click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Сложнее всего начать действовать, все остальное зависит только от упорства.  Амелия Эрхарт

Традиция

ОНИ ТВОРИЛИ В ГРУЗИИ

https://i.imgur.com/hF07uKi.jpg

2020-й год уже вошел в историю как год тяжелых испытаний, горьких потерь. А еще – нового, доселе неведомого, образа жизни. Мы на собственном опыте узнали, что такое карантин и изоляция: работа на «удаленке», полное отсутствие транспортного сообщения, комендантский час, закрытые театры, музеи, библиотеки, концертные залы, кинотеатры, необходимость соблюдения дистанции при общении…
Увы, в этих немыслимых для нормальной деятельности условиях многие культурные учреждения просто-напросто законсервировали свою работу. Но только не «Русский клуб». Во время локдауна Союз не только продолжал работать, но и выдал своего рода рекорд –10 новых книг из знаменитой серии «Русские в Грузии»!
Напомним, что первые четыре книги серии вышли в свет в 2014 году – при поддержке Департамента внешнеэкономических и международных связей города Москвы были выпущены издания, посвященные поэту Борису Пастернаку, актерам Грибоедовского театра Наталье Бурмистровой и Борису Казинцу, основателю Батумского ботанического сада, ученому Андрею Краснову. На сегодняшний день «Русским клубом» издано 46 книг, и серия по-прежнему не имеет ни аналогов, ни прецедентов, она все так же – первая и единственная.
Героями новых книг стали десять выдающихся деятелей театра, литературы и спорта, чья жизнь в той или иной степени связана с нашей страной. Среди них есть и те, кто родился в Грузии, и те, кто когда-то приехал сюда и остался навсегда, и те, кто бывал наездами, но увез Грузию в своем сердце…
Шесть книг посвящены артистам театра имени А.С. Грибоедова – ушедшим и ныне здравствующим. И это неслучайно – таким образом «Русский клуб» поздравил старейший на постсоветском пространстве русский театр со знаменательной датой – 175-летием. Увы, в 2020 году Грибоедовский лишился возможности отпраздновать свой юбилей так, как задумывалось, – мы ждали гостей из 47 стран, готовили большую премьеру и торжественный вечер, шла подготовка к проведению II Конгресса русских театров зарубежья… Этого не случилось. Наверное, тем ценнее этот подарок «Русского клуба» – новые издания о выдающихся грибоедовцах.
Книга Ирины Владиславской «Благородный романтик» посвящена Анатолию Смиранину (1892-1971) – актеру, режиссеру, Народному артисту Грузии, кавалеру ордена «Знак Почета». На протяжении 35-ти лет, с 1936-го по 1971 год, до конца своих дней, А. Смиранин служил в Театре имени А.С. Грибоедова, был ведущим актером, ставил спектакли. Снимался в кино. Играл главные роли в спектаклях Георгия Товстоногова. В 1961 году Роберт Стуруа, в дипломном спектакле «Сокровище» которого был занят Анатолий Дмитриевич, написал ему открытку со словами восхищения и благодарности. В книге использованы воспоминания артиста, записанные его супругой, заслуженной артисткой Грузии Еленой Пирумовой-Смираниной, которые были предоставлены сыном А.Д. Смиранина Анатолием Смираниным.
Издание «Диалог с залом» рассказывает о Народном артисте Грузии Мавре Пясецком (автор – Нина Шадури-Зардалишвили). Он родился 27 сентября 1910 года в Тифлисе и почти всю жизнь прожил в родном городе. С 1939 года до конца жизни играл и ставил в театре имени Грибоедова. Постоянно выступал на эстраде, был востребованным автором монологов для самых известных эстрадных артистов страны. Блестяще знал грузинский язык, переводил пьесы грузинских авторов. Успешно занимался журналистикой. В Тифлисе Пясецкий влюблялся, женился, дружил, здесь родились его дети, здесь к нему пришли успех, известность, звания и награды, здесь, 6 октября 1977 года окончились его дни… Книга посвящается 110-летию со дня рождения Мавра Пясецкого.
«Дарящая любовь» – так назвала свою книгу филолог, педагог Кетеван Цитаишвили. В ней она рассказала о своей знаменитой маме – заслуженной артистке Грузии Валентине Воиновой (1938-2014), прослужившей в Театре имени А.С. Грибоедова 53 года. Актрисой было создано множество ярких образов, о которых с восторгом вспоминают даже сейчас, спустя многие годы.
Филолог, журналист Инна Безирганова стала автором книги «Ковчег для всех», посвященной ведущему артисту Театра имени Грибоедова, режиссеру, поэту, художнику Валерию Харютченко. Выпускник Московского театрального училища им. М. С. Щепкина, он с 1971 года (уже полвека!) служит в Грибоедовском театре.  Валерий Харютченко – кавалер Ордена Чести, Ордена Дружбы, Медали Пушкина, обладатель Золотого диплома XI Международного театрального форума «Золотой Витязь» за роль Холстомера в спектакле «Холстомер. История лошади» (реж. А. Варсимашвили). На пресс-конференции в Мультимедийном центре «Sputnik Грузия», посвященной новым изданиям серии «Русские в Грузии», И. Безирганова отметила: «Эта книга – соединение творческого портрета и автопортрета. Мое авторство здесь условно, огромное количество текста написано самим Валерием. Я бы назвала это художественно-документальной прозой. К тому же в книгу включены стихи и графические работы артиста.
Книга «Чудо самообладания», написанная Инной Безиргановой, приурочена к юбилею Народной артистки Грузии, педагога, режиссера Елены (Нелли) Килосанидзе.
В 1957 году Елена Килосанидзе поступила в Московское театральное училище им. Б. Щукина, в 1959-м перевелась в Грузинский театральный институт им. Ш. Руставели (мастерская Народного артиста СССР Акакия Хорава). В 1962 году, еще студенткой, она была приглашена в театр им. А.С. Грибоедова на роль Кэтрин в пьесе «Вид с моста» А. Миллера в постановке Народного артиста СССР Михаила Туманишвили. С 1963-го по 1995 год Нелли Килосанидзе прослужила в Грибоедовском театре. В 1985-1993 гг. преподавала сценическую речь в Тбилисском театральном институте. С 1995 года живет и работает в Москве. В написании книги И. Безиргановой помогла дочь актрисы Елена Килосанидзе, которая в течение многих лет собирает материалы о маме.
Журналист Марина Мамацашвили посвятила свою книгу «Цель творчества – самоотдача» заслуженной артистке Грузии, кавалеру Пушкинской медали Людмиле Артемовой-Мгебришвили. Она родилась в г. Суворове Тульской области. Окончила среднюю школу с золотой медалью. Выпускница актерского факультета ВГИКа (мастерская Народного артиста СССР Бориса Бабочкина). В годы учебы была признана «Мисс ВГИК». В 2021 году исполняется полвека ее служению в Театре им. А. С. Грибоедова.
Героями четырех книг серии «Русские в Грузии» стали четверо великих деятелей культуры – три поэта и спортсмен.
Книгу «Родная Грузия была для нас свята» написала Иринэ Модебадзе, филолог, славист, переводчик. Издание рассказывает о пребывании в Грузии поэта и прозаика Якова Полонского (1819-1898). Полонский получил назначение в Тифлис в 1846 году, где пробыл до 1851-го, совмещая службу помощника канцелярии наместника М. Воронцова и помощника редактора газеты «Закавказский вестник». В газете Полонский публиковал свои сочинения: статистические данные о климате, населении, природных богатствах Кавказа, этнографические и художественные очерки, фельетоны и этнографические заметки, стихотворения, вошедшие в сборник «Сазандар», первую главу повести «Тифлисские ночи». Кавказскими впечатлениями навеяны лучшие стихи Якова Полонского, принесшие ему всероссийскую известность.
Нина Шадури-Зардалишвили написала книгу «Горы Кавказские для меня священны», посвященную пребыванию в Грузии и на Кавказе Михаила Лермонтова (1814-1841). Непосредственно в Грузии великий русский поэт провел чуть более полутора месяцев – вторую половину октября, весь ноябрь, и выехал в Россию в начале декабря 1837 года. Но каким поэтическим подарком стал для него этот край! Именно здесь наступила творческая зрелость поэта. Неспроста зоркий и чуткий Виссарион Белинский писал о Лермонтове, что Кавказ сделался «его поэтическою родиною, пламенно любимою им». В числе бессмертных творений, зародившихся во время путешествия Лермонтова по Грузии, Кавказу, – «Демон», «Мцыри», отчасти «Герой нашего времени», «Дары Терека», «Казачья колыбельная песня», «Спор», «Тамара», «Свиданье», «Кавказец», «Ашик-Кериб»… А еще – десятки рисунков и живописных полотен. «Если бы не бабушка… я бы охотно остался здесь», – писал Лермонтов из Грузии своего другу Святославу Раевскому. И ему же: «Если ты поедешь на Кавказ, то… вернешься поэтом».
Книга «Северный друг и брат» журналиста и поэта Владимира Головина рассказывает о приездах в Грузию Сергея Есенина (1895-1925) и посвящена 125-летию со дня рождения великого поэта. Она познакомит читателей со временем, проведенным Есениным в Грузии (а он был в стране дважды), с людьми, составившими компанию поэту на грузинской земле. Хотя сам автор считает, что «Тбилиси в долгу перед Есениным, потому что мы даже не удосужились назвать улицу, на которой жил поэт, его именем. В долгу город Батуми, где он написал замечательные стихи, где была создана большая часть его персидских мотивов, о чем многие и не знают. В долгу я сам, потому что рос совсем недалеко от дома, где жил Есенин». Об этом Владимир Головин говорил на пресс-конференции в Мультимедийном центре «Sputnik Грузия».
«А вы тройным летать могли бы?» – так называется книга Нины Шадури-Зардалишвили о Викторе Санееве, легендарном легкоатлете, трехкратном олимпийском чемпионе в тройном прыжке (Мехико-1968, Мюнхен-1972, Монрель-1976), серебряном призере Московской Олимпиады-1980, трехкратном мировом рекордсмене, двукратном чемпионе Европы, шестикратном чемпионе Европы в помещениях, восьмикратном чемпионе СССР, Почетном гражданине Тбилиси, кавалере орденов Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов. Книга издана в ознаменование 75-летия со дня рождения нашего великого соотечественника.
Союз «Русский клуб» благодарит за поддержку в издании серии Фонд «Русский мир», Россотрудничество, Департамент внешнеэкономических и международных связей города Москвы и Правительство Москвы и сообщает, что серия «Русские в Грузии» продолжается – к изданию уже готовятся новые книги.

 
АКТРИСА С ЧУТКОЙ ДУШОЙ

https://i.imgur.com/Trb1tfa.jpg

В феврале мы отмечаем юбилей замечательной актрисы, заслуженной артистки Грузии Ларисы Дмитриевны Крыловой, прослужившей на грибоедовской сцене сорок лет!
Из последних впечатлений тбилисской публики, связанных с ее творчеством (актриса в последние годы проживает в Москве), – роль матери Людочки в спектакле Авто Варсимашвили «Russian блюз» по произведениям русских прозаиков. Лариса Дмитриевна играла замученную жизнью простую деревенскую женщину из рассказа Виктора Астафьева «Людочка». Мягкую, женственную, с приятным грудным голосом. Она вызывала сложное чувство – сострадание и вместе с тем осуждение. Когда почти равнодушно, легко отпускала несчастную дочь, пережившую страшное потрясение, на все четыре стороны, не желая вносить дискомфорт в свою относительно устроенную жизнь. А потом раскаивалась, убивалась по Людочке, от безысходности наложившей на себя руки. Роль была небольшая, да и текста совсем немного, но Ларисе Крыловой удавалось минимальными средствами, очень сдержанно передать драму своей героини, давно существующей без всяких иллюзий и потерявшей единственно дорогое – дочь. Во многом и по собственной вине. Ибо кто поддержит в скорбную минуту, если не мать?  
Это была интересная работа. А память возвращала в прошлое – в 80-е годы прошлого века, когда впервые увидела Ларису Крылову, услышала ее волнующий голос с глубоко запрятанным драматизмом в нашумевшем спектакле «Дорогая Елена Сергеевна» Л. Разумовской. Она играла порядочную, благородную учительницу, ставшую жертвой циничных учеников. Показывала не только глубокое разочарование Елены Сергеевны в тех, в кого верила, на кого надеялась, но и потрясение от самого факта, что эти дети, готовые пойти на все, даже на преступление, ради отметок в аттестате, – именно ее воспитанники. И вновь актриса выражала всю глубину переживаний в свойственной своей природе стилистике – скупо, сдержанно проявляя эмоциональное напряжение, страдание своей героини – и ее стойкость перед лицом зла. Это трогало до глубины души!
Чувствуется в актрисе Ларисе Крыловой – при всем ее лиризме – мягкая сила. Наверное, поэтому режиссер Котэ Сурмава доверил ей однажды роль Бернарды Альба в одноименном спектакле по пьесе Федерико Гарсиа Лорки. Лариса Крылова создавала образ властной, холодной фанатички, обладающей железным характером – при всей внешней хрупкости и незащищенности. В красивом тембре голоса ее Бернарды звучал металл…
Приведем несколько отрывков из рецензий на спектакли, в которых играла Лариса Крылова.
«Большое дарование и хорошая школа сочетаются у Крыловой с богатством собственной натуры. Она человек, живущий разнообразной и увлекательной жизнью, никогда не стоящий в стороне от событий. Встречи с Ларисой Крыловой не позабудутся, потому что это встречи с настоящим искусством» (А. Левин. «Щедрость сердца». «Вечерний Тбилиси», 12 марта 1973 г.).
«Запоминается отличная немая сцена в начале спектакля, когда дед и внучка (Машенька – ее играла Л. Крылова и Окоемов из спектакля «Машенька». – И.Б.), находясь по разные стороны двери, идут навстречу друг другу, но так и не решаются открыть эту дверь в свое будущее. Хмурый старик и робкая девочка в эту минуту так похожи друг на друга своим мучительным одиночеством, своей слабостью и своей бедой, так трогательны и доподлинны, что им теперь уже до конца спектакля обеспечено внимательное сочувствие зрительного зала» (Л. Финк. «Встреча с хорошими людьми». «Горьковская правда». Цит. по книге В. Петровского «Мавр Пясецкий». Тбилиси, 1982, с. 56).
«Младшую Дюбуа – Стеллу (спектакль «Трамвай «Желание» Т. Уильямса. – И.Б.) артистка Л. Крылова раскрывает во всей сложности. Стелла и мягка, и добра, и в то же время есть в ее характере черты бессердечия и эгоизма, привитые Стенли» (Ю. Немиров. «Трамвай, сошедший с рельсов». «Вечерний Ростов», 9 июля 1968 года).  
«Та же беседа со зрителем – но окрашенная тонкими лирическими нюансами у актрисы Крыловой, играющей роль Ани (спектакль «Снимается кино» Э. Радзинского. – И.Б.). Аня весела, немного наивна, но по-взрослому чуткая, умеющая слушать и понять другого» (О. Шурыгина. Встреча с умным собеседником. «Волгоградская правда». 9 июля 1966 года).
Успех пришел к актрисе не сразу. Она много и упорно трудилась, прежде чем выйти на сцену и получить признание публики. Уже в юности Лариса мечтала о театре, поэтому сразу по окончании средней школы поехала в Москву поступать в театральный – увы, первая попытка оказалась неудачной.
Как пишет автор давней публикации о Крыловой, девушка из подмосковного города Воскресенска переехала в Николаевск, поступила на цементный завод, приобрела профессию фрезеровщицы. А через год все-таки поступила в ГИТИС на актерский факультет. В 1963-м защитила диплом ролью Анны Андреевны в спектакле «Ревизор».
C того же года Лариса Дмитриевна становится актрисой Тбилисского русского театра имени А.С. Грибоедова.
Среди сыгранных ролей: Анечка («Океан» А. Штейна), Машенька («Машенька» А. Афиногенова), Соня («Дачники» М. Горького), Аня («Снимается кино» Э. Радзинского), Нина («Маскарад» М. Лермонтова), Софья («Последние» М. Горького), Жена секретаря горкома («Когда город спит» А. Чхаидзе), Марта («Полет жареной утки» Г. Горина), Гиза («Кошки-мышки» И. Эркень), Лидия («Одни, без ангелов» Л. Жуховицкого), Нина («С вечера до полудня» В. Розова), Кашкина («Прошлым летом» А. Вампилова), Жозиана («Малыш» Ф. Марсо), Луиза («Восемь любящих женщин» Р. Тома), мать Людочки («Russian блюз» по произведениям русских писателей)…   
Народный артист Грузии Борис Казинец:
«В жизни каждого актера, в списке сыгранных им ролей (а у меня их более двухсот) есть те, что тебе дороже всего. И это не потому что роль главная и хорошая, и не потому что успех и рецензии! Причина в другом – в партнерстве! Долгие годы, проведенные в нашем театре, подарили мне возможность работать с блистательными актерами. И, конечно, моя встреча с Ларисой Крыловой в спектакле по пьесе Радзинского «Снимается кино» – одна из самых ярких! Я не буду делать театроведческий разбор ее работы в этом спектакле. Скажу одно – более трогательного образа, созданного Ларисой, я, пожалуй, больше не видел. И, главное, кого бы она ни играла – героинь разных возрастов, характеров, эпох – она была всегда правдива. И эта органика Ларисы на сцене заставляет поверить любому ее сценическому персонажу.  Я поздравляю Лару и благодарю свою актерскую судьбу за то, что она дала мне радость общения с этой прекрасной Актрисой!» 
Актер Валерий Харютченко:
«Пронзительно звучал вальс Арама Хачатуряна. Мы, тогда еще молодые актеры, порхающей стайкой проносились по сцене, вовлекая в свой карнавальный хоровод все новых персонажей в масках. Казалось, весь мир кружится в беззаботном вихре танца. Дирижером этого бала был сам Рок, который плел свою черную интригу, распределяя роли в этой трагической истории. Истории лермонтовского «Маскарада». В спектакле были заняты великолепные актеры: Ефим Байковский в роли Арбенина, Джемал Сихарулидзе в роли Звездича, Валентина Семина в роли баронессы Штраль, роль Нины исполняла Лариса Крылова. Все ее существо излучало душевную гармонию, нежность, красоту. Даже сама мысль о ее человеческом несовершенстве казалась кощунственной, нелепой. Любовь и верность своей героини несла со сцены актриса. Казалось, грань реальности и вымысла исчезала, и лишь только живая, невинная душа представала пред нами. Обыденный мир людей, жестоких, завистливых, злобных, не прощает правды и чистоты. Он мстит своему антиподу, но, разрушая красоту, зло в итоге казнит самое себя. Лариса Крылова своей удивительной Ниной Арбениной внесла лепту, свой нежный луч в многогранную палитру сценических образов, как кислород необходимых человеческой душе.
Лариса Дмитриевна получила великолепную профессиональную школу в стенах знаменитого ГИТИСа, и во всех своих театральных работах она демонстрировала высокий актерский класс. Всегда выдержанная, собранная, прекрасный партнер, от которого получаешь столь необходимый творческий импульс. А еще она очаровательная женщина с удивительной улыбкой и глазами, которые, как известно, являются зеркалом души. А душа у Ларисы нежная, чуткая и красивая. И вот такую удивительную женщину, правда, уже в роли учительницы в знаменитом спектакле «Дорогая Елена Сергеевна» Л. Разумовской, мы, а особенно я в роли Володи – идеолога преступных школьников-паршивцев, провоцировали и мучили, пытаясь добиться своих гнусных целей. Но учительница Елена Сергеевна не сдалась, не отступила от своих жизненных принципов. Уверен, что также поступила бы и сама Лариса Дмитриевна, потому что она человек высокого духа. Приветствую, поздравляю с юбилеем! Уважаю и люблю Вас, дорогая Лариса Дмитриевна!»
Режиссер, драматург, музыкант, поэт Заур Квижинадзе:
«К тому времени, когда я, благодаря главному режиссеру Александру Товстоногову и директору Отару Папиташвили, попал в Тбилисский государственный русский драматический театр им. А.С. Грибоедова, став его литературным редактором, заслуженная артистка Грузии Лариса Дмитриевна Крылова уже была хорошо известна зрителям, как одна из ведущих актрис прославленного театра. Лара, как мы, ее друзья, привыкли называть эту красивую, статную, обладавшую неповторимым тембром голоса актрису, пришла в Грибоедовский театр в 1963 году, окончив московский ГИТИС им. Луначарского. Дебютировав в роли Анечки в пьесе Штейна «Океан», она прочно закрепилась в труппе театра и успешно работала с режиссерами театра над самым разнообразным репертуаром. Лара выходила на сцену с такими актерами, как популярные Евгений и Владимир Самойловы, Юрий Суханов, Мавр Пясецкий, Наталья Бурмистрова и многими другими. Она работала с такими серьезными режиссерами, как А. Гинзбург, М. Гершт, П. Фоменко, А. Товстоногов, Г. Жордания К. Сурмава, и многими другими. Из ее ролей я бы отметил Нину в «Маскараде» по М. Лермонтову, Бернарду в спектакле «Дом Бернарды Альба» Г. Лорки, Софью в «Последних» М. Горького, Машеньку в спектакле «Машенька» А. Афиногенова, роли в спектаклях «Снимается кино» Э. Радзинского и «Дачники» Горького…  
Лара жила буквально в пяти минутах ходьбы от театра. Надо было только перейти проспект Руставели на другую сторону, и ты оказывался у нее дома. Многие грибоедовцы этим пользовались и часто посещали гостеприимную квартиру Ларочки. Часто бывал там и я, а иногда, отобрав Лару у ее закадычной подруги актрисы Валентины Воиновой, отправлялся с ней на прогулку, чем был очень горд, поскольку был влюблен в Ларису Дмитриевну. Весь театр был очарован ее неповторимым голосом, и когда в кулуарах слышалось ее знаменитое «Прелестно!», все были в восхищении.
Между прочим, голос Лары «сыграл» в детском спектакле «Подарок Буратино», поставленном по моей пьесе на грибоедовской сцене Леонидом Пярном. Крылова озвучила волшебное зеркало, к которому обращается Василиса Премудрая по ходу представления.
Ларису Крылову любили и ценили все сотрудники театра. А я с удовольствием вспоминаю нашу веселую жизнь на гастролях, где спектакли с участием этой замечательной, тонкой актрисы неизменно пользовались успехом.
Переехав в Москву, Лариса Дмитриевна не рассталась с театром. Она успешно работала в Детской школе искусств в Медведково, даря свои знания школьникам, мечтающим о настоящей театральной профессии. Будучи постановщиком спектаклей в ДШИ, Лариса не раз и сама выходила на сцену, чтобы исполнить ту или иную роль – вместе с воспитанниками. И многие выпускники этой замечательной школы решили навсегда связать свою жизнь с театром. За это они благодарны нашей Ларочке – заслуженной артистке Грузии Ларисе Дмитриевне Крыловой».
И под занавес – слово самой Ларисе Крыловой:
«Уже много лет я не работаю в театре. Но на сцену тянет. Периодически просматриваю альбом с фотографиями ролей из спектаклей. Живу воспоминаниями: вспоминаю спектакли, актеров, с которыми играла, режиссеров, с которыми работала. Пришла я в театр им. А.С. Грибоедова сразу после окончания ГИТИСа им. А. Луначарского. Театр тогда был известен на весь Советский Союз. Актерская труппа очень интересная. И сразу для дебюта получила роль Анечки в пьесе Штейна «Океан». Но не это главное. В тот период руководство театра во главе с директором П.Л. Мургулия приглашало из разных городов Союза актеров на какую-нибудь роль в идущий спектакль. Так у меня состоялась встреча с народным артистом РСФСР Евгением Самойловым. Мы с ним вместе играли в спектакле «Океан». Это незабываемо! Я простаивала в кулисах, слушая его необыкновенный голос. И так пять вечеров! Я их все помню до сих пор. А потом была встреча с Владимиром Самойловым в спектакле «Дачники» по пьесе М. Горького. Он приехал к нам из г. Горького всего на один спектакль. Но как интересно было за ним наблюдать! Игра его была просто виртуозная. Для меня все это стало настоящей школой. Но вот театр возглавил режиссер А.О. Гинзбург. Я с ним работала над спектаклем «Снимается кино» по пьесе Радзинского. Это было так интересно, так необычно, так увлекательно и незабываемо. И когда мы сыграли премьеру, я дома плакала. Плакала от того, что закончились наши ежедневные встречи, репетиции. Запомнились репетиции с режиссером, народным артистом России М.А. Герштом. Я с ним работала над двумя спектаклями подряд. Это умнейший, эрудированный человек. А как он рассказывал! Мы боялись хоть на минуту покинуть репетиционный зал, чтобы не пропустить ни одного слова. Мне повезло встретиться в работе и с П.Н. Фоменко. Это удача и счастье для любого актера. Я вспоминаю театр того периода, когда его возглавлял талантливый режиссер А.Г. Товстоногов. Мне тоже довелось встретиться с ним в творческом процессе. Мы работали вместе над спектаклем «Последние» по пьесе М. Горького. Театр в этот период очень преобразился, был создан очень интересный репертуар, каждый спектакль – событие! Это был такой подъем театра! Хочу несколько слов сказать о режиссере К. Сурмава. С первых моих шагов на сцене и до последнего Котэ Сурмава периодически работал с нами в театре. Что подкупало в нем? Его беззаветная любовь к театру им. А.С. Грибоедова. Он жил им и любил его, по-моему, до конца своих дней. Редко встретишь таких преданных людей, несмотря на все жизненные перипетии. Сорок лет отдано театру им. А.С. Грибоедова. Я счастливая. Я встретила очень много интересных людей – режиссеров, актеров. Оглядываясь назад, скажу – я счастливая! Есть что вспоминать! Спасибо всем!».


Инна БЕРИДЗЕ

 
ФОНДЮ С ГЛИНТВЕЙНОМ ПО-ГРУЗИНСКИ

https://i.imgur.com/P6x8Lu9.jpg

Нынешний Новогодний праздник выдался на редкость скромным, из-за пандемии была отменена традиционная красочная ярмарка с Дедом Морозом и аттракционами, прекратил работу муниципальный транспорт, закрыты крупные торговые центры. О том, что настал Новый год, можно было догадаться лишь по елке у здания парламента и праздничному освещению улиц.
Гражданам настоятельно рекомендовали отмечать праздники в кругу семьи, не устраивать многолюдных застолий, не ходить в гости. Многие с ностальгией вспоминали свои прошлогодние походы в Рождественскую деревню, где можно было весело провести время, снять красивые фотографии, попробовать вафельные трубочки с различной фруктовой начинкой, блинчики по-французски, называемые «крепами», посетить кофейную лавочку, чтобы выпить ароматный напиток и немного согреться. В странах Европы тоже введены строгие регуляции, поэтому жителям Старого Света пришлось отказаться от привычных празднеств и перенести в дома приготовление «новогодних» напитков и блюд, которые обычно принято употреблять на свежем воздухе: глинтвейн и горячий сыр фондю. «Fondue» в переводе с французского означает «расплавленный», «тянущийся», он является национальным блюдом швейцарской кухни, но также распространен в тех регионах Франции и Италии, которые граничат со Швейцарией. Его готовят из смеси различных швейцарских сыров, добавляя чеснок, мускатный орех и крепкий кирш (алкогольный напиток). В зависимости от страны, для приготовления фондю используют такие сорта сыра, как итальянская фонтина, французские – конте и бофор, швейцарские – грюйер и эмменталь. Сыры варят на открытом огне в специальной жаропрочной кастрюле, называемой «какелон». Блюдо принято есть в компании: в полученную горячую сырную массу обмакивают насаженные на длинные вилочки кусочки хлеба, картофеля, оливок и других продуктов. «Так это же в Европе! У нас такого быть не может», – скажете вы и ошибетесь. Фондю можно поесть и у нас в Тбилиси, причем приготовленный не по-европейски, а по-кавказски, из исконно грузинских ингредиентов, и «приправленный» горячим южным темпераментом наших сыроделов. Лично мне посчастливилось наблюдать за приготовлением этого чуда во время фестиваля сыра и горячих напитков, организованного Гильдией сыроделов Грузии в Мтацминдском парке.

Кулинарный преферанс
В самом центре Мтацминдского парка, рядом с фонтаном, на открытом огне стоит большой металлический котел; молодой худощавый парень в белых перчатках и шапке-панамке длинной деревянной ложкой медленно помешивает жидкость белого цвета. Время от времени он добавляет в кипящую массу мелко нарезанные кусочки сыра различных сортов. Это Бека Чикваидзе, он уже достаточно опытный сыродел и готовит фондю не в первый раз, а самим процессом руководит председатель Гильдии сыроделов Грузии Анна Микадзе-Чикваидзе. Со словами: «Что, уже растаял? Тогда этот добавим», – она периодически подает Беке очередные партии. Они оба стоят в окружении многочисленных гостей, которые с интересом наблюдают за приготовлением этого нового, пока еще диковинного для грузинской кухни блюда. Люди забрасывают Анну вопросами об этом блюде и снимают интересный процесс приготовления на телефон. Наконец, терпение посетителей вознаграждено – фондю готов: получилась мягкая, тянущаяся масса ароматного сыра. Анна просит гостей принести хлеб, несколько хлебов шоти исчезают за доли секунды, а армия желающих вкусить фондю не убывает. Анна быстро находит выход из положения и распределяет порции сыра по картонным стаканам, предназначенным для кофе.
По словам Микадзе-Чикваидзе, для приготовления фондю были использованы сыры, выставленные на продажу на фестивале. В основном, это ассорти из европейских сыров компании «Санте», именно они придают блюду нужные вкусовые качества, – а ведущую позицию в фондю занял наш сванский сыр, изготавливаемый в Верхней Сванетии, в Латали и Лахамула – «нарчви». Продукт несколько месяцев хранят в деревянной коробке, которую открывают зимой. Это была серьезная «встреча» кавказских, грузинских и европейских сортов сыра. В Грузии пока нет технологии изготовления подобного блюда, поэтому полученному продукту дали название, принятое в Европе.
– Мы обязательно найдем грузинский эквивалент названия фондю, – отметила председатель Гильдии сыроделов Грузии. По ее словам, организаторы решили приготовить именно это блюдо, чтобы внести в фестиваль элементы театрализованной постановки и сделать его более зрелищным, заодно и вынести на рынок новый продукт.
Все, представление завершилось, сыр съеден, а гурманы переместились к стоящим вокруг прилавкам, где сыроделы из разных регионов Грузии продавали свою продукцию. Мое внимание привлекли круглые, твердые комки сыра в плетеной корзине. Эка Доджуришвили из деревни Кушхеви, Тианети, предлагала гостям попробовать свою продукцию под брендом «Дамбалхачо бабушки Марты». Это редкий вид сыра, который производится в Пшав-Мтиулети, он выдерживается на протяжении многих месяцев и проходит несколько стадий созревания. В основном, дамбалхачо жарят в топленом масле, он один из самых дорогостоящих сыров в Грузии. «Это пшавский деликатес, который все еще мало известен в стране, хотя, по сравнению с предыдущим годом, многие узнали про него благодаря фестивалю сыра. Сегодня мы приготовили хинкали из дамбалхачо, подогретые на сковороде. Надеемся, что наряду с  фондю, наши хинкали тоже понравятся посетителям, тем более в «сопровождении» горячего глинтвейна», – сказала Эка.

Глинтвейн из саперави
Слово «глинтвейн» в переводе с немецкого обозначает «горячее вино», в классическом понимании является горячим алкогольным напитком, изготовленным на основе красного вина, нагретого до 70-80 градусов, с сахаром и пряностями. Он традиционно употребляется на Рождественских ярмарках и праздниках, проводящихся на открытом воздухе в таких странах, как Австрия, Германия, Швейцария, Чехия и т.д. В средневековой Европе этому напитку придавали аромат главным образом галангалом, основной приправой кухни стран Юго-Восточной Азии. Это растение является родственником имбиря, но, в отличие от него, оно не такое жгучее и обладает слегка парфюмерным ароматом. Позже галангал заменили смеси из палочек корицы, коробочек кардамона, гвоздики, душистого перца и апельсиновых корок, к которым стали добавлять подсластитель в виде меда или сахара. Как советуют знатоки этого напитка, каким бы ни был набор употребляемых специй, в приготовлении глинтвейна важно придерживаться одного главного принципа: ни в коем случае не кипятить вино.
Глинтвейн по-грузински, предложенный на фестивале, был приготовлен из саперави, фруктов – яблока, апельсина, лимона, с добавлением корицы. По словам его изготовителей, напиток очень подходит к сыру. «Комбинация горячего вина и сыра особенно приятна в холодную зиму», – сказали организаторы фестиваля.


Кетеван МГЕБРИШВИЛИ

 
ПЕЩЕРА СО СВЯТЫМИ ДАРАМИ

https://i.imgur.com/jGoSvxz.jpg

Праздник Рождества озарен мистическим светом, гирляндами огней, пропитан волшебным дыханием, ароматами хвои, имбиря, ванили. И совершенно не важно, что из-за календарных расхождений в одних странах праздник встречают 25 декабря, а в других – 7 января, умиротворяющая суть торжества остается неизменной.
Накануне Рождества и Нового года соборы становятся еще более нарядными. В Европе их украшают венками из омелы и остролиста, букетами пуансеттии, пунцовые цветы которой похожи на Вифлеемскую Рождественскую звезду. И почти в каждой церкви мастерят вертепы, воссоздающие картину первых земных дней младенца Иисуса.
Представители большинства христианских конфессий не сомневаются, что Иисус родился в пещере, однако в канонических Евангелиях нет прямого указания на этот факт, в них говорится лишь о яслях, в которых лежал Младенец. В православной традиции неизменно изображают грот, что и объясняет название «вертеп» – «пещера» на старославянском языке. В католических странах зачастую воссоздают хижину или хлев, пейзаж может быть сельским, или городским. В яслях лежит младенец, над ним склонились в умилении Дева Мария и Иосиф, в сцене присутствуют волхвы, ангелы, пастухи, а также животные – быки, ослы, козы и овцы. Таково универсальное видение вертепа. В раннем Средневековье итальянцы первыми начали создавать подобные рождественские макеты, которые называются «презепио» – от латинского «praesepire» (ограждать) или «praesaepium» (стойло, хлев, ясли, а в современном языке – детская кроватка). Священной реликвией старинной римской базилики Санта Мария Маджоре являются фрагменты деревянных яслей, в которые Дева Мария положила сына. В этой же базилике сохранился самый древний презепио, дошедший до наших дней. В 1280 году по заказу Папы Гонория IV он был высечен из мрамора скульптором Арнольфо ди Камбио.
Для вертепа в соборах выбирают почетное место, но рассмотреть его непросто – мешает стекло. Так что давайте-ка, мысленно устраним эту преграду и рассмотрим сценку Рождества сквозь призму времени и истории.
Итак, первые вертепы появились в Италии, и в каждой исторической области сложились свои традиции изготовления скульптурных картин. Их мастерили, соревнуясь в умении, из самых разных материалов, используя все подручные средства от глины до драгоценностей. Однако самую новаторскую концепцию презепио осуществил не кто иной, как сам Франциск Ассизский – почитаемый святой и основатель ордена францисканцев. По легенде он не стал столярничать и лепить фигурки, а придумал разыграть вокруг настоящих яслей евангельскую «живую картину» с участием людей и домашних животных. Первая рождественская «инсталляция», которая состоялась в 1223 году в Греччо (ныне село в провинции Риети региона Лацио), пришлась по душе гражданам и прославила городок. Более того, в том же году папа Гонорий III дал благословение на создание вертепов, и они повсеместно стали популярным атрибутом Рождественских праздников. В Болонье сохранился вертеп 1560 года с фигурками высотой 60 см. В XVIII веке в Италии появились профессии вертепных мастеров, одни специализировались на лепке и вырезанию фигурок, другие на их живописной росписи, третьи шили одежду, декорированную драгоценностями и вышивкой. Но также известно, что даже король Карл (Шарль) III Бурбон лично делал фигурки для вертепов, а придворные дамы их украшали – недаром самыми нарядными презепио славилось именно Неаполитанское королевство. С огромной пышностью в аристократических дворцах Неаполя устраивали «живые» вертепы, для их постановок не скупились на богатые декорации и костюмы. В настоящее время в антикварных лавках можно разыскать старинные библейские статуэтки ручной работы, которые изготовляли для вертепов до военных походов на Италию Бонапарта. Современные неаполитанские мастера, занимающиеся созданием вертепов, специализируются на миниатюрных презепио, которые умещаются внутри лампочки, или раковины мидий. Считается, что художник Альдо Карило изготовил самый маленький вертеп в мире – размером с булавочную головку.
В торговой Генуе уже с XVIII века стали изготовлять вертепы не только для церквей, но и для обычных жилых домов. Один из самых знаменитых мастеров того времени Антонио Мариа Маральяно прославился созданием вертепов, его шедевр был сделан для храма Santuario di Nostra Signora di Carbonara, где хранится по сей день.
На Сицилии презепио появились в XV веке, в первой половине XVII века умельцы стали оснащать вертепы скрытыми механизмами, которые приводили в движение фигуры композиции. При изготовлении персонажей Святого семейства, волхвов и ангелов использовали золото, серебро, перламутр, слоновую кость и кораллы.
Популярность вертепов была настолько большой, что вскоре их начали ставить на городских площадях и ярмарках. На открытом пространстве вертепы сразу приобрели масштаб. Примечательно, что на площади Святого Петра в Ватикане первый вертеп был установлен только в 60-х годах ХХ века при папе Павле VI. Деревянные фигуры в полный рост для этого вертепа были сделаны из древесины ели, клена и палисандра, то есть из тех же пород, которые использовались для изготовления скрипок Страдивари. Статуи ныне хранятся в собрании Ватикана.
Самая большая коллекция европейских вертепов собрана в музее Maranatha крошечного городка Лугато в Южном Тироле. Здесь можно увидеть вертепы и старинные, и ультрасовременные, например, сверкающий камнями вертеп от Swarovski. Знатоки искусства рождественских вертепов едут в Рим, чтобы полюбоваться уникальными творениями на международной выставке «100 вертепов», которая ежегодно проводится в Вечном городе, начиная с 1976 года. Здесь представлены традиционные вертепы из разных провинций Италии, а также экзотические композиции, сделанные из самых различных материалов – из сахара, кукурузных листьев, гипса, зубочисток, риса, пробок и так далее. Уникальное собрание вертепов хранится в базилике Святого Иосифа в Монреале (Ораторий Сен-Жозеф). Более 300 экспонатов коллекции со всех континентов созданы из дерева, металла, бронзы, камня, глины, фарфора, папье-маше. Африканцы использовали для вертепа эбеновое дерево, австралийцы поместили рядом с яслями коалу, вомбита и утконоса, индусы – слонов, а участники экспедиции, встречавшие Рождество в Антарктиде, смастерили вертеп, населенный пингвинами.  
Вертепы могут быть крошечными и умещаться в ореховую скорлупу, а также огромными. Самым крупным по размеру фигур, согласно Книге рекордов Гиннесса, был рождественский вертеп, сооруженный в Монтеррее (Мексика) в 1999 году. Фигуры Девы Марии и Святого Иосифа достигали в высоту 5,3 метров.
Для стран Восточной Европы и России более характерны переносные вертепы для коротких кукольных представлений с рождественским сюжетом. Примерно с XVIII века вертепами также стали называть деревянные двух- или трехэтажные переносные ящики-домики, где, собственно, и разыгрывался спектакль. Ярусы вертепа имели разное предназначение. Верхний ярус представлял собой Пещеру Рождества, а на нижнем разыгрывались сцены, связанные с историей царя Ирода, бегства в Египет, а также комедийные сцены.
В Петербурге прославилась семья Колосовых, в течение всего XVIII века представители этой династии «вертепщиков» хранили традиции исполнения рождественских спектаклей. Кукольные вертепы были широко распространены на территории Польши, Украины, Белоруссии. Украинцы использовали название «вертеп», белорусы – «батлейка» или «бетлейка» (от слова Bethleem – Вифлеем), в Польше и прилегающих к ней областях Белоруссии – «шопка», в Закарпатье – «бетлегем». Среди них наиболее известны красочные Краковские шопки, включенные в Список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Особым атрибутом вертепов стали и расписные колокольчики с ангелами, ягнятами и звездами, их можно встретить на каждой рождественской ярмарке.
Во все времена высоко ценились механические вертепы. Среди образцов встречаются настоящие шедевры. Самым знаменитым из них является уникальный вертеп «Кризовы яслички», который находится в музее города Йиндржихув-Градец в Чехии. Согласно книге рекордов Гиннесса, это – крупнейший механический вертеп. Гигантская конструкция занимает площадь примерно в 60 квадратных метров и представляет собой панораму города XIX века. В вертепе разместились почти полторы тысячи фигурок людей, которые переходят мосты, пекут хлеб, работают у наковальни, мелют муку и совершают еще десятки дел. Механическое чудо создал чулочный мастер Томаш Криза, который в десять лет загорелся мечтой построить невиданный вертеп, а потом шестьдесят лет изготавливал детали, конструировал и запускал механизмы для своей композиции. Он хранил свое творение в разобранном виде, и собирал в канун Рождества, обогащая вертеп из года в год новыми сценками. После смерти мастера сын передал вертеп в местный музей.
Великолепные образцы вертепов средневековых ремесленников, художников Ренессанса, эпохи Просвещения пережили войны и смены формаций. Вертепы подвергались запрету во времена Великой Французской Революции, в Германии – в годы протестантской реформации, в Великобритании при Оливере Кромвеле, само собой у нас – при большевиках. Однако интерес к ним никогда не угасал и быстро возродился после крушения коммунистического режима, с середины 1990-х годов на постсоветском пространстве проводятся фестивали вертепных театров. А в Грузии восстановилась традиция проводить рождественские шествия «Алило», берущая начало в XV веке. По сути дела, «Алило» – это шагнувший за пределы церкви вертеп, театрализованная реконструкция библейского сюжета. Во главе процессии под церковное песнопение движутся персонажи, изображающие волхвов, пастухов, дети. Рядовые участники облачены в белые одеяния, они несут флаги, звездочки и иконы. Жители передают им пожертвования и подарки, которые предназначены для нуждающихся и детей-сирот.
И в наши дни строят вертепы, повсюду, кроме Вифлеема, где и родилась Новая эра человечества.


Ирина ВЛАДИСЛАВСКАЯ


В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лен его волос...
Бык дохнул в лицо младенца
И, соломою шурша,
На упругое коленце
Засмотрелся, чуть дыша.
Воробьи сквозь жерди крыши
К яслям хлынули гурьбой,
А бычок, прижавшись к нише,
Одеяльце мял губой.
Пес, прокравшись к теплой ножке,
Полизал ее тайком.
Всех уютней было кошке
В яслях греть дитя бочком...
Присмиревший белый козлик
На чело его дышал,
Только глупый серый ослик
Всех беспомощно толкал:
«Посмотреть бы на ребенка
Хоть минуточку и мне!»
И заплакал звонко-звонко
В предрассветной тишине...
А Христос, раскрывши глазки,
Вдруг раздвинул круг зверей
И с улыбкой, полной ласки,
Прошептал: «Смотри скорей!..»
Саша Черный

 
ТЕАТРАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ

https://i.imgur.com/9uHewbd.jpg

В октябре в Москву на несколько дней слетелись музейщики, театроведы, искусствоведы, специалисты других областей из разных стран, чтобы принять участие в международном музейно-театральном форуме «Мировое театральное наследие: сохранение и репрезентация в музейном пространстве», посвященном Году театра в России и 125-летию старейшего очага мировой культуры – Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина, обладающего уникальным собранием по истории отечественного и зарубежного театра.
Официальная дата рождения чудесного детища русского купца, мецената Алексея Александровича Бахрушина – 29 октября 1894 года, когда коллекция впервые была представлена общественности. В фондах музея хранится более 1,5 миллиона экспонатов. Это эскизы костюмов и декораций выдающихся мастеров сценографии, фотографии и портреты, сценические костюмы великих актеров, программы и афиши спектаклей, редкие издания по театральному искусству, предметы декоративно-прикладного искусства и т.д. Бахрушинский музейный комлекс включает главное здание, три мемориальных дома, четыре музея-квартиры, музей-мастерскую и музей-студию. Несколько лет назад открыли представительство «бахрушинцев» в Ульяновске. Существует филиал и в подмосковном Зарайске, на родине Бахрушиных.
Юбилейный научный форум проходил в Каретном сарае – замечательном музейном пространстве историко-культурного значения, где проводятся презентации, выставки, встречи.
Генеральный директор Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина Дмитрий Родионов обратился к участникам форума со вступительным словом:
– Форум для нас – большая радость, честь и ответственность. Темы, которые вы затронули в своих исследованиях, очень актуальны. При той яркой, масштабной палитре театрального процесса, происходящего в стране, необыкновенно вырастает роль музейных институций и их ответственность перед будущими поколениями. Многое зависит от того, насколько профессионально мы с вами сможем ответить на вызовы этой расширяющейся театральной вселенной и сохранить наиболее важное, насколько крепко мы будем внедрены в этот процесс и соединены с ним, для того, чтобы носить звание театрального музея. Музея не только как кладовой артефактов, но и как непосредственного участника этого процесса, действующего в нем на равных с театральными творцами. Потому что если не будет этих равных, человеческих, профессиональных отношений, значит, не будет доверия друг к другу. А без доверия музей существовать не может! Если театральное общество не доверяет театральному музею, – это проблема институции. Что значит «репрезентация наследия театрального музея»? Это современные подходы к тому колоссальному наследию, которое мы сосредоточили в нашей коллекции, ежедневно прирастаемой новыми артефактами. Это предлагает сама жизнь – поиск новых форматов представления материалов коллекции современной аудитории, особенно молодой, которая выросла и формируется в совершенно в других условиях. Я имею в виду, прежде всего, информационные каналы, которые существуют в мировом, общечеловеческом пространстве. В рамках театрального форума, в обмене практиками мы сможем найти ответы на многие вопросы. Мы можем помочь друг другу жить полнокровной творческой жизнью, не пугаясь вызовов нового времени. Мне кажется, это самое важное в нашей встрече. Личное,  человеческое общение – главное. Это – люди, ради которых мы работаем, для которых бережем культурное наследие. Память о наших выдающихся актерах, режиссерах, художниках, театральных деятелях.
Сегодня музей – модель, с одной стороны, вполне очевидная, устоявшаяся, понятная, и, казалось бы, у людей, работающих в музее в спокойствии и взаимопонимании, нет никаких проблем. Но, с моей точки зрения, в последние десятилетия возникли некоторые внутренние накопления, которые подталкивают и общество, и музейных работников менять взгляд на привычные модели и парадигмы. Это связано с изменениями в обществе, с изменениями социокультурного пространства, причем в общемировом масштабе. Для нас эти изменения настолько ощутимы, что мы не можем существовать в прежнем представлении о тех моделях, которые до сегодняшнего дня были привычными и незыблемыми. Изменения, происходящие в обществе, влияют сегодня на модель музейных институций по всем направлениям, сложившимся даже не в последние десятилетия, а за столетия! Естественно, движущей силой происходящих перемен являются люди. В том числе – образующие музейно-научное  сообщество. И наша встреча вносит лепту в это изменение привычных, устоявшихся моделей музейных институций, связанных с сохранением неуловимых, эфемерных субстанций под названием театральное искусство. Это проблема стояла перед создателями театральных музеев с самого начала. Как, в каких формах хранить театральное наследие? Как зафиксировать эту неуловимую атмосферу, обаяние, энергию театра и его людей? Пытаемся искать корреляцию адекватной передачи и сохранения памяти и самого предмета искусства. Как и памяти о людях, которые его создают.
С докладом – «Исследование театральной среды как важнейшей задачи сохранения и репрезентации театрального наследия России» – выступил Олег Иванов (Центр исследований культурной среды филсофского  факультета МГУ им. М.В. Ломоносова):    
– Очень важно не оставаться все время в условиях, когда мы думаем про артефакты, смыслы и совсем небольшое время уделяем тому, чтобы обсудить, как с этим наследием будут обходиться те, для кого оно по большому счету сохраняется и кому адресовано. Исследования культурнои? среды (разработка терминологии, статистики, платформации) должны быть направлены на создание образа будущего, в котором наследию отводится достои?ное место. Цифровая трансформация затронет культурную среду, ее структуру и содержание, пространство театра,  но самым существенным образом это отразится на зрителях. Сохранение театрального наследия – это не только его прошлое и настоящее, но и то, каким образом оно будет восприниматься в будущем. В последние десятилетия время уплотняется, и те изменения, которые нас окружают, происходят быстрее нашей мысли. Мы даже не всегда в состоянии осознать то, что происходит с людьми, с их восприятием, системой ценностей, потребительским поведением. В этих условиях находится вся наша практика и теория сегодня. Грядущее культуры становится все непредсказуемее. Каким образом его рассматривать и как к нему готовиться?  Мы как исследователи говорим о четырех формах будущего. Первое – продолженное настоящее время, в котором мы живем сегодня и которое закончится в ближайшей перспективе. Второе – вероятное будущее. Его можно прогнозировать с учетом каких-то изменений, ломок, новых событий и технологий.  Третье – желаемое будущее: то, что нам самим хотелось бы видеть. Наконец, есть объективное будущее, которое непременно наступит, и нам очень важно максимально детально все знать, чтобы решать проблемы сохранения театрального наследия именно для следующего поколения. Те, кто профессионально занимается вопросами исследования будущего, знает, что, кроме того, чтобы сохранять наследие, необходимо создавать для него комфортный завтрашний день. А это зависит от нас. В прошлом году в МГУ был создан Центр исследований культурной среды. Существует еще одна организация –  в ГИТИСе. Это Лаборатория будущего театра под руководством ректора Григория Заславского. Для нас важно прогнозировать, что произойдет в театре будущего, как изменится пространство театра, как будут сосуществовать в нем живая актерская игра и новые технологии, какой диалог сложится у режиссеров, актеров, художников и др. с обществом, какие будут предпочтения у публики. Мы осуществили перепись театров.  По ее результатам в нашей стране сейчас 1762 театральных коллектива, из них государственных – чуть больше шестисот. С каждым годом театральных компаний становится все больше, и точные цифры необходимы для любого исследования в данной области.
О. Иванов (куратор исследовательских программ Лаборатории) рассказал также о совместном проекте Лаборатории будущего театра ГИТИСа и Бахрушинского музея – «Взгляд на театральное исследование из будущего».
Александр Чепуров (Россия, Санкт-Петербург, Александринский театр):
– Музей театра хранит лишь артефакты, а не само искусство театра. Как представлять  историю театра в спектаклях? Необходимо их документирование и исследование. Систематизация сценической документации в рецензиях – это важнейший момент! Реконструировать можно любой спектакль – даже эпохи Федора Волкова, причем с мизансценами. Необходимо сделать архивные материалы вновь живыми и разбудить свою театральную фантазию. Театральный музей – это творческий музей!
По мнению Сергея Коробкова (Россия, Москва, Российский государственный гуманитарный университет), рассказавшего о значении домашнего архива для истории театра, «собрать эмоциональное впечатление от спектакля невозможно. При всех реконструкциях и технологиях записи спектаклей».
– Время поменялось, и оно необратимо. Не будет ощущения подсматривания, подкрадывания. Это не может не волновать. Генетическая память передается в четвертом поколении.  Понятие «домашний архив» касается и театров. Театр-дом – это тот же архив. Не растеряли свое наследие те театры, где ночью звучат голоса актеров и где кулисы намолены.   
Владислав Иванов (Россия, Москва, Государственный институт искусствознания) представил доклад «Альманах «Мнемозина» и его предшественники. Документы и факты из истории отечественного театра ХХ века» – об уникальном издании, одном из важнейших проектов в современной театроведческой литературе.
По словам театроведа П. Руднева, редактор-составитель альманаха Владислав Иванов, прежде всего, восстанавливает потерянные страницы в истории театра от Серебряного века до Второй мировой войны: тема зарубежья, русского театра в рассеянии. Иванова также характеризует желание избавить науку от исторических умолчаний, от изъятых советской цензурой фрагментов в документах по истории театра».
– Картина истории театра XX века искажена, и это мешает пробиться к живому содержанию театра,  – отметил В. Иванов на форуме. – Сложился миф: что из России уехали все по-настоящему талантливые. Этому мнению можно противопоставить изучение русской театральной эмиграции. Создается  новая база истории нашего театра. Альманах «Мнемозина» – артельная, коллективная работа архивистов, музейщиков, библиотекарей и т.д. Все мы – части кентавра. Сложился системный подход к исследованию источников – дневников, воспоминаний, мемуаров, театральной критики (рецензий), писем. Увы, в советский период существовала идеологизированная критика. «Мнемозина» – это и новый журнал, и описание архива. Театр, начиная от безымянных скоморохов и кончая современными режиссерами, – это единый, непрерывный процесс, и тут каждая бумажка важна.
С презентацией проекта «Театральные музеи России в пространстве культуры» выступила Тамара Бурлакова (Россия, Москва, зав. отделом научно-методической работы  Музея им. А.А. Бахрушина). В частности, были определены основные направления работы с музеями театров: выявление и создание современной компьютерной базы данных музеев/архивов театров, государственных театральных музеев и их руководителей и кураторов (сегодня в базе данных 350 музеев театров России и 15 музеев/архивов театров русского зарубежья, с которыми начали работу в 2019 г.); разработка и внедрение современных форм и методов работы с театральными музеями и музеями/архивами театров, включая информационные технологии; формирование системы научно-методической и методологической поддержки в области современного музееведения, направленной на их включение в единое музейное пространство; повышение профессиональной компетентности их сотрудников. Определены формы работы ГЦТМ им. А.А. Бахрушина с музеями театров: подготовка и издание справочника «Театральные музеи и архивы России», программы всероссийских семинаров «Театральный музей в современном культурном пространстве», создание научно-методической группы.
Создан уникальный портал «Театральные музеи и архивы России и русского зарубежья» (руководитель проекта – Д. Родионов, куратор – Т. Бурлакова) как форма презентации отечественного и мирового театрального наследия, а также как форма работы с музеями театров и профессионального развития их кураторов.
В форуме приняла участие и завмузеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова Инна Безирганова, выступившая с докладом об истории русского театра в Грузии и его наследии. Другие темы, затронутые на форуме: «Проблемы открытых сетей: разработка диаграммы базы данных для исполнительских искусств» (Вайберг Бирк, Швейцария, Люцерн, Университет прикладных наук и искусства), «Русский рок в актуальном пространстве театра: перспективы музеефикации» (Юрий Доманский, Россия, Москва, РГГУ – ГЦТМ им. А.А. Бахрушина), «Движущиеся изображения – коллекции аудиовизуальных объектов, документирующих театральное искусство в университетах и научно-исследовательских учреждениях» (Кристин Хеннигер, Германия, Берлин, Международный институт театра),  «Стойкий идентификатор для создания базы знаний о постановке и сети театральных архивов Италии» (Донателла Габрилович, Италия, Рим, Университет «Тор Вергата») и др.   

Круглый стол
В белом зале Академии художеств прошел круглый стол на тему «Театральный эскиз и макет художника как музейная ценность».
Борис Мессерер (Россия, Москва, академик – секретарь Отделения театрально- и кинодекорационного искусства и член президиума Российской академии художников, народный художник РФ):
– Академия художеств активно участвует в театральном деле, я сам сосредоточен сейчас на ценности театрального эскиза. Музей Бахрушина – развивающийся организм. И по территории музея, и по сохранности, по объему работ, которые здесь проводятся, количеству выставок. Я был сейчас на Пражском квадринале. И получил большое впечатление. Выставка квадринале, занимавшая несколько павильонов, отличается от того, к чему мы привыкли. Форма подачи неожиданная – были представлены инсталляции самых разных, невероятных форм. Важно, чтобы мы были в курсе новых тенденций и относились прогрессивно к развитию театрального дела. Если бы к Бахрушинскому музею пристроили авангард, с инсталляциями, – это было бы здорово!
Сергей Бархин (Россия, Москва, академик РАХ, народный художник РФ, профессор):
– Как нам работать? Всякое искусство сохраняется. Только то, что сохраняется, и есть искусство. Сохраняется поэзия, живопись, скульптура, архитектура, музыка. А что можно сохранить от театра, вся суть которого – это сиюминутное ускользающее существование? При чем тут эскизы, компьютеры? От спектакля сегодня остается лишь статья театроведа. Причем очень мало кто может написать о театре интересно, описать спектакль, а не давать оценку, – на это способен один из двадцати. Видеофильмы, запечатлевшие спектакли, попадаются неплохие… И наконец, эскизы и макеты. Макет не может быть искусством. Не потому, что его делает макетчик. А потому, что искусство сохраняется, а макет обязательно сломается – даже при наличии макетчика. Что касается эскиза, то он не свидетельствует о спектакле или театре – он говорит об умении художника. И потом, эскиз не может работать так, как макет. Макет создает архитектон спектакля,  а эскиз – «Явление Христа народу», и не более. Макет и эскиз – два разных метода, а компьютер – уже третий. Но для меня существует только один метод более или менее адекватного представления объекта искусства. Его мог придумать только такой гений, как французский архитектор Ле Корбюзье. Он издал восемь томов, в которых подробно и наглядно описал свои здания и проекты. Точно так же нужно заботиться о спектакле. Нужно думать о структуре самого спектакля, а не о чувствах, переживаниях, которые испытывал режиссер, художник, актеры, которые его создавали. Нужно думать о том, чтобы сохранить спектакль. Сохранить и передать будущим поколениям.
00(Россия, Москва, академик РАХ, народный художник РФ, профессор):
–  Хочу признаться в любви к рукотворному эскизу, проявляющему индивидуальность художника в большой степени (в отличие от компьютера). Хочу отметить высокое искусство сценографов, пришедших из графики, живописи. Верю в этот этап создания спектакля, который называется «эскиз». Театр предполагает коллективное творчество. А театральный эскиз – зона свободной фантазии, свободного размышления, которое предполагает квалифицированного собеседника. Только в эскизе сохраняется идеальное представление о будущем спектакле. Пусть развиваются инсталляция, компьютерный эскиз, но пусть сохранятся индивидуальность. В основе всего должен лежать рукотворный эскиз, который несет и образ времени.

Public talk
В рамках форума состоялась встреча с ректором Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, народным артистом РФ Николаем Цискаридзе. Он рассказал о том, как формировались его интересы в детстве и юности:  
– Я вырос в аристократической части Тбилиси, в доме, где меня ориентировали на то, чем я буду в дальнейшем заниматься. Когда поступил в Тбилисское хореографическое училище (кстати,  оно располагалось в старинном особняке), то обнаружил там огромную библиотеку, связанную с балетом. Все знали, что я мальчик из хорошей семьи, и разрешали мне брать книжки домой. Я их читал и в маршрутке, и дома. Мне это занятие настолько понравилось, что я навсегда полюбил книги. Когда стал зарабатывать первые приличные деньги, то из-за границы книжки привозил, а не шмотки. Сейчас, кстати, очень обидно, ведь все уже можно купить здесь. Мне очень нравится все знать, все читать, ведь меня так учили, что нельзя на сцену выходить с холодным носом, что к роли нужно готовиться. Поэтому я ходил в библиотеку – изучал, выписывал, интересовался каждым героем, знакомился с шедеврами мировой музыкальной культуры. И на самом деле я сейчас могу сходу прочитать лекцию о любом спектакле. Не потому, что я вот такой гениальный, а потому что это – мое хобби, это то, что я действительно люблю. Первое, что я сделал в должности ректора Вагановского училища – это вернул закрытую кафедру балетоведения, поскольку уверен, что если мы не будем знать то, чем занимаемся, откуда идут истоки, зачем дети этому учатся, на каких примерах и как им преподносить сегодня эту информацию, ничего у нас не получится. Я хотел, чтобы все это возродилось. Всем своим ученикам говорю: «Я вас обожаю, вы самые лучшие! Но балет я люблю больше!» Мне это никто не прививал, просто – нравилось!
Во время встречи Д. Родионов и Н. Цискаридзе вспомнили и совместную работу над уникальной книгой «Матильда и Иосиф Кшесинские. Дневники, письма, воспоминания» Марины Радиной и Николая Цискаридзе. В основу издания легли ранние дневники балерины Императорского театра Матильды Кшесинской и воспоминания ее брата,  танцовщика и педагога Иосифа Кшесинского. Эти рукописи, хранящиеся в Театральном музее имени Бахрушина, никогда ранее не публиковались в полном объеме.
Книжное издание великолепно проиллюстрировано фотографиями из архивов Театрального музея им. А.А. Бахрушина и Академии русского балета им. А.Я. Вагановой.
Николай Цискаридзе рассказал о музейной коллекции Академии Вагановой – точнее, о  коллекции Мемориального кабинета истории отечественного хореографического образования. Она тщательно собиралась сотрудниками в течение многих лет.
– После того, как я стал ректором, коллекция стала активно пополняться. Очень многие люди по всему миру из-за хорошего отношения ко мне стали дарить, отдавать в нашу школу артефакты, связанные с выдающимися людьми. Они имеют непосредственное отношение к этому учебному заведению – балетмейстеры, композиторы, художники, театральные деятели. Когда-то здесь преподавала балерина Ольга Преображенская, одноклассница Матильды Кшесинской… В школу передали костюм и головной убор, которые хранились у Т. Тумановой – ученицы Ольги Преображенской. Один из моих друзей, специалист по историческому костюму,  увидев кокошник Преображенской,  сказал, что у этой вещи огромная историческая ценность – это настоящий артефакт начала XIX века. Таких вещей у нас много. Предметы, связанные с великой Анной Павловой, Матильдой Кшесинской, портрет Агриппины Вагановой, висевший в спальне ее первой ученицы Марины Семеновой, и многое-многое другое.  


Инна Безирганова

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 2 из 16
Воскресенье, 25. Февраля 2024