click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель
Традиция

НАУЧИТЬ ПЕТЬ «ОДУ К РАДОСТИ»

http://s017.radikal.ru/i431/1201/65/b131eac490da.jpg

Тяжелые 90-е годы, особенно их начало, были одинаково тяжелыми для всех нас.
Что вспоминается о том времени?
Долгие вечера без тепла и света. Костры во дворах. Выстрелы. Очереди за хлебом, которые занимали с ночи. Очереди за гуманитарной помощью – чечевицей и сухим молоком. Голодно.
Ответим откровенно, чем были озабочены любые родители в те годы? Чем накормить и как обогреть своего ребенка. В выборе, что купить – хлеб или книгу, конечно, побеждал хлеб.
Но я точно знаю, что сегодня в Тбилиси найдется, по крайней мере, не меньше ста человек, кому сейчас уже за двадцать и кто вспоминает начало 90-х только светло, только радостно. И не потому, что тогда они были детьми, а дети, слава богу, по своей природе склонны радоваться. А потому, что нашелся человек, который сам взялся заполнить их жизнь радостью, теплом и светом, - Валентина Сергеевна Баланчивадзе.
Валентина Сергеевна – заслуженный педагог Грузии, лауреат Государственной премии РФ, кавалер Ордена Чести Грузии, ректор Тбилисской Детской благотворительной интеллектуальной академии имени Елены Ахвледиани «Мир искусства – детям».
Академия возникла 18 лет назад, когда вместо того, чтобы думать, как выжить самой, Ляля придумала, как в это темное время помочь детям жить светлее, интереснее, со смыслом.
Все начиналось с бесед-посиделок. Двадцать пять соседских детишек сидели при свечах и керосиновой лампе, на полу (приобрести столько стульев сразу было не по средствам). Для тепла окна занавешивали одеялами. Дети с удовольствием уплетали блинчики, которыми их подкармливала тетя Ляля, и завороженно слушали ее уроки. А родители по очереди добывали керосин, который тогда стал, по существу, единственным источником энергии. Это и было платой за учебу...
18 лет работы – не юбилей. Это стаж, который говорит сам за себя. О Ляле Баланчивадзе писали много, хорошо, хвалебно. Мы не можем стать исключением, поскольку труд этого педагога заслуживает исключительного уважения. 18 лет – это возраст совершеннолетия. А значит, есть повод кое-что вспомнить, подвести некоторые итоги, рассказать о дне сегодняшнем и о планах на день завтрашний.
Сегодня в академии Баланчивадзе занимается около 200 учеников. Среди них есть уже и представители династий. В некоторых семьях – по три-четыре поколения Лялиных учеников. Она никогда не давала объявлений о приеме в академию и никого не приглашала на занятия специально. Люди приходили и приходят сами. Мир тесен, а самая лучшая реклама – та, которая звучит из уст очевидца. Подсчитайте, сколько их, таких очевидцев, если каждый год в академию приходит около пятидесяти новых учеников.
- У меня, как и у всех, были какие-то свои жизненные проблемы, - рассказывает Валентина Сергеевна,- я болела, лежала, как Даная, то на одном боку, то на другом. Но все проблемы отошли на второй план, как только я начала работать с детьми, потому что мои ученики стали для меня главным в жизни. И за 18 лет я не пропустила ни одного урока – я не знаю, что такое бюллетень... Мои питомцы разлетаются по всему миру – учатся в Америке, в Европе. Например, мой ученик Тамаз, внук коллеги и единомышленницы Тамилы Тевдорадзе (заведующей Домом-музеем Елены Ахвледиани – Н.Ш.) с отличием закончил Гарвард. Они просвещенные люди, и я точно знаю, что они уже не могут жить иначе. Я им открываю зеленую улицу в мир познания, по которой они будут идти всю жизнь.
- То есть главной задачей вашей академии является просвещение в самом широком смысле слова?
- Именно. Вы не можете себе представить, как они много знают. Как мои дети разбираются в живописи! Знают наизусть картины, школы, все направления голландской, итальянской, испанской, французской, другой живописи. Как понимают музыку, сколько знают стихов! Как они поют Бетховена на оду Шиллера «К радости»!
У меня это авторский метод. Я никогда не говорю о чем-то одном. Каждый урок – это познание и творчество. И обязательное – повторение. Закончив какую-нибудь тему, мы возвращаемся к ней вновь и вновь. Мои уроки – не мертвый учебник, который можно перелистать и забыть. Они – живая книга, то есть творческая беседа, познавательный разговор и устные упражнения. Дети у меня занимаются по субботам и воскресеньям, занятия длятся полтора часа, но в этих полутора часах нет ни одной потерянной минуты, уроки проходят на одном дыхании и настолько насыщены, что я никогда не задаю домашних заданий. После наших занятий дети открывают книги, заглядывают в интернет, то есть продолжают учиться. Помимо занятий на дому, мы обязательно вместе выбираемся и в музеи, и в театры, и на выставки.
- Ваша академия заполняет пустоты в современном образовании детей. Как вы думаете, почему появляются эти пустоты?
- Образование в школах, к сожалению, сегодня находится на низком уровне... Но необходимо помнить, что в первую очередь, все-таки, образование и воспитание ребенку дают не школы и не академии, а дом и семья. А дети сейчас все-таки другие...
Позволим себе не согласиться. Наверное, дети всегда одинаковые. И Валентина Сергеевна, сама о том не задумываясь, доказывает это на примере своей деятельности. Глядя, как дружно и увлеченно работают ученики на ее уроках, невольно убеждаешься, что ребенок  изначально прекрасен – он готов учиться, радуясь, и радоваться, учась. Главное – каков учитель.
Мы пришли в академию Баланчивадзе на показательный урок. Здесь и в самом деле есть что показать и на что посмотреть. В группе занималось около тридцати учеников разного возраста – Ляля группирует учащихся не по возрасту, который колеблется от пяти до семнадцати лет, а по уровню знаний. Вскоре мы с изумлением убедились, что большинство учащихся составляют грузиноязычные дети. (Вот это действительно ноу-хау Баланчивадзе – приобщение грузиноязычных учеников к мировой культуре посредством русского языка). А потом пошла – как бы поточнее выразиться? – пулеметная очередь вопросов и ответов. История, литература, география, живопись, музыка, поэтическая классика наизусть... Ни секунды простоя.  Поразителен был даже не диапазон знаний, который продемонстрировали ученики (а он и в самом деле очень широк), а то, что за полтора часа работы – без одной переменки, без передышки – не было никаких провисов во внимании, дети все время находились в состоянии восприятия, живо и адекватно реагировали на вопросы и замечания, не уставали. Как это удается сделать педагогу, я не знаю, но она это делает, и мы это видели своими глазами.
И все же, если попытаться найти объяснение феномену Ляли Баланчивадзе (умение удерживать полтора часа внимание тридцати детей, для которых учиться – это удовольствие, иначе как феноменом я назвать не могу), то, наверное, объяснение  будет таким – на уроке Ляля очень тратится сама. Мы не видим и не должны видеть, какая огромная подготовительная работа стоит за легкостью и яркостью изложения, какая  серьезная подготовка сопровождает каждое слово, каждый жест. Ляля начинает занятия, удивительно собранная и наполненная – интеллектуально, душевно, эмоционально. И во время уроков между учителем и учениками вспыхивает та самая вольтова дуга азарта и взаимопонимания, без которых любое общение, а уж обучение тем более, просто не имеет смысла.
У Валентины Сергеевны под окном – небольшой цветочный газон, который она сама справедливо называет садом. Ляля не просто поливает и удобряет свои прекрасные цветы, она еще и разговаривает с ними, хвалит, уговаривает, просит поскорее расцвести. И цветы, послушные теплым словам и правильному уходу, цветут как по заказу. Мне кажется, у нее и к детям такое же отношение. Поэтому  ученики в ее академии действительно расцветают, обнаруживая в себе те силы и способности, о которых, может быть, ни они  сами, ни их родители даже и не подозревали.
- Я люблю это дело, я живу этим, - говорит Ляля. - В знания моих учеников вложены душа, сердце, любовь и ответственность. Я так живу. Конечно, невозможно передать всем ученикам все-все знания. Но я прививаю им вкус к знаниям, к учебе, к процессу познания. Это главное. Бывает, ученики перестают заниматься, а потом все равно возвращаются ко мне – чувствуют, что образования не хватает, а по-другому, без новых знаний, они уже не могут жить.
Детство Валентины Сергеевны было послевоенным, голодным. Отец Ляли погиб на фронте. Во время войны немцы сожгли дом Лялиных родителей - одной из самых зажиточных семей Кременчуга, и семья из пяти человек ютилась на семи квадратных метрах. Девочка Ляля мечтала, что когда-нибудь к ней с неба упадет мешок пряников... Но никогда не сетовала. И никому не рассказывала, что спит на полу. Спустя годы ее мама вышла замуж, семья переехала в Грузию.
Может быть, еще и потому что Ляля слишком хорошо знает, что такое нужда, она и по сей день старается помочь тому, кому трудно. Например, воспитанникам детского дома в Коджори. Или той значительной части учеников, которые занимаются у нее бесплатно (хотя, говоря по совести, плата и так в академии  символическая). Или тому соседу, кому сегодня голодно, – стол в доме Ляли всегда накрыт на несколько человек, она привыкла подкармливать других, и просто не может есть в одиночестве.
Грузия стала для Валентины Сергеевны пристанью, родиной, судьбой. Здесь она  с отличием окончила музыкальное училище, затем – музыковедческое отделение Тбилисской  консерватории и в течение 33 лет преподавала в 10-й музыкальной школе. Здесь вышла замуж за Амирана Баланчивадзе, сына известного грузинского композитора Андрея Баланчивадзе. Первый муж оставил в жизни Ляли самые теплые воспоминания и самую яркую характеристику своей супруги, которую и сейчас она  цитирует со смехом: «Ляля из ничего может сделать пирог, борщ и скандал». Вторым мужем стал Арчил Кацарава, первая скрипка оркестра радио и телевидения Грузии и Камерного оркестра Грузии. Дочь Ляли и Арчила пианистка, профессор Парижской консерватории Лела Кацарава продолжила музыкальную династию, тем более что по отцовской линии она – правнучка знаменитого грузинского скрипача и композитора Андрея Карашвили,  автора позывных грузинского телевидения «Самшобло».
- Я живу в этой стране, - говорит Валентина Сергеевна, - я люблю эту страну, какой бы она ни была. Это моя страна, которая дала мне блестящее образование, и сегодня я отдаю ей долги – делюсь тем, что знаю с моими учениками.
- Я даже не хочу задавать вопрос, что такое в вашем понимании патриотизм. То, что вы делаете, это и есть патриотизм. А что вы считаете своим самым большим достижением?
- Это мои ученики. И мечтаю я только об одном – чтобы до конца дней в моем доме звучали детские голоса.
Ляля почти не строит планов на будущее. Она вся – настоящая и в настоящем. Она живет по библейскому правилу – не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо он сам позаботится о себе. И завтрашний день Валентины Сергеевны Баланчивадзе будет светлым. Этот свет, как всегда, для всех.

 

Нина ШАДУРИ


На "Кураев скачать лекции"самом горизонте виднелась темная полоса лес или заросли по берегам какого-нибудь ручья.

В "Смотреть мультик смешарики все серии"углу виднелось что-то вроде второй постели "Песня наташка скачать"она была сооружена из тех же неизбежных лошадиных шкур.

Потом мне прислали одного "Линдсей джоанна скачать"молодчика, который ничего не делал, только сидел в трактире и пил "Скачать на флешку виндовс бесплатно"на мой счет.

Это могла быть только какая-то шутка.

 
Диалог культур
Грузинские художники в Ясной Поляне
15-20 апреля в Грузии впервые прошли Дни Льва Толстого. Организовали этот праздник русской литературы и культуры Международный культурно-просветительский Союз «Русский клуб» и Федеральное учреждение культуры Государственный памятник природы «Музей-усадьба Л.Н.Толстого «Ясная Поляна».
Дни Толстого собрали с десяток ученых-толстоведов из России и стран Южного Кавказа. Был среди гостей и прямой потомок писателя -  Владимир Ильич Толстой, руководящий ныне Музеем-усадьбой «Ясная Поляна».
Подробнее...
 
ГРУЗИЯ В ЗЕРКАЛЕ СЦЕНЫ

Инсталяция

Тбилисский Международный театральный фестиваль, прошедший в третий раз, прочно укрепился в театральном ландшафте, и не только столицы, но и всей театральной Грузии. В нем принимают участие  не только зарубежные театры, но и грузинские – столичные и региональные.

Подробнее...
 
«АДСКАЯ КОМЕДИЯ» С МАЛКОВИЧЕМ И МОЦАРТОМ

Джон Малкович

Третий Международный театральный фестиваль, организованный Тбилисской мэрией (директор - Екатерина Мазмишвили),  открыл «серийный убийца» Джек Унтервегер.

Подробнее...
 
ДЫХАНЬЕ ВОЗДУХА И СВЕТА

В начале 1942 года прозаик, поэт, драматург Иван Алексеевич Новиков (1877-1959), более всего к тому времени известный как автор дилогии «Пушкин в изгнании»,  но начавший творческую деятельность еще на заре ХХ века, в русле символистского искусства, был эвакуирован в Тбилиси, где провел более полгода. Итогом его пребывания на грузинской земле стала книга стихов и переводов «Тбилиси». (Иван Новиков. Изд-во «Заря Востока» Тб., 1944) Возможно потому, что была издана во время войны, она не получила должных откликов в грузинской периодике тех лет. И, может быть, потому, что была создана вдали от «центра», Новиков смог высказаться в ней откровеннее, чем он привык это делать в официальной сфере своей деятельности, в которой представал как мэтр советской литературы. Мы имеем в виду тот религиозный подтекст, который прочитывается в некоторых стихотворениях. Поэтому и можно говорить, что творческая индивидуальность поэта раскрылась в книге с наибольшей допустимой в то время полнотой!
Книга состоит из трех частей – оригинальные стихотворения, посвященные главным образом столице Грузии Тбилиси и давшие название всей книге, переводы классиков грузинской поэзии и современных грузинских поэтов.
Подробнее...
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 10 из 13
Вторник, 26. Марта 2019