click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.

Юбилей

Весть о Книге Века

https://scontent-fra3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/15578537_209574372834995_3441706525065054600_n.jpg?oh=d86d44cc6dfa8efb81661a4b72ab9f33&oe=58EAC8AB

Завершился многолетний труд – вышел в свет третий том трилогии «Свет Христов. Грузия». Название третьего тома – «Солнечная ночь. Патриарх». Трилогия – монументальное издание, которое потрясает своей масштабностью – и не только объемом, художественным и техническим оформлением, а главное – необычным содержанием.
Три тома с золотым обрезом в темнокрасном, цвета вина, переплете с золотым тиснением – «Свет Христов. Грузия». Это творение духа и разума человеческого повествует об истории древнейшей христианской цивилизации и уникального культурного наследия синхронно с историей страны, ныне называющейся Грузией, а в далеком прошлом известной под названием Иберии, той самой «страны Золотого Руна».
Сегодня, когда во многих странах предпринимаются активные, зачастую успешные попытки подмены истинных и непреложных ценностей, основ цивилизованного мира псевдо и лже-истинами и определенная часть человеческого общества усиленно пытается срубить ту самую ветку, на которой сидит, – сегодня Книга века «Свет Христов. Грузия», все ее три тома, эти потрясающие фолианты приобретают совершенно особое значение.
Обдумывая эту небольшую «Весть», я обратилась к калбатони Нестан (Елизавета) Киртадзе – автору проекта и главному редактору II и III томов, автору статей, доктору исторических наук, с просьбой рассказать, когда и как начиналась работа над трилогией. И вот что я услышала:
– Идея создания Книги века принадлежит Католикосу-Патриарху Илие II. Мысль эта зародилась давно. И в один прекрасный день он поделился ею со мной. В течение этой беседы – вернее, я сперва лишь слушала его, – я разволновалась до слез. «Это будет не одна книга, а трилогия», – сказал он. Начиная с глубокой древности, еще с дохристианских времен, когда в Иберию прибыли Апостолы, то есть с периода подготовки Грузии к глубочайшему и важнейшему изменению, по сегодняшний день. И моя миссия – осуществить эту идею. Я плакала. Я была просто потрясена. Не сразу я осознала, что именно хотел Патриарх: он хотел показать синхронный процесс развития духовной и материальной цивилизации Грузии.
Время, когда мы работали с Патриархом, это началось в 2000 году, – было счастливейшим, но и трудным – сомнения в собственных силах порой одолевали меня. Потом я вспомнила об Эрике Ахсахаляне – опытном специалисте, издателе, который всю жизнь посвятил служению грузинской книге. Менеджер проекта, он внес особый вклад в издание Трилогии. Вся творческая группа благодарит его за необыкновенную работу над Книгой века, которая восхищает всех. У нас сложилась замечательная команда, которая 16 лет трудилась над созданием Книги века, и, в итоге преодолевая немалые трудности, препятствия, сомнения издание состоялось. Грузия и международное общество получили достоверную историю духовности нашей страны в ее непрерывности, преемственности эпох и поколений, неразрывной связи прошлого, настоящего и будущего. Долго мучило меня заглавие трилогии. Тогда я с Патриархом работали так: утро – молитва, потом работа, потом трапеза и снова работа. И в одно утро я спросила Патриарха – каково будет заглавие трилогии? «Я точно знаю, что там должно быть слово «Грузия», – сказал Патриарх. – Речь идет о древнейшей христианской цивилизации, которая зародилась в Грузии». Потом он стал на молитву. И произнес такие слова: «Свет Христов просвещает всех...» Так появилось название книги: «Свет Христов. Грузия».
Когда в 2000-м вышел I том, я думала поставить точку. Концепция была такая, что каждый том мог существовать самостоятельно. Но вскоре удалось продолжить работу и в 2006 году вышел второй том. Оба тома напечатаны в Москве. Спустя 10 лет мы издали третий том. Были различные трудности – и эмоциональные, и финансовые, конечно. Презентация первого тома состоялась в Тбилиси, в Патриархии. Но когда вышел второй том, презентация обоих томов состоялась в Москве, в Храме Христа Спасителя, присутствовал Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, члены правительства Российской Федерации и другие высокопоставленные лица. Позже, будучи в Париже, в штаб-квартире ЮНЕСКО, я передала Генеральному директору раритетную Книгу об уникальной культуре и истории Грузии, и она сейчас занимает там почетное место. Кроме того, я передала ее Московскому, Киевскому, Одесскому, Лувенскому, Сорбоннскому, Колумбийскому и Афинскому университетам. Сам Католикос-Патриарх, Святейший и Блаженнейший Илия II послал ее на Святую гору Синай, в старейшую библиотеку монастыря Святой Екатерины и самолично поднял на Святую Афонскую гору.
Известный немецкий ученый Иост Гипперт и М. Тандашвили – профессор Франкфуртского университета Гете узнали о Книге века и специально приехали из Германии в Тбилиси. Мы встретились и определили наше сотрудничество на основе Трилогии. Это сотрудничество подразумевает презентации в Германии, лекции, книжные выставки, проекты грузинских и немецких ученых для популяризации грузинской христианской цивилизации. Книга века уже приглашена на Международную Франкфуртскую выставку 2018 года. Так что трилогия «Свет Христов. Грузия» уже начинает странствие по миру и популяризацию Грузии.
Приведу выдержку из выступлений Патриарха во время его международных визитов:
«...Мы из той страны, где еще на заре христианства – в I веке проповедовали Слово Божие святые апостолы – Андрей Первозванный и Симон Кананит, где покоятся мощи Симона Кананита, и где покоится великая христианская святыня – плащаница Господня...
...Мы дети той страны, чьи великие предки... с IV века в грузинских монастырях, находящихся за границей, на протяжении веков создавали и переводили общепризнанные духовные и светские труды...», – так представляет миру Грузию Католикос-Патриарх Илия II.
Эта история длиной в 2000 лет связана единой прочнейшей нитью христианской цивилизации.
Трилогия посвящена 25-летнему юбилею восстановления государственной независимости Грузии и эпохальной деятельности Католикоса-Патриарха Всея Грузии, Архиепископа Мцхетского и Тбилисского, Митрополита Пицундского и Сухумо-Абхазского, Святейшего и Блаженнейшего Илии II. Третий том – «Солнечная ночь. Патриарх» открывается вступлением Патриарха, за которым следует статья автора проекта Нестан Киртадзе «Сага об эпохальном Патриархе». Приведу несколько абзацев из этого вступления Илии II: «Грузинский народ достойно прошел путь от священного места хранения ризы Господней – первейшего храма Светицховели до Кафедрального храма Святой Троицы...
С одной стороны мгла и печаль, а с другой – Божья Благодать, которую я непрестанно испытываю на себе.
Тяжел крест каждого христианина, в особенности духовника. Но особенно тяжел крест Католикоса-Патриарха.
Период моего патриаршества можно назвать «Солнечной ночью»».
В издании III тома Трилогии века принимали участие Национальная Академия наук Грузии, Тбилисский государственный университет им. Ив. Джавахишвили и издательство Тбилисского университета, Тбилисская духовная академия и семинария, Международный благотворительный фонд Католикоса-Патриарха Всея Грузии Илии II, Грузино-абхазский и Грузино-осетинский дома.
Все, кому довелось участвовать в выпуске третьего тома, как и в двух предыдущих, внесли в Книгу века большую частицу своей души.
III том самый большой по объему: первые два тома содержат 970 и 990 страниц, «Солнечная ночь. Патриарх» занимает 1264 страниц.
Все три тома прекрасно иллюстрированы – для этого был собран колоссальный материал – фотографии храмов, церквей, монастырей, карт и т.д.
Трилогия «Свет Христов. Грузия» удостоена престижной награды – «Золотой пергамент».
Книга века «Свет Христов. Грузия» вышла при поддержке премьер-министра Грузии господина Георгия Квирикашвили и Правительства Грузии, при партнерстве Министерства культуры и охраны памятников.
Над трилогией работали выдающиеся ученые всех поколений. Проект уникален, поскольку осуществляли его светские и духовные ученые, которые прошли долгий путь по формуле «Вера и знание».
В заключение надо сказать, что автор проекта, профессор Нестан  (Елизавета) Киртадзе с честью выполнила свою великую миссию.

Камилла Мариам КОРИНТЭЛИ

 
ГУРАНДА ГАБУНИЯ. 60 ЛЕТ НА СЦЕНЕ

https://scontent-fra3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/15056416_185257471933352_1826182219699845733_n.jpg?oh=567a0079c477e9707d59f817f9732271&oe=58910127

Один из недавних спектаклей Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А.С. Грибоедова стал своего рода сенсацией. В сценической версии Андро Енукидзе по пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад» в роли Раневской на русскую сцену вышла Гуранда Габуния – актриса истинно грузинского темперамента и экспрессии.
Надо сказать, подобный опыт в истории Грибоедовского – не первый. Когда-то здесь блистали Верико Анджапаридзе и Отар Коберидзе. Гуранда Габуния продолжила экспериментальную линию соединения двух, казалось бы, несовместимых театральных школ. Но она не была бы собой, если бы не внесла свою ноту – яркую, неповторимую. А неповторимость ее в том, что она, как очень немногие, умеет сочетать трагизм и иронию, пафос и простоту. И во всей силе проявила это дарование в роли Раневской.
Рецензенты не скупились на восторженные эпитеты. Вот лишь несколько цитат из разных статей: «Гуранда Габуния органично вписалась в актерский ансамбль в роли первой скрипки, играя женщину, подводящую итоги собственной жизни. Ее гнетут мысли о немощной старости, сделанных ошибках, утраченных связях. О близких людях, которых давно нет рядом, о родине» («Экран и сцена»); «В центре спектакля – Гуранда Габуния в роли Раневской. Актриса продемонстрировала прекрасную творческую форму. Ударные сцены-монологи актриса проводит на гребне эмоций, на пределе отчаяния. Прощание Раневской – Гуранды Габуния с садом, домом трогает зрителей до комка в горле» («Тбилисская неделя»); «Гуранда Габуния приглашена на роль Раневской не случайно, без нее этот спектакль немыслим. Именно вокруг ее героини разворачивается все действие. Широкая амплитуда ее актерских средств раскрывается в «Вишневом саде» многогранно, разнообразно, иногда неожиданно. Раневская может смеяться, может улыбаться так, как это умеет делать только Гуранда Габуния, может быть тонкой и ранимой, как в сцене с Лопахиным, рассерженной и возмущенной, как в сцене с Петей Трофимовым. Но через весь спектакль она проносит нить безысходности. Мучительный прощальный монолог Раневской пронизан отчаянием и болью. Перед зрителями предстает подвластная ей вся глубина чеховской палитры» («Русский клуб»)…
У спектакля сложилась и продолжается счастливая судьба – он был триумфально представлен не только в Грузии, но и в Москве, в Театральном центре «На Страстном», на Международном театральном фестивале «Мельпомена Таврии» в Херсоне, где Г. Габуния была награждена призом в номинации «За преданное служение театру».
Естественно, что именно специальным показом этого спектакля и отметили в Грибоедовском 60-летие (можно ли в это поверить?!) сценической деятельности любимой актрисы.
Народную артистку Грузии, лауреата премий им. К. Марджанишвили, М. Туманишвили, В. Анджапаридзе поздравили директор театра им. Грибоедова Николай Свентицкий, министр культуры Автономной республики Абхазия Дмитрий Джаиани и, конечно, благодарная публика.
«Ставя этот спектакль, мы хотели внести очень светлую, красивую страницу в историю нашего театра, – подчеркнул Н. Свентицкий. – И это случилось. Мы счастливы, что сегодня на нашей сцене – Гуранда Габуния, выдающаяся грузинская актриса и при этом – человек русской культуры. Уверяю вас, что ее путь в театре имени Грибоедова будет долгим».
«Наша Гуранда – сухумчанка, – сказал Д. Джаиани. – Она – дочь выдающегося театрального деятеля Георгия Габуния. Говорят, он шутливо спрашивал – за кого, интересно, выйдет замуж моя дочь? Увы, он не дожил до того дня, когда Гуранда стала супругой величайшего актера Отара Мегвинетухуцеси. И то, что рядом с таким гением она не осталась в тени, смогла проявить себя и занять свое место в искусстве, говорит о ее огромном таланте».

Соб. инф.

 
А МУЗЫКА ЗВУЧИТ…

https://scontent-fra3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/14358863_117566782035755_5161594073994750174_n.jpg?oh=30e1165183dfd58cb61c9b0c32b8a6cc&oe=586F3A88

Его музыка продолжает звучать, завораживать, влюблять в себя. Каждый день его мелодии кто-то слушает вновь и вновь, а кто-то открывает для себя впервые. С этой музыкой знакомится молодое поколение, и  у нее появляются новые верные почитатели, которые пронесут свою верность через всю жизнь.
Да нет, просто не верится, что его больше нет на белом свете. Наверное, Микаэл Таривердиев просто снова ушел в море, и стоит на любимой парусной доске, и несется сквозь волны... Как он любил повторять, «впереди, мне казалось, меня ждет только радость».
В эти августовские дни, когда исполняется 85 лет со дня рождения неподражаемого композитора, эксклюзивное интервью журналу дала Вера Таривердиева. К нашей чести и гордости – давний добрый друг «Русского клуба».

– Делится ли ваша жизнь на до и после Микаэла Таривердиева?
– Ну, это так очевидно! Конечно, да.   
– Как говорил герой Льва Толстого, «не может быть, чтобы в возу гороха две отмеченные горошины легли бы рядом». Видимо, ваша встреча с Микаэлом Леоновичем стала как раз таким случаем. Можно ли назвать вашу жизнь  с ним предназначением? И в чем был его смысл?
– Попробую ответить своей историей. Не знаю, я выбрала музыку, или она – меня. Скорее всего, это был обоюдный выбор. Случилась ли моя жизнь такой, как она случилась, если бы в пять лет  я не потребовала от родителей отдать меня учиться музыке?  Вряд ли. Музыка водила моей судьбой, музыка для меня радость, работа, утешение. И  любовь. Я окончила музыкальную школу в Алма-Ате. Музыкальное училище – в Воронеже. Академию имени Гнесиных – в Москве. Защитила диплом по музыке XIII-XIV веков во Франции, на кафедре полифонии и музыкального анализа. И пошла работать в газету «Советская культура». Это был парадоксальный выбор. Но это был мой выбор – я жаждала окунуться в музыкальный процесс, который происходит  здесь и сейчас. И я, практически не умея плавать, прыгнула в воду с крутой вышки. И, как ни странно, поплыла. Прямо в открытое море. Я никогда не читала до этого газет. Но я сразу стала писать в газете, единственной газете, освещающей культурные процессы Советского Союза, статья в которой могла быть приравнена к судебному приговору. Вот так, не зная правил, я прославилась довольно быстро. И, может быть, случайно. Или нет. Потому что писала, как могла, и то, что чувствовала. Мне было 13 лет, когда я попала в пионерский лагерь «Артек». В Крыму, на пригорке с видом на море, я сидела и мечтала, когда из радиоприемника услышала песню. Я помню это до сих пор. Ощущение мягкой грусти, светлой печали, которое доносилось  как будто бы издалека. Оно вошло в меня навсегда.  Это была песня «Маленький принц». Автором музыки был Микаэл Таривердиев. Но тогда я этого не знала. Через 13 лет я позвонила знаменитому композитору и попросила его написать статью о новом произведении Родиона Щедрина для газеты. Мне это было очень нужно. Без этой статьи я не смогла бы уехать на фестиваль, который готовил в Вильнюсе этот самый Родион Щедрин. А я очень хотела попасть на  фестиваль в Прибалтике, где я до тех пор не бывала. И откуда родом была моя прабабушка. Микаэл Таривердиев согласился не сразу. Но все-таки написал статью  о произведении своего близкого друга. Так я оказалась в Вильнюсе. Там я встретила  Микаэла Таривердиева, который шел мне навстречу и улыбался. Весь день мы провели вместе. Вместе ездили на церемонию возложения венков к памятнику Ленина (обязательный ритуал в Советском Союзе), сидели на концерте открытия фестиваля, были увлечены друг другом. А после концерта, в ресторане, на крыше гостиницы «Летува», Микаэл Леонович вдруг спросил, кивнув на стоящее в углу пианино: «Хочешь, я сыграю тебе?» «Нет», – ответила я, засмущавшись. Он встал, подошел к инструменту и сыграл прелюдию «Встреча с женой» из фильма «Семнадцать мгновений весны». Так начался наш роман. А потом была жизнь. В какой-то момент мы поняли, что не можем  жить, не можем дышать друг без друга… Я не сомневалась в своей вере. Я верила. И сейчас верю, что мое предназначение – просто любить. И я люблю. И еще, вы знаете, я поняла: люди не умирают…
– Когда у Блока, знаменитого еще и количеством романов, спросили, сколько у него было женщин, он ответил: «Две. Любовь Дмитриевна и все остальные». Это про вашу любовь, правда?
– Ну, об этом лучше бы у Микаэла Леоновича спросить. Он пишет об этом в своей книге «Я просто живу»: «У меня было много женщин. Осталась одна. И жены были двоюродные. Были или не были? Скорее, не были. Я не помнил никого, не помнил, как выглядели прежние женщины, как их зовут. Впервые я был не одинок».
– Вы были с ним одной крови, по вашим словам. Но все же вы были разными, похожими или очень похожими людьми? Например, он, это известно, не понимал людей, которые могут существовать в беспорядке, обходиться без ежедневной уборки, разбрасывать вещи. Тяжело с этим жить, если ты сам не такой? Как вы уживались?
– Мы не уживались. Мы просто жили. В замечательном ощущении близости, неразрывности. Конечно, мы разные. Но если любишь, то доставляет огромное счастье делать то, что нравится любимому человеку. А если пытаешься адаптировать его под свои привычки, свои представления – это уже какая-то борьба. Совершенно не нужная. У нас ни в чем не было расхождений. Ни в оценках, ни в ощущениях, ни в восприятии явлений. А спорить – конечно, спорили. Хотя у Микаэла  Леоновича была формула: в семье всегда должен быть прав один и тот же человек. Это был, конечно, он. Кстати, это удобно. Не нужно выяснять отношений. А тот, кто всегда прав, всегда будет снисходителен к тому, кто всегда неправ.
– Что Микаэл Таривердиев дал вам? И что вы дали ему?
– О том, что я дала ему опять же лучше бы спросить у него. А что он дал мне? Смысл жизни. Это лучшее, что один человек может сделать для другого.
– Вы говорили, что он был свободным человеком в лучшем смысле этого слова. А в чем выражалось его понимание свободы?
– Абсолютно во всем. Свободный человек – это тот человек, который сам делает свой собственный осознанный выбор. Микаэл Леонович сделал этот выбор, и его стиль в музыке не похож ни на чей. Он делал выбор в своей судьбе многократно. От женщин и друзей до независимости, в которой просуществовал всю свою жизнь. Он даже родственников выбирал себе сам. Назначал сестрой, теткой.  Вот, например, наша тбилисская тетя Анаида – вовсе не тетка по крови Микаэлу Леоновичу. У Сато Григорьевны, мамы Микаэла Леоновича, был жених. Звали его Иосиф. У Иосифа было три сестры. Младшую, Анаиду, он иногда брал с собой на свидания. По настоянию Сато Иосиф уехал учиться в Москву, где женился на Елене Христофоровне. А Сато вышла замуж за Леона Навасардовича. Анаида осталась в Тбилиси и всю жизнь дружила с Сато. И Микаэл Леонович был убежден, что она его тетка. Она ею и была. По факту.
– Известен случай, когда Микаэл Леонович школьником выступил против директора, заступившись за одноклассника. Сохранилось ли в нем это качество – защитника справедливости?
– Этот школьный случай очень показателен. Микаэл Леонович всегда был и оставался именно таким. Он был невыездным 12 лет. Мало кто знает об этом. Когда в 1961 году вышел фильм «Человек идет за солнцем», первая знаменитая работа Михаила Калика и Микаэла Таривердиева, их пригласили в Париж на фестиваль. Большую делегацию кинематографистов собрали ранним утром у гостиницы «Метрополь». Туда должны были привезти паспорта. Привезли все паспорта. А Михаилу Калику паспорт не выдали. Потому что его не пропустили органы. Он ведь провел в сталинских  лагерях четыре с половиной года, его забрали 19-летним мальчишкой с первого курса ВГИКа. Микаэл Леонович сказал, что без Калика не поедет. Глава делегации Пырьев, тогдашний Председатель Союза кинематографистов, уговаривал Микаэла Леоновича, предупреждал, что для него это просто так не может закончиться. Сам Миша уговаривал Микаэла Леоновича поехать. Но он наотрез отказался и без Калика не поехал. И стал невыездным на 12 лет. И так было всегда. Это была норма поведения. Не предать. Ни друга, ни женщину, ни себя. Исходя из принципов, которые он в себе ощущал и по которым жил.
– Выдержав конкурс в 7 человек на место, Таривердиев, единственный с оценкой «5+», поступил в класс Арама Хачатуряна и стал его любимым студентом. Важно ли для него было быть первым? Был ли он равнодушен к хвале и к хуле?
– Ему совершенно не важно было быть первым или не первым. Он всегда очень хорошо понимал, насколько распределение по местам относительно. Вот кто первый, Бах или Моцарт? Для Микаэла Леоновича важно было оставаться самим собой. Искать себя, обрести себя, оставаться собой. А хула или хвала? Смотря от кого они исходят. Вообще Микаэл Леонович любил справедливость.
– В его книге рефреном повторяются слова  «впереди, мне казалось, меня ждет только радость». Он действительно жил с этим ощущением?
– Для Микаэла Леоновича ощущение надежды было одним из ключевых. Можно даже так сказать – веры, надежды, любви. Он не мог жить без любви. А ощущение надежды  связано с его верой в возможность сделать мир лучше. В одном из последних интервью он сказал: «Я был наивным и полагал, что музыка может изменить мир». Вот это очень важно для него: стремиться к лучшему, надеяться преобразовать мир, надеяться на то, что мир может быть лучше. И пока он надеялся, он жил.
– Он нередко повторял такую фразу: «Не люблю режиссеров и иностранцев». Почему?
– Ну, это, конечно, шутка! Просто ему приходилось много общаться с режиссерами. Шла тяжелая работа, ее было много. Как он говорил Сереже Урсуляку: «Ну что, опять пришли кровь пить?». Но это говорилось с любовью и иронией. А лучше всего было Микаэлу Леоновичу, когда он, осененный каким-то новым замыслом, оставался один на один с нотной бумагой и собой, со своим миром. И он был счастлив, как ребенок. При условии,  конечно, что письменный стол был свободным, на месте стояла любимая точилка японская, автоматическая, и карандаши были нужной мягкости – ТМ2.
– Был ли Микаэл Леонович аполитичен?
– И был, и не был. Он был аполитичен в самом лучшем смысле слова, когда человек существует в пространстве человеческого. Человеческого с большой буквы. Ведь что такое политика? Попытка  установить правила между людьми. Они же необходимы! Но к каким правилам приходят люди – большой вопрос, и это для Микаэла Леоновича было не безразлично. А политиков он вообще-то недолюбливал. Знаете, когда мы в 1996 году жили наши последние два месяца, и провели их в Сочи, в России шли выборы. По-моему, в июне. Было два кандидата в президенты – Зюганов и Ельцин. Микаэл Леонович уже почти не ходил. Так он послал меня на избирательный участок, чтобы я проголосовала и за него, и за себя. За Ельцина, конечно. Не любил он коммунистов. Очень.   
– Помните, у Пушкина: «Ты царь, живи один. Дорогою свободной/ Иди, куда влечет тебя свободный ум,/ Усовершенствуя плоды любимых дум,/ Не требуя наград за подвиг благородный./ Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;/ Всех строже оценить умеешь ты свой труд»… Это про Микаэла Леоновича?
– Да, и про него, и про всех людей, в которых  моральный, Божеский закон – превыше всего.
– Он был невероятно стильным мужчиной. Как вам кажется, это врожденное или воспитанное в себе свойство?
– Это и врожденное, и воспитанное – ведь он из семьи, где положено было переодеваться к обеду. И когда мы по-свойски иногда ужинали вдвоем, он говорил: «Видела бы нас моя мама». Один из дядюшек его мамы был знаменитым тбилисским франтом. Он выезжал на трех экипажах. На первом ехала его трость, на втором – шляпа, на третьем – он сам. Но вообще-то в Микаэле Леоновиче была какая-то удивительная элегантность. Самые простые пиджаки на нем смотрелись как дорогие. Но все равно это не внешняя стильность. Это нечто, связанное с внутренним состоянием, с тем, что из себя представлял.  
– «Фотография стала для меня частью жизни, может быть, даже в какой-то мере продолжением моего творчества», – писал он. Расскажите об этом его увлечении.
– Фотографировал Микаэл Леонович с детства. Есть даже его детская фотография с фотоаппаратом, подаренным отцом. Он ходил в кружок во Дворце пионеров, тот, что был во Дворце наместника Воронцова, на проспекте Руставели. Он даже говорил: вы можете назвать меня плохим композитором, но не называйте меня плохим фотографом. Микаэл Леонович без фотоаппарата никуда не ездил. И очень любил пойти гулять вдвоем с фотоаппаратом. Меня очень много снимал. У него была своя маленькая фотолаборатория в квартире. Мне туда запрещено было входить. В шутку, конечно. Но он даже  убирался там сам.   
– Микаэл Леонович подробно написал об этом в своей книге, но я не могу не затронуть эту тему – Таривердиев и Тбилиси. Что ему вспоминалось чаще всего, какие люди и места в Тбилиси вызывали у него ностальгию? Что, на ваш взгляд, в нем от тбилисца?
– Тбилиси… Вы знаете, само это слово вызывало в нем какое-то особое чувство. Он мне его передал. Люди… Мама, конечно, в первую очередь. Соседи из их двора. В Москве мы общались со Львом Александровичем Кулиджановым, Евгением Максимовичем Примаковым. Тбилисская компания собиралась… Всех даже не буду перечислять. Лучше первую главу из его книги прочесть – «Тбилиси – полифонический город». Только тетушку вспомню. Младшую сестру Сато Григорьевны, которая пела всегда только Шуберта и считала, что ее голос лучше всего звучит в туалете. Вообще Микаэл Леонович – очень тбилисец. Я это остро чувствую. У нас есть старый, очень старый чемодан. Там лежат детские рукописи Микаэла Леоновича, Гарика, как его называли в Тбилиси. На нем рукой Сато Григорьевны написано: «Старые ноты».  Я очень люблю рыться в этом чемодане из Тбилиси. Нашла там, например, такую записку: «Дорогая мамочка, приезжай скорее и привези насос». Совсем детским почерком. Мне всегда очень хотелось поехать в Тбилиси. Но вместе нам сделать это не удалось. Когда я впервые сюда попала, мне даже стало казаться, что я родилась именно здесь, в Тбилиси. Может быть, Тбилиси вернул мне ощущение ЭТОЙ жизни, стал возвращать меня из пребывания в ДРУГОЙ? Не знаю. Попала я  сюда в сентябре 1996 года, когда казалось, что приземление уже невозможно. Марк Рудинштейн пригласил присоединиться к «Кинотавру», который постелил звездную дорожку ко входу во Дворец спорта, и по ней шли наши звезды вместе с неподражаемыми грузинскими актерами и режиссерами. Это было. И я шла по этой дорожке. И думала. И не знала, что сказать, представляя его музыку трем тысячам человек, сидящим в зале и живущим в городе, где родился Микаэл Таривердиев. Где его всегда помнили и любили. Полифоническом городе Тбилиси. И я сказала. Что он мечтал вернуться в Тбилиси на «Мерседесе». И чтобы в нем сидела Лолита Торрес. Тбилиси меня понял. И принял. И вошел в меня. И никогда не отпускал.
– А как часто вы приезжаете в Тбилиси? К кому, по каким поводам?
– После 1996 года я приезжала в Тбилиси часто, не меньше двух раз в году. Или были концерты, или я просто приезжала пожить на улице Давиташвили, в Сололаки, неподалеку от дома Микаэла Леоновича. А потом как-то так получилось, что я долго, очень долго не была в Тбилиси. Хотя я знаю и видела, какие чудесные вечера проходили в театре имени Грибоедова, и огромное спасибо за это Николаю Свентицкому. Умерла наша тетушка Анаида. И как-то не было точки приземления, что ли. Теперь же, снова побывав в Тбилиси, я поняла, как была не права. Ведь я всегда приезжала в Тбилиси к Тбилиси. Прежде всего. И к Микаэлу Леоновичу тоже. И я буду приезжать, несмотря ни на что.
– Как складывается сегодня ваша жизнь? Расскажите о Фонде творческого наследия Микаэла Таривердиева, о музыкальной школе и конкурсе органной музыки его имени.
– Вот так и складывается – с Международным конкурсом органистов. Он проходит раз в два года в Канзасе, Гамбурге, Москве, Калининграде и уже расширился до крупного международного проекта. И нужно трудиться постоянно, не покладая рук. Конкурсы даже стали моим летоисчислением.  Кроме этого – концерты в разных городах и странах. Выпуск дисков.  Недавно вышло изумительно изданное англичанами издание трех винилов, трех дисков и альбома и вызвало огромное количество отзывов по всему миру. Над этим изданием мы работали вместе с замечательными людьми, ставшими моими близкими друзьями. А началось с того, что композитор и исполнитель Стивен Коутс услышал в Москве, в каком-то кафе, музыку, которая его пронзила. Он попросил отдать ему диск, который звучал. Он не знал, что это и кто это – диск был издан по-русски. Уже из Лондона послал фотографию обложки и спросил, что это. Это оказался диск музыки Микаэла Леоновича. И он стал его изучать. А через четыре года подготовил большой проект, о котором я упомянула. Вот это и составляет мою жизнь. Конкурс, люди, которые иногда сваливаются как будто с неба, исполнители, музыканты, концерты.
– Вы знаете, что Тбилиси помнит Микаэла Таривердиева, гордится своим великим соотечественником. Может быть, стоит подумать о музыкальном конкурсе имени Таривердиева на грузинской земле?
– Мне очень дорого то, что в Тбилиси Микаэла Леоновича не просто помнят, а любят. Потому что он такой тбилисский! Он такой свой! Еще один конкурс… Я  не знаю... Это должно быть очень продуманно, естественно и осмысленно. Но юбилей Микаэла Леоновича мы обязательно будем отмечать в Тбилиси! 24 октября в Большом зале консерватории состоится концерт органной музыки, 25 октября на юбилейном концерте в Тбилисском театре оперы и балета выступят Алексей Гориболь, трио «Меридиан», Термине Зарян, Сандро Небиеридзе, за дирижерский пульт встанет Александр Поляничко. Вы знаете, концерт в Тбилисской опере был моей мечтой. Я прямо так и видела: люди входят в театр и  видят детскую фотографию Микаэла Леоновича, где ему лет пять. Я ее просто обожаю. У него такие глаза!  И афишу 1949 года, где среди участников концерта «Балетный дивертисмент» значится композитор Микаэл Таривердиев – тогда еще Гарри Таривердиев. Ведь это был дебют Микаэла Леоновича, официальный дебют. И у него случился первый настоящий роман – с балериной. И он получил свой первый гонорар. И купил свою первую шляпу. А вы спрашиваете, что нас связывает с Тбилиси! Я хочу прочитать вам мое стихотворение о Тбилиси. Называется «По дороге в Грузинское посольство». Просто вдруг пришло в голову, как воспоминание. Как-то раз в Москве я шла на улицу Палиашвили, где в Посольстве Грузии в тот день был концерт и выставка фотографий Микаэла Леоновича. И этот текст свалился на меня, как будто сверху.


Нина Шадури-Зардалишвили


Нет электричества.
Тбилиси. Мрак.
Лишь призрак города
Слоняется без дела
По старым  мостовым.
Как безнадежно
Его желанье набрести на свет
В кромешной тьме почивших улиц.
Тбилиси,
Разожги свои костры.
Пусть тысячи свечей
Тебя согреют, призовут на бал,
И тех, кто умер,
И кто выжил
В надежде,
Что  вспыхнут
Голоса грузинских певчих.
Тбилиси,
Одари вином
Всех,
Кто изнемог от жажды
По тебе,
Тбилиси.

 
ЮБИЛЕЙ

https://fbcdn-sphotos-a-a.akamaihd.net/hphotos-ak-xfl1/v/t1.0-9/14199672_790062514468989_6236294471901977873_n.jpg?oh=23901e8e8bc1c7bf9d1cfecbee037495&oe=583E3CAC&__gda__=1481662382_8070558ff20f5a227796522c0cf6d466

Александр Калягин
Народный артист России,
Председатель СТД РФ

Многоуважаемая Нани Георгиевна!
Я с радостью присоединяюсь ко всем самым добрым и теплым пожеланиям в честь юбилея, которые звучат сегодня в Ваш адрес от близких, родных, друзей, коллег и многочисленных поклонников Вашего таланта.
А поклонников Вашего творчества в Грузии и на всем огромном постсоветском пространстве – не счесть, романсы в Вашем исполнении знают и любят люди всех возрастов и интересов и для многих из них с Вашим именем связаны светлые, душевные воспоминания о прекрасном безмятежном времени. Вы обладаете голосом удивительной красоты, Вашу мягкую, напевную, интеллигентную манеру исполнения нельзя перепутать ни с чьей другой. И дай Бог, чтобы еще долгие годы Вы дарили нам всем свое искусство.
Дорогая Нани Георгиевна!
Я желаю Вам доброго здоровья.
Пусть никакие трудности не омрачают Вашу жизнь, а радость и счастье сопровождают Вас повсюду!
Пусть рядом всегда будут родные и близкие Вам люди, и пусть они дарят любовь, окружают вниманием и заботой!
И пусть неизменной остается любовь и признание зрителя!
Всего Вам самого-самого доброго!
Искренне Ваш
Александр Калягин


Алиса Фрейндлих
Народная артистка СССР

Я нежно люблю Нани. Она одна из очень немногих артистов и человеков, которых я крепко люблю. Нани – высшего сорта и женщина, и человек, и актриса, и певица. Желаю ей сил, здоровья, и присущего ей ощущения детства, которое она сохранила. Такие люди не подчиняются возрасту!


Олег Басилашвили
Народный артист СССР

Дорогая Нани! Любимая Нани! Ты не просто замечательная певица, ты не просто великолепно поешь! Когда я слышу твои песни, я получаю наслаждение не только от музыки, не только от твоего голоса, но я слышу в нем голос Грузии, родины моей, которая подарила нам твой талант! Будь счастлива! Влюбленный в тебя
Олег Басилашвили


Маквала Касрашвили
Народная артистка СССР

Нани для меня уникальная личность. Повторить ее невозможно. Несравненная, я всю жизнь являюсь поклонницей, восторгаюсь ей. Для меня большой подарок судьбы и честь быть ее другом. Желаю ей всегда оставаться молодой и жизнерадостной. Я рада, что у нее есть внучка, которая, я уверена, добьется мировой оперной славы. Нани занимает такое же место на эстраде, как Мария Каллас в опере. Нани создала целую эпоху, так же, как и Каллас.


Любовь Казарновская
Оперная певица

Дорогая и глубокоуважамая Нани! Радуюсь возможности поздравить Вас с днем рождения и пожелать здоровья, вечной молодости тела и Духа! Для всех нас Вы – олицетворение замечательного интеллигентного и творческого человека-музыканта! Так хочется слушать романсы и песни с Вашей очень особенной и задушевной интонацией... Пусть оптимизм, красота, порода артиста, так свойственные Вам, будут примером молодым!!!
Люблю Вас! Ваша Любовь Казарновская


Тамрико Гвердцители
Народная артистка Грузии,
Народная артистка России

Коленопреклоненно поздравляю нашу великую Нани с днем рождения! Оставайтесь такой же прекрасной! Желаю, чтобы жизнь была полна вашими замечательными  песнями. Счастья и процветания вам и вашей большой семье!


Полад Бюльбюль оглы
Народный артист
Азербайджана

Уважаемая Нани Георгиевна!
В этот знаменательный день Вашего славного юбилея для меня огромная честь и радость выразить свои самые сердечные поздравления и присоединиться к многочисленным искренним пожеланиям любящих и почитающих Вас друзей.
Далеко не каждому, и даже талантливому, музыканту суждено стать знаком эпохи. Вы им стали! Но Вы стали еще и символом целого жанрового направления – сам дух романса, его восприятие миллионами слушателей связано с Вашим индивидуально-неповторимым исполнением, служащим примером для каждого нового поколения певцов.
Дорогая Нани!
Я благодарен судьбе за знакомство с Вами! Вспоминаю 60-е годы, когда мы все были на старте: моих добрых друзей – прекрасный ансамбль «Орэра», замечательные концерты, встречи, «посиделки» после концертов, ночи напролет разговоры, споры, надежды и мечты... Незабываемое время! Как хорошо, что все это было в нашей жизни!
Ваше присутствие на моем прошлогоднем юбилейном концерте в Тбилиси осталось одним из самых дорогих моему сердцу впечатлений. Всякий раз встречаясь с Вами, я испытываю неподдельную радость. А последние киносъемки в Тбилиси, где мне довелось сыграть роль Вашего мужа (хотя бы в кино), доставили мне истинное удовольствие.
Вас очень любят, ценят и почитают в Азербайджане, где Вы стали олицетворением самых достойных качеств Грузии.
Сейчас самое главное – это здоровье! Желаю Вам еще много-много лет радовать нас всех своим замечательным искусством. И пусть Вас всегда радуют Ваши родные и друзья!


Ансамбль «Песняры»

Дорогая Нани! Бог дал нам, к сожалению, немного времени для совместной работы, но его хватило для осознания встречи с гениальной певицей, великолепным музыкантом, Человеком с большой буквы. Ваше творчество принадлежит не только Грузии. Оно – достояние всей мировой культуры! Крепкого вам здоровья и долгих лет жизни!

С уважением и любовью

Директор ансамбля
Анатолий Щелоков
Заслуженные артисты
Белоруссии  
Владислав Мисевич
Валерий Дайнеко
Игорь Пеня
Анатолий Кашепаров
Леонид Тышко


Бадри Майсурадзе
Заслуженный артист РФ

Всеми любимая и дорогая Нани! Грузия гордится Вашим безграничным талантом, обоянием, профессионализмом и красотой!
Вся моя жизнь пропитана Вашим искусством и творчеством. И желаю Вам много, много лет быть такой же обворожительной, звучать так же солнечно и быть окутанной любовью народа! Искренне Ваш поклонник и почитатель.


Эльвира Узунян
Народная артистка Грузии,
Народная артистка Армении

Нани, дорогая! Как светлые праздники вспоминаю наши встречи в Тбилиси, в Ереване, в Москве. Пусть всегда Вас греет мысль о том, что Вы щедро дарили людям любовь и доброту через свои романсы и песни. Мои наилучшие Вам пожелания! Искренне Ваша Эльвира Узунян


Вахтанг Кикабидзе
Народный артист Грузии

В первую очередь, Нани моя подруга, мы дружим уже очень много лет. Я глубоко убежден, что она звезда международного уровня. Хочу, чтобы она жила долго и радовала людей. Люблю Нани как человека, как певицу, как друга. Она замечательная личность. Крепко ее обнимаю и желаю счастья!


Зураб Церетели
Академик,
Президент Российской
академии художеств

Грузия, счастливая страна, что неизменно рождает талантливых людей. Мы, грузины, гордимся, что у  нас есть Нани Брегвадзе – выдающаяся певица современности.
Ее уникальный голос своей красотой и чувственной палитрой завоевал весь мир. В нем звучит истинная душа Грузии. По-особому сплелись в мощный синтез вековые традиции и пульс современности. О Нани Брегвадзе можно говорить много, но особое счастье слушать ее и наслаждаться истинным искусством.
Желаю всего самого наилучшего и море вдохновения!
Искренне Ваш Зураб Церетели


Зураб Абашидзе
Специальный представитель премьер-министра Грузии по вопросам взаимоотношений с Россией

Дорогая Нани, сердечно поздравляю с юбилейной датой!
Ваше неповторимое творчество является неотъемлемой частью не только грузинской культуры, но и жизни каждого из нас. Ваш голос – целая эпоха.
Вы не раз покоряли сердца многомиллионных слушателей во всем мире. Вы являлись и являетесь настоящим Послом Мира и визитной карточкой нашей страны.
Желаем многих лет счастливой жизни в окружении всеобщей любви и уважения!
Зураб Абашидзе



Роберт Стуруа
Народный артист СССР

В юности мне казалось, будто она поет обо мне, только обо мне и, может быть, немножко о себе; потом она пела о Моем любимом городе, о Моей Грузии, словно это пел я! Потом она пела про мою боль и, наверное, и о своей боли тоже. Неожиданно я услышал ее «Калитку» и понял: она, как грузинка, грузины вообще (не в обиду будет сказано) лучше россиян споют вам о любовном томлении, задевая самые сокровенные уголки вашего сердца – и снова казалось, что Нани поет о нас. Нани не пела только советских песен, а ведь все лирические певцы и певицы должны были исполнять с эстрады положенные на ноты передовицы, указы партии, даже великой Шульженко приходилось их петь, и мы гордились Нани – словно это мы не пели те безобразные песни. Она пела для простых, но обязательно красивых и добрых людей, она потрясающе исполняла песни Маленького Бродяги. Что говорить, Нани всю жизнь обращалась к нам, как ангел-хранитель, напевая нам про нас же, про наши радости и невзгоды, и про себя, счастливую и немножко грустную, с печальным юмором, великую Нани Брегвадзе!


Роин Метревели
Академик

Поздравляю Народную артистку Грузии, признанную певицу, выдающегося общественного деятеля и личность с юбилеем! Нани Брегвадзе – поистине исполнительница мирового масштаба. Я не раз слушал ее выступления за рубежом, и она всегда покоряла иностранных слушателей. Нани обладает уникальным тембром голоса. Она несравненная исполнительница русских романсов. Всем своим творчеством она подает пример молодому поколению. С пожеланиями долголетия и благополучия, с любовью и уважением.



Эльдар Шенгелая
Народный артист СССР

Моя дорогая Нани!
Поздравляю с замечательным юбилеем. Твоя жизнь и творчество – пример для всех нас. Слушаю твои песни, сколько себя помню, и продолжаю получать от них огромное удовольствие. Бог одарил тебя чудесным голосом, потрясающим вкусом и прекрасной внешностью, поэтому ты одна такая, единственная и неповторимая. Наряду с этим, ты неповторимая мать, бабушка, что самое главное, верный и надежный друг. Оставайся с нами очень долго и продолжай делать этот мир прекраснее. Я горжусь тем, что я твой друг.
Твой Эльдар Шенгелая



Нино Ананиашвили
Народная артистка Грузии,
Народная артистка России

Дорогая Нани!
От всей души поздравляю Вас с юбилейной датой.
Вы всегда были для меня яркой звездой, светящейся на небосклоне мирового искусства.
Вы были, есть и будете примером женственности, профессионализма и утонченного вкуса.
Всегда Вам преданная и любящая
Нино Ананиашвили


Нуну Габуния
Заслуженная артистка Грузии

Хочу пожелать дорогой Нани всего наилучшего. Она по праву – певица номер один в нашей стране. Нас связывает многолетняя дружба. Я помню ее замечательную маму, помню, как все друзья собирались в их гостеприимном  доме, где всегда звучали песни и царила радость. И я хочу пожелать, чтобы эта радость длилась вечно.  Кроме того, хочу пожелать больших успехов Эке и Наталье – талантливым продолжательницам династии.



Важа Азарашвили
Народный артист Грузии,
композитор

Я горжусь, что мы учились с Нани Брегвадзе на одном курсе – она на фортепианном, а я на композиторском отделении. Это певица всемирного масштаба, высочайшего уровня! Ее прекрасно принимают всегда и повсюду! Она популярна во многих странах мира, особенно в России.  Все песни, которые я написал для Нани, стали хитами благодаря ее необыкновенному, глубокому, проникновенному исполнению. Например, «Дни идут», «Солнце, мой добрый друг», «Дороги». Вместе с ансамблем «Орэра» она исполнила «Метехи», «Песня – все мое богатство». Нани Брегвадзе умеет, как никто, передать микронюансы, у нее большой исполнительский вкус, она поет с большим чувством. Певица исполняет русские романсы не хуже, если не лучше, чем сами русские певцы.



Нанули Абесадзе
Народная артистка Грузии

Поздравляю Нани с днем рождения! Этот день для меня самый красивый и незабываемый. Этот день для нас украшала всегда мама Нани, калбатони Цабу. Я могу сказать многое, но сейчас я скажу одно. Нани – королева песни XXI века, ее голос лучший из лучших. Красивое вибрато придает ее песням хрустальное звучание и нежность. Она величайший профессионал, а ее аристократическая внешность всегда украшает сцену. Мы – представительницы одного поколения, родившиеся в один год и один месяц. Нани! Я люблю тебя и преклоняюсь перед тобой!


Лиза Багратиони
Певица
Для девушек многих поколений Нани была и остается эталоном красоты. Все девочки мечтали стать певицами именно из-за Нани Брегвадзе. И я не исключение. Моя мечта сбылась, и я имею честь и право стоять с ней на одной сцене. Но это и большая ответственность, и это всегда очень волнительно. Потому что Нани задает нам всем высокую планку, к которой нужно постоянно тянуться. Она неповторима, другой такой нет.
Желаю Вам любви, долгих лет и счастья, наша дорогая Нани!


Тамрико Чохонелидзе
Певица

Нани Брегвадзе и Вахтанг Кикабидзе – это то поколение, на творчестве которого мы выросли. Прежде всего хочу выразить им бесконечную благодарность. Они внесли много нового в современную грузинскую эстраду. Они – лицо грузинской эстрады.
Спасибо Бубе за каждую его песню. С удовольствием слушаю до сих пор и даю слушать своим детям. Он научил нас, как надо работать в киномузыке.
Нани – кумир миллионов. Для меня она кумир с детства. Грузия счастлива тем, что у нас есть Нани. Я желаю, чтобы она была долго!


Давид Кинцурашвили
Художественный руководитель Тбилисского государственного театра оперы и балета им. З.Палиашвили, дирижер

Дорогая, любимая госпожа Нани!
Примите от Тбилисского государственного театра оперы и балета им. З.Палиашвили и от меня лично самые теплые и сердечные поздравления с 80-летним юбилеем. Ваш вклад в развитие грузинской культуры безграничен. Мы все искренне любим Вас за уникальный талант, неустанный творческий труд и преданность искусству. Желаем Вам крепкого здоровья, счастья и оставаться такой же очаровательной, чем Вы всегда отличались от всех.


Ирма Сохадзе
Заслуженная артистка Грузии

Долго думала, как поздравить нашу единственную, неповторимую, феноменальную артистку с юбилеем, как пожелать всего самого наилучшего и при этом не быть слишком трафаретной. Ведь так трудно выразить свое искреннее отношение к человеку, которым всю жизнь восхищаешься, и не только ты, а буквально все кругом. Но одно очевидно – это огромное счастье быть соотечественником Нани, быть ее современником, знать лично, иметь возможность общаться, слушать ее, лицезреть. Это счастье, которое еще нужно осознать и оценить. Это действительно счастье и я хочу, чтоб оно длилось вечно!
Люблю, обнимаю, всегда Ваша Ирма Сохадзе


Тенгиз Джаиани
Заслуженный артист Грузии, композитор

Нани, дорогая моя! Вот уже почти век мы знакомы и дружим, но моя любовь к тебе от этого не уменьшается, а наоборот, становится все сильней! Я горжусь тем, что наша юность прошла вместе, что мы вместе начинали наш творческий путь. Желаю тебе крепкого здоровья, успехов, хотя трудно представить больший успех, чем ты имеешь! Счастья и добра с твоими близкими! Обнимаю! Твой Тенгиз (Беби)


Николай Свентицкий
Директор театра имени А.С. Грибоедова, Президент МКПС «Русский клуб», заслуженный деятель искусств РФ,
заслуженный артист РФ


СОКРОВИЩЕ НАЦИИ

По сегодняшний день во многих странах мира правят королевы. В Великобритании – Елизавета Вторая, в Швеции – Сильвия, в Бельгии – Матильда, в Дании – Маргрете Вторая.
В Грузии – своя монархия. И своя королева. Первая и единственная. Нани Брегвадзе.  
Королева романса. Императрица вокала. Или, как ее назвала сама великая Тамара Церетели, «царица эстрады».
Так, как поет Нани Брегвадзе, спеть не может никто.
Ее манера и стиль – уникальны, совершенно своеобразны. Конечно, ей пытаются подражать. У нее учатся. Ее копируют. На нее равняются. Но тщетно – она и в самом деле неповторима.
С Нани Георгиевной мы знакомы более 40 лет. И это знакомство, эту дружбу я считаю для себя знаком отличия. Если угодно – королевской наградой.
Нани – человек редкой породы. Она благородна. Очень умна. Удивительно легка на подъем. У нее прекрасное чувство юмора, и это – то качество, которое я особо ценю. С ней никогда не бывает неинтересно – ни секунды, ни полсекунды. Ее наблюдения – точны, замечания – остроумны, умозаключения – неожиданны. Впрочем, об этом я уже сказал – Нани очень умна.
Я могу сказать, что она для меня – родной человек. Как и для каждого в нашей  стране. Песни в ее исполнении звучат больше полувека.  И продолжают звучать. Это эпоха. Жизнь нескольких поколений.
Мы говорим романс – подразумеваем Нани.
У меня есть мечта: чтобы в Грузии наконец-то был проведен Конкурс исполнителей русского романса имени Нани Брегвадзе. Чтобы он стал ежегодным. Международным. Так поступают во всем мире, в любой стране, в которой живет персона такого масштаба и значения, как Нани. Это Школа с большой буквы, и ее потерять нельзя.
Не скрою, мы не сидим сложа руки и уже многое сделали для того, чтобы такой конкурс состоялся. Верю, что в следующем году так и произойдет.
Знаете, японцы не раздают званий своим великим соотечественникам. Избранным из избранных они присваивают один-единственный титул – Сокровище Нации.
Нани Брегвадзе – как раз тот самый случай. Про нее лучше сказать нельзя.


Автандил Варсимашвили
художественный руководитель театра имени А.С. Грибоедова

Недавно в Киеве, на большой сцене концертного зала «Украина», проходил концерт с участием Нани Брегвадзе, Вахтанга Кикабидзе, Эки Мамаладзе и Лизы Багратиони. Слушал их и любовался ими за свой век много раз, и поэтому пошел на концерт, руководствуясь чувством патриотизма и солидарности. Зашел перед началом концерта в кулисы с намерением «поболеть» за моих любимых артистов, но в последнюю секунду вдруг решил и спустился в зал, хотелось увидеть, как встречает публика моих земляков…
Когда вышла Нани, огромный зал «Украины» взорвался аплодисментами, зал приветствовал любимую певицу стоя, она еще даже ноту не взяла, а зал уже кричал: «Мы вас любим». Она стояла на сцене – соткана из теплоты, доброты, спокойствия и скромно улыбаясь, ждала, когда стихнет зал. На сцене стояла народная артистка в прямом смысле этого высокого звания, так как имя Нани Брегвадзе народно уже по самой своей сути. Потом она заговорила своим бархатным голосом и запела. Переполненный зал с умилением слушал ее, а я не уставал поражаться, насколько простым и по-человечески теплым было ее выступление. В нем был и юмор, и легкость, и увлекательность. Это была работа большого профессионального артиста со зрителем. Все, что говорила и пела Нани, шло из глубины ее души, поэтому время пролетало незаметно. Никто не ждал от нее шоу, представления. Она воздействовала на зрителей другими способами – сердечными. Я слушал знакомые мне с детства песни и видел на сцене особенного человека, без наигранности, свойственной эстрадным артистам. Она несла культуру пения великих, таких, как Тамара Церетели и Кето Джапаридзе, как сестры Ишхнели. Передо мной стояла не просто певица, мы, грузины, певчий народ, нас не удивишь умением петь, перед мной стояла великая певица, которая была олицетворением грузинского духа. Именно грузинского, даже тогда, когда пела русские романсы, она была носителем грузинского духа, грузинской культуры, грузинского достоинства, в ее песне боль и радости грузинской женщины, в ее песнях история нашего народа.
Дорогая Нани, поздравляю Вас с юбилеем, я счастлив, я горд, что вы есть у моего народа!



Коллективы театра имени А.С. Грибоедова и журнала «Русский клуб» сердечно поздравляют Нани Брегвадзе с замечательным юбилеем, желают крепкого здоровья, творческого долголетия и семейного счастья!

 
ПЕТЬ И ЖИТЬ ПО-БРЕГВАДЗЕВСКИ

https://fbcdn-sphotos-g-a.akamaihd.net/hphotos-ak-xfp1/v/t1.0-9/14212577_790062507802323_8277262581744995016_n.jpg?oh=cadf26bc32c9c54019dd0c3cca6ea85b&oe=584753AE&__gda__=1481327655_05fd3402a3659efd876116083ff62804

Для всей Грузии она – просто Нани. Какие ей нужны эпитеты? Она – единственная и неповторимая, наша Нани.
Между тем у Нани Брегвадзе есть и другие имена: при крещении ее нарекли Ниной – поэтому дома обязательно отмечали два праздника – день рождения в июле и именины в январе. Ласково, по-братски – «Шалико» называли Нани «ее мальчики» – артисты прославленного «Орэра», с которыми певица колесила по континентам без малого пятнадцать лет, разделяя триумф в блестящих столицах мира и тяготы длинных переездов по бесконечным просторам Союза.
Свое же знаменитое имя певица получила отнюдь не случайно. Отец  будущей королевы романса – Георгий Брегвадзе принимал участие в съемках фильма «Золотистая долина». Главных героев картины звали Георгий и Нани. Так уж сложилось, что во время съемок знаменитые Нато Вачнадзе и Верико Анджапаридзе, а также супруга Брегвадзе – Олико были на сносях. Режиссер картины Николай Шенгелая, супруг красавицы Наты Вачнадзе, предложил дать имя  Нани девочке, которая родится первой, а мальчика назвать Георгием. Первой родилась Нани Брегвадзе, у Нато Вачнадзе вскоре появился сын Георгий. Верико Анджапаридзе родила Софико. Все трое новорожденных стали гордостью грузинской культуры. Георгий Шенгелая, известный режиссер, женился на Софико Чиаурели. Нани Брегвадзе и Софико были близкими подругами. Яркой страницей в их биографиях стало участие в фильме «Мелодии Верийского квартала», режиссером которого был Георгий Шенгелая, роль главной героини исполнила Софико, а Нани озвучила за нее песни.
Но вернемся к истокам. Появление на свет Нани сгладило несколько напряженные отношения в семье. Дело было в том, что дедушка был недоволен, что дочь вышла замуж за Брегвадзе и почти три года не разговаривал с зятем, считая его брак с дочерью «мезальянсом». Ничего не поделаешь, в родстве по материнской линии Нани сплелись две ветви княжеских родов Лордкипанидзе и Микеладзе.   
Дедушка Нани окончил юридический факультет Петербургского университета, был глубоко образованным человеком, в его тбилисском доме собиралось изысканное общество. Одним из главных отличий семьи были врожденные вокальные данные женщин:  прабабушка Нани была профессиональной певицей, все шесть тетушек прекрасно пели, а одна из них – Кэто Микеладзе – являлась солисткой Грузинского народного хора. По вечерам родня располагалась вокруг круглого стола, и начинались импровизированные концерты, в которые  маленькая Нани вносила немалую лепту, исполняя под гитару «Калитку», «Караван» и другие романсы. Спустя много лет Нани Брегвадзе вспоминала, что уже тогда во время пения по телу ее пробегали мурашки. Тетя Кэто утверждала, что это верный признак того, что девочка поет с душой и станет певицей. Однако мудрая мама говорила: «Твое пение никому не нужно, в первую очередь ты должна быть порядочным человеком!» Конечно, и она мечтала о том дне, когда Нани прославится благодаря своему врожденному таланту.
Детство Нани прошло в типично сололакском дворе, в котором звучала речь на нескольких языках, и все понимали друг друга с полуслова. Дети часто устраивали спектакли, во время представлений открывали дворовые ворота, чтобы обитатели  соседних домов тоже могли насладиться концертом. Наверно, эти спектакли и стали первым публичным успехом Нани.
Кстати, и  большой успех долго не заставил себя ждать. Нани поступила в консерваторию, а в свободное от учебы время пела в самодеятельном эстрадном оркестре ГПИ, которым руководил  Константин Певзнер. ВИА «Рэро» быстро завоевал популярность. Достаточно сказать, что в нем начинали свои звездные карьеры такие популярные солисты, как Лили Гегелия, Нази Думбадзе, Сулико Корошинадзе, Вахтанг Кикабидзе, Гиули Чохели, Ирма Сохадзе, Медея Дзидзигури.
Однако именно Нани Брегвадзе, солистка «Рэро», стала лауреатом VI-го Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году. Выступление дебютантки отметил Леонид Утесов: «Если эта девочка продолжит заниматься пением, из нее получится хорошая певица».
Оценка была лестной, но для Нани петь было так же естественно, как и дышать, без пения она не мыслила своей жизни. Окончив консерваторию по классу фортепиано, она  продолжала выступать в «Рэро». В ее исполнении романсов было столько глубины и чувства, что импресарио и директор самого престижного парижского  концертного зала «Олимпия» Брюно Кокатрикс включил молодую солистку в свою шоу-программу «Московский мюзикл-холл», для которой отбирал артистов со всего Советского Союза. Выиграв конкурс, Нани поехала на гастроли в Париж. К тому времени певица уже вышла замуж и родила ребенка. Дома с маленькой Экой осталась мама Нани.
Парижские гастроли длились два месяца и проходили с аншлагом. Нани жила в одном номере с Людмилой Зыкиной, оказавшейся очень милым и спокойным человеком. Брюно Кокатрикс приобрел всем советским артистам красивые сценические костюмы, только элегантной молодой грузинке он разрешил выступать в собственном – бирюзово-зеленом шифоновом платье, предварительно велев сузить его и вырезать декольте. В роскошной парикмахерской на Елисейских Полях Нани ежедневно делали прическу «а-ля Катрин Денев» из нашумевшего фильма «Шербурские зонтики». Но насладившись обстановкой салона, Нани возвращалась в гостиницу и разбирала высокую башню из волос, которая никак не вязалась с обликом исполнительницы «Калитки», «Московских окон», «Песни о Тбилиси». Уже тогда певица не желала идти на поводу у модных веяний, стараясь сохранить свой имидж – сдержанный и изысканный одновременно. Эти качества с годами позволили ей стать иконой стиля, всегда  роскошной, но никогда не вычурной.
После концертов в «Олимпии» с певицей  стремились встретиться грузинские эмигранты, отсеченные от родины «железным занавесом», но общаться с соотечественниками  запрещалось категорически, что очень огорчало Нани.  
Начав творческую карьеру с высокой парижской ноты, Нани в течение всей своей карьеры только поднимала планку. Пожалуй, точнее всех о ее манере исполнения высказался известный композитор и неординарный человек – генерал-майор милиции Алексей Экимян, автор песен «Вся жизнь впереди», «Вот и весь разговор», «Берегите друзей», «Подари мне платок» и других хитов советской эстрады. Написав «Снегопад», он предложил Нани включить песню  в свой репертуар. Но Нани долго отговаривалась, мол, не знает, как ее исполнять. Возможно, слова ей казались чересчур банальными. Экимян не отступал и сформулировал задачу кратко: «Как исполнять? По-брегвадзевски!».Нани сдалась и не прогадала, песня стала одной из ее визитных карточек. При этом Нани «по-брегвадзевски» постоянно умудряется петь «Снегопад» так, что никто не сомневается, что «если женщина просит», то все желания ее должны быть исполнены, иначе снег засыплет землю, и наступит ледниковый период.  Впрочем, все свои песни она постоянно обогащает новыми тонкими переживаниями, движениями души, неповторимыми нюансами и модуляциями богатого голоса. Нани никогда не поет под фонограмму. Однажды на сольном концерте певица забыла слова песни. Пришлось остановиться и попросить извинения у зрителей. Зал ответил громом аплодисментов, оценив, что Брегвадзе поет вживую.
Расцвет популярности Нани пришелся на время оттепели, которое стало своеобразным ренессансом для Грузии. Именно в это время  торжественно отпраздновали 1500 лет основания Тбилиси, 800-летие Шота Руставели. На всех континентах с триумфом выступал  танцевальный ансамбль Сухишвили-Рамишвили, о Грузии заговорили благодаря феномену шахматных королев, филигранной игре футболистов, победам борцов, атлетов, гимнастов. В столице открыли первую линию метро. Пользовалось всенародной любовью Грузинское телевидение, тбилисцы воспринимали дикторов – Лию Микадзе, Джульетту Вашакмадзе, Тенгиза Натадзе, Сашико Мачавариани – чуть ли не как членов своих семей. Открыто стали возвращать бывшие десятилетиями  под запретом имена грузинских ученых, писателей и просветителей. Были на подъеме культура, наука, искусство.
Разнообразный репертуар ансамбля «Орэра», включавший песни на 22 языках, был одним из звеньев этого мощного прорыва Грузии в большой мир. Нани Брегвадзе и ее коллег по ансамблю воспринимали как посланцев  прекрасной страны.  
Зрители восторженно принимали «Орэра» в 80 странах. Десять красавцев-плейбоев, певшие и танцевавшие, как боги, непринужденно переходили от грузинской полифонии к песням на слова Есенина, и зал вместе с ними воспарял ввысь «на розовом коне», парни заводили зал бешеными ритмами и джазовыми импровизациями. А потом  на сцену  выходила царственная Нани и  зрители замирали, переживая  задушевную  страстность русских романсов.
Некоторые поклонники ее таланта выражали свою признательность изысканными подарками.  Какой-то тайный воздыхатель регулярно присылал букеты в три сотни роз. Иногда почитатели ставили певицу в неловкое положение, делая щедрые подношения – драгоценности и прочие шикарные «сувениры». Насколько трогательным выглядит  в этой связи подарок Сергея Параджанова, который во время совместного концерта в Тбилисской филармонии Нани Брегвадзе и Беллы Ахмадулиной преподнес двум великим женщинам – таким несхожим внешне и так  духовно единым – огромные веера собственной работы.
Среди элиты советской эстрады Нани всегда занимала особое место – никто и не оспаривал ее права на трон королевы романса, бессмысленно было соперничать не только с ее талантом, но и с врожденным аристократизмом, чувством собственного достоинства, с которым она неизменно держалась.  
Интересный факт: в 1983 году Нани Брегвадзе на несколько лет раньше Иосифа Кобзона и Эдиты Пьехи получила звание Народной артистки СССР.  Удостоиться самого престижного звания в сорок пять лет – случай необычный для советского времени. Статус «народной» давал разные преимущества, однако для Нани по-прежнему было главным оставаться собой: петь и радовать зрителя. Приходилось идти ради творчества на семейные компромиссы – какому супругу понравится, что жена в постоянных разъездах? Семейная жизнь в результате ряда обстоятельств была загублена, но Нани никогда не позволяла себе расслабиться. Она работала, скрывая свои сердечные раны. Только один раз в жизни она прекратила свои выступления на целый год – не могла петь после скоропостижной кончины мамы, которая всегда была для нее опорой и самым надежным другом. Для Нани всегда было важно мнение мамы об ее исполнении, поскольку калбатони Олико обладала безупречным музыкальным вкусом, и никогда не делала скидок на обстоятельства – Нани всегда должна была быть безукоризненной.  
Одним из самых ярких воспоминаний остался для Нани ее первый творческий вечер в Московском театре эстрады. Ведущим был Мэлор Стуруа, который и объявил ее выход. Нани вышла на авансцену, посмотрела в партер и чуть не потеряла дар речи: в зале сидели самые близкие и дорогие ей люди. Оказалось, что родственники и друзья прилетели из Тбилиси на специально зафрахтованном для них самолете. Нани пела старинные русские романсы, подготовленные вместе со своим  постоянным аккомпаниатором Медеей  Гонглиашвили. Апофеозом вечера стал выход на сцену Ивана Семеновича Козловского, великий тенор преклонил перед Нани колено и поцеловал ей руку. После этого триумфа Медея уговорила Нани давать только сольные концерты.  Действительно, они стали готовить сольные программы, и собирают аншлаги по сей день. Правда, в последние годы прославленная певица все чаще появляется на сцене в обществе двух талантливых певиц – дочери Эки Мамаладзе и внучки Натальи Кутателадзе.
Нани сознается, что требовательна к своим девочкам. Кроме того, Нани настаивает на соблюдении выработанного годами семейного девиза  благополучия: «Здоровье, порядочность и ум». Иными словами, следует следить за своим здоровьем, не стыдиться  своих поступков, а поступать – по уму. И тогда – все у тебя будет.
Увенчанная всевозможными наградами Нани до сих пор боится  зрителей. По ее убеждению, если она перестанет трепетать перед выходом на сцену, то перестанет быть артисткой и превратится в статую.
А это совсем не входит в ее планы. Случались ли с Нани курьезы? А как же иначе! В Одессе, выходя за кулисы,  она  провалилась в люк. На том концерте присутствовал большой друг Нани кинорежиссер Георгий Данелия. «Мне очень понравился момент, когда ты вдруг исчезла со сцены. Прекрасный номер!» – похвалил он певицу после концерта. Нани честно призналась, что упала, испугалась  да в придачу сломала каблук.
Во время гастролей Нани часто спрашивали, как давно они женаты с Вахтангом Кикабидзе, сколько у них детей. Когда поклонники узнавали, что артисты добрые друзья и коллеги, то искренне расстраивались. Наконец, несколько лет назад к радости народа Нани и Буба «поженились». Произошло это на съемочной площадке фильма режиссера Резо Гигинеишвили «Любовь с акцентом». Молодые герои ленты видят в батумском ресторане красивую пару, отмечающую золотую свадьбу. Роли юбиляров сыграли Нани Брегвадзе и Вахтанг Кикабидзе.  
Нани согласилась на этот эпизод, потому что Резо Гигинеишвили – сын ее подруги, которого она знает с детства. Когда режиссер сказал, что Нани предстоит свадьба с Кикабидзе, она воскликнула: «Слава богу, наконец, выйду замуж за Бубу!  Весь Советский Союз хотел, чтобы я была его женой, и не верил, что у меня ничего такого нет с ним, кроме большой любви и дружбы. Хоть в кино пусть увидят, что я вышла за него замуж!»
Трудно поверить, что эффектная, всегда элегантная Нани, словно сошедшая со страниц парижского журнала мод, уже прабабушка. Она не собирается терять форму. Однако никогда не сидит на диетах, не занимается фитнесом. Правда, в молодости под влиянием супруга увлекалась йогой. Не полнеет, потому что не переедает, не любит сладости, не курит и не употребляет алкоголь. Хотя с удовольствием может выпить бокал киндзмараули или хванчкары.
Свой голос никак специально не поддерживает,  просто поет каждый день. «Пение – это мое второе я, моя внутренняя потребность», – утверждает певица.
Чего Нани не любит, так это концерты, похожие на дискотеку, где есть все, кроме музыки. Певица не может понять, почему скачущие под фонограмму полураздетые артисты называют себя вокалистами.
Многие ждут от певицы откровенных мемуаров, интересуются, возьмется ли она за перо? Нани Брегвадзе неизменно отвечает, что никогда не будет выдергивать из своей жизни по ниточке воспоминания и описывать их на потребу читателей. Приукрашать события или быть неискренней ей несвойственно, а вдаваться в откровения для широкой публики она не считает возможным.  
Так что мемуаров пока не предвидится.
Все, с чем певица хочет поделиться с другими, она выражает своим пением, отворив для нас «потихоньку калитку» в пьянящий мир романсов. И ключ от этой магической «калитки» Нани надежно хранит в своем сердце.


Ирина ВЛАДИСЛАВСКАЯ

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 13
Воскресенье, 24. Сентября 2017