настолько одержим балетом, что загорелся идеей создать специфический американский. Он пригласил талантливого и яркого Баланчина переехать за океан. Теперь благодаря им обоим в Америке появилась собственная национальная балетная школа, со своим стилем, имеющая авторитет и свой уникальный репертуар. Здесь Баланчин развил свой балетный язык. Он ставил танцы на музыку Чайковского, Прокофьева, Баха, Моцарта, Равеля, Бизе, конечно же, Стравинского, а Хиндемиту вовсе заказал музыку «The Four Temperaments». Его творческое наследие многочисленно и многогранно – за без малого полвека Баланчин осуществил более 460 различных постановок, от классических балетных спектаклей, одноактных бессюжетных «чистых» балетов, где кроме танцора и его тела не было ничего, ни костюмов, ни декораций, ни спецэффектов, кроме сценического света – только танцевальный образ, до отдельных танцев в оперных спектаклях, в фильмах и даже мюзиклах.


Синдром комбатанта

На самом деле Гайдар никакая не фамилия – по-монгольски это «всадник, скачущий впереди». Так окликал Аркашу Голикова татарский дворник с их улицы в Арзамасе, где прошло детство будущего автора «Голубой чашки». По мнению же его школьного учителя, – тот вспоминал ставшего знаменитым ученика в 30-х годах – псевдоним появился из фамилии, имени и города на французский манер «Голиков АркадиЙ Д’АРзамас», т. е. «Голиков Аркадий из Арзамаса». Но наиболее достоверная версия такова: Гайдар – с украинского «пастух овец». Он родился 22 января 1904 года, а когда началась война с германцами, ему не исполнилось и десяти. Газеты были полны описаниями геройских подвигов русского воинства, и все мальчишки тоже мечтали сражаться. А когда отца забрали в солдаты, Аркаша тоже сбежал из дома, чтобы найти его на фронте. Он ухитрился проехать аж девяносто километров, пока его не задержали и не вернули. Когда грянула революция, на ее огонь устремились, как мотыльки, молодые храбрецы. Началась Гражданская. В бой пошли зрелые и юные, даже подростки. Аркадий был физически крепким и рослым парнем и его в 1918 взяли добровольцем в Красную армию. А после некоторых колебаний, как грамотного, приняли на курсы красных командиров. В четырнадцать с половиной лет Гайдар командовал ротой курсантов. Он воевал с петлюровцами, на Кавказе и на польском фронте. А в неполных семнадцать стал командиром полка ЧОН по борьбе с бандитизмом. Это были страшные времена, когда молодые люди по обе стороны баррикад соревновались в жестокости, заливая мутным первачом страх перед смертью в бою и страдая неврозами при воспоминаниях о крови и бессудных расстрелах безоружных людей. Не миновала такая судьба и юного командира. За чудовищную жестокость против крестьянских повстанцев в Хакасии Аркадия даже на два года исключили из партии. Да, у гражданской войны чудовищный лик! В семидесятых годах прошлого века из камбоджийских мальчишек сверхреволюционные красные кхмеры тоже сделали бессердечных палачей и убийц. В итоге детская психика Аркадия не выдержала – воспоминания о войне и собственных жестокостях преследовали его всю жизнь: «снились люди, убитые мною в детстве». Его мучали тяжелые депрессии, панические страхи – в медицине это называется «синдром комбатанта», и страдают этой болезнью люди, прошедшие войну. И должно пройти немало времени, чтобы войти в норму. Аркадий Голиков в восемнадцать был демобилизован из армии. Юный герой поначалу очутился на бирже труда, пока не нашел место редактора в газете. Потребовалась его немалая воля, чтобы найти свое место в жизни. Аркадию в этом повезло. Он любил рассказывать приятелям потрясающе интересные и увлекательные истории о своей военной юности. И делал это так артистично и занимательно, растягивая рассказы на несколько вечеров, что многие друзья-слушатели советовали ему начать записывать их на бумагу. Аркадий отшучивался, но однажды собрался и написал подряд несколько рассказов. И отнес рукопись в издательство, а там их с восторгом приняли к печати. Так на свете появился гениальный детский писатель Гайдар. «Школа», «РВС», «Военная тайна», «Голубая чашка», «Чук и Гек», «Судьба барабанщика» и, конечно же, «Тимур и его команда» – эти шедевры были опубликованы в тридцатых годах. Гайдар стал необычайно популярен. Его полюбили читатели, его много издавали, а книги экранизировали. И хотя он нашел свое искупление в литературном труде – в древности люди с такими грехами и кровью на руках заточали себя в монастырь – синдром комбатанта давал о себе знать. Случалось, что запивал. В шумных хмельных компаниях он сидел в сторонке, раскачивался на стуле и приговаривал, грозя неизвестно кому длинным пальцем: «Гайдар, он все знает! Гайдар все видит!» Наверное, так и не было покоя его душе. А когда началась Великая Отечественная, тридцатисемилетний писатель пришел добровольцем в военкомат, но не прошел медкомиссию. Тогда Гайдар отправился на фронт военным корреспондентом. И в первую же военную осень погиб, прикрывая отступление выходящего из окружения отряда, куда был откомандирован как журналист. Его тайно схоронил путевой обходчик, скрыв от немцев могилу. Гайдар прожил две жизни – молодого жестокого и кровавого воина и писателя-гуманиста, писавшего бесконечно добрые книжки для детей. Но некоторые моменты в них вызывают оторопь – «А жизнь, товарищи, была совсем хорошая!» Ага, ну как же… 36-й на дворе, всего год до начала Большого террора.


Перепрыгнувший через поколение

Художникам-новаторам во все времена приходилось нелегко, а особенно сложно было в позапрошлом веке, когда живописные школы появлялись, как грибы после дождя. Критики бесчинствовали – по словам Анри Перрюшо, о Делакруа говорили, что он пишет «пьяной метлой», лучшие картины Коро пылились на чердаке, бедствовал Домье, а уж как злословили о Курбе или об Эдуаре Мане, вообще выходит за рамки приличий. Несладко приходилось и ныне любимым импрессионистам, они выставлялись в Салонах Отверженных. Почти все ставшие знаменитыми не получали от современников признания. Ведь они «перепрыгнули через поколение». А теперь, представьте, что ощущали те, кто прыгнул дальше «прыгнувших»! Таким далеко заглянувшим в будущее искусства был гениальный Поль Сезанн – затворник из Прованса, как его называли. Начинал он с импрессионистами и почти вдруг оказался среди тех, кто идет следом – постимпрессионистов. В конце ХIХ века он говорил молодому художнику: «Быть может, я появился на свет слишком рано. Я художник вашего поколения больше, чем своего…». Он родился 180 лет назад 19 января 1839 года в Экс-ан-Провансе, в состоятельной семье. Учился в школе Бурбон вместе с Виктором Гюго, а дальнейшую учебу в университете Экса, впрочем, забросил, чтобы рисовать. Семья была не в восторге от его выбора, но продолжала его финансово обеспечивать. Периодически он из своего Прованса наведывался в Париж, где общался с единомышленниками. Он быстро освоил приемы импрессионистов и несколько раз выставлялся с ними, став таким образом в числе основателей движения. Но ему было тесно в их рамках, и Сезанн начал поиск своего стиля. Ему помогал уроками мастерства Писарро, оценивший его талант. Вершиной мастерства художника стали картины «Букет цветов в голубой вазе», «Пьеро и Арлекин» и «Фрукты». Но Сезанн был человеком нелюдимым, нервным. Он редко покидал Экс, где прожил всю жизнь и рисовал спонтанные картины, не зная с утра, что именно он сегодня будет изображать. Но, как считают эксперты живописи, среди импрессионистов и постимпрессионистов был только один воистину гениальный мастер – он. Хороший друг Сезанна – добрейший Клод Моне, скупил несколько его работ и повесил в своей мастерской, чтобы «постоянно видеть перед глазами совершенство».


Азбука Брайля

Непросто на свете жить людям с ограниченными возможностями. В нынешнее время у них появилась надежда на технический прогресс и правильное отношение к ним «полноценного» Человечества. Действительно, мы ждем от науки и техники прорыва и возвращения этих людей к нормальной жизни. Но так было не всегда. Долгие века такие люди были обречены быть изгоями. И если глухота позволяла трудиться, то слепота обрекала человека на «жизнь во тьме». Пока в ХIХ веке не появился талантливый человек по имени Луи Брайль. Потерявший в детстве способность видеть из-за несчастного случая, он с помощью семьи выучился грамоте, научился пользоваться примитивной азбукой пальцев и обучился игре на органе. Но впоследствии он посвятил жизнь созданию тактильной азбуки для слепых, где буквы и знаки препинания изображались выпуклыми точками – их освоить было нетрудно. Его азбукой пользуются и поныне, есть надписи в аптеках, магазинах и даже в лифтах. В начале января исполняется 210 лет со дня рождения этого благородного человека.



Роб АВАДЯЕВ

 
ОТ А ДО Я

https://lh3.googleusercontent.com/pZEfMWxcYKa0tDNS3gFpDNr03UdPqWdYx8YscpQOVHgsGn9MSNRZzKOmQ43XFypUa10F0wlmJDkc2hiw1ed2j-o-O4VH_Vh8MArXwpIj8Y6PrKKg9mdfN94D3be5ooxxo0ueQB82ck16lSz-6MrL8vTbFX-7zajAyvY6jsn6rL9R_OmzNyseWP8-PbnQIeQEZpqDjrUHoJrm6NPLE1IcvwryH1iDVQS01uL2agV6346tEtkoBJH_70qVj9D2NDsQcO8BiZXsaTuV5zvxfWXhrR9vwCW2LqAMMalZp9fcjPc_V7m06iGuIbx5vt6hGwxjR1RlIwN5S7QTPOib6tf0v0DMYg9z-aUplZ8m9mfBjVEaqk45tN_bxcGaaf32qzGw-zAbZUOOL6vgWP31-2f4cAko_VRw-CQwZoUXTJHFNJlQJ4QO7xlYlSWzpej1KRs8ohUcaNxr1x3-pfUTdwZCZHuCRHsU-clK-KjfzbTazXlWezHQUobKHrXrhZ3hCBszIvCAbwziQhHT1qbSOmkZoCJDEO83S15OIF80LFfEvAqX07ATBIcWqTr5vYWfOQDVx_DQ11pZMshG1eMAHCpTrlt6U0dJQnC1cbUMXVeO9mWWxivzgvUECQ6-4sNW57v96pVwGsLjXrjP9FYGAPY6ClWVmO3YDtQ=s125-no

Журавли Михаила Калатозова

На черно-белом экране по перрону железнодорожного вокзала в праздничной толпе, натыкаясь на встречных людей, под звуки духового оркестра бежала прекрасная девушка. Солдаты-победители вернулись домой. Не вернулся только ее возлюбленный, которого она ждала. Но не дождалась. Конец, зажегся свет. В зрительном зале полное молчание. Оно длилось бесконечно долго, а потом раздался взрыв аплодисментов такой силы, какого не слышали почтенные стены главной площадки каннского фестиваля 1958 года. Овации не стихали, и на сцену поднялись счастливые победители – советская съемочная группа фильма «Летят журавли», единственного в истории советского кино, завоевавшего Золотую Пальмовую ветвь. Зрители аплодировали нереально красивой и одухотворенной Татьяне Самойловой, потрясающему оператору-новатору Сергею Урусевскому и, конечно же, «виновнику» успеха – прекрасному режиссеру Михаилу Калатозову. Это была всемирная слава! А начиналось все 55 лет назад в теплом и щедром на таланты городе Тифлисе. Михаил Константинович Калатозишвили родился 28 декабря 1903 года. Его детство пришлось на непростое время, но мальчик вырос, выучился и стал зарабатывать с 14 лет, чтобы помочь семье. А ближе к двадцати годам решил заняться сверхмодной профессией кинематографиста и поступил в АО «Госкинпром Грузии», который станет Грузия-фильмом и который он возглавит десятилетием позже. А пока он работал монтажером, ассистентом кинооператора, потом кинооператором и даже актером у Ивана Перестиани. А вскорости состоялся его дебют как режиссера-постановщика документального фильма «Их царства», а потом критики и авторитетные мастера обратили внимание на его потрясающую работу «Соль Сванетии». Так молодой Калатозов оказался в Ленинграде аспирантом будущего ЛГИТМиКа. И только спустя годы снова был Тбилиси и ответственный пост директора Грузия-фильм. Но через пять лет Калатозов вернулся в режиссуру навстречу всесоюзной, а после и мировой славе – сначала были «Мужество» и любимый народом «Валерий Чкалов», потом война и фронтовые съемки. А после войны «Заговор обреченных», «Вихри враждебные» и очаровательная комедия с песнями А. Галича «Верные друзья». И только потом пришло время гениального фильма «Летят журавли». Калатозова уважали за рубежом, ценили на родине, почитали руководители. Ему даже было позволено снять с мировыми знаменитостями – Клаудией Кардинале, Шоном Коннери и Питером Финчем приключенческий блокбастер о спасении экспедиции Умберто Нобиле «Красная палатка». В 1968 году Михаилу Константиновичу Калатозову было присвоено звание Народного артиста СССР. А во всех мировых энциклопедияхпо киноискусству есть кадры кружащихся берез в сцене гибели главного героя «Журавлей».


Нострадамус напророчил

515 лет со дня рождения исполняется 14 декабря одному из самых спорных и противоречивых персонажей мировой истории. Был он простым врачом из семьи выкрестов в третьем поколении и родился вовсе не в столицах, а в южной французской провинции – в Провансе. Университет, который он окончил, был древним и уважаемым, но даже полученная им докторская степень не дала ему возможности для солидной врачебной практики. Он специализировался на эпидемиологии и боролся с «черной смертью» – чумой. И боролся успешно. Молодой доктор по имени Мишель де Нотрдам, или после получения докторской степени Нострадамус, оказался смелым и умным врачом. Он утверждал, что создал чудодейственные таблетки из лепестков роз. Однако вера людей и, главное, убежденные им власти города, занявшиеся глобальной санитарией, остановили череду смертей в городе Экс-ан-Прованс. Его лечение немножко напоминало рецепты доктора из фильма Георгия Данелия «Не горюй» – «пфальциус, кальциус и приложи к ушибу подорожник». Шутки шутками, но людей он спас… только не успел спасти своих любимых, жену и детей. Его уважали, перед ним преклонялись, но, случалось, ему грозила всесильная инквизиция, которой совсем не нравились успешные умники. Но все ядра летели на головой, заставляя пригибаться, но серьезно не раня. И тут случилось невероятное, у доктора Мишеля открылся дар провидца, и он написал самому королю запутанное письмо со смутными, но угрожающими пророчествами. Король внимания не обратил, а вот королева Екатерина Медичи озаботилась. Ей показалось, что она поняла угрозу королю и верно расшифровала: пронзенный сухим деревом глаз внутри золоченной клетки и гибель старого орла от молодого. Ее неверный супруг Генрих II, увлеченный прекрасной Дианой де Пуатье, отмахнулся от болтовни провинциального лекаря. Но во время рыцарского турнира расщепленное копье ударило в забрало золоченного шлема, щепка пробила глаз, и монарх умер в страшных мучениях. А на щитах короля и его соперника графа Монтгомери красовались орлы. Так-то. Вот и гадай, предвидение или случайность?  После этого с Нострадамусом считались, его предсказаний побаивались и инквизиторы его не трогали. А он ежегодно публиковал катрены и центурии – пророчества на целые столетия вперед. Мир до сих пор гадает, что там зашифровано. Существует назидательная легенда из сравнительно недавних времен: знаменитый автор детективов и создатель образа великого сыщика Шерлока Холмса сэр Артур Конан Дойл решил подшутить над несколькими членами палаты общин с безупречной репутацией. Он им всем послал анонимную телеграмму: «Все раскрылось. Бегите». И представьте, той же ночью все они сбежали на континент. Казалось бы, при чем здесь наш герой? Да просто смысл люди, особенно если «рыльце в пушку», могут отыскать в любой галиматье. Люди искренне верят в самые немыслимые и «мутные» пророчества. А Нострадамус был выдающимся пиарщиком, недурным психологом, не лишенным интуиции, и приличным литератором – ни одного слова «в простоте». Все размыто, со множеством непонятных аллегорий. И ему внимали даже сильные мира сего.


Он славный был король!

В этом месяце исполняется 465 лет со дня рождения знаменитого французского короля – Доброго короля Анри, великого Генриха IV Бурбона. Он стал первым королем новой династии взамен угасшего рода Валуа, с которыми состоял в дальнем родстве. С его воцарением прекратились религиозные гражданские войны, обескровившие Францию, апофеозом которых была жуткая резня в Париже, названная Варфоломеевской ночью. Анри пережил погромы, бежал из заточения, воевал, был назначен наследником бездетным королем Генрихом III, затем одолел последних противников и вошел в столицу с улыбкой, цинично заявив: «Париж стоит мессы». Для этого ему пришлось в очередной раз сменить свое гугенотство на католичество. Это был довольно беспринципный политик. Он менял за жизнь веру не менее шести раз, но при этом был добрым и человечным. Анри обнародовал Нантский эдикт, уравнявший в правах представителей обеих конфессий, что в итоге стоило ему жизни. Генрих IV был убит в толпе на улице Медников фанатиком-католиком. Между прочим, Нострадамус и ему напророчил корону, когда для этого не было решительно никаких оснований. Он поймал десятилетнего принца и велел ему снять рубашку, чтобы осмотреть важные родинки. Маленький Анри вывернулся и, пока не поймали слуги, убегал от него, прятавшись на конюшне. Он посчитал вредного старика строгим учителем, который его непременно выпорет. Принцев воспитывали в строгости, если кто не знает…


Любимец Фортуны, который успел все

В самом конце XVI века в солнечном Неаполе родился один из самых талантливых скульпторов в истории – Джованни Лоренцо Бернини. Он был еще живописцем, архитектором, и механиком. В эпоху Ренессанса, особенно после Леонардо и Микеланджело, это мало кого удивляло. Джованни родился в семье скульптора и переехал с отцом в Рим в возрасте семи лет. Неудивительно, чтос такой наследственностью  мальчик избрал художественную стезю. Отец был приглашен работать в Ватикан и ежедневно брал мальчика с собой. Представьте, несколько лет подросток провел в окружении шедевров папских коллекций. Работать с камнем он начал с десяти, в 14 лет изваял свою «Козу Амалтею», которую почему-то посчитали античной скульптурой, а Джованни Лоренцо посмеивался и не признавался. Шестнадцатилетним юношей он завершил абсолютно гениальное «Мученичество Святого Лаврентия». И практически сразу последовали «Похищение Прозерпины» и «Давид». Знатоки и богатые заказчики поняли сразу – в Риме появился очередной гений. Из современников так не ваял никто. Юнец нахально заявлял: «Я лью мрамор, как воск». В 26 лет изваял целую скульптурную группу «Аполлон и Дафна». А еще за год до этого Папа вручил Джованни почетный орден Христа. Он был разносторонним человеком – скульптурные портреты, живопись и графика, шаржи на современников, дизайн мебели и интерьеров. А еще он 5писал стихи и пьесы, которые сам ставил и оформлял, а также изобретал новые театральные сценические механизмы. Но одним из самых великих его творений стало украшение главного храма католического мира – собора Святого Петра вместе с гигантской площадью перед ним. Да и вообще, Рим должен быть благодарен своему гениальному зодчему – по его проектам было построено несколько прекрасных фонтанов и нарядных зданий. Работал он в Париже, подарив и этому городу частичку своего дара – фасад Лувра тоже работы Бернини, как и проект памятника Людовику XIV.


Роб АВАДЯЕВ

 
МОДНИЦЫ ЛЮБЯТ НОВИЗНУ

https://lh3.googleusercontent.com/1T82o0LjGgk4CTM-7abWqfxexCYJ8OghQE8ltRLqstGY4H7BJAcSe6LW_oyxVlnIgBhDn-M9Ol86lra60hwKtKNeqwVwz46GEDV1oadYXDStbdsICogYsL_SGQ5HqlLUryzyIPXzOixMaIefvahqKgm3GjWZrgkkj29avAyrXr_YK5qJjXzY8-DRi3Koj-HVzwkzXJ3eENtGqeM3IUmL2PYbDO4KSTmmUdKy-Cc12_mJrTgB4PnNtOZx299mT6FiX_X1MTheACxvW_C6OTWMuhWO3yt9-VGJ--UPBCzTxNv0Km2UJI_Cz-xav1Gh9yRZQLAWGwuXdsgUheaMGpnmA5wm88xNrLRPtu6aSadoaTnemQfivBhNx7wV3v1sXr1eAAfajTGJGY5gV7_gYh1keJVJwK1hpketQVQwgM94nulBT3JtoiB_TtpRTQZ0heD-yZsjR5WDTbpwEHdO23oeKY9pYImpf683h37YTJCCwkl8M64Iv2tyNvybcFWssRqQ6BzTXACeGetwLRUUVbgeyiriWcciL1HyNm-etFfXPhFG2z-W4ApAxIMqIalWpI-GeA2DRR3IHI0zDnx3g8PI7jEGfq1yHkg3SJBYxgMkwk7paBB7kP16Lg7OREgCvOSO84f5EQOmcvCMbNYdPVnkk5ZCiOsrD2o=s125-no

Особый праздник, к которому готовятся обдуманно и с удовольствием, – Новый год. И если большинство женщин (это статистика, а не выдумки автора статьи), думают о том, как убрать квартиру, какие блюда приготовить  к новогоднему столу и как их украсить, то определенная часть представительниц прекрасного пола занята поисками новых нарядов и размышлениями о том, как и в чем они замечательнее других будут выглядеть в новогоднюю ночь. Что может быть лучше подобных забот! А вот забота «Саквояжа...» – рассказать о тех людях в истории человечества, которых сегодня называют трендсеттерами. Сногсшибательный термин, которым обычно пользуются в модной индустрии, означает инноваторов, то есть тех, кто устанавливает направление, кто в воздухе своего времени улавливает модную тенденцию, является законодателем или, если угодно, родоначальником тех или иных трендов. А термин этот вошел в лексикон с легкой руки французского социолога Габриэля Тарда.
Сегодняшним трендсеттерам есть на кого равняться. Легендарная Коко Шанель перевернула мир моды. Когда говорят о ней, вспоминают прежде всего маленькое черное платье и духи «Шанель N5».  Марлен Дитрих всю жизнь задавала тон в одежде, имела собственный неповторимый стиль, по праву заслужила звание законодательницы моды и иконы стиля для будущих поколений. Но ведь и до этих необыкновенных дам, очень и очень задолго до их креативности, были женщины, о которых не так уж часто вспоминают. А между тем многие сегодня даже не подозревают, что жена египетского фараона Ахенатена Нефертити примерно в 1300 году до нашей эры красила ногти в ярко-красный цвет. А Клеопатра написала несколько научных трудов, посвященных косметике, и издала первый в мире справочник с рецептами ухода за женским телом, волосами и ногтями.
Но выясняется, что за 300 лет до рождения этой на редкость умной и энергичной дамы была Некто (к сожалению, имя ее неизвестно), у кого можно было научиться, выражаясь современным языком, азам гламура.
В одном из алтайских курганов в древнем захоронении, которому около 2400 лет, ученые обнаружили останки знатной особы. На ее груди лежало элегантное украшение – ожерелье из яркого цветного стекла. Как предполагают историки, внешне украшение очень похоже на то, которое любила носить и царица Клеопатра. Ожерелье выполнено в так называемой технике миллефиори, название которой с итальянского переводится как «тысяча цветов». По мнению специалистов, эту технику изобрели мастера в Фивах еще в XVI веке до нашей эры. Этот город в те времена был политической и культурной столицей Древнего Египта. Поэтому весьма вероятно, что на Алтай уникальные бусы в свое время попали именно из Египта. Историки считают, что у египтян со скифами, населявшими территорию Алтая, были давние торговые контакты, а украшения являлись одним из самых популярных предметов торговли. Они не занимали много места при перевозке, имели неограниченный срок хранения, при этом высоко ценились. А ведь можно допустить, что 25-летняя (ученые определили ее возраст на момент гибели) хозяйка бус могла бывать в Египте, ведь скифы-кочевники совершали далекие походы на запад, доходя до Красного моря и далее. В таком случае можно предположить, что ожерелье было настоящим трендом, и скифская принцесса, как назвали ее археологи, вполне могла ввести моду на ношение вызывающе ярких изделий из стеклянных бусин.
Для модниц, которые любят бижутерию и яркость цветов, наверно, будет приятна вот какая мысль: с древнейших времен мир радикально меняется, а желание женщин выглядеть красиво постоянно и неизменно.
А в ХVI веке уже нашей эры на свет появилась Екатерина Медичи, которая вошла в историю под именем «Черной королевы». Ее помнят как зачинщицу страшной Варфоломеевской ночи. Но Черной королевой ее назвали вовсе не из-за этого и других преступлений, а потому, что она ввела символом скорби черный цвет. До нее трауром считались одежды белого цвета. Она по полному праву может именоваться главной законодательницей мод не где-нибудь, а именно во Франции. Екатерина Медичи ввела моду на каблуки. Она была маленького роста и заказала своим соотечественникам – итальянским обувщикам (кому же, как не им) туфли на очень высоких каблуках.
Так что сегодняшние модницы, наряжаясь к празднованию Нового года и подбирая туфли к своим нарядам, будут знать, что первой королевой, распространившей и во Франции, и за пределами страны моду на каблуки, была Екатерина Медичи.
Вспомнив итальянцев, нельзя не сказать о том, что именно Древний Рим привнес в парикмахерское дело первые щипцы для завивки. Именно римляне ввели в обиход холодный способ укладки волос при помощи появившихся к тому времени бигуди. Им был также известен метод осветления волос с помощью щелочного мыла. Щелочное мыло давно вытеснили современные средства осветления волос, но бигуди остались до сих пор...
А теперь необходимо сказать о мужчинах – законодателях женской моды. Справедливости ради заметим, что их, работающих в этой сфере, ярких, по-настоящему креативных, намного больше, чем женщин. Но первым, кто ввел в оборот выражение «от кутюр» был англичанин Чарльз Ворт. 11-летним мальчиком Чарльз покинул родной дом и уехал в Лондон. Талантливый и трудолюбивый подросток нашел работу в фирме, торговавшей тканями и предметами дамского туалета. Это был первый шаг Ворта на пути постижения секретов моды и коммерции. Затем он перешел в галантерейный магазин «Сван энд Эдгар». Вот интересный штрих к его характеру. Он постоянно учился, его интересовало все, что могло иметь отношение к избранной им профессии. Ежедневно он бывал в Лондонской национальной галерее и зарисовывал костюмы с картин старых мастеров. В восемнадцать лет он отправился в Париж. И вот приказчик самых известных тогда модных магазинов фирмы «Гажелен-Опижес», в самом центре торговли элегантностью Парижа, вступил в мир моды. У Гажелена Ворт проработал 12 лет, пройдя путь от мелкого служащего до компаньона. Он очень много работал: рисовал, проектировал, фантазировал. Однако ушел из фирмы, так как здесь не поддерживали его нововведений. Его до сих пор называют незаурядным художником по костюмам. Его жена Мари-Августина Берне помогала мужу в рекламе не только его эскизов, но и нарядов. Поэтому историки моды называют ее первой манекенщицей.
Именно с ее подачи костюмами Ворта заинтересовалась жена австрийского посла Клеменса Меттерниха Паулина де Сандор, очаровательная и очень элегантная, задававшая тон в парижской моде. Этой самой «французской из посланниц» необычные эскизы Ворта понравились. На балу в Тюильри ее кринолин из тюля с серебряной вышивкой и украшенный букетами маргариток вызвал интерес у самой императрицы Евгении и... на следующее утро Ворт проснулся знаменитым. Он стал «личным портным и поставщиком двора Ее Величества». С тех пор Чарльза Ворта именуют королем модельеров и модельером королей. Его принято считать Первым кутюрье в истории Высокой Моды. Для него, сумевшего соединить великолепную английскую технику шитья с французским шиком, было создано слово «кутюрье». Ворт был первым, кто понял, как стать звездой. Ежегодно он представлял новую коллекцию и таким образом сделал моду изменчивой. Вместе с сыном богатого шведского финансиста Отто Густавом Бобергом Ворт создал первый модельный дом – Дом моды в Париже в 1857 г. Этот Дом покорил весь мир и просуществовал около 100 лет! Эмиль Золя увековечил его в своих романах «Дамское счастье» и «Западня».
До сегодняшнего дня французская империя моды От Кутюр во многом обязана своим становлением Дому моды и является достойным памятником Чарльзу Фредерику Ворту и его наследникам.
Все первое, если это талантливо, как правило, не исчезает. Только время от времени стоит напоминать о тех, кто был первым, кто создавал, направлял, придумывал и фантазировал. Новизна, которая сопровождает мир моды, делает жизнь многообразнее и ярче. Модницы особенно любят все новое и интересное. А выбор стиля, нарядов, причесок, обуви, аксессуаров – за прекрасной половиной человечества, за каждой из нас.



Анастасия Эристави

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 45
Воскресенье, 24. Февраля 2019