click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель
ДРУГОЕ

ОТ А ДО Я

https://i.imgur.com/Y9Ur8uv.jpg

Юбилей Важа Пшавела

Талантливые были дети в семье сельского священника Павла Разикашвили, выходца из древнего горного народа грузин-мохевцев. Все трое Лука, Бачана и Тедо стали поэтами, писателями, собирателями древних преданий, песен и легенд, а в обычной жизни учителями. Все трое оставили большой след в культуре родной страны. Особенно старший сын – Лука Павлович Разикашвили, которого во всем мире знают, как гениального Важа Пшавела, великого поэта-классика грузинской литературы. Русскому читателю его стихи знакомы в переводах первоклассных Пастернака, Цветаевой, Мандельштама, Заболоцкого. Познавший бедность и нужду, подчас вынужденный заниматься земледелием и пасти овец, Важа Пшавела оставил более четырехсот стихотворений, 37 поэм, несколько пьес и немало статей. Главным в своем творчестве этот гордый и цельный человек поставил проблему взаимоотношения личности и общества, человека и природы, а также воспроизводил быт, обычаи и духовные ценности горцев. Поэзия Пшавела доступна любому читателю, потому что Важа говорит о том, что близко и понятно всем людям на Земле. И это делает его поэзию всемирной, а не только сугубо национальной. Он прожил непростую, тяжелую и не очень долгую жизнь. Был с почетом похоронен в Пантеоне на Мтацминда рядом с великими сынами и дочерьми. В этом году отмечается 160-летие со дня рождения Важа Пшавела.


День энциклопедиста

Как известно, 1 июля 1751 года вышел в свет первый том «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел», составленный знаменитыми французскими мудрецами и учеными-интеллектуалами Дени Дидро и Жан Лероном д’Аламбером. Само греческое слово «энциклопедия» составлено из двух слов «обучение» и «круг», было известно еще из времен античности. По сути это словарь – хорошо известный с древности свод терминов и понятий, объясненных в краткой форме и расставленных по алфавиту. Терминологические словари составляли еще египтяне три тысячи лет назад в эпоху Среднего царства. А от древних китайцев до нас дошла самая настоящая, вполне продвинутая энциклопедия третьего века до новой эры под названием «Летопись весны и осени господина Лю». Кстати, и она была далеко не первой. Ее составитель Люй Бувэй был настолько уверен в законченности своего труда, что пообещал целый килограмм золота тому умнику, который сумеет дополнить сей совершенный труд. И вообще, сказать честно, Дидро и Даламбер никакой Америки не открыли, ведь и в Европе в Средние века вовсю составлялись тематические энциклопедии по разным отраслям человеческого знания. Всевозможные зерцала, компедиумы и суммы помогали в обучении студентов университетов Болоньи, Саламанки, Сорбонны и Оксфорда с Кембриджем. Да и мусульманский Восток не отставал – в десятом веке появилась четырехтомная «Энциклопедия братьев чистоты». И снова всех на свете обогнали мудрые китайцы. Они в пятнадцатом веке издали такую грандиозную многотомную энциклопедию Юнглэ, что она по сей день считается самым объемным печатным трудом в доэлектронной истории человечества. Это больше полумиллиона современных страниц и трех миллионов иероглифов. Над ней трудилась команда в две тысячи человек. До нашего времени дошло не более 1/20 объема этой диковинки. И немудрено, ведь она была издана всего в двух экземплярах. Но всерьез дело стронулось с изобретением Гутенбергом печатного станка – первопечатники издавали многочисленными тиражами не только библии, как принято считать, но и всевозможные словари. Но прорывным стал восемнадцатый век – словарь Э. Чемберса был предшественником и «Энциклопедии» Дидро и д’Аламбера, и появившейся вскоре знаменитой «Британики»
Почему же именно труд французских просветителей оказал такое большое влияние на человечество и стал таким знаменитым? Да просто это семя попало на плодородную почву – во Франции во всю бушевала эпоха Просвещения, завершившаяся Великой Французской революцией – кто-то даже назвал энциклопедию ее запалом. Дидро стал составителем и главным редактором грандиозного 35–томного издания. Им самим было написано около шести тысяч статей. К написанию остальных он сумел привлечь лучшие умы Франции – Вольтера, Жан-Жака Руссо, Бюффона, Этьенна де Кондильяка, Шарля Боссю и многих других, прозванных энциклопедистами. Их легендарная «Энциклопедия» насчитывала 71 818 статей и 3129 иллюстраций.
Церковь, естественно, возмутилась вольнодумным содержанием многих статей и внесла Энциклопедию в «Индекс запрещенных книг». Досталось и энциклопедистам – их всех отлучили. Но Дидро был человеком не пугливым. Он не сдавался, продавал последнее, чтобы издать очередной том. И даже когда сдавались соратники и предавали друзья, Дидро продолжал подпольно выпускать и рассылать подписчикам новые тома. А среди подписчиков, между прочим, была и российская Государыня императрица Екатерина II. Она, будучи человеком просвещенным, вполне охотно «подкидывала» на Энциклопедию весьма немалые суммы, и по праву считается если не соратником энциклопедистов, то, говоря современным языком, спонсором.


Воспитание по Споку

В июле 1946 года, то есть 75 лет назад появилась в продаже первое издание книги доктора Бенджамина Спока «Уход за ребенком и его воспитание». Выходец из многодетной семьи среднего класса, Бенджамен был старшим ребенком и много занимался с младшими детьми. Будучи очень спортивным человеком, получившим золотую олимпийскую медаль в 1924 году, Спок с легкостью поступил в Йельский университет на филологический, но увлечение медициной перевесило. А потом была врачебная практика, его великая книга и всемирная слава. Потом началась в его жизни борьба против вьетнамской войны под лозунгом «Нет смысла растить детей, чтобы потом позволить им заживо сгореть» и даже судебное преследование за призывы к уклонению от военной службы. Его объявили «левым». Но это не уменьшило его славы и не отвратило его поклонников. Потому что этот врач-педиатор изложил в своей книге совершенно новые для своего времени идеи воспитания детей не методами суровой подавляющей дисциплины, но внимательного, гибкого и нежного отношения к малышам. Доктор Спок призывал относиться к детям, как к личностям. Считается, что в его методе немалую роль сыграл психоанализ. И книга стала настольной для нескольких поколения родителей и одним из самых значительных бестселлеров в истории.


Первое издание «Пиноккио»

Так получилось, что в этом номере мы вспоминаем первые издания знаменитых книг. В июле 1881 года в Италии появилась книжка про деревянного мальчика Пиноккио, написанная итальянским писателем и журналистом Коллоди. На самом деле настоящее имя его было Карло Лоренцини, и родился он в прекрасной Флоренции, а свой псевдоним взял от названия маленькой деревни – родины его матери. Карло закончил семинарию, но стал не священником, а решил стать литератором. Но для начала устроился работать в книжный магазин и стал также понемногу писать в газеты. Затем уже была полноценная журналистика. В войнах за независимость Италии он служил в армии Тосканы. Как писатель Коллоди также состоялся, написав популярный иронический «Роман в паровозе», но настоящую, всемирную славу ему принесла, конечно же, повесть «Приключения Пиноккио: история деревянной куклы». Как писал один из критиков: «Это одна из самых смешных и самых трогательных книг мировой литературы. Про деревянного длинноносого мальчишку, несносного, доброго, остроумного, глупого как пробка, упрямого как осел, плаксивого и смешливого, эгоистичного и великодушного. Его знают во всех странах». И действительно, роман переведен на почти 90 языков. А в России благодаря повести Алексея Толстого появился свой деревянный человечек – Буратино, которого, к слову, у нас знают намного лучше, чем итальянского прототипа.


Автомобильные истории

Июль месяц очень богат и на автомобильные даты:
Первый в мире. Самое известное событие произошло 3 июля 1886 года. Немецкий изобретатель Карл Бенц совершил первую в истории поездку на трехколесном автомобиле «Моторваген» собственной конструкции. Патент на него инженер получил еще в январе, и, если рисковал на нем выезжать со двора, то только ночью, чтобы соседи не нажаловались. Но его таратайка, более похожая на велосипед с мотором, изрядно грохотала своим одноцилиндровым четырехтактным движком, на радость всех окрестных собак. А в июле Бенц официально представил свое чудо техники публике при свете дня, промчавшись с невероятной скоростью в 16 км/час. Это был по-настоящему гениальный изобретатель. Для своего автомобиля Карл Бенц изобрел: акселератор, свечу и систему зажигания, карбюратор, коробку передач, сцепление и радиатор охлаждения.
Русское авто. Между прочим, есть сплетня, что одна из моделей автомобиля Бенца «Вело» стала прообразом первого российского автомобиля. Он был представлен почтеннейшей публике на Всероссийской промышленно-художественной выставке в Нижнем Новгороде. На самом деле это не совсем так. У русских инженеров была своя оригинальная разработка. Отставной флотский лейтенант Яковлев, создавший двигатели внутреннего сгорания своей конструкции, и производитель конных экипажей Петр Фрезе, бывший по линии жены дальним родственником российского изобретателя XVIII века Ивана Кулибина, познакомились в 1893 году на Колумбовой выставке в Чикаго. Там мотор Яковлева получил бронзовую медаль. Они подружились и решили работать вместе. Когда же они увидели в Париже один из первых автомобилей Бенца, у них зародилась мысль создать нечто подобное в России. И 14 июля 1896 года они проехали по нижегородским улицам. Но на главного автолюбителя – царя Николая II их изобретение впечатления не произвело. И следовательно, господдержки, талантливые инженеры увы, не получили.
Рождение ГАИ. А еще именно 3 июля 1936, в день, когда был представлен первый автомобиль Бенца, в СССР была создана Государственная автоинспекция – грозное ГАИ, и все нарушители ПДД (правил дорожного движения) содрогнулись.


Роб Авадяев

 
НАНИ

https://i.imgur.com/zP2nj4S.jpg

Глубокоуважаемая Нани Георгиевна, дорогая Нани,
Всякий раз, когда обращаюсь к Вам, когда слушаю
Вас, испытываю невероятное волнение!
Ваши удивительные, уникальные тбилисские интона-
ции вернули к жизни традицию городского русского ро-
манса, который обрел неповторимое совершенство на
грузинской почве. У Вас были великие предшественницы,
но Вы доказали, что, следуя высоким образцам, можно
обрести индивидуальность, не имеющую равных ни в про-
шлом, ни в будущем.
У Вас замечательная дочь и прекрасная внучка, ваши
трио вызывают неизменный и заслуженный восторг зри-
телей. У Вас всегда были и есть талантливые и любимые
народом партнеры по сцене. Но Ваше сольное пение – это
не просто высокое искусство. Вы сумели пронзительно и
глубоко открыть судьбу и душу любящей, страдающей и
счастливой женщины, что удавалось лишь избранным ак-
трисам, которые выходили на эстрадные подмостки!
Дорога Нани, Вас невозможно не любить! Вами нель-
зя не восхищаться! Перед Вами невозможно не прекло-
нить колени! И все это я делаю с великим удовольствием!
Живите долгой творческой жизнью!
Искренне Ваш,
Специальный представитель
Президента Российской Федерации
по международному культурному
сотрудничеству
Михаил Швыдкой
Многоуважаемая, почтеннейшая Нани Георгиевна!
Позвольте от всего Центрального аппарата СТД РФ,
всего театрального сообщества России поздравить Вас с
прекрасным юбилеем!
В Советском Союзе не было ни одной семьи, где бы ни
знали Ваше имя, все до единого поклонники музыкального
творчества были знакомы с Вашим искусством, узнавали
Ваш уникальный тембр голоса, который было невозмож-
но спутать с каким-либо другим. Он и сегодня узнаваем,
хотя нет уже давно Союза, который объединял прекрас-
ные республики и людей. Но людей и сегодня объединяет
любовь к искусству и культуре чудесной Грузии – Вашей
прекрасной Родины, дорогая Нани Георгиевна! И, слава
Богу, в Вашем исполнении продолжают звучать песни,
давно всем знакомые и всеми любимые. И дай Бог, так
будет еще многие-многие годы. Великое Вам спасибо, что
дарите всем нам встречи с прекрасным.
С уважением, любовью и благодарностью к Вам и
Вашему искусству.
Союз театральных деятелей Российской Федерации.
Всероссийское театральное общество.
Среди множества артистических имен прекрасное
имя Нани Брегвадзе занимает свое особое место. Я не
встречала человека, который не знал бы Нани и не вос-
хищался ее искусством, а еще ее изысканным обликом
и аристократическими сдержанными манерами. Нани
Брегвадзе – это эталон высокого вкуса и мастерства,
немеркнущая подлинная звезда. Я горжусь тем, что на
протяжении многих лет Нани была членом жюри Между-
народного конкурса романса «Романсиада», честным и
доброжелательным, и открыла новые молодые романсо-
вые имена.
Один из наших российских музыкантов, стараясь объ-
яснить феномен искусства Нани, сказал: «Все поют, а
Нани ворожит». И это правда – другой такой певицы нет,
и мы с радостью продолжаем очаровываться волшебным
искусством несравненной Нани Брегвадзе.
Заслуженный деятель искусств России.
Заслуженная артистка России
Галина Преображенская

Дорогая, любимая Нани, рад поздравить тебя с юби-
леем. Хотя какой юбилей, для меня ты все та же юная
красавица, к которой мы в Тбилиси прибегали домой
и просили спеть! И ты пела для нас – это был истинный
праздник! Ты – истинно народная артистка, певица. Ты по-
ешь душой, сердцем, как ты исполняешь песни, романсы
не может никто – это волшебство, Дар свыше! Желаю
тебе здоровья, счастья, любви и вдохновения! Продол-
жай радовать нас, как теплое солнышко, согревать наши
души!
Твой Зураб Церетели
Президент Российской академии художеств. Ака-
демик АХ СССР. Герой Социалистического Труда.
Народный художник СССР. Народный художник
Российской Федерации
Что бы вы всегда украшали жизнь и музыку! Каждый
из нас и мир вас любит!
С любовью, Тамара Гвердцители
Народная артистка России. Народная артистка
Грузинской ССР
Нани, милая,
работа с Тобой – одно из самых дорогих моих воспо-
минаний. Не забуду, как меня познакомили с девушкой,
которая должна была напеть мне «рыбу» новой песенки,
автором ее был, по-моему, Бидзина Квернадзе.
Мы подошли к роялю, ты взяла вступительный аккорд,
и тотчас какой-то гневный мужской голос по радиосвязи
набросился на нас за то, что мы трогаем инструмент. «Это
я», – негромко сказала ты. И голос прямо-таки растаял.
«Нани, девочка, извини, играй, сколько хочешь!» Этому
строгому человеку не надо было объяснять, кто у рояля.
Такой голос в Грузии, да и во всем мире был один. Только
я, темный северянин, еще не знал его. А узнав, полюбил
навсегда, как миллионы моих соотечественников, как
моя мама, которая до самой смерти считала Тебя лучшей
исполнительницей русского романса, который сама пела
прекрасно.
Нани, милая, я всегда помню Твою доброту и обаяние,
помню наши поездки с твоей сестрой и Петре Грузинским
в поисках чего-нибудь съестного в окрестностях послепо-
луночного Тбилиси, после записи его песен. Мне кажется,
что лучше вашего дуэта я ничего и не слышал.
Поздравляю Тебя. Будь счастлива настолько, на-
сколько Ты этого заслуживаешь, а это значит, что Ты
должна быть – из счастливейших людей на земле. Удачи
Тебе всегда и во всем!
Твой Юрий Ряшенцев
Поэт, прозаик, сценарист, переводчик. Член Союза
писателей России. Член русского ПЕН-центра
Поклоны постепенно выходят из моды. И все-таки
именно перед Нани Брегвадзе хочется склонить голову
– перед талантом и обаянием, перед незапятнанной ре-
путацией и просто в благодарность за то, что она у нас
есть. Тем более что, как давно уже сказано, в Грузии есть
хорошие певцы, есть очень хорошие певцы и есть Нани
Брегвадзе.
Николай Николаевич Свентицкий и «Русский
клуб» сердечно поздравляют калбатони Нани с юбилеем
и желает любимой певице всего самого-самого лучшего
и доброго!
Многая лета, дорогая Нани Георгиевна!

 
ИСТОРИЯ ТИФЛИССКИХ БАЗАРОВ

https://i.imgur.com/wnMrCmi.jpg


«Главный караван-сарай в Тифлисе представляет интересное зрелище. Через все его ворота входят и выходят с верблюдами, лощадьми и ослами представители всех наций Востока: турки, армяне, персияне, арабы, индийцы, китайцы, калмыки, туркмены, татары, черкесы, грузины... Два здания караван-сарая являются вспомогательными, за проживание в этих гостиницах плата не взимается; там живут вместе и сибиряк из Иркутска, и перс из Багдада; все торговые представители восточных народов там составляют одну общину; хозяева взимают по одному проценту с товаров, сложенных в магазины, в случае продажи». Этот отрывок из книги Александра Дюма «Кавказ» процитировала президент Гастрономической ассоциации Грузии, исследователь гастрономической культуры Далила Цатава, рассказывая об истории тифлисских базаров в рамках проекта «Гастрономический гид» компании «Боржоми».

Базар – персидское слово, и во всех энциклопедиях оно имеет одно значение: место, где происходит купля-продажа чего-либо. Тифлисский базар по своему устройству был почти идентичен персидскому, который был создан в Иране указом шаха Аббаса, поэтому термины, связанные с базаром, исходя из исторического контекста, имеют персидские и турецкие корни. Сведения о столичных рынках сохранены в исторических источниках и сочинениях различных путешественников. Например, древнегреческий географ и историк Страбон, живший во второй половине I века до н.э. и в первой половине I века н.э., путешествовал по Колхиде, также посетил Восточную Грузию. Его фундаментальный труд «География» состоит из 17 книг, в которых описаны многие страны и регионы тогдашнего мира, в 11-ой книге описаны Кавказ и Закавказье. В своем повествовании Страбон упоминает территорию, которая ныне является Навтлугским рынком, он пишет, что в Иберии очень развита торговля и с большим успехом продают лен, коноплю и керосин.
Интересные сведения содержит книга «Чудеса мира», географическое сочинение на персидском языке, автор которого неизвестен, книга датируется первой четвертью XIII века. Судя по содержанию, автор был в плену в Грузии в 1210 году, он приводит ценную информацию о политической и экономической жизни столицы тех времен. По его словам, в XI-XIII веках на тифлисском базаре в больших количествах продавали мед, поджаренные сладости, гранат, вино, свинину, баранину, говядину, мясо птицы, фрукты, разнообразную рыбу, которую ловили в Куре. В XIII веке в Грузии уже знали о существовании сахара, но он стоил дорого и не мог составить конкуренцию дешевому меду, по предположению ученых, такое изобилие меда свидетельствует о том, что много горожан занималось пчеловодством.  
Интересное описание рынков Старого города оставил французский ученый, путешественник Жозеф Турнефор, который в 1701 году странствовал по Турции, Армении, затем приехал в Тифлис. Это был первый ученый-ботаник, врач, который начал серьезное изучение ботаники Грузии, отметил обилие зелени и фруктов на столичных базарах, особо подчеркнув многообразие сортов сливы. Турнефор написал, что здесь продается самая лучшая груша, которую он когда-либо встречал.
По справкам немецкого натуралиста, доктора медицинских наук, путешественника Иоганна Гюльденштедта, в XVIII веке на тифлисских базарах продавались: хлеб, вино, водка, рис, топленое масло, сахар, засахаренный миндаль, грецкий орех, оливки, дорогостоящая рыба из озера Севан – форель, ишхан, а также лосось, осетр, икра. Здесь также можно было купить пряности: шафран, иль, гвоздику, корицу и другие специи.

Верблюды на Мейдане

В конце XVII века и начале XVIII века Вахушти Багратиони, сын царя Вахтанга VI, первый отечественный картограф и географ, в своих трудах упоминает Татарский базар (на Мейдане) и базар у Метехского моста. Однако самым важным местом были торговые ряды в верхней части сегодняшней улицы Леселидзе, называемые Средним базаром, который позднее стали именовать Армянским, т.к. в этом районе проживало много армян. Он делил территорию Кала на две части – верхнюю и нижнюю. Первые исторические справки о крепости Нарикала восходят к IV веку. «Именно отсюда торговцы завозили и вывозили продовольствие. От Нарикала открывался великолепный вид на торговую площадь, сегодня трудно представить, что в старину в самом центре города разгуливали верблюды. На базаре были выделены места для животных: ослов, лошадей, верблюдов, даже существовала Сенная площадь, где их кормили сеном и поили водой», – отметила Цатава. В конце XVIII века и в начале XIX века здесь были торговые ряды с духанами, хашевнями, ашпашханами («аш» означает суп, «паш» человек, который варит, «хана» – дом), т.е. место, где готовили супы. Позднее подобные заведения, вследствие российского влияния, стали именовать харчевнями.   
В XVII веке при правлении Ростом хана (Ростом Багратион, царь Картли), царский дворец из крепости Нарикала переместился на площадь Ираклия II, потому-то и стали называть данный район Царским. К сожалению, дворец был стерт с лица земли войском Ага Магомет хана. На территории, прилегающей ко дворцу Ростом хана, собирались торговцы, путешественники, гости столицы. Здесь были расположены лавки бакалейщиков, духаны и ашпашханы. Царский район славился тем, что был местом получения и распространения информации. Сюда приходили джарчи (с турецкого – «глашатаи»), военные представители главы города, которые знакомили население с новыми распоряжениями правительства. Именно отсюда новости распространялись по всей столице, не зря этому месту дали прозвище «салакбо» (место, где люди собираются для болтовни). Естественно, в те времена уже существовали газеты, но у новости, полученной посредством живой коммуникации, был больший «вес». Говоря современным языком, для тогдашних тифлисцев это была «биржа». Согласно записям путешественников, побывавших в этом районе, здесь можно было заказать любой дефицитный товар, который невозможно было достать в городе, и на следующий день получить его на руки.
Вся обширная территория от Царского района до Мейдана была центром торговли. Еще один важный рынок со множеством торговых объектов – Раста базар («раста» – означает торговые лотки, расположенные в ряд), находился на нынешней площади Ираклия II, и занимал территорию между соборами Сиони и Анчисхати. Любопытно, что левую часть торговых рядов занимали сарачханы (мастерские шорников), а правую – разного рода духаны. На Раста базаре было строго запрещено продавать смешанные товары, т.е. разрешали торговать только одним, конкретно взятым продуктом. Он замыкался Чорсу базаром (четырехугольный базар, от персидского «чар» – «четыре»), где также торговали продовольствием и различными мелочами, там были базазханы (магазины тканей), мастерские златоваятелей. Некоторые улицы Старого города по сей день сохранили названия торговых рядов: Бамбис риги («Хлопковый ряд»), Ркинис риги («Железный ряд»), Самгебро («Красильня») и т.д.
Почитаем еще один отрывок из книги Александра Дюма «Кавказ», касающийся тифлисских рынков. «К базарам сходится сеть торговых улиц, каждая из них имеет свою специализацию – улицы серебряных дел мастеров, скорняков, оружейников, портных, сапожников, мастеров по изготовлению папах и туфель. Особенность тифлисской торговли заключается в том, что сапожник не шьет башмаков, башмачник не делает туфель, туфельщик не шьет папахи. Почти для каждой части одежды существуют свои мастера. Поэтому если вам нужна шашка, сперва достаньте клинок, закажите рукоятку и ножны, купите для них кожу или сафьян, сделайте серебряную оправу для рукоятки; все это отдельно, у разных торговцев, для чего надо ходить из магазина в магазин. Внешняя сторона всех лавок открыта, купцы работают на виду у прохожих. Мастера, которые имели бы секреты какого-либо искусства, были бы очень несчастны на Востоке, потому как любой желающий может перенять их секреты»...  

Пуд сыра за рубль

По словам Цатава, Мейдан является лицом Старого города, а Метехский мост важное историческое место, которое навевает воспоминания о легенде основания Тбилиси. Эта история ассоциируется с одним из гастрономических шедевров страны – чахохбили. «Вахтанг Горгасали убил фазана, который упал в горячую воду и сварился, с тех пор чахохбили одно из брендовых блюд грузинской кухни. Но интересно, чем заправили первый чахохбили, наверное, наршарабом (приправа восточной кухни, гранатовый соус), потому что в те времена Колумб еще не привез в Европу помидор», – подчеркнула  Цатава. По ее словам, недалеко от Метехского моста находился самый большой рынок города – Татарский базар. Говорят, что в день там собиралось до двадцати тысяч человек. «Торговую площадь называли Татарской потому, что для грузин в старину представитель любого чужого племени ассоциировался со словом татарин, ведь здесь большей частью проживали персы, турки и т.д.», – рассказала Цатава. Художник Карапет Григорянц в мельчайших деталях описал жизнь Тифлиса второй половины XIX века. В своей книге «Редкие истории Старого Тбилиси» он великолепно передал повседневный быт Татарского базара: здесь можно было встретить торговцев, затерявшихся странников, мошенников, карманников, каторжников, девиц легкого поведения. По дороге от Хлебной площади к баням было много домов терпимости, и очень часто эти дамы выходили «на охоту». Когда они не могли завлечь клиента, обязательно сдирали с него шапку и забрасывали ее в бордель. Мужчины боялись заходить за шапкой, так как их могли ограбить и убить. Поэтому и появилось крылатое выражение – «не зайдет, даже если шапку закинешь». Григорянц отмечал, что в столице продовольствие всегда стоило дешево, например, один фунт свинины стоил 2 копейки, фунт баранины 5 копеек, говядины – 4 копейки, один пуд (16,38 кг или 40 фунтов) свежего сыра можно было купить за 1 рубль, фунт меда – 10 копеек, сливочное масло 30 копеек, сметана – 8 копеек. По словам Григорянца, в середине XIX века покупать хлеб на базаре считалось постыдным делом для тифлисцев. В каждом дворе была своя пекарня, и горожане никогда не покупали хлеб на базаре. Уже позднее появилась традиция, продавать хлеб в определенном месте.
Одним из старых рынков является Дезертирский, который открылся в 1920 году. Этот базар был разрушен в 2007 году, и его должная реставрация пока не осуществлена. Кроме того, в Тифлисе был еще один известный рынок – Солдатский базар, находившийся на нынешней площади Орбелиани. Именно здесь была продана первая новогодняя елка со своими игрушками. Рынки существовали не только в центре, но и на окраинах города. Навтлугский базар находился на территории Самгори, «навтлуги» – турецкое слово и означает место, где добывается нефть. Справки о нем оставил Вахушти Багратиони, позднее Ираклий II специально застроил эту местность и возвел крепость, чтобы защитить данную территорию. Так как здесь проходила дорога стратегического значения, которая связывала Юго-Восточную Грузию с Тифлисом: от Исани она вела к Дманиси, Болниси и Тетрицкаро. Первый торговый объект, который попадался на пути крестьян, ехавших в столицу, был как раз Навтлугский базар.
Особо следует отметить культ похода на базар, который издавна существовал в городе. По воскресеньям вся семья шла на рынок с корзинками в руках, это был своеобразный ритуал. Люди шли к «своим» мацонщикам, мясникам, зеленщикам, и только у них покупали товар, таким образом покупатель был уверен, что несет домой продукт наилучшего качества. Этот феномен изучали философы, экономисты, литераторы, историографы. В итоге исследователи пришли к выводу, что притягательность базара заключается в коммуникации, отношениях между людьми. Несмотря на то, что сегодня настоящий бум супермаркетов, многие люди до сих пор предпочитают ходить на рынок.

Рыба на любой вкус

Иване Джавахишвили писал, что грузин ни одно застолье не представляет без рыбы. По мнению многих, в отечественной гастрономической культуре она представлена скудно, и у нас нет такого обилия рыбных блюд, как в Европе. Однако, согласно историческим источникам, грузины ели рыбу если не каждый день, то очень часто, т.к. Грузия богата озерами, реками, морем. Недаром знаменитая гурмэ Барбаре Джорджадзе в свою поваренную книгу внесла много исторических рецептов рыбных блюд. Среди тифлисцев была популярна рыба из Куры, в то время речная вода использовалась в качестве питьевой. Этнограф Иродион Сонгулашвили писал, что – «тифлисская рыба из Куры, в особенности она ценилась с августа по март, когда вода становилась прозрачной, и рыба начинала лизать камень». По его словам, местные рыбаки хорошо знали, как и когда нужно ловить рыбу, чтобы ее вкусовые качества были наилучшими. Грузинские рыбаки ловили рыбу различными способами: удочкой или на плотах, вооружившись сетями. Причем плот крепили на бурдюки, сеть тоже была не простая, а двойная, крупной вязки, ее длина могла достигать 20-25 метров, а ширина 1-1,5 метра. Стоя на плотах, рыбаки раскрывали сети и буквально «заметали» всю рыбу на своем пути, улов затем продавали на базарах. В столице торговали не только рыбой, добытой в окрестностях Тифлиса, но и продукцией из озера Севан, которую везли на телегах. Изначально рыбой торговали на Татарском базаре, где продавались смешанные продукты, позднее на территории Авлабара был построен отдельный рыбный рынок. Примечательно, что ни одна рыба, кроме лосося, не продавалась на развес, а на хончах (хонча – большое деревянное блюдо) и ведрах, и цена ставилась соответствующим образом. Мелкую рыбу, к примеру, карпа или форель продавали по два шаури (т.е. 10 копеек) за два ведра. Фунт лосося (примерно 400 гр.) стоил два шаури, голова этой рыбы продавалась отдельно, стоила она тоже два шаури. Вот тифлисский рецепт приготовления лосося – из рыбы доставали потроха, мыли их, очищали, заправляли различными пряностями, клали обратно в рыбу и так запекали. В старинных поваренных книгах много подобных рецептов, например, блюдо из форели с начинкой грецкого ореха.

Пошлина для моурави

В Тифлисе существовала гильдия бакалейщиков, во главе которой стоял бакалбаши. Вахушти Багратиони пишет, что он представил отцу свой план дальнейшего развития столицы, где четко указано, что цена на продовольствие должна быть согласована с гильдией, и вся продукция, выносимая на продажу, должна проверяться самым тщательным образом. Начальник гильдии принимал товар, проверял качество, и было исключено, чтобы на тифлисских базарах продали некачественную рыбу. Доказанным историческим фактом является то, что в конце XVII века и в начале XVIII века тифлисский моурави (глава города) обязательно входил в долю к рыбакам, и брал определенную мзду за проданный товар. Помимо рыбаков налоги платили торговцы мясом, виноградом, оливками, фруктами, вином и т.д. Основной частью дохода моурави была прибыль, полученная от пошлин. В праздничные и другие «особые» дни торговцы были обязаны одаривать моурави определенной частью своей продукции: свечники подносили свечи, мясники – барашка и бараний жир, бакалейщики – рис и топленое масло, виноделы – вино.
В Тифлисе было множество караван-сараев, одним из них было здание, находящееся на Сионской улице, сегодня в нем расположен Музей истории Тбилиси, а изначально оно принадлежало царской семье. Младшая дочь Ираклия II Текле Багратиони получила его в качестве приданого, когда вышла замуж за Вахтанга Орбелиани. Здесь происходила не только торговля, но и было выделено место для верблюдов, лошадей и т.д.


Кетеван МГЕБРИШВИЛИ
 
ОТ А ДО Я

https://i.imgur.com/PFC76ja.jpg

Морские слова адмирала Чичагова

История, как известно – дама своенравная, и в фавориты к ней попадают далеко не все исторические персонажи и события. Скажем, во все учебники вошло описание Ледового побоища 1242 года, а о гораздо более крупном и значимом сражении при Раковоре с тевтонскими рыцарями, выигранном союзом русских князей при участии Дмитрия – сына великого Александра Невского, мало кто слышал. А ведь оно приостановило немецко-датскую экспансию на северо-запад Руси на тридцать лет. Или все знают Куликовскую битву, но до недавнего времени не слышали о великой победе при Молодях в последнем крупном сражении Руси со Степью во времена Ивана Грозного. Так же и с Выборгским сражением. О морских победах русского флота и в книгах написано, и в кино снято. Любой школьник, если он не завзятый двоечник, слышал о победах при Гангуте, Чесме или славных викториях Ф.Ф. Ушакова у мыса Тендра и при Калиакрии. А ведь Выборгское сражение в русско-шведской войне 1788-1790 было гораздо масштабнее и значительнее. Представьте себе, с обеих сторон сражались до 550 вымпелов, и победа осталась за русским флотом. А дело было так: очень амбициозный шведский король Густав III, между прочим, двоюродный брат  императрицы Екатерины II, вознамерился повторить подвиги своих предков – Густава Вазы и Карла XII. Его целью было южное побережье Балтийского моря и даже захват Санкт-Петербурга. Это, конечно, было бы очень круто, но вот масштаб данного государя был мелковат – изящный франт, любитель роскоши и пышных балов, франкофил и покровитель искусств. В истории он остался просвещенным монархом. Но воином он был никаким, хоть, по справедливости, и не трусом, к тому же о его ориентации ходили смутные слухи. Екатерина Алексеевна его не любила и презрительно называла «толстым Гу». Формально война разгорелась из-за финских владений, на которые претендовали обе державы. А у Густава был в фаворитах далеко не один склочный интриган – все эти любимцы яростно подталкивали короля к решительным действиям. И вот в начале лета 1790 года Густав со своим братом, лучшими адмиралами и практически со всем флотом сгруппировался в Выборгском заливе для последующего решительного броска к Петербургу. Им оставался всего один дневной переход. Шведы ждали, когда закончатся белые ночи, чтобы действовать скрытно в наступившей темноте. Но русские тоже не дремали, они собрали все наличные силы и блокировали шведский флот у входа в залив. А тут еще по берегу к Выборгу стали подходить русские сухопутные войска. Положение шведов становилось очень неприятным, и они решились на прорыв. Темной ночью 22 июня, дождавшись попутного ветра, шведская эскадра на всех парусах совершила прорыв по северному фарватеру, который прикрывал отряд всего из пяти линейных кораблей. Основной флот под командованием Василия Чичагова находился в стороне и сумел помочь, а затем и преследовать противника только спустя часа-три-четыре. Но небольшой отряд выстоял до подхода русских основных сил и нанес большой урон проносившимся мимо шведским судам. Виктория была полная – шведы потеряли 64 судна, в том числе 7 линейных кораблей, 3 фрегата, 21 канонерскую лодку и 16 транспортных судов. Потери в людях только погибшими и ранеными составили около 7 тысяч человек, а еще 17 тысяч пленными. Потери русских: 117 убитых и 164 раненых и одна небольшая шхуна. Сам король едва спасся от плена, его вывезли финские рыбаки на маленьких лодках узкими протоками среди окружающих бесчисленных островов. Историки считают Выборг «крупнейшей морской победой русского флота за все время его существования». Спустя несколько дней адмирал Чичагов – его 295-летний юбилей отмечался этой весной – предстал перед светлыми очами царицы. Екатерина Алексеевна была с ним мила и любезна, попросив рассказать о сражении, не упуская деталей. Она внимательно слушала старого адмирала, который забылся и вдруг стал рассказывать о битве в таких лихих мужских выражениях, что опомнился только когда окружавшие их побледневшие придворные испуганно стали делать ему отчаянные знаки. Моряк понял, что натворил и повалился на колени: «Простите старика, матушка Государыня, не ведаю политесов – бес попутал!» Императрица же приветливо ему ответила: «Продолжайте, Василий Яковлевич, продолжайте. Правда, я всех ваших морских слов не разумею, но мне все равно очень-очень интересно». И ее можно понять – согласитесь, ведь и любому интересно было бы послушать, в каких выражениях старый морской волк рассказал о сражении. Такого в книжках не встретишь!



Юбилей полезной книги

Ровно 150 лет назад в 1871 году вышло первое издание знаменитейшей книги Елены Молоховец «Подарок молодым хозяйкам, или Средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве». Это был настоящий бестселлер даже для поздних времен. На книжных полках многих домов можно было увидеть этот пухлый том с потрепанными, выпадающими от частого перелистывания страницами. Многие советские домохозяйки переписывали из этой книги кулинарные рецепты и делились ими друг с другом. Забавно было просто полистать это свидетельство забытого быта. Особенно нас, мальчишек, умиляло деление блюд на «для господ» и «для людей». Потому что «для людей» положено было по книжке Молоховец готовить так, как не готовили даже для новых «господ» – да и описываемая еда была из забытых продуктов, ставших при советской власти дефицитом. А сколько у Молоховец было полезных советов! А какие редкостные блюда там описывались! Мало кто мог воспроизвести все напечатанное на своей кухне. Известен лишь один человек, вознамерившийся совершить такой подвиг – это великий изобретатель телевидения Иван Зворыкин. Он в период американской эмиграции вместе со своим старым поваром, вывезенным еще из России, год за годом готовили еду только по рецептам Молоховец. Но и они в итоге сдались – Зворыкин остановился на дегустировании бесчисленных наливок. При жизни автора было не менее трех десятков переизданий. Но вот следующих пришлось ждать аж до конца XX века.


Свадьба в Белом доме

В последней четверти позапрошлого века в Соединенных штатах Америки был президентом Гровер Кливленд. Он не был столь значительным государственным деятелем, как, скажем, Джордж Вашингтон или Авраам Линкольн, но все-таки оставил свой необычный след в истории своей страны: в период его правления состоялась единственная свадьба в Белом доме – резиденции американских президентов. В начале июня 1886 года 49-летний президент женился на 21-летней Фрэнсис Фолсом. Это первый и единственный случай свадебного торжества в таком серьезном месте, а Фрэнсис стала самой юной первой леди Америки.


Несколько слов о Сократе

Иногда историки знают год рождения давно жившего исторического деятеля, но не знают точного дня. И по традиции месяцем рождения ему выбирают июнь – с древности люди чаще всего свадьбы справляли по окончании сбора урожая в начале осени, и последующее рождение ребенка происходило именно в начале лета. Так что не удивляйтесь, когда именно этим первым летним месяцем датируются рождения бесчисленного числа знаменитых исторических персон. Так и в нынешнем году в июне вспоминают о великом древнегреческом философе Сократе и великом французском драматурге Корнеле, которому исполнилось 6 июня 514 лет со дня рождения.
Но сегодня поговорим о гениальном Сократе. Он родился в Афинах 2490 лет назад. И что интересно, по свидетельству Диогена Лаэртского, это произошло в день 6-го фаргелиона. Этот месяц приходился на конец мая-начало июня. Но многие эту дату считают сомнительной. Отец Сократа был скульптором, а мать повитухой. Семья была не богатой, но и не бедной. И хотя Ницше писал, что Сократ «был чернью», это скорее всего не так. Философ всю жизнь дружил со многими аристократами, в том числе с «отцом афинской демократии» Периклом и его подругой Аспазией, а также с выдающимся полководцем Алквиадом, бывшим его верным учеником. К тому же Сократ был храбрым воином-гоплитом – эти воители не могли быть простолюдинами и покупали свое оружие и доспехи сами. Они происходили из сословия зевгитов – зажиточных землевладельцев. Да и «нищим философом» Сократ стал выглядеть лишь к концу жизни. Он участвовал во многих войнах и прославился своей храбростью, в частности, спас жизнь тому же Алквиаду. С юности Сократ учился у известных мудрецов и прекрасно умел читать и писать. Однако письменными трудами этот философ себя не утруждал – все сказанное им в спорах и беседах дошло до нас по воспоминаниям его друзей. Испробовав благополучную жизнь довольно неплохого скульптора, он решил стать человеком «вольных занятий», а именно заниматься беседами с учениками. Говоря современным языком, он – «хиповал», и, с точки зрения приличных граждан, был бездельником и бродягой. Хотя при этом был женат (и даже дважды) и имел троих детей. Сократ считался непобедимым спорщиком, искусным оратором и   у него было множество учеников. Но был он абсолютным бессребреником и вел жизнь парасита. Так называли своеобразных нахлебников – помощников при религиозных обрядах, которых принято было приглашать к столу. Он бродил в старой одежде босиком, отказывался от дорогих подарков и любил приставать ко всем прохожим с философскими вопросами. Естественно, добытчиком в семье он был никаким, за что его часто поколачивала легендарно сварливая жена Ксантиппа. А еще приличные люди, хоть его и уважали, но считали убежденным богохульником и полагали, что у него нет моральных принципов. Что было абсолютно несправедливо. Сократ создал новую философию, называемую диалектикой и майевтикой, и в своей методологии отталкивался от внутреннего мира человека. А еще он не учил, а беседовал, стараясь не навязать собеседнику собственных воззрений, а переубедить. Кончилось это все для него плохо, семидесятилетний Сократ был обвинен в святотатстве и пагубном влиянии на молодежь и приговорен к смерти. Как афинянина его не отдали палачу, а заставили выпить яд. «Я знаю, что ничего не знаю», – так говорил этот один из самых мудрых людей в истории, что признали даже древнегреческие боги устами дельфийского оракула, провозгласившего Сократа умнейшим из людей.


Роб АВАДЯЕВ

 
«ДОРОГА ЦВЕТОВ» ЛЮСИ АРТЕМОВОЙ

https://i.imgur.com/cd1u8y5.jpg

От нас ушла заслуженная артистка Грузии Людмила Ивановна Артемова-Мгебришвили. Не стало нашей любимой Люси. Невозможно осознать, невозможно смириться с потерей. Казалось, что Людмила проживет долгую жизнь. Ведь она никак не соответствовала своему биологическому возрасту. Была молодой, энергичной, подтянутой, с внутренним стержнем, творчески интересной в каждой новой роли… Профессионал высшей пробы с безупречной сценической речью и внешностью, отдавшая пятьдесят лет грибоедовской сцене, сыгравшая здесь около ста ролей. Некоторыми из них Людмила Ивановна особенно дорожила. Это ее дебютная роль Тани в спектакле Петра Фоменко «Дорога цветов» В. Катаева, Таня из спектакля Александра Товстоногова «Прощание в июне» А. Вампилова, Ольга из «Сестер» Л. Разумовской в постановке Гизо Жордания, Раневская в чеховском «Вишневом саде» Гоги Кавтарадзе, работами в постановках последних лет Авто Варсимашвили, в которых талант актрисы открылся особенно ярко – «Женитьба», «Ревизор» и «Шинель» Н. Гоголя, «Маяковский», «А.Л.Ж.И.Р».
Режиссеры любили с ней работать, ценили ее школу, ум, интеллигентность, надежность, умение находить общий язык с коллегами, партнерами по сцене. Люся была доброжелательным, светлым человеком – не забыть ее чудесную улыбку, буквально освещавшую красивое лицо актрисы; неравнодушным, готовым прийти на помощь в сложных обстоятельствах.
И еще Люся до самозабвения любила свою семью.
Грибоедовцы в растерянности, подавлены. Люся была занята в большинстве спектаклей репертуара, и ее очень сложно заменить. Не потому что в труппе нет одаренных актрис – просто Люся была Люсей, с ее особенной органикой существования на сцене, только ей присущим обаянием. Прощайте, Людмила Ивановна!

Художественный руководитель театра Грибоедова Авто Варсимашвили:
– У нас в театре горе – скончалась актриса Людмила Ивановна Артемова. Конечно, весь коллектив театра глубоко скорбит по своей ведущей актрисе, но лично для меня это и горе, и ужас, не могу поверить в этот бред, что нет больше моей любимой, дорогой Люси. Нет актрисы, которая сыграла во всех спектаклях, поставленных мною в грибоедовском театре за 22 года. Нет моей подруги, с которой мог часами говорить на любые темы, нет моей соратницы, с которой мог пойти в любой бой. Не знаю, что сказать, нет таких слов, чтобы выразить боль утраты.

Директор театра имени Грибоедова заслуженный деятель искусств России, заслуженный артист России Николай Свентицкий:
– Трудно сейчас осознать случившееся – это произойдет позднее… Вся жизнь прожита вместе, рядом с этим удивительным, родным человеком. Тяжелая утрата! Но светлые воспоминания всегда будут сильнее смерти. Мы пережили с Люсей и печали, и радости. Людмила Артемова переступила порог театра Грибоедова полвека тому назад! Спасибо Люсе за эти пятьдесят лет! Она навсегда останется в наших сердцах!

Народная артистка Грузии и России Ариадна Шенгелая:
– Не могу смириться с тем, что Люси – светлого, доброго, умного, красивого человека больше нет на свете. Как я теперь буду обходиться без нашего ежедневного общения, наших философских разговоров по телефону? Мне так этого будет не хватать! Она была сильной, мудрой, надежной, со стержнем. Как никто умела поддержать словом и делом тех, кто в этом нуждался! Какое странное время мы переживаем, мы привыкаем жить в постоянном страхе за близких, мы привыкаем к смерти. Но есть смерти, как вырванный из тебя кусок плоти, и эта боль не уйдет никогда. И жить, и дышать по-прежнему уже невозможно. Прощай, наша дорогая, любимая девочка!

Заслуженная артистка Грузии Замира Батиашвили-Григорян:
– Очень больно, когда уходят близкие люди. Больно, что есть вещи непоправимые, так устроена жизнь. И казалось бы, все знают, что такое вообще когда-нибудь должно случиться, но это когда-нибудь. А в душе желание – никогда.
Человек болеет, тяжело болеет, и вроде исход ожидаемый, и все равно всем больно и все страдают. Но когда неожиданно уходит здоровая, красивая, улыбчивая, остроумная и многое-многое другое, женщина, актриса, близкий и дорогой тебе человек – это шоковое состояние. Не веришь в это, не хочется верить в непоправимое. Хочется повернуть время назад и понимаешь, что уже ничего на скажешь, не сделаешь. Начинаешь сожалеть, что многое не сказано: не договорил, не доспорил, не досказал, а человека уже нет. И на всем этом стоит печать – поздно.
Говорить хорошие, теплые слова, совершать хорошие поступки, поддерживать друг друга – все нужно делать вовремя, пока мы это можем, чтобы потом не сожалеть.
Умная, красивая, не похожая ни на кого, незаменимая для театра. Каждый человек незаменим. Каждый. И все разные, все непохожие. Будут другие, но только вот такой, как Люся, не будет.
Мы не были очень близкими друзьями, но было замечательное время в театре – товстоноговское время. Спектакли, репетиции, застолье после спектаклей – все были вместе, радовались и любили друг друга, и до сих пор это чувство общности, коллегиальности, молодости осталось в каждом из нас, грибоедовцев. Потому ощущение потери и боли огромно. Не забудется Люсино очарование, остроумие, готовность помочь, доброжелательность и все то, что в ней было.

Народная артистка Грузии Елена Килосанидзе:
– Что писать о Люсе? Что она моя лучшая подруга, яркая актриса, красавица, чуткий, добрейший человек? Это все естественно вписывалось в ее жизнь. Я собиралась приехать в Тбилиси в конце лета. Люся ждала меня. Опоздали. Нет, я приеду, Люся, я приду к тебе. Встреча будет другая. Странно! Страшно…

Народный артист Грузии Борис Казинец, Светлана Казинец:
– Потрясены кончиной любимой подруги, нашей красавицы Люсеньки! Одна из прекрасных актрис Грибоедовского клана, создавшая удивительные образы на сцене нашего театра. Прекрасная партнерша – играть с ней на сцене было одно удовольствие! Уходят «могикане» – до боли жаль! Соболезнуем семье и нашему коллективу.

Драматург, писатель Петр Хотяновский:
– Это очень, очень печально. Красивое, умное и талантливое лицо театра. Истинная и преданная «грибоедовка». Царство небесное…

Заслуженная артистка Грузии Ирина Квижинадзе:
– Ушла Люся неожиданно, страшно, непоправимо, и с ней ушел целый мир, где она была счастлива и несчастна, права и неправа, где она любила… и все! Потеря ужасная для всех, для театра.

Актер Валерий Харютченко:
– Люся, дорогая, как же так? Зачем? Почему? Можно сколько угодно задавать эти вопросы, но Люси больше нет. Вернее, она есть и будет, но только в нашей памяти. Сколько и печали, и радости прожито и преодолено вместе. Позади целая жизнь. В один день, в один час и минуту мы с Люсей одновременно вошли в здание Дома культуры железнодорожников, где тогда располагался театр Грибоедова. «Какая красивая девочка!» – подумал я тогда. Мы вместе мечтали, надеялись, спорили, поддерживали друг друга, подумать только, целых полвека. В нашей биографии, конечно, кроме родных людей, – спектакли и наши роли. Ведь в этом главный смысл жизни актеров. В этом особенность нашей любви, полной тревоги, борьбы и вдохновения. Премьеры, гастроли, фестивали. Мы росли на произведениях Вампилова, Шукшина, Куприна, Толстого, Островского, Чехова, Гоголя, они были нашими мудрыми учителями. Предстояла работа над «Темными аллеями» Бунина, история нашей любви, но, увы... Бегут дни, месяцы, годы. И вот совершенно неожиданно наступает особая пора, и от этого никому не уйти. Это пора прощания, пора последнего приюта. А там – великая тайна. Прощай, дорогая Люся, мой друг, мой партнер! Царство небесное твоей доброй душе…

Актриса Алла Мамонтова:
– Выражаю глубокое соболезнование родным и близким, а также нам, грибоедовцам. Невосполнимая потеря! Театр осиротел! Люся всегда будет с нами, пока мы живы!

Режиссер, драматург, музыкант, поэт Заур Квижинадзе, актриса, продюсер Валентина Кудряшова:
– Знали, что в прекрасном Тбилиси у нас есть любимая, дорогая, очень близкая и родная душа. Любили, любим и будем любить. Родная, любимая, неповторимая наша Люха! Почему ты ушла от нас?
Люха
(Посвящается Людмиле Артемовой-Мгебришвили)
На полке, чуточку левей,
Кассета с Люхою моей…
Твой голос нежно я храню,
Не разобью, не уроню,
Ведь если очень захотеть,
Ты даже можешь мне пропеть,
Все то, что пела ты в «Ключе»,
Совсем не на моем плече,
Но я был рядом, я был там!
И танцевал на сцене сам!
И зал тебе рукоплескал!
А я был горд, что написал,
Все то, что пела ты для них,
Для верных зрителей своих!
Теперь, когда ты далеко,
О прошлом думать нелегко,
Но помню сцену и тебя,
И просто слушаю, любя…

Актер, режиссер Анатолий Смиранин:
– Красивая, душевная и талантливая! Такой она останется в памяти и сердцах!..
Царство небесное.

Актер Аполлон Кублашвили:
– Мы еще не ощущаем, какая это утрата. Мы потеряли маму Грибоедовского театра...

Актер Иванэ Курасбедиани:
– Когда я только-только начинал, Людмила Ивановна научила меня тому, что в дальнейшем в положительном смысле послужило моему существованию в профессии – не спорить с режиссерами. Цитирую: «Нет на свете режиссера, который хотел бы плохого для своего спектакля, он всегда прав». Светлая память!

Актриса Ирина Мегвинетухуцеси:
– Очень тяжело что-то говорить. Горе... Пустота… И нежелание мириться с дикой, нелепой мыслью, что Люси больше нет... Спасибо за все, дорогая. Покойся с миром.

Актер Слава Натенадзе:
– Люся... 2004 год. «Играем Чехова». Мое первое знакомство с Грибоедовским театром. «Хороший конец» – этот отрывок мы играли вдвоем – Людмила Ивановна была моей первой партнершей на русской сцене. Это был каскад юмора, я чувствовал себя абсолютно раскрепощенно, хорошо и свободно (а это важно для грузиноязычного актера, играющего на русском), а потом пошло и пошло...
Говорят, человек познается в гастрольных поездках – потрясающе внимательная (и без преувеличения спортивная). Сколько городов мы с ней исколесили, много ходили пешком (она любила это), я уставал, а она – нет... Такой я запомню Люсю навсегда. Жалко... жалко до слез...

Актриса Светлана Конюшенко:
– Первый раз я увидела Люсеньку на репетиции спектакля «Прощание в июне». Ей 26 лет, была удивительной красоты. Потом еще много замечательных спектаклей и 25 лет работы вместе. Это просто шок... Соболезнования семье, для театра уход Люси – невосполнимая утрата. Незаменимые есть. Царствие небесное!

Актер, продюсер Дмитрий Мрикотенко:
– Ужасно, горько, несправедливо... Я познакомился с Люсей, когда мне было 10. Даже на поклон выходили вместе. А попрощался 2 года назад. Аккуратно хранил записку с Люсиной просьбой, но не успел ее выполнить. Говорят, мужчины не плачут. Плачут...

Актер, поэт Юрий Юрченко:
– Люся!.. Светлая память... Навсегда для меня останется юной, красивой – из «Прощания в июне»... Скорблю с вами, дорогие мои. Не стало заслуженной артистки Грузии, любимой многими поколениями зрителей актрисы Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова Людмилы Артемовой-Мгебришвили.
Ушел из жизни близкий и родной всем нам человек, женщина исключительной красоты и невероятной духовности. Каждый, кто видел ее на сцене, кто общался и дружил с ней, даже те, кто хотя бы один раз встретились с ней взглядом, обменялись репликами, или просто прикоснулись к ней, уже никогда не смогут забыть эту прекрасную неповторимую женщину.
Мы, все те, кому посчастливилось работать, дружить и просто общаться с нашей дорогой Люсей, сегодня находимся далеко от солнечного Тбилиси. Но мы скорбим вместе с ее родной для нас семьей, с родным театром, со всеми вами, которые имеют возможность проводить нашу любимую Люсеньку в последний путь.
Ее светлый образ навсегда останется в наших сердцах.
Елена Килосанидзе, Лариса Крылова, Лариса Некипелова, Светлана Головина, Василий Товстоногов, Владимир Семин, Александр Раквиашвили, Татьяна Ельчанинова, Анатолий Смиранин, Татьяна Загребельная, Ирина Подкопаева, Игорь Пилиев, Елена Чарквиани (Москва), Ирина Сташевская (Минск), Александр Топурия, Инна Савронская, Гарри Параджанов, Елена Пискунова (Москва), Марина Николаева, Ника Квижинадзе, Татьяна Иванова (Москва), Земфира Бокоева (Горький), Волемир Грузец, Тамара Соловьева (Калининград), Борис Казинец, Светлана Казинец (Вашингтон), Алик Арутюнов (Нью-Йорк), Юрий Юрченко (Париж), Замира Григорьян, Алексей Батиашвили (Лондон), Роман Пахлеванянц (Чикаго), Нина Иоффе (Израиль), Виктор Гордиенко, (Санкт-Петербург), Татьяна Лаврентьева (Лондон), Алла Конт (Санкт-Петербург), Валентина Кудряшева, Владимир Бурмистров (Москва), Светлана Варданян, Лика Сванидзе, Владимир Левицкий (Киев), Валентина Демченко (Санкт-Петербург), Рита Минеева, Андро Окромчедлишвили, Софья Черкезишвили, Роберт Манукян, Заур Квижинадзе (Москва).

Министерство культуры, спорта и молодежи Грузии глубоко скорбит в связи с кончиной актрисы Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А.С.Грибоедова, заслуженной артистки Грузии Людмилы Артемовой-Мгебришвили.
Людмила Артемова-Мгебришвили на протяжении 50 лет была ведущей актрисой Грибоедовского театра и создала незабываемые сценические образы во многих спектаклях. Особенно впечатляющи были исполненные ею роли в спектаклях: «Забыть Герострата», «Двери хлопают», «Вишневый сад», «Тереза Ракен», «Мастер и Маргарита», «Холстомер», «Гетто», «Ханума», «Сны о Грузии», «Женитьба», «Пять вечеров», «А.Л.Ж.И.Р» и других.
Роль в спектакле «Хранители Грааля», исполненная ею на сцене театра Марджанишвили, пользовалась большой и заслуженной популярностью. Людмила Артемова-Мгебришвили была награждена медалью имени Александра Пушкина. За участие в спектакле «А.Л.Ж.И.Р» в 2017 году актриса была удостоена награды имени Верико Анджапаридзе.
Министерство культуры, спорта и молодежи Грузии выражает глубокие соболезнования семье Людмилы Артемовой-Мгебришвили, коллективу театра им. А.С. Грибоедова и всей театральной общественности Грузии.

Театральное общество Грузии искренне скорбит в связи с кончиной Людмилы Артемовой-Мгебришвили. Творческий союз-Театральное общество Грузии с глубоким прискорбием извещает о смерти ведущей актрисы Тбилисского государственного академического русского драматического театра, заслуженной артистки Грузии Людмилы Артемовой-Мгебришвили.
Госпожа Людмила служила в театре 50 лет, работала с такими легендарными режиссерами, как Петр Фоменко, Александр Товстоногов, Гизо Жордания, Георгий Кавтарадзе, играла во всех спектаклях Автандила Варсимашвили.
В арсенале актрисы много блестяще исполненных ролей на сцене родного театра, среди которых «Сон в летнюю ночь», «Сестры», «Закон вечности», «Вишневый сад», «Тереза Ракен», «Мастер и Маргарита», «А.Л.Ж.И.Р».
Театральное общество Грузии скорбит по поводу невосполнимой утраты и выражает соболезнования семье покойной и коллективу театра имени Грибоедова.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 54
Вторник, 21. Сентября 2021