click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер
ДРУГОЕ

ОТ А ДО Я

https://i.imgur.com/D9Om9gu.jpg

Юбилей Вахтанга Чабукиани

В марте исполняется 110 лет со дня рождения легенды мировой балетной сцены – великого грузинского балетного танцовщика Вахтанга Чабукиани. Он родился в бедной семье рабочего и белошвейки. В доме детей было много и вечно не хватало денег. Маленький Вахтанг даже не имел возможности полноценно посещать школу – ему приходилось одновременно учиться и зарабатывать с самых юных лет, чтобы помочь родителям. Он работал в мастерской, где изготавливал игрушки, плел цветочные корзинки и всякие мелкие сувениры. А однажды его послали отнести заказ в танцевальную студию, которой руководила прекрасный педагог – Мария Перрини, давшая дорогу многим молодым тбилисским талантам. Так маленький Вахтанг там и остался, влюбившись в балет. Конечно же, он продолжал совмещать учебу с работой, иначе было никак. Но уже через год он начал исполнять маленькие танцевальные номера в балетных спектаклях. Родные были сначала против балета, но со временем приняли выбор Вахтанга, поняв, что это станет для него настоящей профессией. В семнадцать лет Чабукиани отправился в Ленинград, чтобы продолжить обучение искусству танца, но из-за возраста его приняли только на вечернее отделение. Однако уже через несколько месяцев перевели на дневное, оценив его невероятный потенциал. Вместо девяти лет он окончил училище за три года и поступил в труппу театра имени Кирова и сразу же стал исполнять ведущие партии. Чабукиани отличало феноменальное трудолюбие, он изучал балетные партитуры, постоянно обогащая свой исполнительский репертуар. В мире балета он явил уникальный сплав природной гениальности с исключительным трудолюбием и самосовершенствованием. А еще он одним из первых стал танцевать «мужской балет», а не быть лишь партнером балерины. В качестве премьера Чабукиани стал выступать в 1930 году, тремя годами позже в его репертуаре уже было более двадцати партий. А еще были аплодисменты благодарной публики и триумфальные гастроли по стране и за рубежом. В том же году он со своей партнершей Татьяной Вечесловой покорил Америку. Вскоре он блестяще проявил себя как хореограф, поставив в 1937 году балет «Сердце гор» на музыку композитора А. Баланчивадзе. Весной 1941 года ему была присвоена Сталинская премия первой степени. В войну он не уехал с Кировским балетом в эвакуацию, а вернулся в Тбилиси и возглавил балетную труппу театра имени Палиашвили на долгий-долгий срок – с 1941 по 1973 год. Чабукиани стал еще и балетным педагогом и постановщиком спектаклей. За один только 1942 год он поставил «Жизель», «Шопениану», «Вальпургиеву ночь», «Дон Кихота», «Эсмеральду», «Лебединое озеро», а также «Лауренсию», «Сказание о Тариэле» «Витязя в тигровой шкуре», «Синатле» и «Горду». Параллельно Вахтанг Михайлович был директором Тбилисского хореографического училища, ныне носящего его имя. Вахтанг Чабукиани был Народным артистом СССР, Героем Социалистического Труда и Лауреатом многих премий. Спектакли в его постановке до сих пор не сходят со сцен разных театров мира.


Тигр Скал

Легендарного грузинского альпиниста Михаила Хергиани называли Тигром скал. Это прозвище придумали английские альпинисты в подражание прозвищу «Тигр Снегов», как величали первовосходителя на Эверест Тенсинга Норгея. Хоть Хергиани и не принимал участие в гималайских экспедициях и нечасто выезжал за пределы Советского Союза, за границей спортсмены его знали хорошо как гениального скалолаза. Многие из них совершали на Кавказе свои восхождения, а Хергиани был здесь настоящей альпинистской звездой. Настоящее имя его было Чхумлиан, домашние и друзья звали Минан, а в альплагерях и инструкторской школе назвали на русский лад Михаилом, Мишей. Под этим именем он и остался в истории советского альпинизма. Хергиани родился в сванской крестьянской семье рядом с городом Местиа. Его отец Виссарион, как и дяди и другие родственники, был альпинистом – в этом горном краю все мужчины испытывали свою доблесть на крутых заснеженных скалах окрестных кавказских гор. И выбор Чхумлиана-Минана-Михаила был очевидным – он перешел через перевал в Баксанское ущелье и поступил в альпинистскую школу инструкторов. Там он усовершенствовал свою технику скалолаза, научился правильной работе с крючьями и веревкой, технике ледовых и снежных восхождений, проведению спасательных работ. Там же он совершил свои первые спортивные подвиги. Призером чемпионата Союза по альпинизму он стал в двадцать пять, пройдя с Иосифом Кахиани Северную стену Донгуза, а в тридцать стал чемпионом СССР за покорение Зеркала легендарной Ушбы. По скалолазанию же Хергиани становился чемпионом аж семь раз. А потом пришла и европейская слава – сына крестьянина из горной Сванети чествовали в мировой столице скалолазания в национальном французском альпинистском центре в местечке Шамони все съехавшие туда мировые знаменитости. Михаил вместе со своим напарником, московским врачом Вячеславом Онищенко в рекордные сроки совершил ряд сложнейших восхождений на популярные среди скалолазов альпийские вершины Гранд-Капуцин, Пти-Дрю и Гранд-Жорас. Причем последнюю прошли по совершенно новому, запредельно сложному маршруту. Прожил он недолгую жизнь – всего тридцать семь лет. Хергиани погиб через два года в Доломитовых Альпах во время рекордного прохождения скальной стены вершины Су-Альто. Как выдающегося спортсмена его собирались похоронить в Тбилисском Пантеоне выдающихся деятелей страны, но его отец Виссарион решил, что место могилы Михаила Хергиани на площади города Местиа в его родной Сванети, где его любят, знают и будут помнить всегда, как героя и храбреца.


А не будет вам никаких «Кондиций»!

В марте 1730 года  русская императрица Анна Иоанновна внезапно лишила полномочий Верховный тайный Совет, приняв титул самодержавной правительницы. Бояре, в основном Долгорукие и Голицыны, составлявшие этот совет, рассчитывали править вместо этой провинциалки. Человеком на троне она казалась случайным. После смерти сначала ее дяди Петра Великого, затем его второй жены Марты Скавронской, которую в России переименовали в Екатерину Алексеевну.  Затем недолго правил двоюродный племянник Анны – несчастный мальчик Петр II, внезапно умерший от оспы. Кому править – вот в чем был вопрос? И тут бояре решили, что подойдет дочь брата и соправителя Петра Алексеевича, Иоанна V. Анну заставили подписать специальный документ «Кондиции», где ее царские функции превращались только в представительские и церемониальные. Но дама, много лет прозябавшая в дождливой прибалтийской Митаве, решила все по-своему. Анна со смиренным видом въехала в Москву, освоилась, потом разведала за несколько дней обстановку и выяснила, что на самом деле многие поддерживают именно ее, а не тайный совет знатных богатеев. А затем она торжественно и публично «при всем народе изволила, приняв, изодрать» пресловутый документ. Так хитрые олигархи оказались ни с чем. И в России еще на долгие 187 лет сохранилась абсолютная монархия. Как говорилось в опере великого Моцарта: «Так поступают все настоящие женщины!»


Круглые даты в несколько строк:

Заблудился как-то в океане португальский капитан Кабрал со всеми своими тринадцатью кораблями. Они шли из Лиссабона в Индию путем Васко де Гамы, а тут у берегов Африки так заштормило, что отнесло всю эскадру к неведомым берегам на запад. Ступил дон Педру Альвареш 22 марта 1520 года на сушу и понял, что открыл новую землю для своей короны. Называли ее поначалу Исла де ла Вера Круш – Остров Истинного Креста. Правда, потом поняли, что это никакой не остров и переименовали в Бразилию. Потому-то в этой стране и говорят по-португальски, а не как все соседи по-испански.

Однажды Папа римский взял и отказал английскому королю Генриху VIII в праве на развод с нелюбимой женой. Папу понять, конечно, можно – нехорошо монархам разводиться, несолидно. Но и королю посочувствовать можно – полюбил человек другую, молоденькую. И они оба, что называется, уперлись. В итоге упрямство Папы подтолкнуло Генриха к созданию отдельной, собственной, независимой от Ватикана, англиканской церкви. Случилось это в марте 1530 года.

А в том же 1530 году и в том же марте Император Священной Римской империи и по совместительству испанский король Карл V передал Мальту, что расположена в самой середине Средиземного моря, знаменитому Ордену госпитальеров. Целый остров «со своего плеча»! Неплохой подарок…

Представьте себе, в далеком марте 1810 года американский штат Иллинойс первым ввел у себя обязательную вакцинацию. От оспы, естественно. И тоже, как и в наши времена, не от хорошей жизни.

Первая в мире репродукция фотографии появилась только в марте 1880 года в американской газете «Нью-Йорк Дейли График». Какие же до этого скучные были газеты без привычных нам фоток – «много букв».

В Москве на Арбатской площади открылся первый звуковой кинотеатр «Художественный». Ну, конечно, не сам кинотеатр открылся, он был там еще до революции, просто любимый москвичами «Художественный» оборудовали новейшей по тем временам звуковой аппаратурой. Теперь можно было не читать субтитры и забыть про музыкальное сопровождение тапера на раздолбанном пианино.

Широкий жест Пабло Пикассо – в марте 1970 года великий художник ХХ века подарил 800 своих работ музею в Барселоне. Но и другие музеи мира не остались обиженными – как известно, Пикассо был плодовитым гением.

А весной 2000 года знаменитый американский писатель Стивен Кинг – автор занимательных и страшных книг стал первым в мире писателем, опубликовавшим свое произведение в Интернете. И всего за один день его новый роман прочли аж два миллиона человек.

 
ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА КРАСОТЫ

https://i.imgur.com/WRqqZFT.jpg

Март называют женским месяцем. И дело тут вовсе не в перепадах погоды (какое они могут иметь отношение к милым женским характерам!). Этот месяц вошел в историю праздником 8 марта благодаря двум революционным дамам Кларе и Розе, которые убедили мир подарить всего один день в году женщинам. Не будем углубляться в версии происхождения этого праздника. Но именно март должен быть отмечен рассказами и воспоминаниями о выдающихся и незаурядных женщинах. Об одной из них – наш сегодняшний рассказ.

ЕЕ НАЗЫВАЛИ ЯСТРЕБКОМ

Она родилась в Кракове, в Казимеже, и была старшей из восьми дочерей в семье Горация Рубинштейна. Он имел небольшой  магазин, девочек воспитывал в большой строгости в отличие от матери. Мать Августа была очень приятной внешне, мягкой по натуре и убеждала своих дочек, что женщины обладают двумя сокровищами, которые дают власть и внимание мужчин: красота и любовь.  Лишившись надежды на рождение сына, отец решил сделать наследника из старшей дочери. И дело было не в возрасте, а в характере: она была умной, очень упрямой, независимой, да и в трудолюбии ей отказать было нельзя.
Но за властность и своеволие сестры дали ей прозвище  Ястребок. Доучившись до выпускного класса, она бросила школу. И отец, разозлившись на непослушание своего «наследника», решил выдать ее замуж. Старый и лысый жених ей не понравился. И она покинула дом, сбежала в Австралию к дяде, которого не знала и не видела никогда. Какое это могло иметь значение для юной девушки, которой хотелось повидать другой мир и почему бы и нет – попробовать покорить его.
Своим «оружием» для такой победы она избрала баночки с кремом для лица, который собственноручно изготовила ее мать и дала ей в день бегства из дома. И этот косметический крем можно вполне обоснованно назвать путеводной звездой Хелены Рубинштейн. Именно с этих баночек начался ее тернистый и тяжелый путь вверх, к созданию своей косметической империи. Однако до этой имперской славы идти ей было еще очень долго.
Итак,  Ястребок прилетел в Австралию.
Она не знает языка, не знает привычек, обычаев и традиций чужой среды, в которую попала. Но упорства ей не занимать...
Когда знакомишься с людьми подобной судьбы, понимаешь, что именно эти черты характера – упорство, способность не сдаваться перед трудностями, умение не отчаиваться и не бояться испытаний – ведут человека вперед.
Поначалу ей пришлось работать на «черных» работах. Досталось ей самое тяжелое  – и физически, и морально: разгружала мешки с товаром в магазине,  работала в поле. Когда освоила язык, устроилась  в кафе официанткой. Мыла полы в домах богатых людей. Но вот что интересно, те, кто внимательно изучал судьбу Хелены Рубинштейн, подчеркивают, она пошла убирать дома богачей почти за бесплатно, если считала, что владелец богатого дома может ей пригодиться в будущем. Значит, цель у нее к тому времени уже оформилась, а мечта жить в таких же роскошных и красивых домах, как у богачей,  превратилась в формулу достижения желаемого.
В Австралии Хелена выделялась своей бледностью на фоне загорелых местных дам, что вызывало их интерес и восхищение. Материнские баночки  были распроданы довольно быстро. Рубинштейн поняла, что нащупала золотую жилу. Она познакомилась с тамошними аптекарями. И с их помощью  начала работу над увлажняющим солнцезащитным кремом. Полученный крем она назвала «Валазе»,  впоследствии рассказывала, что это слово ничего не значило, по ее мнению, было просто красивым сочетанием букв. Крем расходился  прекрасно. Хелене на тот момент исполнилось 24 года и она твердо знала, чем будет заниматься в будущем.
И вот что делает Хелена, которая не изучала менеджмент, не была знакома с основами маркетинга, не училась в университете, да и с общим образованностью у нее не все было благополучно. Но при этом обладала потрясающим чутьем истинно предприимчивого человека. Она занимает у родственников деньги, открывает небольшой магазинчик в Мельбурне. И ставит производство крема на поток. Ее салон довольно скоро обретает известность и большую популярность. И тут проявляется еще одна способность мисс Рубинштейн – она чертовски бесстрашная: не побоялась и расширила заурядный магазинчик до невероятных размеров. Как говорят очевидцы, создала настоящий дворец!

ХЕЛЕНА ПОКОРЯЕТ
СТАРЫЙ СВЕТ

Как быстро и результативно она училась, как впитывала знания! И фейерверком новых идей, проектов и инноваций отдавала все полученное. Австралийский магазин приносил Хелене довольно много денег. Уже через несколько лет она открыла в Париже лабораторию, в которой занималась дерматологическими разработками. А в 1912 году представила миру инновационную систему ухода за кожей, основанную на разных ее типах: сухая, жирная и нормальная. Этим достижением мы с вами пользуемся до сих пор. Но она была первой, кто сказал нам, женщинам, что у нас разные типы кожи. А сколько всего она придумала в маркетинге! Представьте себе,  при запуске в продажу своего парфюма Heaven Sent с крыши высотки запустили 500 воздушных шаров, к которым были прикреплены маленькие корзинки с ангелочками. А в рекламе всегда были представлены красивые  дамы в белых халатах и у зрителей создавалась полная уверенность, что над косметикой работают врачи. И еще. Именно Хелена первой стала привлекать к рекламе знаменитостей –  известных актрис, моделей. И любимые актрисы, актеры и модели проникновенными голосами сообщали о чудодейственных свойствах косметики Рубинштейн, что естественно привлекало потребительниц ее продукции.
Хелена решила покорить столицу Великобритании, и это ей блестяще удалось! Она расположилась в Мейфэре (одном из престижнейших районов столицы). Роскошный салон (четырехэтажное здание!) стал, можно сказать, определенным шоком для жительниц Лондона. Она  привезла из Парижа самых лучших дерматологов и то новое явление, которое сейчас мы называем макияжем – цветную пудру, румяна, помаду разных цветов и тушь.  К ее салону стали выстраиваться очереди. А она работала по 18 часов в сутки! Между тем к этому времени она уже была замужем и матерью двоих мальчишек. Со своим первым мужем Хелена познакомилась в Сиднее: американский журналист с польскими корнями Эдвард Титус – так же, как и его жена был предприимчивым человеком, хотя гораздо меньшего масштаба. Но он очень хорошо рекламировал продукцию жены, а иногда дарил ей и очень дельные идеи. Как говорят, идею производства декоративной косметики Хелене подал именно Эдвард. А Хелена великолепно воплотила идею! Первая помада привычной нам формы, пудра, румяна разных оттенков, тушь в футляре – все это было создано под руководством Хелены. Она снова стала первой! Никто никогда до нее не выпускал подобного!   
Вернемся вместе с ней в Париж. Лондон Лондоном, пусть англичанки не обижаются, но покорение Парижа означало, что она берет в карьере самую высокую вершину в косметической индустрии. Ее называют мадам Рубинштейн, но ее сотрудницы за спиной называют ее тираном-истребителем. Ее это не заботит.
Парижанки намного искушеннее лондонских женщин. Их нужно было привлечь чем-то особенным, и Хелена это хорошо осознавала. Она заказывала специальные, натуральные пигменты, которые добавляла в косметику.  В предместье Парижа была открыта фабрика, которая производила эксклюзивные фирменные упаковки и удивительные флаконы. Знаете, кто разрабатывал эти флаконы?  Сальвадор Дали... Молодой, но уже приобретший имя оригинального художника. Никто до сих пор таких флаконов не делал. Он же создал ей логотип HR  и дизайн пудры.
А парижанок покорила новая линия косметики – макияж, который выглядел совершенно естественно. И подтверждением  блистательного успеха Хелены стали аристократки и знаменитости, которые постоянно посещали салон Рубинштейн. Сара Бернар, известная своим сложным нравом, часто бывала в салоне Хелены. Да, у самой мадам Рубинштейн тоже был вздорный характер, но она при этом могла общаться с Дега, Пикассо, Модильяни, Шагалом, Браком и Ренуаром. Когда дело касалось ее бизнеса, как говорят, она умела проявлять чудеса дипломатии.
В 1932 году Хелена выпустила первую в мире водостойкую тушь. И снова удививший всех маркетинговый ход. Новый продукт был совершенно необычно, но очень убедительно представлен  широкой публике: тушь испытывала на себе команда по синхронному плаванию. Еще через 20 лет Рубинштейн изобретет первую кисточку для туши, которая будет очень похожа на современную.
Однако  мы забежали вперед, заметно опередив  время ее судьбы.

«ШТУРМ»  АМЕРИКИ  КОСМЕТИКОЙ

«Не бывает некрасивых женщин, бывают – ленивые», – сказала она однажды. И доказала это своей жизнью. И поступками. Вот уж действительно ленивой она не была. Как только ее не называли  – взбалмошная, бесцеремонная, скупая, женщина-смерч, тиран, но только не ленивой. Все ее недостатки (а их было достаточно) перевешивались неисчислимым количеством талантов. Она говорила на пяти языках. Установила фиксированную минимальную партию оптового заказа, и это сделало продажу ее продукции в универмагах максимально выгодной. Все продавцы, работавшие с ее брендом, обучались под ее надзором по весьма насыщенной программе. Также продавщицам отдавали 40% розничной цены товара, 5% бонуса предлагали за рекламу продуктов от Хелены Рубинштейн. И еще с каждой продажи консультант имел 10% суммы.
В 1928 году, по свидетельству современников,  Хелена провернула гениальную комбинацию! Она продала свой бизнес «Lehman Brothers» за 7 миллионов долларов. Потом, пользуясь биржевым кризисом, смогла скупить значительный пакет акций и вернула себе компанию за сумму, не достигшую 1 миллиона долларов! Всего лишь через год!
Она проводила многие часы в перелетах, но не только для того, чтобы насладиться чудесами архитектуры. Она летала в разные страны для поиска растений, чьи экстракты в составе кремов должны были служить для омоложения кожи лица. Хелена побывала в Египте и привезла водяную лилию. Из Канады – папоротник, а какие-то особые виды водорослей она нашла в Океании. В Эфиопии ей посоветовали найти воск, который готовили дикие племена. И даже в Тибете она побывала в поисках мускуса от телят косуль, живущих на высокогорных плато. И все, что она находила, сразу шло в дело, все тщательно испытывалось и применялось только после получения эффективного результата. Больше всего она дорожила своей репутацией.
В ее личной жизни произошли перемены. Парижский период принес ей новое замужество. Спустя несколько лет после развода с Титусом она выходит замуж за грузинского князя Арчила Гуриэли-Чкония. Теперь Хелена не просто владелица сети салонов и собственного бренда косметики, но еще и княгиня.
Осенью 1939-го, когда Франция вступила в войну с Германией, они с мужем покинули Париж и переехали в Нью-Йорк. Как рассказывают исследователи ее жизни, она пыталась спасти от Холокоста как можно больше родственников: способствовала их переезду в США, устраивала на работу в компанию, попутно обучала всем премудростям профессии.
Именно во время войны Хелена и Арчил открыли «Дом Гуриэли», где мужчины могли купить модные вещи из Европы, постричь и покрасить волосы и пройти разработанные специально для них процедуры. Так она получила огромный мужской потребительский контигент.
В Нью-Йорке Арчил занимался организацией вечеринок в их с Еленой роскошных апартаментах на Парк Авеню. В дом, который стали называть «Рубинштейн Хилтон», приглашалось избранное общество и списки гостей на следующий день попадали в светские новости.
Если в Европе ей не было равных, то в Америке серьезной конкуренткой стала Элизабет Арден, которая работала в Штатах более пяти лет. Но эта конкуренция только раззадорила амбициозную Хелену. Она придумывала новые косметологические процедуры, давала частные консультации и проводила образовательные встречи с клиентками. Благодаря грамотной стратегии ее продукцией заинтересовались крупные торговые дома. Это стало настоящей победой и над конкуренткой, и в принципе покорением Америки.
Сразу после окончания войны Хелена вернулась в Париж, ей тогда уже было за 70, но она не привыкла пасовать ни перед чем, в том числе и перед возрастом. «Нужно работать больше!» – таким был ее девиз. Специалисты ее лаборатории изобретали новые препараты и салонные процедуры, а сама мадам возвращала измученных войной парижанок к полной красоты и покоя жизни.
Годы, проведенные с Арчилом  Гуриэли-Чкония, называют самыми спокойными в жизни Хелены Рубинштейн. Она достигла всего, о чем мечтала. Открыла многочисленные клиники не только в Европе, но и в США и Латинской Америке. Ее косметика продавалась в 100 странах мира. Прибыль росла с каждым днем. Сыновья готовы были стать помощниками в бизнесе.
Но, как это в жизни бывает, за счастливым периодом следуют несчастья. От сердечного приступа неожиданно умер Арчил. Через два года после смерти мужа она потеряла старшего сына Горация. Он погиб в автокатастрофе. Именно его Елена  видела своим преемником.
После похорон любимых людей она возвращалась к тому, что ее всегда спасало – к работе. Но не только... При том, что многие в ее окружении называли Хелену скупой, именно она очень часто оказывала денежную помощь школам и больницам. Именно она (единственная из всех сестер) трогательно и щедро заботилась о родителях. Именно она построила в Израиле уникальный павильон с редкой коллекцией картин, утварью и статуэтками разных эпох.
Хелена Рубинштейн прожила долгую жизнь. Однажды личный секретарь спросил ее, страшится ли она смерти. – «Теперь уже нет. Ни в малейшей степени, –  ответила мадам Рубинштейн. – Раньше боялась. Но я слишком долго ждала. Это должно быть, интересный опыт». Через день после этого разговора она скончалась в возрасте 95 лет.
Жан Кокто назвал ее «императрицей красоты», и этот титул она сохраняла на протяжении более чем шести десятилетий. Сальвадор Дали увековечил Хелену в образе женщины-Прометея, прикованной к скале ее собственным изумрудным платьем.


Анастасия  Эристави

 
ОТ А ДО Я

https://i.imgur.com/XGEdIYx.jpg

Волейболу 125 лет

Мы знаем, что футболу официально 157 лет, и его придумали в Англии оксфордские студенты вместе с работягами-металлургами. Правда, на самом деле схожая игра была и в Китае, и в Древнем Египте, и у римских легионеров под названием «гарпастум», и в средневековой Италии под названием «флорентийский кальчо». Мы знаем и про другие игры с мячом. Ведь они были у человечества всегда. Скажем, мушкетеры Дюма играли во что-то похожее на теннис. Нам известно также, что в баскетболе мяч сначала забрасывался в самую настоящую старую корзину без дна, а команде победителей вручали живую индейку. А когда же появилась самая демократичная игра с мячом, в которую играли не только на спортивной площадке, но и на улице, на полянке, на пляже или во дворе, просто протянув на двухметровой высоте веревку? Мы говорим о волейболе. Так вот, 9 февраля 1895 года и была изобретена эта великолепная игра, то есть 125 лет назад в городе Холиоке американского штата Массачусетс. Придумал ее конкретный человек – молодой учитель Уильям Морган. Он смешал правила нескольких игр, позаимствовал сетку от тенниса, только поднял ее на высоту 196 сантиметров. Сначала могли играть сколько угодно участников, столько, сколько разместятся на площадке. Нужно было просто перекидывать мяч на другую сторону. Но Морган решил игру усложнить. Он вместе с первыми игроками определился с количеством касаний мяча – не более трех, потом с числом игроков, и, наконец, с самым главным правилом – мяч нельзя брать в руки, а всегда держать на лету. Так игру и назвали – волейбол от «at the volley» (на лету) и «ball» (мяч). И теперь в него играют миллионы людей по всему миру.


Последнее фото

Мы привыкли, что облики многих великих людей прежних времен дошли до нас только в виде живописных работ. И до сих пор точно не известно, как выглядели титаны мировой культуры – Леонардо, Бах, Моцарт, Шекспир и Гете. Парадные или жанровые портреты не всегда точно их изображали. Мы до сих пор сетуем, что наш Пушкин не дожил нескольких лет до изобретения фотографии. А вот гениальный польский композитор Фредерик Шопен, представьте, дожил. Его убедили сфотографироваться друзья за несколько недель до его смерти. Уж неизвестно, какими аргументами они оперировали. Усталый, изможденный и совсем не старый человек стоит на улице у своего последнего места жительства в Париже на Вандомской площади, 12. И в его глазах читается многое – и прощание с жизнью, и досада на то, что успел не все. Он-то понимал, что смерть близка, что друзья хотят запечатлеть его прощальный образ. Шопен знал себе цену, как знали и все вокруг. Как говорил кто-то из знаменитых: «Шопен для поляков – то же, что и Моцарт для австрийцев». В конце февраля исполняется 210 лет со дня его рождения. Есть прекрасный повод послушать вальсы, мазурки и ноктюрны Шопена в исполнении, скажем, Беллы Давидович или Артура Рубинштейна.


Цыганский гений

Наш герой едва знал грамоту, ибо был манушем – французским цыганом с севера страны и в начальную школу не ходил. Он стал великим музыкантом, но при этом не знал нот. На его искалеченной руке действовали всего два пальца, но он остался в истории музыки феноменальным гитарным виртуозом. Еще он был мистиком, верил гаданиям и боялся привидений, но при этом был отважным и бесстрашным. Азартный игрок в карты и в рулетку, он никогда не проигрывал, потому что хорошо умел играть. А еще этот человек, родившийся в цыганской повозке и исколесивший в детстве весь юг Европы и Северную Африку, обладал манерами наследного принца, имел безупречный вкус и был настоящим джентльменом и верным другом. Он безумно любил кино и с шиком носил широкополые гангстерские шляпы, и у него была ручная обезьянка. Его звали Жан-Батист «Джанго» Рейнхардт, и нынешний февраль отмечен его столетием.
Он начинал свою музыкальную карьеру в юном возрасте, играя еще на банджо в кабачке «Rose Blanche» – «Белая роза», что на Порт-де-Клиньянкур, где сейчас конечная станция 4-й линии метро. Там, у старой таможни, на краю пустыря у известного на весь Париж блошиного рынка разбивали бивуаки цыганские таборы. Вместе со своим братом Жозефом, игравшем на скрипке, наш герой аккомпанировал популярному итальянскому аккордеонисту Витезе Гуэрино. «Белая роза» была настоящая гангет – полубандитская таверна, где можно было посидеть за луковым супом, устрицами, жареной картошкой и бокалом белого вина, а потом потанцевать под популярные песенки. Джанго быстро прославился как замечательный гитарист. Особенно людям нравились мелодии, которые он тут же сочинял на ходу. Но случилась беда – в их таборе произошел пожар. Одна цыганка делала целлулоидные цветы на продажу и опрокинула на их ворох свечу. Джанго бросился на помощь и получил жуткий ожог левой руки, от которого лечился в больнице почти полтора года. У него остались только два полноценных пальца. И за несколько месяцев Джанго научился ими управляться даже лучше, чем раньше. И снова продолжил выступать. Именно тогда, в начале тридцатых, Джанго и познакомился со своим верным партнером – скрипачом Стефаном Грапелли. Они создали ансамбль и перед войной стали невероятно популярны не только в Париже, но и по всей Европе. Даже с приходом немцев, которые не жаловали джазменов и отправляли в лагеря и газовые камеры цыган, Джанго никуда не уехал и не перестал играть в кабачках. Говорят, некоторые из фашистов, тайно любившие джаз, «прикрывали» его от гестапо. Когда же до него почти добрались их ищейки, Джанго ушел в скитания по Европе с выжившими цыганами и маленькими музыкальными группами. В конце войны он вновь вернулся в Париж, открыл свой клуб «Фургончик» и написал мессу для органа, хора и струнных инструментов «Реквием по цыганским братьям». К сожалению, ныне этот шедевр утрачен – не сохранилось нот, а только отдельные фрагменты. Джанго влился в ряды высшей лиги мировых джазменов и даже концертировал в США с ансамблем Дюка Эллингтона. Но наступили новые времена и новый стиль – бибоп. Эра свинга начала угасать, и слава Джанго меркнуть. Прожил этот гениальный музыкант немного, всего 43 года, и далеко не все из его наследия сохранилось. Но как же хороша его музыка!


Юбилей Бориса Пастернака

В эпоху повсеместного распространения интернета пересказывать биографии великих людей стало делом неблагодарным. Как говорят молодые люди: «Гугл вам в помощь». Мы не станем пересказывать события жизни гениального русского поэта ХХ века Бориса Леонидовича Пастернака. Скажем только, что ему на роду было написано стать незаурядным деятелем культуры, ведь появился он 130 лет назад в семье выдающегося художника – одного из немногих русских импрессионистов Леонида Пастернака, академика живописи. И в их доме бывали выдающиеся творцы того времени: Лев Толстой, Чехов, Нестеров, Левитан и Поленов, композитор Скрябин, ставший для мальчика кумиром и учителем. Ведь Борис сначала собирался в консерваторию, но семья и сам Скрябин его отговорили. Сохранились музыкальные сочинения будущего поэта, но они заметно юношеские и уж совсем ученические. Говорят, Скрябин сказал: стихи у тебя лучше. Это и предопределило будущее нашего поэтического гения. В историю русской литературы Борис Пастернак вошел как гениальный поэт, прозаик и переводчик, подаривший нам блестящие переводы трагедий Шекспира, драмы «Марии Стюарт» Шиллера и «Фауста» Гете. Прекрасные стихи грузинских поэтов благодаря ему стали известны российскому читателю. Рассказывать о его стихах не стоит, лучше их прочитать, как и его прекрасную прозу. И, конечно, сыгравший в его судьбе трагическую роль роман «Доктор Живаго», за который он был удостоен Нобелевской премии и подвергнут на родине страшной травле. Известный питерский артист Владимир Рецептер говорил о Пастернаке своему приятелю-футболисту «Зенита»: «Он для поэзии, как Пеле для футбола». Пастернак и человеком был достойным и, что нечасто встречается среди трепетных «служителей музы», бесстрашным. Он не боялся помогать репрессированным в страшные годы сталинского террора – заступался перед Сталиным за сына А. Ахматовой, посылал посылки дочери Марины Цветаевой, не забывал семьи своих грузинских друзей-поэтов, Тициана Табидзе и Паоло Яшвили. Последние годы своей жизни Борис Леонидович провел на даче в подмосковном Переделкине, там же умер, там и похоронен. Когда на его похоронах районное партийное руководство попыталось не допустить массовой процессии, а людей проводить Бориса Пастернака собралось около четырех тысяч, его жена, Зинаида Николаевна, жестко им ответила: «Стрелять не будут. Шествие состоит из рабочих и крестьян. Все его любили. Из-за этой любви никто не посмеет нарушить порядок». Своей второй родиной Пастернак считал Грузию, здесь жили его друзья, здесь он неоднократно бывал и здесь бережно хранят его память. Но не только для Грузии имя Пастернака знакомо и любимо. Однажды в Москву приехал известный и весьма экстравагантный кинорежиссер Квентин Тарантино. И, представьте, первое, что он сказал встречающим, спустившись с трапа самолета: «Отвезите меня на могилу Пастернака». И отвезли. Тарантино прислонился к памятнику поэта и под проливным дождем просидел долго-долго – оказывается, он с юности преклонялся перед Пастернаком и знал многие его стихи наизусть.

 
ВКУСНЫЕ КНИГИ

https://i.imgur.com/OvN8QmB.jpg

Книги о еде – совершенно неисчерпаемая тема. Вместить в нее все рецепты, изюминки, секреты, да и разнообразие вкусов – просто невозможно. Но даже чуть-чуть прикоснуться к ней – большое удовольствие. А для тех, кто любит готовить и для тех, кто обожает вкусно поесть, это удовольствие высшего порядка. Ведь с едой связан огромный пласт культуры и искусства: здесь не только гастрономические справочники и книги о здоровой пище, но и замечательные литературные произведения, прекрасные картины, великолепные натюрморты и многое-многое другое.
Но прежде небольшое личное воспоминание, которое и стало, собственно говоря, своеобразным толчком к поиску книг о еде. Было это в 90-х годах прошлого века. Автор этих строк работала тогда на радио. И вела разного рода передачи. Радость состояла в том, что автору предоставлялось право выбора темы, предмета рассказов, размышлений, информаций и разного рода сведений. Одна из программ была посвящена литературным персонажам, которые любили вкусно поесть или же сами прекрасно готовили. Надо ли напоминать о том, что 90-е годы в Грузии были тяжелыми, холодными и голодными. В один из таких вечеров, когда вокруг было темно, только кое-где гремели генераторы, я рассказывала о героях Рекса Стаута и о блюдах, которые готовил блистательный повар Фриц  своему хозяину – толстяку и гурману Ниро Вульфу, большому любителю орхидей и мастеру разгадывать сложнейшие  и запутанные детективные истории. Обычно после передачи раздавались звонки от слушателей, на этот раз их было очень много. Удививший меня взрыв интереса к тому, о чем я говорила, да еще в такое трудное, далекое от изысканной кухни время, пожалуй, и стал поводом для последующего поиска всего, что имело отношение – нет, не только к кулинарии, а к людям искусства, увлеченным Едой.
Вот что открылось: творческие люди – писатели, художники, музыканты (многие из них) не только любили хорошую еду, но и сами готовили и оставили потомкам массу интересных рецептов, а также связанных с ними увлекательных историй. И еще один исторический факт, заслуживающий внимания. Оказывается, первый сборник кулинарных рецептов увидел свет во Франции сразу же после изобретения книгопечатания.
Однако о французах – любителях кухонных премудростей разговор еще впереди, а пока вернемся к упомянутому Рексу Стауту. Если внимательно читать его книги, станет ясно, что свои лавры замечательного кулинара он приписал любимому герою. В конце концов Стаут собрал в одном издании «Поваренная книга Ниро Вульфа» все рецепты блюд из своих произведений. Надо сказать, что книга эта имела большой успех. И Памела Трэверс выпустила книгу «Мэри Поппинс на кухне»: это произведение кулинарного искусства было предназначено родителям детей, которые обожают волшебную героиню. А Робер Куртен издал «Рецепты мадам Мегрэ». Это книга с рецептами блюд жены знаменитого комиссара из романов Жоржа Сименона.
Если спросить любого и даже не очень осведомленного в вопросах литературы человека, кто из писателей был большим любителем еды, уверена, что ответ будет правильный: Александр Дюма-отец. «Дюма был гением жизни», – говорила о нем Жорж Санд. Он был настоящий гурман и, как утверждали люди, близко его знавшие, обжора. Авдотья Панаева, у которой он гостил, язвительно заметила после обильнейшего застолья у нее дома: «Я думаю, что желудок Дюма мог бы переварить мухоморы». У Дюма старшего, судя по количеству написанных произведений (более ста тысяч страниц) и обилию съеденной пищи, были две страсти – писать книги и готовить еду. С пером, как вспоминают его современники, он расставался только ради сковородки. На кухне, как и в жизни и творчестве, у него все было избыточно, если затевался обед, то на десятки и сотни приглашенных и незваных сотрапезников, если подавали вино – то оно действительно лилось рекой.
Однажды во время путешествия в Марсель приятель порекомендовал Дюма кухарку, которая не умела готовить. Именно ее писатель нанял с большим удовольствием: ведь теперь у него появился непредвзятый помощник. «Она не будет, – радовался Дюма, – добавлять перец в мои рагу, муку в мои соусы, цикорий в мой кофе, она позволит мне, не воздевая рук к небесам, добавлять вино и бульон в мои омлеты».
«Большой кулинарный словарь», ставший последним произведением писателя, представляет собой не столько рассказ о блюдах, сколько художественное произведение, наполненное рассказами и притчами о том, как строили отношения с едой знаменитые и не очень повара, правители, исторические личности и просто знакомые Дюма. Всего книга включает около восьмисот новелл и служит не столько руководством для приготовления обеда, сколько способом взглянуть на жизнь и на еду глазами великого романиста. К сожалению, Дюма-отец не успел завершить свой труд, это «вкусное» бремя взвалил на себя Анатоль Франс.
Помимо любви к еде Дюма отличался юмором и исключительной наблюдательностью. И как тут не вспомнить (нет, не шашлыки, которые ему необыкновенно понравились в поездке по Грузии), что он писал о грузинах: «…Кроме перечисленных качеств грузины имеют еще одно, о котором мы еще не говорили, а теперь – вовсе не в обиду им – скажем. Они имеют носы, каких нет ни в какой стране света». И продолжая тему грузинского носа и внимания к нему ...Александра Пушкина, вспомним об истории, записанной поэтом в своем дневнике в 1815 году. «Денис Давыдов является к графу Леонтию Бенигсену и говорит: «Князь Багратион прислал меня доложить вашему высокопревосходительству, что неприятель у нас на носу…». – «На каком носу, Денис Васильевич? – отвечает генерал. – Ежели на Вашем, так он уже близко, если же на носу князя Багратиона, то мы успеем еще отобедать».
В отличие от Дюма-отца – любителя обильной еды, некоторые художники предпочитали легкую пищу: Пикассо, к примеру, ел только овощи, рыбу, рис и виноград. А вот Фрэнсис Бэкон – английский философ и ученый, как утверждают его современники, устраивал почти каждый день пышные трапезы и выпивал достаточно много вина. Его работе это совсем не мешало. Кстати, именно этому философу принадлежит широко и давно употребляемый афоризм: «Знание – сила». Философ считал, что «самое лучшее из всех доказательств есть опыт». Высокая должность лорд-канцлера при дворе Якова I не мешала Бэкону ставить опыты самому. Пожалуй, именно ему кулинары всего мира (и люди искусства, любящие готовить) должны быть благодарны за идею холодильника. Однажды ранней весной 1626 года ему пришла в голову мысль проверить, в какой степени холод замедляет процесс порчи продуктов и нельзя ли для сохранения мяса вместо соли использовать снег. Тушку курицы Бэкон собственноручно нафаршировал снегом и закопал в сугроб. К сожалению, в процессе эксперимента немолодой уже ученый простудился. Перед смертью он успел написать своему другу: «Спешу сообщить вам, что опыт с замораживанием мяса удался очень хорошо». Думаю, стоило бы производителям современных холодильных установок вспомнить о выдающемся философе и в благодарность за идею дать его имя своей продукции.
И продолжая тему французов-писателей, любителей вкусной еды, вспомним Виктора Гюго. Между «гурманом» и «гурме» французы видят огромную разницу: если первый – любитель не только вкусно, но и много поесть, то второй – тонкий ценитель высокой кухни, знающий секреты приготовления изысканных блюд. В этом смысле назвать знатока гурманом значит задеть его чувства. Тем не менее Гюго, по мнению его семьи и друзей, был именно гурманом. Шарль Огюстен Сент-Бев, литературовед и большой друг писателя, шутил: «Естественная история знает три великих желудка: утки, акулы и Виктора Гюго». Гюго был большим любителем устраивать в своем доме приемы. Правнук Виктора Гюго Флориан называет прадеда «великим едоком». Во время трапезы тот предпочитал, чтобы на столе было много блюд и с каждого брал понемногу. Любимым завтраком писателя были яйца-пашот, поданные с перцем по-баскски. Заметим, что Флориан – профессиональный шеф-повар. В 2012 он издал книгу «Кулинарная книга Гюго». В ней – воспоминания современников о его великом предке, выдержки из писем, фрагменты произведений, рукописных рецептов. Эта поваренная книга стала еще и частью биографии Виктора Гюго, и сборником рецептов.
О Франции и французах-любителях вкусной и изысканной кухни можно говорить бесконечно, но переместимся в Грузию, которая имеет свою оригинальную и очень вкусную кухню с древними и интересными рецептами. И раз мы выбрали темой умение писателей и вообще людей искусства готовить и рассказывать о еде, нельзя не вспомнить грузинскую писательницу и поэтессу Барбарэ Эристави-Джорджадзе, которая в 1874 году в типографии Е. Хеладзе издала первую грузинскую поваренную книгу. Ее полное название: «Грузинские кулинарные, семейные, хозяйственные, проверенные рецепты» (второе издание было осуществлено тифлисским писателем и переводчиком Михаилом Ахпателовым, а третий раз книга «Полная кухня» была опубликована в 1914 году дочерью поэтессы Мананой).
Скажем, что рецепты, представленные в этой книге, до сих пор популярны, и в сегодняшнем Тбилиси успешно  работает ресторан «У Барбары», в котором посетителям предлагают блюда по рецептам Джорджадзе. Хотя в некоторые рецепты повара XXI века вносят коррективы сообразно сегодняшним вкусовым предпочтениям, к примеру, больше используют топленое масло,  айву, тыкву. Но к бараньим ребрам, запеченным с айвой под красным вином, подают кизиловый соус, приготовленный по старинному рецепту.
Раньше, чем кулинарная книга Джорджадзе, в России появились «Поваренные записки» Сергея Васильевича Друковцева – самое первое кулинарное издание 1779 года, вышедшее в типографии Московского университета. Особенный интерес к этой вкусной книге продиктован, во-первых, тем, что это первая в России кулинарная книга, а, во-вторых, что ее автор... прокурор 1-го департамента Главной провиантской канцелярии в Москве. Сергей Васильевич Друковцев происходил из дворян, был сыном титулярного советника. Как он оказался отцом-основателем русской гастрономии? Выяснилось, что Сергей Васильевич – совсем не прирожденный кулинар. Он лишь представитель российского просвещенного дворянства. Не слишком богатого дворянства, зарабатывающего больше службой, чем доходами от поместья. «Экономическое наставление дворянам, крестьянам, поварам и поварихам» выдержало целых 5 изданий (в Санкт-Петербурге): в 1772, 1773, 1777, 1781 и 1788 годах. В основном это сборники советов, как вести хозяйство, собирать и сохранять урожай, содержать скот и т. п. Специалисты утверждают, что эти Записки вовсе не скучны и не примитивны, а полны интриг и сюжетов.
«Хотя всяк и знает, как мясо жарить, однако ж я захотел упомянуть всякое мясо. Живность и дичь надлежит прежде за сутки намочить в пресном молоке или воде,.. шпигуется свиным салом по пристойности, жарится на вертеле, обмазывается дичь... лимонным соком. К жаркому дают разный салат, спаржу, цикорий, оливки, огурцы разные в рейнском уксусе, осетринную черную зернистую икру, соленые сливы и лимоны…».
Есть еще одно его кулинарное издание – вышедшая в 1786 году книга «Солдатская кухня». Между тем прокурор известен не только гастрономическим творчеством, но и тем, что он писатель-сказочник: Друковцев был автором и составителем сборников русских народных сказок: «Бабушкины сказки» (1778) и «Сова – ночная птица, повествующая русские сказки, из былей составленные» (1779).
Даже не издавая кулинарных книг, писатели украшают свои произведения заманчивыми описаниями блюд и разного рода вкусностями. Гоголь слыл большим любителем вкусной пищи. А мы, читатели, как его современники, так и сегодняшние, прекрасно знакомы с бесчисленным перечислением «галушечек, пампушечек, товченичек». Чего только стоит Пацюк из «Ночи перед Рождеством» «...вареник выплеснул из миски, шлепнул в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот». А вот обед Чичикова, собиравшего «мертвые души»: «...щи с слоеным пирожком, нарочно сберегаемым для проезжающих в течение нескольких недель, мозги с горошком, сосиски с капустой, пулярку жареную, огурец соленый и вечно слоеный сладкий пирожок».
И завершая сегодняшний рассказ, не могу не остановиться на личности великого композитора Джоаккино Россини. За двадцать лет творчества Россини  создал четыре десятка сочинений: оперы, оратории, фарсы, пьесы. В историю музыки навсегда вошли великие оперы Россини: «Отелло», «Сорока-воровка», «Севильский цирюльник», «Елизавета, королева Англии», «Осада Коринфа», «Вильгельм Телль». Свою первую оперу «Деметрио и Полибио» композитор написал в шестнадцать лет, а последнюю оперу «Вильгельм Телль» через двадцать с лишним лет. После премьеры своей последней оперы Россини удивил общество заявлением, что с музыкой покончено, и он посвятит себя второй страсти – кулинарии. Для гурмана и обжоры Джоаккино Россини создание новых блюд, изобретение оригинальных рецептов доставляло массу удовольствия. Кулинария была для Россини таким же творческим процессом, как и музыка.
На своей парижской квартире или на вилле в Пасси Россини устраивал роскошные приемы. На этих обедах звучала волшебная музыка композитора, а еще гостей восхищали авторские блюда маэстро. Его рецепты остались в истории кулинарии, как оперы в истории музыки. Изящный салат «Фигаро», многокомпонентные «Турнедо-тосты Россини», цыплята, телячьи котлетки «А ля Россини», блюда из картофеля. Список рецептов получился таким внушительным, что композитор написал кулинарную книгу «Грезы обжорства» или «Россини и грех обжорства».
А его фразы, посвященные Еде, настоящий гимн любви. Любви к жизни. Вот послушайте эту музыку: «Желудок – это дирижер, который управляет огромным оркестром наших страстей. Пустой желудок для меня как фагот, который рычит от недовольства, или флейта-пикколо, которая выражает свое желание в визгливых тонах. Полный желудок – треугольник удовольствия или барабан радости. Есть, любить, петь, переваривать – по правде говоря, это и есть четыре акта комической оперы, которую мы называем жизнью». И в заключение один из самых популярных рецептов Россини. Классический «Турнедо-тост»:
«Четыре ломтика белого хлеба обжариваем на оливковом масле до золотистого цвета, перекладываем в теплую посуду, чтобы не остыли. Четыре куска говяжьей или свиной вырезки отбиваем и обжариваем на той же сковороде. Готовые отбивные солим, перчим и перекладываем на тосты. В той же сковороде на медленном огне подогреваем четыре порции паштета из птицы (гусиного, например) и перекладываем на мясо. В сковороду, в которой все ингредиенты по очереди обжаривались, выливаем полстакана красного вина, лучше всего мадеры и медленно доводим до кипения, активно размешивая этот соус, кипятим на медленном огне до необходимой густоты. Тосты выкладываем на блюдо, украшаем тонкими ломтиками лимона, жареными грибами, кружочками свежих помидоров, веточками петрушки и поливаем соусом».
Если вы, дорогие читатели проголодались, пока читали эту статью, идите на кухню и творите свои рецепты! Или готовьте по рецептам великих музыкантов, писателей и художников!



Анастасия ЭРИСТАВИ

 
ОТ А ДО Я

https://i.imgur.com/x3qItC2.jpg

Великая  Уланова

Когда называют по имени Леонардо и Микеланджело, то понимают, что речь идет о двух великих художниках, когда говорят по имени Пол и Джон, то понятно, что это, участники рок-ансамбля Битлз, а когда говорят о балете и называют два имени Анна и Галина, то это разумеется, о двух самых прославленных в истории танцовщицах Павловой и Улановой. 26 января исполняется 110 лет со дня рождения великой русской балерины Галины Сергеевны Улановой. Она стала легендой еще при жизни и была признана самой титулованной балериной за всю историю советского балета. Урожденная петербурженка из балетной семьи, она училась в знаменитом Петроградском театральном училище, где ее педагогом стала сама Агриппина Ваганова. А после было «два раза по шестнадцать лет», как говорила Галина Сергеевна, то есть шестнадцать лет в Ленинградском Кировском балете и шестнадцать лет в Большом театре. В столицу перебираться Уланова не хотела и позднее говорила: «В Москву я никогда бы не переехала, да так власти распорядились, чуть ли не решение ЦК по этому поводу приняли». Самые знаменитые роли Улановой в балетах «Жизель», «Лебединое озеро», «Бахчисарайский фонтан», «Золушка», «Ромео и Джульетта», «Красный мак». А в 1956 году состоялись ее первые гастроли в Лондоне. Такого успеха там не видели со времен знаменитой предшественницы Улановой Анны Павловой. Закончила карьеру танцовщицы Галина Сергеевна в самом начале шестидесятых и продолжила деятельность балетного педагога. Она воспитала целую плеяду прекрасных танцовщиков – Екатерину Максимову и Владимира Васильева, Нину Тимофееву, Малику Сабирову, Людмилу Семеняку, Нину Семизорову и многих-многих других. Работала также с солистами Парижской оперы и Гамбургского балета, танцорами из Швеции, Австралии и Японии. В памяти Уланова останется великой балериной не только своей техникой, но и потрясающим артистизмом. Говорят, что если бы она не стала танцовщицей, то стала бы драматической актрисой. Одна ее коллега по Большому театру как-то сказала о Улановой: «Мы все здесь талантливые и хорошие балерины, а Галя – гений!»


Беспутный аббат

История иногда сохраняет память о самых неожиданных персонажах, и людям они бывают подчас интереснее всевозможных «солидных и респектабельных» героев, вроде монархов, военачальников, ученых, философов или художников, прославившихся разными великими деяниями. И жгучий интерес, особенно у прекрасного пола, вызывают любвеобильные повесы, ведущие счет своих побед на сотни и тысячи «жертв». Все помнят легендарного «Севильского проказника» Дона Жуана, кстати, вовсе не выдуманного литературного героя. История любезно сохранила нам его имя – Дон Хуан Тенорио, сын благородного идальго дона Луиса. Он был другом короля Педро I и, судя по всему, был абсолютным «отморозком», за что и поплатился, став жертвой не мистической статуи Командора, а вполне реальных оскорбленных родственников обиженной им дамы. Но среди его последователей встречались и весьма одаренные люди, например, донжуан XVIII века Джакомо Казанова, оставивший чудесные мемуары о своих похождениях и о людях своего времени. Но двумя веками раньше в прекрасной солнечной Франции жил его коллега по писательскому труду и увлечению женским полом Пьер де Бурдейль, известный нам под именем аббат Брантом. Да-да, автор весьма фривольных «Галантных дам». Его несчастную родину тогда раздирали жесточайшие религиозные войны между католиками и протестантами. И выходец из старинного аквитанского аристократического рода принимал в них самое активное участие. Он вообще отличался непоседливым нравом: где он только не побывал – в Италии, в Шотландии, на Мальте, в Испании с Португалией и даже в Северной Африке. Кому де Бурдейль только не служил – старшему Гизу и даже стал свидетелем его гибели, будущему королю Генриху III и его брату Франсуа Анжуйскому. Встречался и даже дружил с другими историческими личностями – Екатериной Медичи и ее дочерью королевой Марго,  а также пользовался расположением юной Марии Стюарт. А однажды в его имение пожаловали адмирал Колиньи с юным Генрихом Наваррским со всем протестантским войском. Естественно, предполагался погром цветущего аббатства, но Пьер, как гостеприимный хозяин, их попросту пригласил к обеду – и все остались довольны, а аббатство не было разграблено. При дворе Брантома очень любили, как приятного собеседника и остроумного рассказчика. А дамы были без ума от манер этого галантного ухажера. Пьер де Бурдейль никогда не называл имен своих прекрасных дам, ревностно оберегая их честь. В его книгах они остались под псевдонимами. А еще Брантом оказался невероятно непрактичным, находясь полжизни при дворе и «на глазах» у сильных мира сего, к нему чудесно относящихся, он не разбогател и не получил никакого дохода. Ему была достаточна только их симпатия и щедрая похвала. А они пользовались его верностью, купленной такой  дешевой ценой. Когда же его постигло несчастье – он упал с лошади и повредил спину – его тут же позабыли. Зато человечество получило бесценный дар, гениального писателя. Брантом, прикованный к постели и изнывавший от скуки, принялся писать книги. Прекрасные книги, с живым веселым языком, повествующие о «дамах былых времен» и не только. Из рассказанных там анекдотов и сплетен черпали свои сюжеты и Мериме с Дюма, и Бальзак с де Террайлем, и Цвейг с Генрихом Манном. Ибо прижизненная слава также его миновала. Брантом стал известен только после смерти. Так почему же этот сугубо светский и весьма легкомысленный человек был аббатом, то есть настоятелем монастыря? Да просто в те времена короли жаловали за службу не только замки и земли, но и целые монастыри с обширными владениями. Естественно, религиозными вопросами в таких аббатствах занимались совсем другие люди, а светские владельцы только именовались аббатами. Вот и семья де Бурдейль владела монастырем и замком, чего хватало только на то, чтобы совсем не обеднеть. Кстати, по завещанию Брантома, его замок Ришмон нельзя ни продать, ни разрушить – он должен оставаться в семье. И, представьте себе, остался до сих пор. Там живут потомки его племянников, у самого Брантома детей не было.


Юбилей Нино Рамишвили

В январе этого года вся грузинская общественность отмечает славную дату – 110 лет со дня рождения великой грузинской танцовщицы, балетмейстера и хореографа Нино Рамишвили. Она родилась в Тбилиси 19 января 1910 г.. Хотя некоторые источники называют местом ее рождения Баку, что ни для самой Нино Шалвовны, ни для всех ее знакомых никогда не имело никакого значения. С самого раннего детства она, как настоящая грузинская девочка, прекрасно танцевала. Но делала это настолько умело и не по-детски, что родители отдали Нино для обучения в Государственную балетную школу в класс Марии Перини – солистки грузинского балета и известного балетного педагога итальянского происхождения. Так она получила классическое хореографическое образование, что стало основой ее творчества. По окончании школы Нино была принята в театр, где сначала танцевала в кордебалете, а совсем скоро исполняла сольные партии, и стала одной из ведущих звезд. Но времена тогда были непростые и опасные – шел страшный 37-й год, и Нино Рамишвили из-за доноса была вынуждена покинуть театр и начала работать в филармонии, где и соединилась в дуэте со своим мужем – гениальным мастером грузинского народного танца Илико Сухишвили. Именно в то время и произошла встреча с Иосифом Сталиным. Во время концерта в Кремле, посвященном Декаде грузинской культуры, она исполнила с мужем прекрасный танец, и вождь народов был доволен. А потом подошел к ним со словами благодарности, но узнав фамилию Нино, такую же, как у бывшего вице-президента республиканской Грузии, спросил: «Ваша фамилия Рамишвили? А у нас разве еще не все меньшевики арестованы?» Повисла пауза, Нино была в ужасе, ожидая немедленного ареста. Но Сталин только усмехнулся, потрепал по плечу стоящего рядом с женой Илико Сухишвили, которому всегда выражал свою благосклонность, как танцору и как своему земляку-горийцу, и прошел дальше. На этом неприятная история и закончилась. Нино и Илико оставили в покое, позволив работать сначала в джазе Утесова, потом в ансамбле песни и пляски НКВД, а после войны создать свой собственный танцевальный коллектив. Там они и проработали всю оставшуюся жизнь. Этот легендарный ансамбль прославил грузинское искусство на весь мир, и более двадцати пяти лет Нино – его художественный руководитель выходила на сцену, как солистка. А в период репетиций она создавала с мужем уникальный репертуар, состоящий из народных танцев всех областей Грузии. В 1968 году их балет стал первым ансамблем народного танца, который выступил на знаменитой сцене Ла Скала в Милане. Танцоров вызывали на бис четырнадцать раз, так был побит своеобразный рекорд великого Карузо, которого вызывали лишь одиннадцать. И это был далеко не единственный триумф Нино и Илико с их коллегами. Ансамбль, созданный танцевальным гением супружеской пары Рамишвили и Сухишвили и поныне существует и процветает, ибо искусство вечно.


Роб АВАДЯЕВ

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 48
Воскресенье, 12. Июля 2020