click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер
Традиция

здравствуй, РОССИЯ!

https://scontent.ftbs1-2.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/22851760_361941624264935_4072802254501559905_n.jpg?oh=1ad273342a78f9129115fa0db36b3154&oe=5AA44B77

Можно провести сотню конференций (никто не спорит, конференция, а то и форум – дело немаловажное) на тему о необходимости популяризации русской культуры, создания позитивного образа России, о важности народной дипломатии, дружеских связей между представителями стран ближнего и дальнего зарубежья. И все же вся эта сотня не идет в сравнение с одной (даже всего лишь одной!) поездкой соотечественников, особенно – юных, в Россию.
Живое, непосредственное общение со своими сверстниками из разных стран на русской земле, возможность лицезреть воочию уникальные памятники культуры, до того виданные лишь на страницах книг да на экране, дает молниеносный, почти сногсшибательный результат – это дружба навсегда, это любовь навек. Ну, а как же иначе? «Любовью за любовь вознагражу я», как сказал классик четыре века тому назад. Действительно, созерцать виртуальный образ страны – это, знаете ли, одно дело, а вот почувствовать тепло протянутой руки, протянутой тебе, лично, – совсем другое.
Именно такое простое чудо и свершилось благодаря учебно-образовательной программе Россотрудничества «Здравствуй, Россия!» – девять учащихся школ и колледжей Грузии, представителей объединений, входящих в Координационный совет организаций российских соотечественников Грузии (КСОРСГ) и отличившихся достижениями в учебе и успешным участием в тематических конкурсах и олимпиадах, получили подарок – поездку в Санкт-Петербург.
Увиденное и прочувствованное за семь дней пребывания в северной столице России с 13 по 19 августа не вместит ни одно описание, ни один фотоаппарат, ни одна видеосъемка. Всего было не просто много, а очень много: новые впечатления – новые знакомства, новые друзья, картинки, запахи, звуки.
Судите сами.
В Петергофе ребята не только осмотрели Нижний парк в сопровождении экскурсовода, но и, чего уж тут скрывать, устроили себе самостоятельную экскурсию по аллеям легендарного заповедника – слишком уж велика эта красота, чтобы не попытаться насладиться ею: просто погулять, посмотреть, подышать и – запомнить.
А вот в Эрмитаже наши участники прилежно следовали за гидом – полотнами Рембрандта и Веласкеса можно, конечно, любоваться и самому, но послушать комментарий профессионала (а нам с гидом повезло) всегда интересно.
В здание Двенадцати коллегий Санкт-Петербургского университета ребята заходили спокойно, а после прогулки по зданию, его внутреннему двору и лекции (да какая там лекция – это был замечательный живой рассказ об истории университета) вышли с волнением. Так или иначе, но несколько человек заявили с определенностью: «Теперь я знаю, где хочу учиться!».
В парке Ораниенбаум организаторы устроили для всех участников (а это более 300 человек из 21-й страны) игру-квест. Каждая команда состояла из представителей трех-четырех разных стран, и это, понятное дело, сблизило ребят еще больше.
Разные страны – разные религии, а значит – разные храмы. В один из дней участники посетили православный Казанский собор, а потом перешли на другую сторону Невского проспекта и вошли в один из старейших католических храмов России   – базилику святой Екатерины Александрийской. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что ни одного жителя Грузии таким соседством не удивишь: в Тбилиси на одном пятачке мирно соседствуют друг с другом православный храм, католический костел, армянская церковь и еврейская синагога.
Особым стал день посещения Монумента героическим защитникам Ленинграда на площади Победы. Тут был рассказ о 900 днях блокады Ленинграда, минута молчания, уникальная экспозиция, просмотр документального фильма, который  вызывал сердечное волнение. Поэтому и цветы к скорбному монументу ребята возлагали осознанно, с болью в душе.
Какой молодежный проект может состояться без церемонии открытия и закрытия? Да никакой! Молодые люди, как говорится, зажигали, а взрослые сопровождающие поневоле помолодели лет на …дцать! И, конечно, выше всяких похвал – программа «Визитная карточка», в которой каждая делегация представила свою страну на собственный лад: участники и рассказывали, и пели, и танцевали, и шутили, и показывали видео- и слайдшоу. Участники из Грузии решили не мудрить и просто спели – с первых нот узнаваемые «Тбилисо» и «Сулико». И не ошиблись – получили не только заслуженные аплодисменты, но и грамоты, и памятные сувениры.
А самый главный «сувенир», который мы увезли из Санкт-Петербурга – наши новые друзья. Расставаться было тяжело – ребята не могли унять слез. Вы думаете, это художественное преувеличение? Нет-нет, слезы были самыми настоящими! Вот из таких слез потом и вырастают настоящие чувства, а значит – дружба надолго. Может быть, навсегда. И потому, что нас сейчас переполняют именно такие чувства, просто нет желания вспоминать о каких-то организационных недочетах – как говорится, не время и не место.
Спасибо всем инициаторам и организаторам поездки, сопровождающим в Санкт-Петербурге! Спасибо нашим участникам из Тбилиси, Батуми, Поти, Кутаиси, Марнеули и Рустави за талант, фантазию, отзывчивость, желание и умение дружить!
Знаете, я понятия не имею, как будут складываться отношения между нашими странами. Но то, что отношения между юношами и девушками России, Грузии, Израиля, Украины, Латвии, Литвы, Беларуси, Бельгии (и далее, и далее), которые встретились в Санкт-Петербурге в августе 2017-го,  будут просто замечательными – факт. И его уже не опровергнешь.
На мой взгляд, это и есть главный итог поездки.


Нина ШАДУРИ

 
легендарный Ресторан

https://scontent-sof1-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/21728413_343601709432260_4429106572720351600_n.jpg?oh=448332e6b88a8416d441b8d647024ee2&oe=5A197FDE

В 1938 году на Тверской площади в Москве по инициативе Лаврентия Павловича Берии был открыт ресторан грузинской кухни «Арагви». Ресторан пользовался огромным успехом  у элиты советского государства, которые становились его завсегдатаями. Члены советского Политбюро, звезды кино и эстрады ежевечерне были частью шумных застолий. Обычному человеку попасть в «Арагви» было практически невозможно – заоблачные цены и жесткий фейсконтроль делали свое дело.
В 2000-х ресторан был закрыт на плановый ремонт, но когда в 2004-м году при исследованиях в подвальных помещениях здания были обнаружены сводчатые потолки, остатки росписей, порталы, обрамленные киотами для икон, ниши для лампад и хранения ценных вещей, относящиеся к XVII веку, ремонт превратился в серьезную реконструкцию и возвращение ресторана уже в качестве культурного наследия. Вернуться вновь ресторан-легенда смог благодаря бизнесменам Гору Нахапетяну и Самвелу Карапетяну, взявших на себя все затраты, а также собравших команду людей, без которых открытие не было бы возможным.
И вот, наконец, спустя 16 лет, легендарный ресторан «Арагви» вновь открыл свои двери для посетителей. 9 залов на 240 посадочных мест, каждый из которых носит свое название и выдержан в определенной стилистике. В меню под руководством бренд-шефа Антона Саркисова предлагают различную кавказскую кухню, не давая приоритет какой-то конкретной, а благодаря сомелье Дмитрию Базашвили винная карта полна различных вин Грузии и Армении, которые не встретишь в московских магазинах.
А чтобы гости могли насладиться не только яствами, но и музыкальным сопровождением, за дело взялась неподражаемая Теона Контридзе. Ей и пришло в голову создать проект «Арагви бэнд» – классическое грузинское многоголосие в сочетании с женским вокалом. Еще выступая в известном грузинском ансамбле «Мзиури» Теона познакомилась с Кэти Габисиани, солисткой «Мзиури» в 3-ем поколении, известной певицей и композитором. Именно ей Теона и предложила стать частью «Арагви бэнда». А Кэти в свою очередь пригласила в бэнд своих давних друзей и коллег Ото Ковзиридзе, Лашу Кервалидзе, Кобу Чепходзе и Иракли Абжандадзе.
Еще в студенческие годы ребята создали музыкальный ансамбль «Театралеби», где пели фольклор. Потом у Лаши пришла идея объединить фольклор с городскими грузинскими песнями и тем самым создать по-настоящему классический грузинский квартет, который будет петь в четыре голоса. Под руководством своего друга и известного в Грузии солиста ансамбля «Картули хмеби» Давида Арчвадзе ребята начали работу над своим проектом, в ходе которого произошло знакомство с Кэти, которая и написала первую песню для «Театрального квартета».
С годами ансамбль добился неимоверной популярности, начались гастроли по всему миру. Куда бы ни приехал «Театральный квартет», будь то Италия, Голландия, Израиль, США или Украина – их везде встречают с большим теплом. В Грузии для них пишут песни лучшие композиторы, они регулярно появляются на ТВ, дают сольные и благотворительные концерты, а также выступают в коллаборациях с лучшими артистами. Благодаря поддержке «Русского клуба» и лично Николая Николаевича Свентицкого был записан сборник военных песен, в который вошли 13 композиций и который был представлен в Москве 9 мая этого года.
Теперь легендарный «Арагви» объединил Кэти Габисиани и «Театральный квартет» на своей сцене в качестве участников «Арагви бэнд», на счету которого гастрольный тур по городам России, выступления для Джона Малковича и Николаса Кейджа, Моники Белуччи и Эмира Кустурицы, а также эфиры на телеканале «Культура» в «Большой Опере» и в «Comedy Club» на канале ТНТ.


Ольга сохашвили-найко

 
«ЗАПЛЫВЫ» И «НАДЕЖДЫ» КИНОШКОЛЫ

https://scontent-sof1-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/21462938_341717192954045_3067918983195083603_n.jpg?oh=3c827ff2434ae60211555cb7e73ba2fd&oe=5A56F191

Картина грузинского режиссера Сосо Блиадзе «Три шага» стала безусловным фаворитом международной киношколы молодых кинематографистов «Содружество», организованной в Батуми продюсерским центром «М «Премьера» при поддержке межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС). Фильм высоко оценили жюри мастеров и прессы, а также отметили Дипломом второй степени по результатам тайного, так называемого «народного» голосования. «Это для меня большое кино, – отметила режиссер Наталья Меркулова. – В нем ощущение живой жизни, показано рождение женщины – маленькой Венеры в обстоятельствах, где нормальные женщины не рождаются. В нем вкус, энергия, причем без пафоса, морализаторства, чернухи».
Киношкола стартовала «Надеждой». Первый фильм, показанный в рамках киношколы, – «Комбинат «Надежда», снятый молодым режиссером и сценаристом, руководителем сценарного семинара Натальей Мещаниновой. Картина о сложном выборе, который стоит перед молодыми. О необходимости преодоления страхов, инерции, рутинной среды человеческого существования. Симптоматично, что фильмом открытия киношколы стала еше одна «Надежда» – картину «Вся наша надежда» представил опытный мастер, руководитель режиссерского семинара, российский и армянский режиссер и сценарист Карен Геворкян. В этом фильме также отражен социальный срез, но совершенно иначе: в эпицентре внимания авторов – положение шахтеров в нынешних социально-политических реалиях, их борьба за свои права. Тема, практически не затрагиваемая современным кинематографом. «Все наши надежды покоятся на тех людях, которые сами себя кормят», – этот слоган становится ключом к пониманию идеи картины.

ПРОСМОТРЫ, ОБСУЖДЕНИЯ,
МАСТЕР-КЛАССЫ
В конкурсной программе киношколы было представлено четырнадцать короткометражных картин из тринадцати стран бывшего Союза, снятые начинающими режисеерами. После показа шло обсуждение фильмов – его вели режиссеры Карен Геворкян, Наталья Меркулова, Алексей Федорченко, Алексей Чупов, киновед Евгений Майзель.
По результатам тайного голосования Диплом первой степени был вручен киргизской картине – психологическому триллеру Айкынака Аскарова «Заплыв». В нем показано, как сила человеческого духа способна противостоять самым, казалось бы, непреодолимым обстоятельствам.
Диплом второй степени (вместе с картиной «Три шага») получила картина «Фокусы Менделя» Татьяны Федоровской. Все отметили целостное впечатление, которое оставляет фильм, его высокую режиссерскую культуру. Анекдотический, хотя и вполне реальный случай, лежащий в основе этой изящной по замыслу и воплощению работе, заставляет задуматься над парадоксами и абсурдом нашего бытия.
Дипломом третьей степени отметили украинскую ленту «Без тебя» режиссера Наримана Алиева. О братской любви, преданности, верности. Эта простая, на первый взгляд, история о том, как два брата отправляются в путь, чтобы отметить день рождения третьего, погибшего, полна глубокого смысла. Нариман шел к своей картине много лет. Для него это очень личная история – фильм посвящен брату режиссера Эрфану Селимову.
Кризис семейно-родственных отношений – эта тема была тонко раскрыта и в конкурсной картине Анны Сарухановой «До конца дня», и в фильме, который был показан вне конкурса – «Братья в городе» Георгия Варсимашвили (по пьесе Аки Морчиладзе). Но совершенно по-разному. Если Анна Саруханова работает, условно говоря, в технике акварели, то Георгий Варсимашвили предпочитает более яркую, эмоционально насыщенную кинопалитру, острый драматизм. Обе картины представила Грузия. Той же проблеме посвятил свою работу режиссер из Казахстана Дархан Кулегенов – она называется «Луч утренней зари».
Своего рода киноэксперимент – по сути, бессюжетная картина «Несколько сцен с моей девушкой Олечкой Ковалевой» белорусского режиссера Никиты Лаврецкого вызвала споры и неоднозначные оценки. Заглянули в сферу подсознательного грузинские кинематографисты Тамта Метивишвили («Ракурс») и Сандро Суладзе («Скрипач»). В конкурсной программе была представлена единственная эксцентрическая комедия «Повышение» Николая Белякова (Россия). В стилистике прикольного американского молодежного кино сделана российская картина «Америка внутри» Егора Сальникова. В фильме показано тотальное влияние американских ценностей на сознание молодого поколения. Следует отметить зарисовку Антона Азарова «Сережки» – один эпизод из жизни милиции, в котором интересно раскрываются характеры героев, их взаимоотношения в контексте сегодняшних реалиях. Своеобразную работу привез армянский режиссер В. Хачатрян – «Телефонная будка». Тоже социальный срез нашей действительности, представленный в необычной форме. Мы словно подслушиваем частные, интимные телефонные беседы – в основном это неприкаянные эмигранты, ведущие разговоры со своими близкими, от которых их отделяют тысячи километров.
В рамках киношколы состоялся мастер-класс классика мирового кинематографа, режиссера, оператора, сценариста Александра Рехвиашвили. Были показаны две его работы – художественная картина «Ступень» и документальный фильм «Русская Палестина». Вновь поразила всегда современная «Ступень» – сновидческое погружение в мир вне времени. Персонажи, заключенные в замкнутое, кажущееся безвоздушным, ирреальное пространство, не могут оставаться нормальными и полноценными. Единственный выход – вырваться на волю, нарушить детерминированность. Что и делает главный герой, которого играет нынешняя европейская кинозвезда Мераб Нинидзе: его Алекси уходит из удушающей реальности в горы... Пока меньше знаком широкий зритель с «Русской Палестиной» Рехвиашвили – фильмом, посвященным истории еврейства России и основанным на уникальных, интересно использованных архивных материалах.
Во время мастер-класса Александр Рехвиашвили рассказал о том, как создавалась картина «Ступень».
– Моей задачей при создании картины «Ступень» было убить ощущение времени. Это достигается и за счет состояния актеров, и с помощью изображения. Когда не поймешь: то ли это реальность, то ли какое-то пространство «до» или «после». Музыку в фильме я практически не использую – только во время паузы, чтобы дать ей какое-то дыхание. Некое безвоздушное пространство в фильме – это мироощущение нашего поколения. Тем не менее мы жили, веселились, общались, работали. Но была страшная замкнутость, и из этого положения все искали выход. И те, кто стоял у власти, и те, кто был под ней. Госкино, разумеется, не хотело показывать мою работу широкому зрителю. Обычно спасали такие фильмы фестивальные отборочные комиссии – они приезжали из Франции, Германии, других стран и просили картины, о которых ходили слухи.
В рамках киношколы была представлена ретроспектива короткометражных фильмов Алексея Федорченко – автора картин с совершенно уникальной, ни на кого не похожей стилистикой: «Первые на Луне» – фильм-фантазия, посвященный отечественной космонавтике, и «Хроноглаз» – фантастическая комедия о создании машины времени. Наталья Меркулова показала свою короткометражку «Сестры» с замечательными актерскими работами Виктории Толстогановой и Виктории Исаковой, а вместе с Алексеем Чуповым – полнометражную эпатажную, но весьма любопытную картину «Интимные места». Интерес вызвала ретроспектива студенческих фильмов нынешних классиков российского кино – Н. Михалкова, А. Михалкова-Кончаловского, А. Тарковского, Э. Климова и других, а также просмотр картины «Земля» Александра Довженко с ярким, насыщенным эмоциями и интересной информацией, комментариями, рассказом о режиссере и его картине украинского киноведа, кинокритика, сценариста и общественного деятеля Сергея Тримбача. Программный директор киношколы Александра Жукова представила программу короткометражных фильмов международного кинофестиваля стран Балтии «Openplace» (Латвия).
По итогам фестиваля состоялся «круглый стол» на тему «Кино в постсоветском пространстве: так вместе или врозь?». Каждый из участников беседы, представляющий ту или иную страну, рассказал о нынешней ситуации в их кинематографе. Выяснилось, что многие проблемы общие для всех, и нужно искать пути сближения, чтобы их преодолевать.

МНЕНИЯ, ВПЕЧАТЛЕНИЯ
Одна из главных задач киношколы «Содружество» – создание международного киноальманаха.
Художественный руководитель киношколы, киновед Вячеслав Шмыров:
– Мы хотим снять киноальманах, который объединил бы ребят постсоветского поколения, связанных не историей, а только сегодняшней жизнью, сегодняшними впечатлениями и проблемами. Заявки для будущего киноальманаха, которые были представлены до сих пор, во многом декларативны. Как фонтан «Дружба народов» на ВДНХ. А хочется увидеть перетекание жизни в Литве в жизнь Беларуси, России, Казахстана и т.д. Общие проблемы и конфликты, те самые связующие нити. С этим – сложнее. Поэтому в нынешнем году мы пригласили в качестве тренера, руководителя сценарного семинара Наташу Мещанинову, владеющую современным языком молодежи. Надо понимать, что будущий фильм – фестивальный продукт, и он должен быть востребованным максимальным количеством фестивалей. Мы вряд ли можем рассчитывать на широкий прокат, но киноальманах должен поездить по миру! Поэтому итогом нашего форума будет, с одной стороны, определение нового состава участников альманаха. А с другой стороны, мы должны подойти к нашей задаче максимально подготовленными. Резюме, которое напишет Наташа Мещанинова, позволит нам сформулировать какую-то новую задачу – так сказать, задание на дом. Я не могу сказать, что мы нашли уже какую-то определенную форму. Тем не менее, когда мы осмыслим итоги этой киношколы, родится более точная формула нашей третьей встречи, которая состоится через год. Важно, чтобы участники школы ощущали единство нашего кинематографического пространства. Раньше с этим было проще. Потому что существовали Союз кинематографистов, система семинаров, которые проходили в Москве, Подмосковье, Болшево, Репино. Сейчас все абсолютно разрознены. Но, так или иначе, наши кинематографии существуют по европейской модели. А она предполагает копродукцию. Есть такая организация – Евримаж, то есть Европейский фонд поддержки совместного кинопроизводства и проката кинематографических и аудиовизуальных работ, созданный при Совете Европы в 1988 году. Для создания нашего киноальманаха соучастие такой организации было бы очень важно. Потому что если русский режиссер снимает фильм в Грузии и монтирует его в Германии, то этот проект уже может рассчитывать на финансирование, по крайней мере, трех стран. На тему нашего альманаха у меня был разговор в Министерстве культуры России. Выяснилось, к примеру, что между Казахстаном и Россией нет договора о сотрудничестве, и это большая проблема. Двое наших участников с прошлого года уже сняли полнометражные ленты. А картина ученика Александра Сокурова – Кантемира Балагова «Теснота» получила приз Международной федерации кинопрессы ФИПРЕССИ на Каннском фестивале и награду Гильдии киноведов и кинокритиков российского «Кинотавра». И нужно иметь в виду финансовые сложности в работе над полнометражными фильмами.
– Вячеслав Михайлович, в чем все-таки главная особенность киношколы «Содружество»?
– Большинство таких практик-киношкол основаны на некоем совместном обучении, обсуждении каких-то проблем, тем, теории. Но обсудить, соединить и превратить все это в конкретный опыт – это, наверное, ноу-хау, наша прерогатива.

Наталья Мещанинова:
– Я считаю, что сценарий альманаха – это в большей степени процесс, путь, требующий труда, вложений, и вложений идей в том числе. Меня пригласили для того, чтобы раскачать ситуацию в другую сторону. Чтобы пойти другим путем, в процессе которого, возможно, возникнут новые идеи. Более подходящие для альманаха. Процесс работы над сценарием живой, и он требует от всех мобильности и пластичности. Тема альманаха – пограничное состояние. И она связана не только с границами между государствами: мы решили пойти дальше и рассматривать пограничное состояние иначе. Как то, что происходит внутри человека – либо внутри его характера, либо внутри ситуации, в которой он находится. Я предложила ребятам найти внутри человека точку, которая в драматургии называется точкой невозврата. Это может быть любое явление! В итоге все стали думать не про какую-то общую идею, а пошли внутрь человеческого существования, характера, отношений, обстоятельств. Моей задачей было опустить ребят с небес на землю. Разобраться, как та или иная ситуация может откликнуться в зрителях и через что мы этого будем добиваться. Не для всех такой процесс работы оказался комфортным, и мы продолжили работу с теми, кто оказался более пластичным.

Антон Азаров:
– Могу сказать точно, что короткий метр – отнюдь не только студенческое кино, не только опыт начинающих режиссеров. Эта форма позволяет заниматься своим делом при минимальном бюджете. Считаю, что короткий метр – самоценная форма, в которой может высказаться любой человек – как начинающий режиссер, так и профи. Короткий метр позволяет быть абсолютно свободным в выборе темы и жанра, в котором ты хочешь рассказать свою историю. Позволяет яснее, прозрачнее, конкретнее выразить свою мысль. Внутренне я определился: хотя бы раз в год буду снимать короткометражное кино, причем даже на собственные деньги. Это же вклад в твое собственное развитие! Сейчас все фестивали обязательно вмещают в себя программу короткометражных фильмов. Площадка нашей киношколы очень важная. Потому что это экспериментальный форум, позволяющий вести диалог с настоящими профессионалами.

О сущности профессии режиссера размышляет Карен Геворкян:
– Сегодня много учебных заведений готовят людей этой профессии, причем в большом количестве. При этом ни один вуз не отвечает за будущее человека, которого выпускает. В свое время мы, получив профессию режиссера, приезжали в какое-то место, где нас все-таки ждали – была другая страна. А сегодня вы, молодые, платите за обучение, но вас нигде никто не ждет. И вот возникает вопрос, как стать режиссером? Мне кажется, сегодня нужно особенно остро ощущать время, в которое мы живем. Потому что если мы не в контексте времени, его сложностей и, возможно, драм и трагедий – а мы живем в трагическое время – то нет пути! Потому что мы должны быть в резонансе со своим временем. Моя жизнь с начинающими режиссерами – это борьба за них, за живучесть в профессии. Их никто не ждет, им будет сложно, потому что войти в эту профессию можно только через открытие, пусть небольшое. Вот такая, очень узкая у нас дверь. Поэтому я пытаюсь культивировать некие сверхусилия. Если вы не «заземлены», если вы не ходите по земле, если не понимаете и не чувствуете людей, профессия режиссера вас не примет. Особенно сегодня. Возникает некий парадокс. У меня иногда возникает непонимание с моими студентами. Да, они живут этим временем, но есть законы жизни. И вот быт, привычки и законы жизни, в том числе законы профессии, вступают в некий конфликт. Язык в кино – инструмент, не более того. Нельзя делать язык. Язык – производное от мышления. Если у вас нет мышления, то крутите язык, как хотите, – все равно ничего не получится.

Евгений Майзель:
– Хоть нынешнее мероприятие и называется киношколой, суть его состоит в образовании новых связей, знакомств, в обмене опытом, обсуждении того, что мы видим. Все-таки классическая киношкола – это когда студенты подбирают себе мастерскую, преподавателя, которого они уважают и учатся у него несколько лет. Здесь же собрались молодые кинематографисты, нередко уже опытные. Они уже получили кинообразование и сняли немало фильмов. И они встречаются с более опытными мастерами, режиссерами, киноведами, обсуждают картины. Сам формат киношколы имеет образовательный потенциал культурного взаимообогащения. Мне кажется, киношкола «Содружество» – большая удача Вячеслава Шмырова, задумавшего этот формат. И аналогов я не знаю. Мы видим очень большой охват – здесь присутствуют кинематографисты со всего постсоветского пространства. Если бы проект не осуществил Вячеслав, этого бы не сделал никто!
В рамках киношколы мы увидели довольно много сильных картин. Для меня, в любом случае, есть пища для размышлений. Многое интересно, а будет еще интереснее.



Инна БЕЗИРГАНОВА

 
От века cеребряного до цифрового

https://scontent-sof1-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/19989217_317773872015044_8032506468006547212_n.jpg?oh=af1eb0838a82220a59e04cf2116d7ef4&oe=5A0B7ED7

Для представителей среднего и старшего поколений с авторской (бардовской) песней связана романтика походной жизни, посиделки на кухне в кругу друзей, неформальное общение с близкими по духу людьми, исповедальная или ностальгическая интонация, иронический или сатирический взгляд на окружающую реальность. В любом случае это – сокровенное, очень личное высказывание. О том, о чем невозможно не сказать,чем нельзя не поделиться...

ОТ АЗЕРБАЙДЖАНА ДО ЭСТОНИИ

Четыре дня в Тбилиси звучала эта неповторимая интонация авторской песни – в третий раз Международный культурно-просветительский союз «Русский клуб» при поддержке фонда «Русский мир» собрал в столице Грузии лучших представителей этого жанра из Азербайджана, Армении, Беларуси, Германии, Израиля, Латвии, России, Украины, Чехии и Эстонии. Они выступали в Тбилиси – на большой и малой сценах театра им. А.С. Грибоедова, в художественной галерее «Iart», бутик-отеле «Vinotel», в Рустави – в театральной студии «Зеркало».
Это были незабываемые вечера и встречи. Кого-то из гостей мы видели впервые. Другие уже принимали участие в Тбилисском фестивале. Среди «новичков» – музыкант, актер, режиссер, драматург, тележурналист, участник международных проектов  «Планета Высоцкого» и «Мир Окуджава» Иржи Вондрак из Чехии. На одном из концертов он рассказал о том, как в начале 90-х познакомился с Булатом Окуджава, пригласил его в Чехию... Огромный интерес И. Вондрака к творчеству поэта выразился в переводах его стихов на чешский язык. По признанию гостя, больше всего он любит военные баллады Булата Окуджава. Они и прозвучали в Малом зале театра имени А.С.Грибоедова – «Старинная солдатская песня», «Бумажный солдат». Вторую балладу Иржи Вондрак исполнил вместе со своим другом и коллегой, автором-исполнителем бардовской песни Алексеем Кудрявцевым. Последний, известный как исполнитель песен Владимира Высоцкого, предложил свою трактовку «Зарисовки о Париже» и авторскую, очень грустную песню «Эмигрантская» – уже в названии заложена тема одиночества и неприкаянности.  
Вновь (они уже были участниками Тбилисского фестиваля) захватили публику своим оптимизмом и жизнеутверждающей, бодрой интонацией поэт Дмитрий Кимельфельд (Израиль) и композитор, мультиинструменталист Дмитрий Бикчентаев (Россия) – обаятельный дуэт, развивающий лучшие традиции бардовской песни. Прозвучавшие в их исполнении «Черниговский водевиль», «Старинная пиратская песня», «Божья коровка – красный самолет», «Песня о счастье» – это классика жанра! Два Дмитрия к этому вечеру приготовили еще один сюрприз – исполнили песню «О чем поешь ты, друг щегол?», посвятив ее главному редактору журнала «Русский клуб» Александру Сватикову. Это стало выражением особого расположения.  
В Тбилиси приехал еще один яркий представитель авторской песни из России – москвич Михаил Кочетков. Поэт, автор иронических  и юмористических песен. На поверхностный взгляд, лирический герой Михаила Кочеткова – острослов и балагур, прожигатель жизни, который крепко «дружит» с бутылкой. Но, как пишет о нем Бэла Гершгорин, «Михаил Кочетков – трагический поэт, в этом нет никакой искусственной драматизации. Сосуществование единства противоположностей в одной отдельно взятой душе не есть нечто исключительное». Тбилисцы открыли для себя оригинального, искусного в поэтическом ремесле автора, в творчестве которого соединяется ерничество, «кухонный» юмор с самоиронией, своеобразным романтизмом и глубокой философией. При всем различии творчества Михаила Кочеткова и Вениамина Ерофеева в сознании возникла какая-то параллель между некоторыми стихами московского барда и поэмой в прозе «Москва – Петушки».
В то же время кочетковская «Баллада о печальном скрипаче» – это, скорее, развитие традиций Булата Окуджава... Это любимая многими песня – о том, как не сбываются мечты и как страшно прожить чужую жизнь, по навязанному тебе кем-то сценарию.
Россию представил также калининградский менестрель Александр Ванин – автор и исполнитель, сочиняющий песни на свои и чужие стихи. В этот раз прозвучали песни на стихи Иосифа Бродского («Письмо в оазис»), Олега Корнеевца («Романтик»), Григория Поженяна («А мне опять с тобой  невесело»).  Импонирует, если так можно выразиться, меланхолическая манера исполнения  Ванина, удачный, тонкий выбор стихов, близких ему по духу, по сути, музыкальность.
Впечатлила публику гостья из России Эльмира Галеева, обладающая необыкновенно богатым голосом густого тембра и своеобразным стилем пения. Оригинальная  певица – она также автор музыки к стихотворениям Блока, Ахматовой, Цветаевой, Мандельштама, Гумилева, Георгия Иванова, Бродского, Рейна, Тарковского. В ее необычном, глубоком исполнении прозвучал «Тифлис» Мандельштама – эту песню считают визитной карточкой Эльмиры Галеевой.
Беларусь вновь представил Александр Баль, поэт, популярный автор стихов и песен, музыки к спектаклям Могилевского областного драматического театра, исполнивший в Тбилиси свои лучшие песни – драматические, наполненные тревожными предчувствиями и размышлениями о бренности бытия, а также любовные, юмористические. Из наиболее известных – «Трень-брень», щемящее лирическое высказывание Александра Баля.
Из Украины (Донецк, Запорожье) приехал Вадим Гефтер. Его песни, по собственной оценке автора и исполнителя, –  это реакции на происходящее в мире и собственной жизни. «Они чаще публицистичны, чем поэтичны, и напоминают стихотворно-музыкальные коллажи, наделенные социальной сатирой и житейским юмором». Гефтер спел песню «о том, что любить не поздно», а затем исполнил чудесный юмористический «Монолог Паниковского» –  небезызвестного персонажа из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова.
Исполнитель и автор музыки Александр Бекназаров, порадовавший публику приятным вокалом, представил Латвию. Его песня (на стихи Шарля Азнавура) «Пианино» в авторском исполнении очаровала! Приехавший из соседней Эстонии Тимур Фишель предложил свою трактовку популярных песен из кинофильмов «Женя, Женечка и «катюша»,  «Ярославна – королева Франции», «О бедном гусаре замолвите слово» (авторы стихов – Булат Окуджава, Юлий Ким) – его выступлению в Малом зале театра Грибоедова также сопутствовал успех.
Автор песен, режиссер кино и телевидения, сценарист, продюсер Джавид Имамвердиев из Азербайджана – известная фигура в сфере бардовской песни, страстный пропагандист этого жанра. Среди исполненных им в Тбилиси песен было и посвящение Булату Окуджава. Запомнились такие слова: «Лишь он, как бумажный воин, на страже Земли стоит...». В Грузию приехала еще одна гостья из Баку – совсем еще молодая голосистая Вафа Мамедова.
Если Джавид  уже был участником Тбилисского фестиваля, то бард из Армении, автор и исполнитель, сценарист, актер, кинорежиссер, художник и мыслитель Вахтанг Арутюнян, стремящийся «среди штормов себя найти»,  впервые представил свои романтические песни с «морскими» метафорами. Не случайно организованный им фестиваль авторской песни называется «Парус надежды».
А талантливые гости из Германии, автор музыки на стихи разных поэтов Михаил Гантман и исполнитель Ольга Васильева,  показали музыкально-драматическое представление – точнее, отрывки из него. Оно называется «Дневник неудачника, или Стыдно быть несчастливым» А. Володина. Молодые артисты произвели яркое впечатление.  
Но еще больше сохранилось в памяти выступление Михаила Гантмана на концерте, посвященном Дню Победы, – этот вечер стал кульминацией фестиваля авторской песни. Гантман так сильно, со сдержанной эмоцией, исполнил свою песню на стихи Бориса Слуцкого «Лошади в океане», что невозможно было сдержать слез – стихотворение основано на реальных событиях 1942 года... «Борис Слуцкий написал его буквально за двадцать минут. И даже не вносил потом правку. Потому и родилась такая музыка», –  рассказал Михаил Гантман.
Концерт, посвященный Дню Победы, прошел в Большом зале театра имени А.С. Грибоедова. Прозвучали как песни на военную тему, так и произведения, не связанные с праздничной датой.
Особенно хочется отметить участие в фестивале представителей авторской песни Грузии.  Украшением концертов стала джазовая и поп-певица, поэт и композитор Ирма Сохадзе. Она выступила как в роли ведущей,  так и в качестве артистки. На праздничном концерте она исполнила песню Булата Окуджава «До свидания, мальчики», а на другом – свои песни на стихи изумительного лирика (и драматурга) Инги Гаручава. И то, и другое было встречено с восторгом – публика, как всегда, высоко оценила музыкальность и утонченный артистизм Ирмы Сохадзе.
Публика отметила барда  Ирину Парошину. Ее искренние, глубокие песни, как правило, имеют успех, завораживают. Их слушают с замиранием сердца: Ирина отличается «лица необщим выраженьем» – индивидуальностью, что встречается не так уж часто.
Всегда интересен интеллектуал Роб Авадяев, один из организаторов фестиваля, тонкий знаток и пропагандист авторской песни. Если так можно выразиться, теоретик и практик жанра. Он проникновенно исполнил свою песню на стихи Вениамина Жака, посвятив ее памяти ушедших, затем – «На сопках Маньчжурии. Памяти Зощенко» на стихи Александра Галича. Эта песня была подана Робом Авадяевым с большой трагической силой. В дни фестиваля мы услышали «Трамвайную вишенку» Роба Авадяева на стихи Мандельштама в прекрасном исполнении Михаила Гантмана.
Среди участников фестиваля был и актер театра им. А.С.Грибоедова Олег Мчедлишвили, которого ценят не только за интересные роли, но и за оригинальную поэзию, авторские  песни. Слушатели прониклись его неспешными размышлениями, наполненными печалью и тревожными предчувствиями. На праздничном концерте актер исполнил знаменитую песню Матвея Блантера «Враги сожгли родную хату».
Песни в исполнении продюсера, режиссера телевидения, тележурналиста, поэта Гоги Чкония, автора и исполнителя Вахтанга Арошидзе и его сына Георгия, автора и исполнителя Зуры Закариадзе (Папы),  поющего только на грузинском языке, Левона Мирзояна дали пищу для размышлений, заставили задуматься о смысле бытия, о быстро текущей жизни, о любви и дружбе, войне и мире, судьбах родины и близких людей.

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ
ВПЕЧАТЛЕНИЯ

В информационном агентстве и радио «Sputnik Грузия» прошла пресс-конференция, в которой приняли участие Дмитрий Кимельфельд, Дмитрий Бикчентаев, Джавид  Имамвердиев и Роб Авадяев. Вела встречу Нази Жоржолиани. Ее участники поделились впечатлениями от Тбилисского фестиваля авторской песни.
Дмитрий  Кимельфельд:
– Незабываемые ощущения – прежде всего, доброжелательность. Именно в этой атмосфере рождается то, что нас объединяет. Самое главное для человека, который пишет, – его настроенность на определенную волну, стремление уловить то, что сегодня интересно и как это выразить словами, музыкой. Поэтому подобные встречи совершенно неоценимы. Эхо от этого фестиваля распространилось очень широко. Вместе с Дмитрием Андреевичем Бикчентаевым мы два года назад зарядили в Тбилиси серию песен, которые не заканчиваются...  На нынешнем фестивале состоялся концерт, посвященный 9 Мая. Вообще от этого праздника двойственное ощущение. Но то, что было в Тбилиси два года назад и произошло сейчас, – по-настоящему прекрасно: это были концерты высочайшего вкуса. Ни грамма патетики, ни грамма фальши. Для меня самое страшное ощущение – лицемерие и ложь! В Тбилиси все было изысканно, деликатно и на достойном художественном уровне.
Дмитрий Бикчентаев:
– Тбилисский фестиваль два года назад меня настолько приятно поразил, что я предсказал: он создаст какой-то туристический поток.  И мое пророчество сбылось! Мы много путешествуем с концертами вместе с Дмитрием Кимельфельдом, и хотя живем в разных государствах, воссоединяемся в других странах и городах.  Среди самых выдающихся фестивалей, которые мы посетили, мы обязательно отмечаем тбилисский. Мы говорим и о стране,  совершенно выдающейся в туристическом, культурном, эстетическом планах, а также своим гостеприимством, архитектурой, искусством. По доброте, которая читается в глазах людей. И эти наши рассказы приводят к тому, что ребята приезжают сюда с туристической миссией. А потом говорят, что в Грузию нужно возвращаться еще и еще. Приезжать на этот фестиваль, который блестяще проводится. Просто для того, чтобы послушать его песни,  в Грузию приехали два человека из России, три человека из США,  причем в числе приехавших из этой страны был Володя Блейк, входящий в организационный костяк фестивалей авторской песни  США.
Роб Авадяев:
– Шестая часть публики в Малом зале театра Грибоедова – это были приехавшие на свои средства зрители из разных стран. Они подгадали свое отпускное время специально, чтобы посетить Тбилиси  и этот фестиваль. Судя по всему, эта шестая часть Малого зала скоро вырастет, и в будущем может понадобиться большее пространство. Это совершенно очевидно.
Дмитрий Бикчентаев:
– Есть гости, и их немало, специально приехавшие из Израиля, чтобы послушать песни. Я надеюсь, что в дальнейшем сюда потянутся наши друзья из Чехии и других европейских стран.  Потому что это просто интересно – оказаться в Грузии! Интересно, что организаторы фестиваля придумали такую замечательную форму, когда один или несколько представителей от разных стран исполняют русскую или русскоязычную авторскую песню, которая зиждется на прекрасных образцах поэзии. Ее основы заложили Владимир Высоцкий, Булат Окуджава, Юрий Визбор, Александр Галич, Александр Городницкий, Сергей Никитин... Этот список довольно велик, и хотелось бы в будушем пропагандировать Тбилисский фестиваль и для столпов, пока они еще живы. Хотелось бы видеть здесь Юлия Кима, Сергея Никитина, Александра Городницкого – звезд нашего жанра. Это было бы большим подарком для города.
Роб Авадяев:
– В будущем, надеюсь, к нам приедут и звезды жанра. Кстати, на Тбилисском фестивале выступают и грузинские барды. У нас поют по-грузински, по-армянски, по-чешски, по-литовски и т.д.  Словом, наша сцена открыта для песен и на других языках. И публика все понимает, оценивает мастерство исполнителя, то, что он выражает... Интересно проникаться мелодикой другого языка. То есть на фестивале представлен не только русский бардизм.
Джавид Имамвердиев:
– На фестивали авторской песни люди приходят для того, чтобы слушать, прежде всего, на мой взгляд,  русскую поэзию. Которую мы, люди разных национальностей, из разных государств, проводим в жизнь, популяризируем.
Дмитрий Бикчентаев:
– Мы очень много путешествуем по разным странам и континентам, а я объездил с концертами 27 стран! И хочу отметить еще и русскую поэтическую школу Грузии. Ее представляет, к примеру, очень симпатичный поэт Гиви Чрелашвили, эмигрировавший в США. Он прекрасно владеет стихотворной техникой. А в Казани живет Филипп Пираев – шахматист и поэт одновременно, тоже представляющий школу грузинской русскоязычной поэзии. Она определенно имеет свое лицо, особый стиль, язык. Несущие эту традицию поэты живут сегодня в Израиле, Германии. Русскоязычные поэты из Грузии  причисляют себя к особой тбилисской поэтической школе и до сих пор поддерживают контакты. Я с интересом слежу за их творчеством.
Дмитрий Кимельфельд:
– Мастер-класс у нас проходил практически с первого вечера фестиваля. Мы сразу стали общаться. Вахтанг Арутюнян из Еревана открыл для меня целый пласт армянской авторской песни. Подарил сборник, в котором порядка 40 авторов, с диском, аккордами. Рассказал о том, как этот жанр развивается в его стране. Я сказал ему, что в будущем году постараюсь выбраться в Армению, на Севан, где проходит бардовский фестиваль.  Чтобы послушать армянских авторов со сцены, оценить их индивидуальность. Я убежден, что если человек талантлив, то музыка и чувства, которые он несет, понятны любому. Даже не владеющему языком. Прекрасно пообщались с чехом Иржи Вондраком. Это человек, который долгое время занимается переводами поэзии Булата Окуджава. Поддерживает тесные связи с Ольгой Владимировной Окуджава. Вондрак подготовил книгу о знаменитом московском барде и уже получил разрешение на ее издание от вдовы Булата Окуджава. В рамках Тбилисского фестиваля прошли также потрясающие встречи с коллегами из Германии. Очень симпатичные ребята рассказали о концертной деятельности в своей стране. Так что общение здесь происходит постоянно и очень активно. До 3 часов ночи были песнопения, мастер-классы, обмен дисками... Начиная с утра и кончая послеужинными посиделками. В очень удобной гостинице. Спасибо организаторам! Барды не очень прихотливы. Нам не нужно много звезд – достаточно удобства общения. И внутренний дворик, который на территории гостиницы существует, просто замечательный. Я видел, как персонал гостиницы нас очень внимательно слушает, сидит на наших вечерних посиделках... Ничего удивительного: ребята умеют петь,  все, кто приехали сюда, – настоящие мастера!
Джавид Имамвердиев:
– Мне кажется,  этот колоритный дворик станет героем наших новых песен...

ПОТОК НОВЫХ ТАЛАНТОВ

Роб Авадяев:
– В Тбилиси выступали и представители молодого поколения – кстати,  они очень мастеровитые. Их песни гораздо богаче, чем выдавали мы, когда только начинали.
Дмитрий Кимельфельд:
– Месяц назад мы с Дмитрием Бикчентаевым были на Всероссийском детском фестивале авторской песни в Ульяновске. Представьте себе полуторатысячный зал, в котором сидели несколько поколений, вышедших из Ульяновского клуба авторской песни. Мы сделали финальную фотографию: 160 детей, которые на протяжении трех дней пели песни, начиная с самых любимых нами произведений Высоцкого, Галича, Окуджава, Кима и кончая совершенно молодыми, с нашей точки зрения, авторами, которые находятся где-то на грани бард-рока, рока, с очень интересными музыкальными достижениями. Нам это действительно не было дано – не имелось таких музыкантов. Сначала были стихи и определенная ритмика. А сегодня творит, например, такой бард Саша Щербина – наверное, именно так должен выглядеть следующий шаг в авторской песне. Щербина блестяще играет. Это некое действо, ироничное и веселое. Есть у Саши Щербины замечательная песня о человеке, который играл на контрабасе – когда она звучит, зал смеется! Семилетний мальчик исполнил в Ульяновске заводную песню Паши Фахрутдинова «Девочка в очках», и зал подпевал. Появились новые сочетания, которые можно и нужно подхватить,  если отойти от стандартов классических форм и попытаться заинтересовать этих деток. Им интересно общаться друг с другом уже определенными формулами, им понятным культурным кодом. И ваш город, связанный с именем Окуджава, тоже не может не дать новые имена.
Джавид Имамвердиев:
– Вижу, что в наш жанр приходит много молодежи, и я теперь спокоен. Это авторы, работающие  в новом стиле или придерживающиеся канонов жанра. На многих фестивалях есть даже отдельная творческая мастерская для детей до 14-15 лет. Приходят и молодые авторы с очень интересной поэзией, и молодые исполнители, даже семейные ансамбли. То же самое с публикой – в зале сидят представители 3-4 поколений... К сожалению, авторская песня не рекламируется. Так случилось, что придумали слово «неформат».  И все талантливое – джаз, авторская песня – оказалось за бортом. Если ребенку удается вырасти в семье, где эта традиция существует, где слушают бардовскую музыку, интерес появляется. Я считаю, что этот жанр много лет убивают. Даже Окуджава когда-то говорил, что авторская песня благополучно умерла, оставив всего 6-7 имен. Он оказался не прав. И каждый год, каждый день есть тому подтверждение. Жанр продолжается, в него приходит молодежь. Значит, нужна соответствующая государственная политика.  
Роб Авадяев:  
– У авторской песни есть будущее, потому что она базируется на музыкальных акцентах и музыкальном стиле разных десятилетий. Она начиналась на французской эстраде, потом появились «битлы». Каждое десятилетие новое поколение привносит в авторскую песню новую мелодическую привычку, основу. И мы ждем сейчас новых ребят, которые поют не так, как пели, скажем, в 50-е годы, когда были Визбор и другие, когда выступали представители французской эстрады. Молодые знают совсем другую музыку. Так что бардовское движение не связано с каким-то поэтическим или музыкальным стилем. Оно вбирает в себя очень многие веяния и отличается от других жанров своей направленностью. Если рок обращается к толпе, то бард – к одному зрителю, к каждому в отдельности.
Дмитрий Бикчентаев:   
– Искусство, которое не развивается, самоуничтожается. Авторская песня как жанр не самоуничтожается – она видоизменяется. С появлением таких авторов, как Саша Щербина, Григорий Донской, в песню вошли новые штрихи, родился новый язык. Не академический поэтический язык – про костер, палатку, снег и лыжи.  Пришли новые, интересные, яркие поэтические образы. Я жду новый поток талантов, и он уже есть. Жду, когда ребята всколыхнут мир. Я прослеживаю в интернете новую поэзию, особенно молодую. Ведь основа авторской песни – помимо стилизаций музыкальных, все-таки слово... Вначале было слово, а потом приложились аккорды и какие-то мелодии. Так что есть новое поэтическое слово, которому дал возможность развиваться интернет. Поэты общаются внутри своих сайтов. В интернете много ресурсов, куда можно заглянуть и узнать, что поэзия жива и развивается. Проводится много фестивалей – в России, в США, в Грузии, в Азербайджане...  Они  подстегивают развитие жанра. Всюду происходит обмен мнениями, посиделки. Тот самый толчок развитию нового. Причем ни одна из авторских песен не призывает  к национальной или религиозной вражде. Не ведет к нарушению канонов, принятых в разных религиях – будь то мусульманство, иудаизм или христианство. Барды придерживаются тех святых правил, которые были написаны  нашими предками.
Дмитрий Кимельфельд:
– Хочу подчеркнуть особенность Тбилисского фестиваля. С моей точки зрения, авторская песня, как и все, что происходит сейчас, идет по пути понимания необходимости эстетического впечатления. Одно дело – петь в ограниченном кругу и совсем другое – когда человек выходит на сцену, особенно если выступление происходит в театре. Это дополнительная ответственность и удивительный компонент фестиваля. Особые слова благодарности  Николаю Николаевичу Свентицкому, который даже просто своим присутствием заставляет человека подтянуться. Почувствовать, что он находится не в палатке, а на сцене блестящего театра.
Джавид Имамвердиев:
– Удивительная вещь – директор грузинского театра стал председателем Ассоциации всех русскоязычных театров мира! Такой уж он деятельный человек – Николай Свентицкий. Если в каждой стране будет такая личность, поддерживающая авторскую песню как явление культуры, это будет прекрасно! В Тбилиси работает профессиональная команда, был осуществлен профессиональный отбор каждого участника, приглашенного на фестиваль, поэтому здесь и собрался цвет жанра.   
Поддержала это мнение и Нино Малышева, представляющая Культурный центр «Дом Булата» на Арбате:
«Спасибо устроителям: все очень достойно и на высоком исполнительском уровне! Третий фестиваль авторской песни в Тбилиси для меня стал событием и открытием одновременно! Благодарю».


Инна БЕЗИРГАНОВА

 
Слово о старице

https://scontent-sof1-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/19553969_311490995976665_3932532848188315430_n.jpg?oh=3138e682d981b9f280b2e33dceb7b86a&oe=59CC7BED

В июле 2006 года монастырское кладбище женской обители Самтавро приняло в свое лоно матушку с удивительной судьбой. Она родилась далеко от Грузии, но большую часть жизни провела здесь, на святой Иверской земле, здесь постриглась в монашество, здесь же дал Господь ей тяжелый крест схимничества, игуменства и старчества.  
Через два-три года я приступил к написанию книги о ней, понимая, что книгу и после окончания нельзя будет считать попыткой даже частичного жизнеописания великой старицы схиигумении Серафимы (Дьяченко). И вот почему.
Во-первых, мы не располагаем всеми документальными данными (даты, числа, координаты, расстояния, цифры, географические названия, маршруты странничеств и скитаний, нотариальные свидетельства и архивные материалы) об этом удивительном, великом человеке. Она ведь тщательно скрывала все, не было от нее благословления на записи (ни видео, ни аудио, ни простые) своих удивительных бесед и рассказов. А мы никогда ничего не переспрашивали, не уточняли. Только слушали и по возможности жадно внимали каждому слову, точно так, как сама учила нас, ибо боялись перебить тот небесный поток благодати, что лился из материнских уст и сердца для нашего спасения. Кто? Что? Где? Когда? Почему? Зачем? Эти слова, выражающие отчасти любознательность и пытливость, уступали место сердечному восприятию каждого произнесенного ею слова.
Во-вторых, матушка не считала свою жизнь отдельной от жизни тех старцев, с которыми вместе прошла свою долгую нелегкую жизнь, жизнь, которая явилась великой духовной борьбой за веру православную и спасение ближних, подвижничеством и деланием добра ради Христа даже тогда, когда ей приходилось преодолевать самые тяжелые испытания.
«Иди на Голгофу!» – вот такое старческое напутствие получила еще совсем молодая Мария Дьяченко от отца Федора и всегда, когда сама изнемогала под тяжестью креста, эти слова придавали ей силу идти дальше.
В архиве нашелся один недатированный машинописный листочек, на котором изложена краткая автобиография матушки Серафимы. Писана она на имя владыки Зиновия (схимитрополита Серафимы Мажуги) в начале 80-х.

«Настоятелю храма святого благоверного князя Александра Невского (г. Тбилиси) митрополиту тетрицкаройскому владыке Зиновию

Я, Дьяченко Мария Васильевна, род. 1925 г., 11 июля, с юных лет своими родителями была вручена старице, которая учила пению, чтению о Господе. В 1950 году была вручена старцу схиархимандриту Серафиму Глинской Пустыни, где по благословению была направлена в Красногорский монастырь г. Золотоноша. Постриг иночества принимала при Игумении Филадельфе. Послушание – хор и общее. После смерти игумении Филадельфы при игумении Лидии несла послушание келейницы игумении. Постигла меня болезнь и была направлена в Сухуми к старцу схиархимандриту Серафиму (Романцову). После выздоровления  по благословению старца Серафима и игумении Лидии была направлена в г. Тбилиси к митрополиту Зиновию в храм Александра Невского псаломщиком.
По благословению митрополита Зиновия и схиархимандрита Андроника (Лукаш) приняла монашество с именем Марии (в честь преподобной Марии Египетской, день ангела 14 апреля ст. ст.) 1 апреля 1965 г. и была вручена духовной матери игумении Лидии.
В 1971 г. по благословению митрополита Зиновия и схиархимандрита Андроника приняла Великий Ангельский Сан – Схиму с именем Серафимы (в честь преподобного Серафима Саровского, день ангела – 2 января стар. ст.) на Успение Божией Матери. В 1979 г. 20 октября награждена митрополитом Зиновием правом ношения Креста с украшениями. С 1961 г. по 1980 г. исполняла послушание при храме Александра Невского в качестве псаломщика.
Остальные годы по послушанию ухаживаю за больным схиархимандритом Виталием (Сидоренко) после тяжелой операции».  
Всего в двенадцати предложениях, двадцати двух строках машинописного текста изложена почти вся жизнь матушки Серафимы, а то, что читается и вмещается между строками, может потребовать написания немаленькой книги... Ведь матушка была послушницей Владыки Зиновия, духовным чадом схиархимандритов Серафима Романцова и Андроника Лукаша, сокелейницей и сотайницей отца Виталия Сидоренко. В ее духовное совершенствование свою лепту внесли преподобный Кукша Одесский, протоиерей Федор Таганрогский, игумен Павел Полтавский, схимонахиня Михаила, отцы Глинской Пустыни, матушки Красногорского монастыря, Таганрогские схимники и юродивые... Матушка паломничала. Лично была знакома, исповедовалась и получила благословения от многих великих подвижников благочестия ХХ века.
Что только не перенесла она в жизни: сиротство, смерть близких, тяжелейшие болезни, предательство, ужасы коллективизации, Голодомора, Второй мировой войны, немецкой оккупации, освобождения родного края после входа советских войск, преследования с целью вербовки службами госбезопасности и всесоюзного розыска властями, как «народницы»... Вот почему так были похожи несравненные, живые рассказы матушки Серафимы на открытую книгу, озаренную Божественной благодатью, которую великая старица читала каждому ищущему путь к Богу.   
Свидетельница многих чудес, она часто говорила: «Верьте! Верьте! Это все правда, единственная правда!» А каждого пришедшего матушка так щедро одаривала иконами, разными святыньками, свечами, сладостями, фруктами, конфетами, что люди стояли ошеломленные, не скрывая удивления, чем они заслужили такую милость. Особенно радовалась матушка монашествующим. Весть же об открытии монастыря или скита наполняло ее сердце неземной радостью.  
Ежедневные благословления, каждый вопрос, высказанная мысль или рассказ – у матушки все служило нашему укреплению в вере, преодолению греховных наклонностей, принятию правильных решений. Бывало, мы просили, чтоб она благословила на новую работу или начало нового дела, а она даже не слушала. Мы упрямо напоминали, повторяли просьбу, не понимая, что молчание значило отказ, пока новые обстоятельства не меняли полностью ситуацию, и мы даже забывали о наших желаниях, зато понимали, от чего спасла нас матушка... Или вдруг она спрашивала у кого-то, как младенец себя чувствует. Мы ничего не понимали, о каком младенце спрашивала; думали, перепутала, неловко переглядывались. А вскоре эту семью посещала радость – ждут ребенка... Скажет, помолитесь святителю Николаю и с миром полетите. Мы в ответ – ведь никуда не собираемся. А через пару дней в самолете чувствуем, что в надежных руках: ведь там, в своей келье матушка Серафима вымаливает нас!
Точно также и сейчас посещают сердца приходящих на могилку схиигумении Серафимы во Мцхетской женской обители мир и надежда».


Портрет Схиигумении
в Шиндисской обители

Моросит. В окне ветла – вся в тумане белом...
Мать-игуменья с утра белит стены мелом.

Вся, как светлая елань – путникам награда;
Как крестовая герань в самом сердце сада.

Треба радостью была, благодатью – схима.
С восхищеньем приняла имя  –  Серафима.

А лампада все горит, все не гаснут свечи –
Так она благодарит теплый край за встречу.

Сам Господь о ней радел – Им была ведома.
Богородицы удел стал ей Отчим домом.

Рядом с клиросом – хоругвь: Ангел ею вышит.
Мастерство? Уменье рук? – Откровенье свыше.

Как чужда тебе была суета мирская...
В кротком взгляде глубина – тихая, морская.

До сих пор твоих псалмов живы отголоски.
Нежно вторят им без слов ангельские тезки.

Навсегда тебе дано быть Давидовой струной,
Быть из тысячи одной – вечностью хранимой –
Нашей Серафимой.

Эмзар Квитаишвили
(перевод Паолы Урушадзе)



АРХИМАНДРИТ АДАМ (ВАХТАНГ АХАЛАДЗЕ)

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 12
Вторник, 21. Ноября 2017