click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий

Традиция

ПЕЩЕРА СО СВЯТЫМИ ДАРАМИ

https://i.imgur.com/jGoSvxz.jpg

Праздник Рождества озарен мистическим светом, гирляндами огней, пропитан волшебным дыханием, ароматами хвои, имбиря, ванили. И совершенно не важно, что из-за календарных расхождений в одних странах праздник встречают 25 декабря, а в других – 7 января, умиротворяющая суть торжества остается неизменной.
Накануне Рождества и Нового года соборы становятся еще более нарядными. В Европе их украшают венками из омелы и остролиста, букетами пуансеттии, пунцовые цветы которой похожи на Вифлеемскую Рождественскую звезду. И почти в каждой церкви мастерят вертепы, воссоздающие картину первых земных дней младенца Иисуса.
Представители большинства христианских конфессий не сомневаются, что Иисус родился в пещере, однако в канонических Евангелиях нет прямого указания на этот факт, в них говорится лишь о яслях, в которых лежал Младенец. В православной традиции неизменно изображают грот, что и объясняет название «вертеп» – «пещера» на старославянском языке. В католических странах зачастую воссоздают хижину или хлев, пейзаж может быть сельским, или городским. В яслях лежит младенец, над ним склонились в умилении Дева Мария и Иосиф, в сцене присутствуют волхвы, ангелы, пастухи, а также животные – быки, ослы, козы и овцы. Таково универсальное видение вертепа. В раннем Средневековье итальянцы первыми начали создавать подобные рождественские макеты, которые называются «презепио» – от латинского «praesepire» (ограждать) или «praesaepium» (стойло, хлев, ясли, а в современном языке – детская кроватка). Священной реликвией старинной римской базилики Санта Мария Маджоре являются фрагменты деревянных яслей, в которые Дева Мария положила сына. В этой же базилике сохранился самый древний презепио, дошедший до наших дней. В 1280 году по заказу Папы Гонория IV он был высечен из мрамора скульптором Арнольфо ди Камбио.
Для вертепа в соборах выбирают почетное место, но рассмотреть его непросто – мешает стекло. Так что давайте-ка, мысленно устраним эту преграду и рассмотрим сценку Рождества сквозь призму времени и истории.
Итак, первые вертепы появились в Италии, и в каждой исторической области сложились свои традиции изготовления скульптурных картин. Их мастерили, соревнуясь в умении, из самых разных материалов, используя все подручные средства от глины до драгоценностей. Однако самую новаторскую концепцию презепио осуществил не кто иной, как сам Франциск Ассизский – почитаемый святой и основатель ордена францисканцев. По легенде он не стал столярничать и лепить фигурки, а придумал разыграть вокруг настоящих яслей евангельскую «живую картину» с участием людей и домашних животных. Первая рождественская «инсталляция», которая состоялась в 1223 году в Греччо (ныне село в провинции Риети региона Лацио), пришлась по душе гражданам и прославила городок. Более того, в том же году папа Гонорий III дал благословение на создание вертепов, и они повсеместно стали популярным атрибутом Рождественских праздников. В Болонье сохранился вертеп 1560 года с фигурками высотой 60 см. В XVIII веке в Италии появились профессии вертепных мастеров, одни специализировались на лепке и вырезанию фигурок, другие на их живописной росписи, третьи шили одежду, декорированную драгоценностями и вышивкой. Но также известно, что даже король Карл (Шарль) III Бурбон лично делал фигурки для вертепов, а придворные дамы их украшали – недаром самыми нарядными презепио славилось именно Неаполитанское королевство. С огромной пышностью в аристократических дворцах Неаполя устраивали «живые» вертепы, для их постановок не скупились на богатые декорации и костюмы. В настоящее время в антикварных лавках можно разыскать старинные библейские статуэтки ручной работы, которые изготовляли для вертепов до военных походов на Италию Бонапарта. Современные неаполитанские мастера, занимающиеся созданием вертепов, специализируются на миниатюрных презепио, которые умещаются внутри лампочки, или раковины мидий. Считается, что художник Альдо Карило изготовил самый маленький вертеп в мире – размером с булавочную головку.
В торговой Генуе уже с XVIII века стали изготовлять вертепы не только для церквей, но и для обычных жилых домов. Один из самых знаменитых мастеров того времени Антонио Мариа Маральяно прославился созданием вертепов, его шедевр был сделан для храма Santuario di Nostra Signora di Carbonara, где хранится по сей день.
На Сицилии презепио появились в XV веке, в первой половине XVII века умельцы стали оснащать вертепы скрытыми механизмами, которые приводили в движение фигуры композиции. При изготовлении персонажей Святого семейства, волхвов и ангелов использовали золото, серебро, перламутр, слоновую кость и кораллы.
Популярность вертепов была настолько большой, что вскоре их начали ставить на городских площадях и ярмарках. На открытом пространстве вертепы сразу приобрели масштаб. Примечательно, что на площади Святого Петра в Ватикане первый вертеп был установлен только в 60-х годах ХХ века при папе Павле VI. Деревянные фигуры в полный рост для этого вертепа были сделаны из древесины ели, клена и палисандра, то есть из тех же пород, которые использовались для изготовления скрипок Страдивари. Статуи ныне хранятся в собрании Ватикана.
Самая большая коллекция европейских вертепов собрана в музее Maranatha крошечного городка Лугато в Южном Тироле. Здесь можно увидеть вертепы и старинные, и ультрасовременные, например, сверкающий камнями вертеп от Swarovski. Знатоки искусства рождественских вертепов едут в Рим, чтобы полюбоваться уникальными творениями на международной выставке «100 вертепов», которая ежегодно проводится в Вечном городе, начиная с 1976 года. Здесь представлены традиционные вертепы из разных провинций Италии, а также экзотические композиции, сделанные из самых различных материалов – из сахара, кукурузных листьев, гипса, зубочисток, риса, пробок и так далее. Уникальное собрание вертепов хранится в базилике Святого Иосифа в Монреале (Ораторий Сен-Жозеф). Более 300 экспонатов коллекции со всех континентов созданы из дерева, металла, бронзы, камня, глины, фарфора, папье-маше. Африканцы использовали для вертепа эбеновое дерево, австралийцы поместили рядом с яслями коалу, вомбита и утконоса, индусы – слонов, а участники экспедиции, встречавшие Рождество в Антарктиде, смастерили вертеп, населенный пингвинами.  
Вертепы могут быть крошечными и умещаться в ореховую скорлупу, а также огромными. Самым крупным по размеру фигур, согласно Книге рекордов Гиннесса, был рождественский вертеп, сооруженный в Монтеррее (Мексика) в 1999 году. Фигуры Девы Марии и Святого Иосифа достигали в высоту 5,3 метров.
Для стран Восточной Европы и России более характерны переносные вертепы для коротких кукольных представлений с рождественским сюжетом. Примерно с XVIII века вертепами также стали называть деревянные двух- или трехэтажные переносные ящики-домики, где, собственно, и разыгрывался спектакль. Ярусы вертепа имели разное предназначение. Верхний ярус представлял собой Пещеру Рождества, а на нижнем разыгрывались сцены, связанные с историей царя Ирода, бегства в Египет, а также комедийные сцены.
В Петербурге прославилась семья Колосовых, в течение всего XVIII века представители этой династии «вертепщиков» хранили традиции исполнения рождественских спектаклей. Кукольные вертепы были широко распространены на территории Польши, Украины, Белоруссии. Украинцы использовали название «вертеп», белорусы – «батлейка» или «бетлейка» (от слова Bethleem – Вифлеем), в Польше и прилегающих к ней областях Белоруссии – «шопка», в Закарпатье – «бетлегем». Среди них наиболее известны красочные Краковские шопки, включенные в Список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Особым атрибутом вертепов стали и расписные колокольчики с ангелами, ягнятами и звездами, их можно встретить на каждой рождественской ярмарке.
Во все времена высоко ценились механические вертепы. Среди образцов встречаются настоящие шедевры. Самым знаменитым из них является уникальный вертеп «Кризовы яслички», который находится в музее города Йиндржихув-Градец в Чехии. Согласно книге рекордов Гиннесса, это – крупнейший механический вертеп. Гигантская конструкция занимает площадь примерно в 60 квадратных метров и представляет собой панораму города XIX века. В вертепе разместились почти полторы тысячи фигурок людей, которые переходят мосты, пекут хлеб, работают у наковальни, мелют муку и совершают еще десятки дел. Механическое чудо создал чулочный мастер Томаш Криза, который в десять лет загорелся мечтой построить невиданный вертеп, а потом шестьдесят лет изготавливал детали, конструировал и запускал механизмы для своей композиции. Он хранил свое творение в разобранном виде, и собирал в канун Рождества, обогащая вертеп из года в год новыми сценками. После смерти мастера сын передал вертеп в местный музей.
Великолепные образцы вертепов средневековых ремесленников, художников Ренессанса, эпохи Просвещения пережили войны и смены формаций. Вертепы подвергались запрету во времена Великой Французской Революции, в Германии – в годы протестантской реформации, в Великобритании при Оливере Кромвеле, само собой у нас – при большевиках. Однако интерес к ним никогда не угасал и быстро возродился после крушения коммунистического режима, с середины 1990-х годов на постсоветском пространстве проводятся фестивали вертепных театров. А в Грузии восстановилась традиция проводить рождественские шествия «Алило», берущая начало в XV веке. По сути дела, «Алило» – это шагнувший за пределы церкви вертеп, театрализованная реконструкция библейского сюжета. Во главе процессии под церковное песнопение движутся персонажи, изображающие волхвов, пастухов, дети. Рядовые участники облачены в белые одеяния, они несут флаги, звездочки и иконы. Жители передают им пожертвования и подарки, которые предназначены для нуждающихся и детей-сирот.
И в наши дни строят вертепы, повсюду, кроме Вифлеема, где и родилась Новая эра человечества.


Ирина ВЛАДИСЛАВСКАЯ


В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лен его волос...
Бык дохнул в лицо младенца
И, соломою шурша,
На упругое коленце
Засмотрелся, чуть дыша.
Воробьи сквозь жерди крыши
К яслям хлынули гурьбой,
А бычок, прижавшись к нише,
Одеяльце мял губой.
Пес, прокравшись к теплой ножке,
Полизал ее тайком.
Всех уютней было кошке
В яслях греть дитя бочком...
Присмиревший белый козлик
На чело его дышал,
Только глупый серый ослик
Всех беспомощно толкал:
«Посмотреть бы на ребенка
Хоть минуточку и мне!»
И заплакал звонко-звонко
В предрассветной тишине...
А Христос, раскрывши глазки,
Вдруг раздвинул круг зверей
И с улыбкой, полной ласки,
Прошептал: «Смотри скорей!..»
Саша Черный

 
ТЕАТРАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ

https://i.imgur.com/9uHewbd.jpg

В октябре в Москву на несколько дней слетелись музейщики, театроведы, искусствоведы, специалисты других областей из разных стран, чтобы принять участие в международном музейно-театральном форуме «Мировое театральное наследие: сохранение и репрезентация в музейном пространстве», посвященном Году театра в России и 125-летию старейшего очага мировой культуры – Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина, обладающего уникальным собранием по истории отечественного и зарубежного театра.
Официальная дата рождения чудесного детища русского купца, мецената Алексея Александровича Бахрушина – 29 октября 1894 года, когда коллекция впервые была представлена общественности. В фондах музея хранится более 1,5 миллиона экспонатов. Это эскизы костюмов и декораций выдающихся мастеров сценографии, фотографии и портреты, сценические костюмы великих актеров, программы и афиши спектаклей, редкие издания по театральному искусству, предметы декоративно-прикладного искусства и т.д. Бахрушинский музейный комлекс включает главное здание, три мемориальных дома, четыре музея-квартиры, музей-мастерскую и музей-студию. Несколько лет назад открыли представительство «бахрушинцев» в Ульяновске. Существует филиал и в подмосковном Зарайске, на родине Бахрушиных.
Юбилейный научный форум проходил в Каретном сарае – замечательном музейном пространстве историко-культурного значения, где проводятся презентации, выставки, встречи.
Генеральный директор Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина Дмитрий Родионов обратился к участникам форума со вступительным словом:
– Форум для нас – большая радость, честь и ответственность. Темы, которые вы затронули в своих исследованиях, очень актуальны. При той яркой, масштабной палитре театрального процесса, происходящего в стране, необыкновенно вырастает роль музейных институций и их ответственность перед будущими поколениями. Многое зависит от того, насколько профессионально мы с вами сможем ответить на вызовы этой расширяющейся театральной вселенной и сохранить наиболее важное, насколько крепко мы будем внедрены в этот процесс и соединены с ним, для того, чтобы носить звание театрального музея. Музея не только как кладовой артефактов, но и как непосредственного участника этого процесса, действующего в нем на равных с театральными творцами. Потому что если не будет этих равных, человеческих, профессиональных отношений, значит, не будет доверия друг к другу. А без доверия музей существовать не может! Если театральное общество не доверяет театральному музею, – это проблема институции. Что значит «репрезентация наследия театрального музея»? Это современные подходы к тому колоссальному наследию, которое мы сосредоточили в нашей коллекции, ежедневно прирастаемой новыми артефактами. Это предлагает сама жизнь – поиск новых форматов представления материалов коллекции современной аудитории, особенно молодой, которая выросла и формируется в совершенно в других условиях. Я имею в виду, прежде всего, информационные каналы, которые существуют в мировом, общечеловеческом пространстве. В рамках театрального форума, в обмене практиками мы сможем найти ответы на многие вопросы. Мы можем помочь друг другу жить полнокровной творческой жизнью, не пугаясь вызовов нового времени. Мне кажется, это самое важное в нашей встрече. Личное,  человеческое общение – главное. Это – люди, ради которых мы работаем, для которых бережем культурное наследие. Память о наших выдающихся актерах, режиссерах, художниках, театральных деятелях.
Сегодня музей – модель, с одной стороны, вполне очевидная, устоявшаяся, понятная, и, казалось бы, у людей, работающих в музее в спокойствии и взаимопонимании, нет никаких проблем. Но, с моей точки зрения, в последние десятилетия возникли некоторые внутренние накопления, которые подталкивают и общество, и музейных работников менять взгляд на привычные модели и парадигмы. Это связано с изменениями в обществе, с изменениями социокультурного пространства, причем в общемировом масштабе. Для нас эти изменения настолько ощутимы, что мы не можем существовать в прежнем представлении о тех моделях, которые до сегодняшнего дня были привычными и незыблемыми. Изменения, происходящие в обществе, влияют сегодня на модель музейных институций по всем направлениям, сложившимся даже не в последние десятилетия, а за столетия! Естественно, движущей силой происходящих перемен являются люди. В том числе – образующие музейно-научное  сообщество. И наша встреча вносит лепту в это изменение привычных, устоявшихся моделей музейных институций, связанных с сохранением неуловимых, эфемерных субстанций под названием театральное искусство. Это проблема стояла перед создателями театральных музеев с самого начала. Как, в каких формах хранить театральное наследие? Как зафиксировать эту неуловимую атмосферу, обаяние, энергию театра и его людей? Пытаемся искать корреляцию адекватной передачи и сохранения памяти и самого предмета искусства. Как и памяти о людях, которые его создают.
С докладом – «Исследование театральной среды как важнейшей задачи сохранения и репрезентации театрального наследия России» – выступил Олег Иванов (Центр исследований культурной среды филсофского  факультета МГУ им. М.В. Ломоносова):    
– Очень важно не оставаться все время в условиях, когда мы думаем про артефакты, смыслы и совсем небольшое время уделяем тому, чтобы обсудить, как с этим наследием будут обходиться те, для кого оно по большому счету сохраняется и кому адресовано. Исследования культурнои? среды (разработка терминологии, статистики, платформации) должны быть направлены на создание образа будущего, в котором наследию отводится достои?ное место. Цифровая трансформация затронет культурную среду, ее структуру и содержание, пространство театра,  но самым существенным образом это отразится на зрителях. Сохранение театрального наследия – это не только его прошлое и настоящее, но и то, каким образом оно будет восприниматься в будущем. В последние десятилетия время уплотняется, и те изменения, которые нас окружают, происходят быстрее нашей мысли. Мы даже не всегда в состоянии осознать то, что происходит с людьми, с их восприятием, системой ценностей, потребительским поведением. В этих условиях находится вся наша практика и теория сегодня. Грядущее культуры становится все непредсказуемее. Каким образом его рассматривать и как к нему готовиться?  Мы как исследователи говорим о четырех формах будущего. Первое – продолженное настоящее время, в котором мы живем сегодня и которое закончится в ближайшей перспективе. Второе – вероятное будущее. Его можно прогнозировать с учетом каких-то изменений, ломок, новых событий и технологий.  Третье – желаемое будущее: то, что нам самим хотелось бы видеть. Наконец, есть объективное будущее, которое непременно наступит, и нам очень важно максимально детально все знать, чтобы решать проблемы сохранения театрального наследия именно для следующего поколения. Те, кто профессионально занимается вопросами исследования будущего, знает, что, кроме того, чтобы сохранять наследие, необходимо создавать для него комфортный завтрашний день. А это зависит от нас. В прошлом году в МГУ был создан Центр исследований культурной среды. Существует еще одна организация –  в ГИТИСе. Это Лаборатория будущего театра под руководством ректора Григория Заславского. Для нас важно прогнозировать, что произойдет в театре будущего, как изменится пространство театра, как будут сосуществовать в нем живая актерская игра и новые технологии, какой диалог сложится у режиссеров, актеров, художников и др. с обществом, какие будут предпочтения у публики. Мы осуществили перепись театров.  По ее результатам в нашей стране сейчас 1762 театральных коллектива, из них государственных – чуть больше шестисот. С каждым годом театральных компаний становится все больше, и точные цифры необходимы для любого исследования в данной области.
О. Иванов (куратор исследовательских программ Лаборатории) рассказал также о совместном проекте Лаборатории будущего театра ГИТИСа и Бахрушинского музея – «Взгляд на театральное исследование из будущего».
Александр Чепуров (Россия, Санкт-Петербург, Александринский театр):
– Музей театра хранит лишь артефакты, а не само искусство театра. Как представлять  историю театра в спектаклях? Необходимо их документирование и исследование. Систематизация сценической документации в рецензиях – это важнейший момент! Реконструировать можно любой спектакль – даже эпохи Федора Волкова, причем с мизансценами. Необходимо сделать архивные материалы вновь живыми и разбудить свою театральную фантазию. Театральный музей – это творческий музей!
По мнению Сергея Коробкова (Россия, Москва, Российский государственный гуманитарный университет), рассказавшего о значении домашнего архива для истории театра, «собрать эмоциональное впечатление от спектакля невозможно. При всех реконструкциях и технологиях записи спектаклей».
– Время поменялось, и оно необратимо. Не будет ощущения подсматривания, подкрадывания. Это не может не волновать. Генетическая память передается в четвертом поколении.  Понятие «домашний архив» касается и театров. Театр-дом – это тот же архив. Не растеряли свое наследие те театры, где ночью звучат голоса актеров и где кулисы намолены.   
Владислав Иванов (Россия, Москва, Государственный институт искусствознания) представил доклад «Альманах «Мнемозина» и его предшественники. Документы и факты из истории отечественного театра ХХ века» – об уникальном издании, одном из важнейших проектов в современной театроведческой литературе.
По словам театроведа П. Руднева, редактор-составитель альманаха Владислав Иванов, прежде всего, восстанавливает потерянные страницы в истории театра от Серебряного века до Второй мировой войны: тема зарубежья, русского театра в рассеянии. Иванова также характеризует желание избавить науку от исторических умолчаний, от изъятых советской цензурой фрагментов в документах по истории театра».
– Картина истории театра XX века искажена, и это мешает пробиться к живому содержанию театра,  – отметил В. Иванов на форуме. – Сложился миф: что из России уехали все по-настоящему талантливые. Этому мнению можно противопоставить изучение русской театральной эмиграции. Создается  новая база истории нашего театра. Альманах «Мнемозина» – артельная, коллективная работа архивистов, музейщиков, библиотекарей и т.д. Все мы – части кентавра. Сложился системный подход к исследованию источников – дневников, воспоминаний, мемуаров, театральной критики (рецензий), писем. Увы, в советский период существовала идеологизированная критика. «Мнемозина» – это и новый журнал, и описание архива. Театр, начиная от безымянных скоморохов и кончая современными режиссерами, – это единый, непрерывный процесс, и тут каждая бумажка важна.
С презентацией проекта «Театральные музеи России в пространстве культуры» выступила Тамара Бурлакова (Россия, Москва, зав. отделом научно-методической работы  Музея им. А.А. Бахрушина). В частности, были определены основные направления работы с музеями театров: выявление и создание современной компьютерной базы данных музеев/архивов театров, государственных театральных музеев и их руководителей и кураторов (сегодня в базе данных 350 музеев театров России и 15 музеев/архивов театров русского зарубежья, с которыми начали работу в 2019 г.); разработка и внедрение современных форм и методов работы с театральными музеями и музеями/архивами театров, включая информационные технологии; формирование системы научно-методической и методологической поддержки в области современного музееведения, направленной на их включение в единое музейное пространство; повышение профессиональной компетентности их сотрудников. Определены формы работы ГЦТМ им. А.А. Бахрушина с музеями театров: подготовка и издание справочника «Театральные музеи и архивы России», программы всероссийских семинаров «Театральный музей в современном культурном пространстве», создание научно-методической группы.
Создан уникальный портал «Театральные музеи и архивы России и русского зарубежья» (руководитель проекта – Д. Родионов, куратор – Т. Бурлакова) как форма презентации отечественного и мирового театрального наследия, а также как форма работы с музеями театров и профессионального развития их кураторов.
В форуме приняла участие и завмузеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова Инна Безирганова, выступившая с докладом об истории русского театра в Грузии и его наследии. Другие темы, затронутые на форуме: «Проблемы открытых сетей: разработка диаграммы базы данных для исполнительских искусств» (Вайберг Бирк, Швейцария, Люцерн, Университет прикладных наук и искусства), «Русский рок в актуальном пространстве театра: перспективы музеефикации» (Юрий Доманский, Россия, Москва, РГГУ – ГЦТМ им. А.А. Бахрушина), «Движущиеся изображения – коллекции аудиовизуальных объектов, документирующих театральное искусство в университетах и научно-исследовательских учреждениях» (Кристин Хеннигер, Германия, Берлин, Международный институт театра),  «Стойкий идентификатор для создания базы знаний о постановке и сети театральных архивов Италии» (Донателла Габрилович, Италия, Рим, Университет «Тор Вергата») и др.   

Круглый стол
В белом зале Академии художеств прошел круглый стол на тему «Театральный эскиз и макет художника как музейная ценность».
Борис Мессерер (Россия, Москва, академик – секретарь Отделения театрально- и кинодекорационного искусства и член президиума Российской академии художников, народный художник РФ):
– Академия художеств активно участвует в театральном деле, я сам сосредоточен сейчас на ценности театрального эскиза. Музей Бахрушина – развивающийся организм. И по территории музея, и по сохранности, по объему работ, которые здесь проводятся, количеству выставок. Я был сейчас на Пражском квадринале. И получил большое впечатление. Выставка квадринале, занимавшая несколько павильонов, отличается от того, к чему мы привыкли. Форма подачи неожиданная – были представлены инсталляции самых разных, невероятных форм. Важно, чтобы мы были в курсе новых тенденций и относились прогрессивно к развитию театрального дела. Если бы к Бахрушинскому музею пристроили авангард, с инсталляциями, – это было бы здорово!
Сергей Бархин (Россия, Москва, академик РАХ, народный художник РФ, профессор):
– Как нам работать? Всякое искусство сохраняется. Только то, что сохраняется, и есть искусство. Сохраняется поэзия, живопись, скульптура, архитектура, музыка. А что можно сохранить от театра, вся суть которого – это сиюминутное ускользающее существование? При чем тут эскизы, компьютеры? От спектакля сегодня остается лишь статья театроведа. Причем очень мало кто может написать о театре интересно, описать спектакль, а не давать оценку, – на это способен один из двадцати. Видеофильмы, запечатлевшие спектакли, попадаются неплохие… И наконец, эскизы и макеты. Макет не может быть искусством. Не потому, что его делает макетчик. А потому, что искусство сохраняется, а макет обязательно сломается – даже при наличии макетчика. Что касается эскиза, то он не свидетельствует о спектакле или театре – он говорит об умении художника. И потом, эскиз не может работать так, как макет. Макет создает архитектон спектакля,  а эскиз – «Явление Христа народу», и не более. Макет и эскиз – два разных метода, а компьютер – уже третий. Но для меня существует только один метод более или менее адекватного представления объекта искусства. Его мог придумать только такой гений, как французский архитектор Ле Корбюзье. Он издал восемь томов, в которых подробно и наглядно описал свои здания и проекты. Точно так же нужно заботиться о спектакле. Нужно думать о структуре самого спектакля, а не о чувствах, переживаниях, которые испытывал режиссер, художник, актеры, которые его создавали. Нужно думать о том, чтобы сохранить спектакль. Сохранить и передать будущим поколениям.
00(Россия, Москва, академик РАХ, народный художник РФ, профессор):
–  Хочу признаться в любви к рукотворному эскизу, проявляющему индивидуальность художника в большой степени (в отличие от компьютера). Хочу отметить высокое искусство сценографов, пришедших из графики, живописи. Верю в этот этап создания спектакля, который называется «эскиз». Театр предполагает коллективное творчество. А театральный эскиз – зона свободной фантазии, свободного размышления, которое предполагает квалифицированного собеседника. Только в эскизе сохраняется идеальное представление о будущем спектакле. Пусть развиваются инсталляция, компьютерный эскиз, но пусть сохранятся индивидуальность. В основе всего должен лежать рукотворный эскиз, который несет и образ времени.

Public talk
В рамках форума состоялась встреча с ректором Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, народным артистом РФ Николаем Цискаридзе. Он рассказал о том, как формировались его интересы в детстве и юности:  
– Я вырос в аристократической части Тбилиси, в доме, где меня ориентировали на то, чем я буду в дальнейшем заниматься. Когда поступил в Тбилисское хореографическое училище (кстати,  оно располагалось в старинном особняке), то обнаружил там огромную библиотеку, связанную с балетом. Все знали, что я мальчик из хорошей семьи, и разрешали мне брать книжки домой. Я их читал и в маршрутке, и дома. Мне это занятие настолько понравилось, что я навсегда полюбил книги. Когда стал зарабатывать первые приличные деньги, то из-за границы книжки привозил, а не шмотки. Сейчас, кстати, очень обидно, ведь все уже можно купить здесь. Мне очень нравится все знать, все читать, ведь меня так учили, что нельзя на сцену выходить с холодным носом, что к роли нужно готовиться. Поэтому я ходил в библиотеку – изучал, выписывал, интересовался каждым героем, знакомился с шедеврами мировой музыкальной культуры. И на самом деле я сейчас могу сходу прочитать лекцию о любом спектакле. Не потому, что я вот такой гениальный, а потому что это – мое хобби, это то, что я действительно люблю. Первое, что я сделал в должности ректора Вагановского училища – это вернул закрытую кафедру балетоведения, поскольку уверен, что если мы не будем знать то, чем занимаемся, откуда идут истоки, зачем дети этому учатся, на каких примерах и как им преподносить сегодня эту информацию, ничего у нас не получится. Я хотел, чтобы все это возродилось. Всем своим ученикам говорю: «Я вас обожаю, вы самые лучшие! Но балет я люблю больше!» Мне это никто не прививал, просто – нравилось!
Во время встречи Д. Родионов и Н. Цискаридзе вспомнили и совместную работу над уникальной книгой «Матильда и Иосиф Кшесинские. Дневники, письма, воспоминания» Марины Радиной и Николая Цискаридзе. В основу издания легли ранние дневники балерины Императорского театра Матильды Кшесинской и воспоминания ее брата,  танцовщика и педагога Иосифа Кшесинского. Эти рукописи, хранящиеся в Театральном музее имени Бахрушина, никогда ранее не публиковались в полном объеме.
Книжное издание великолепно проиллюстрировано фотографиями из архивов Театрального музея им. А.А. Бахрушина и Академии русского балета им. А.Я. Вагановой.
Николай Цискаридзе рассказал о музейной коллекции Академии Вагановой – точнее, о  коллекции Мемориального кабинета истории отечественного хореографического образования. Она тщательно собиралась сотрудниками в течение многих лет.
– После того, как я стал ректором, коллекция стала активно пополняться. Очень многие люди по всему миру из-за хорошего отношения ко мне стали дарить, отдавать в нашу школу артефакты, связанные с выдающимися людьми. Они имеют непосредственное отношение к этому учебному заведению – балетмейстеры, композиторы, художники, театральные деятели. Когда-то здесь преподавала балерина Ольга Преображенская, одноклассница Матильды Кшесинской… В школу передали костюм и головной убор, которые хранились у Т. Тумановой – ученицы Ольги Преображенской. Один из моих друзей, специалист по историческому костюму,  увидев кокошник Преображенской,  сказал, что у этой вещи огромная историческая ценность – это настоящий артефакт начала XIX века. Таких вещей у нас много. Предметы, связанные с великой Анной Павловой, Матильдой Кшесинской, портрет Агриппины Вагановой, висевший в спальне ее первой ученицы Марины Семеновой, и многое-многое другое.  


Инна Безирганова

 
УЛИЦА ЭНГЕЛЬСА, ДОМ N6

https://i.imgur.com/5ORjRv5.jpg

Сейчас мне уже за восемьдесят лет, и каждый раз, когда прихожу в мою бывшую квартиру на улице Ладо Асатиани, я испытываю особое волнение. Называю эту улицу прежним названием – Энгельса, я так привык. Здесь в доме N 6, где сейчас живет мой старший сын с семьей, прошли мое детство и юношеские годы. С ним связано все то хорошее, что, к сожалению, для меня уже неповторимо. Но главное в том, что этот дом – своеобразный памятник былым тбилисским временам.
Трехэтажное добротное здание в дореволюционное время принадлежало генералу Степанову, его бюст размещался в специальной нише на последнем этаже. Гувернантка его семьи так и осталась жить там, в маленькой комнатке, и существовать ей помогали все соседи, детей которых она обучала французскому языку. На этом же этаже поселились и мы – в квартире, где до нас жил Иа Каргаретели – известный композитор, фольклорист, певец и общественный деятель.
Вместе с Валерианом Гуния он перевел на грузинский язык либретто опер «Севильский цирюльник» и «Демон», поставил эти оперы и сам пел в них. А еще он перевел либретто «Пиковой дамы», «Фауста», «Травиаты», «Риголетто», «Бала-маскарада», «Отелло» и «Богемы». Он организовывал Грузинское филармоническое общество и основал Грузинское хореографическое общество, одним из первых написал грузинские романсы на основе городского фольклора, создал научные труды, пропагандирующие национальную музыкальную культуру. Но все это я узнал о нем уже позже, а до этого знал только его изречение, которое постоянно вспоминали соседи. Однажды ему сказали, что у него не застегнуты брюки, на что он дал чисто карачогельский ответ: «Там, где покоится покойник, двери не закрывают».
На втором этаже нашего дома с 1936 по 1950 год жил Рюрик Ивнев (псевдоним Михаила Ковалева), известный русский писатель и переводчик. Он родился в Тбилиси, окончил здесь Кадетский корпус, дружил с Сергеем Есениным, примкнул в литературному течению имажинистов, был секретарем первого наркома просвещения РСФСР Анатолия Луначарского, одно время возглавлял Всероссийский Союз поэтов. Он с особым теплом относился к Грузии, переводил грузинских и осетинских поэтов. А мне этот человек запомнился тем, что когда я забегал на второй этаж, всегда старался приласкать меня – знал, что рос я без отца, погибшего на фронте.
На этом же этаже обитал Давид Арсенишвили, видный искусствовед, организатор музейно-выставочного дела в СССР, Грузии, готовивший грузинский материал для выставок в Париже, Лондоне, Берлине, Нью Йорке… Он – создатель и первый директор Московского музея древнего русского искусства имени Андрея Рублева. Там создали мемориальный уголок этого широко образованного человека, публиковавшего статьи на грузинском, русском, немецком и французском языках.
А на первом этаже жил замечательный композитор, музыкант и вокалист Роберт Бардзимашвили, основатель и художественный руководитель ансамблей «ОРЭРА» и «ВИА-75», несколько лет работавший и художественным руководителем Тбилисского тетра оперы и балета имени Захария Палиашвили. Как тепло мы вспоминали его вместе с соседями – многолетним редактором издательства «Сабчота Сакартвело» Цисаной Джапаридзе и заслуженным работником машиностроения республики Арменом Мирзояном, когда семья Роберта переселилась в другую квартиру!
И нельзя не вспомнить, что и в других домах нашей улицы было целое созвездие жителей, ставших выдающимися людьми: один из основателей и первый ректор Тбилисского государственного университета, химик, членкор Академии наук (АН) СССР Петре Меликишвили, астрофизик, академик АН СССР и президент Академии наук Армении Виктор Амбарцумян, писатель Чабуа Амирэджиби, академики АН СССР братья Орбели – Иосиф, востоковед, директор Эрмитажа, первый президент Академии наук Армении и физиолог Леон, «отец» кавказского телеграфа, изобретатель и предприниматель Вальтер Сименс, генерал и политический деятель Константин Абхази… Одним из них уже посвящены мемориальные доски, другим – пока еще нет. Очень хочется верить, что этот пробел вскоре восполнится.


Зураб ЧЕЛИДЗЕ

 
КНИГА В ПРОСТРАНСТВЕ НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТИ

https://i.imgur.com/mMCXhVu.jpg

Канувший в Лету СССР некогда считался самой читающей страной в мире. Люди старшего и среднего поколения хорошо помнят советский книжный бум и охоту за дефицитными изданиями, приобретаемыми в обмен на макулатуру. По мнению литературного критика Льва Оборина, это объясняется тем, что «за неимением настоящей политики роль проводников общественной мысли, защитников свободы, просветителей брали на себя писатели». Может быть, это и так (хотя я бы поспорила с этим утверждением!). Но почему сегодня многие ностальгируют по тем временам, когда существовал пресловутый культ книги? Когда ее передавали из рук в руки всего на одну ночь, потому что выстраивалась целая очередь из жаждущих приобщиться к высокой культуре? Парадокс: книжного дефицита сегодня нет, все доступно, рынок перенасыщен разнообразной литературой, но вот особенного читательского бума не наблюдается. Одна из главных причин – цифровые технологии, которыми увлекаются молодые люди. Да и форма чтения, конечно, изменилась – всеобщая «гаджетизация» отодвинула бумажную книгу на задний план, а на первом оказался электронный формат. Об этом и многом другом размышляли участники Читательской ассамблеи Содружества, среди которых были ученые, писатели, журналисты, издатели, книгораспространители.  
Читательская ассамблея открылась 18 сентября в Московском политехническом университете. Она была организована Российским книжным союзом при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ, Ассоциации книгораспространителей независимых государств и издательского холдинга «Эксмо-АСТ». Это экстраординарное, масштабное событие, собравшее 400 участников из 17 стран: СНГ, Грузии и стран Балтии и экспертов из Франции, Бельгии, Нидерландов и США, было приурочено к Году книги в странах СНГ.
Перед началом пленарного заседания участники Ассамблеи осмотрели книжную экспозицию «Слава «Полиграфа» – графические и живописные работы выпускников Московского полиграфического института разных лет из стран СНГ, Балтии и Грузии, книжная графика и дизайн, редкие технологии и иллюстрации и т.д.
Пленарное заседание открыл президент Российского книжного союза Сергей Степашин, отметивший возвращение подлинного интереса к чтению книг. «Объемы потребления бумажных, электронных и аудиокниг, особенно среди молодежи, растут. В натуральном выражении книжный рынок демонстрирует небольшой рост, в денежном выражении он вырос на 6 процентов. В 2019-2020 годах прогнозируется рост на уровне 7-8 процентов. Электронные и аудиокниги остаются основным драйвером рынка в натуральном и денежном выражении. Их доля растет и, по прогнозам, в 2019 году составит 7 процентов. Отмечается повышение интереса к прикладной литературе – 18 процентов. Наиболее динамичный рост в этом году демонстрируют два канала продаж: интернет-магазины и федеральные сети».
Привлекая данные разных исследований, Сергей Степашин проанализировал ситуацию с чтением: «В прошлом году чтение среди граждан старше 16 лет составило чуть больше 26 минут в сутки. Это очень мало. Однако, по свежим данным ВЦИОМа, которые были сделаны в августе этого года, чтение книг практикует каждый второй россиянин. Опрошенные рекомендуют читать классиков: Пушкина, Толстого, Достоевского, Лермонтова, Булгакова. А мне бы хотелось, чтобы читали и современных авторов. Они хорошо пишут, к тому же люди свободные, со своей точкой зрения. Хочется, чтобы о наших современных писателях знали не только в России, но и за рубежом. Советский Союз хоть и канул в историю, но глубинная связь между народами сохраняется. Неслучайно книжная отрасль в странах СНГ сталкивается с одинаковыми проблемами: потеря книжных магазинов в 90-е годы, отсутствие серьезной поддержки книгоиздания на государственном уровне, избыточное налогообложение. Совершенно очевидно желание укрепить связь, наладить обмен книгами. Над этим и будем работать».
По словам руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаила Сеславинского, интерес к чтению сокращается. Свое мнение он подтвердил конкретными цифрами: «В первом полугодии 2019 года в России было выпущено 54 808 названий книг и брошюр совокупным тиражом 194,2 миллиона экземпляров. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года число выпущенных за полугодие названий в стране сократилось примерно на 5 процентов, а совокупный тираж – упал почти на 10».
«Структура потребления книг меняется, – подчеркнул он. – За первую половину 2019 года скачивание книг, причем, платное, увеличилось на 50 процентов, и это очевидный вектор, куда мы движемся. Мы все движемся в цифровой мир. Ситуация с книгами на бумажных носителях, в первую очередь, коррегируется с тем, что происходит и с печатной прессой, и даже с отечественным телевидением. Уровень падения рекламных доходов печатной прессы за первую половину 2019 года составляет 15 процентов, телевидения – 9-10. И только интернет демонстрирует бурный рост. Мы вынуждены приспосабливаться к новым реалиям, что происходит не только в нашей стране. Десять крупнейших европейских и американских издательств смело открывают цифровой формат. Возникает вопрос, что дальше. Мы не можем четко прогнозировать, что будет через три-пять лет в нашей структуре медиапотребления, но совершенно очевидно одно: мы гордимся нашими детьми до десяти лет. Россия входит в пятерку стран по объему чтения книг в детском возрасте… А дальше ребенок вступает в сферу жесткой конкуренции: он погружается в социальные сети. Там ему предлагают совершенно другой эмоциональный мир, где он общается со своими друзьями, смотрит видео. Конечно, книга отходит на второй план. Структура медиапотребления входит в сеть интернета, и мы понимаем, что эту войну проиграем. Так что здесь важно мирное сосуществование. Меня очень радует, что и в интернете, и в социальных сетях существует огромное количество подвижников, которые форматируют сайты, ведут свои журналы и предлагают прекрасную продукцию гуманитарной направленности. Книгоиздательский бизнес тоже постепенно становится подвижническим делом. Это касается, прежде всего, провинциальных издательств».  
Ярким и полемичным было выступление специалиста в области нейронауки, психолингвистики и теории сознания, доктора биологических наук, профессора кафедры общего языкознания Санкт-Петербургского государственного университета, члена-корреспондента Российской академии образования Татьяны Черниговской (ее доклад назывался «Homo legens как когнитивный прорыв»):
«Иосиф Бродский в одном из своих текстов написал, что поэзия является нашим эволюционным преимуществом, колоссальным ускорителем сознания. Человеческая цивилизация – это цивилизация слова. У нас высокий интеллектуальный уровень. Мы что – хотим с этого уровня перейти на более низкий? Тогда мы должны признаться, что не очень ценим себя и согласны на жвачку разного сорта. Дело не в том, каков тираж книг. Читатель, как говорила Марина Цветаева, – это соавтор. Если есть книга, но нет того, кто ее в состоянии прочесть, она является лишь физическим объектом. Речь идет не о том, что и у кого лежит на полках, а о тех, кто эти книги читает! А они вообще есть? Говорят: «Детям надо читать книги!» Абсолютно неправильная идея. Что значит «надо»? Вам ответят: а нам не надо, у нас есть Google и сто разных клавиатур! Детям должно быть интересно читать. Вопрос в том, какую планку мы сами себе ставим, какие у нас еще ценности, кроме прикладных и бытовых, кто мы вообще такие. Я абсолютно уверена, что нам ничего не поможет, если не будет приобщения детей к этому изумительному занятию – чтению. Но это индивидуальная вещь, и интересом к чтению может заразить только человек человека. Беда в том, что выросло целое поколение родителей, которые не читают сами. Некому влиять на детей, которых родители заткнули гаджетами. Для нас, как высокоинтеллектуального биологического вида, дело чести – сохранение высокой культуры.
Часто спрашивают: что лучше читать – электронную или бумажную книгу. Если я читаю научную литературу или диссертации, доклады, то делаю это в электронном формате. Но когда речь идет о настоящей литературе, я даже представить себе не могу, что прочту ее в электронном варианте. Конечно, я могу прочитать и в цифровой версии, но зачем? Для меня важны тактильные ощущения от бумажной страницы, запах книги, ее формат, как она издана, с какими иллюстрациями. Эстетические моменты имеют не меньшее значение, чем содержание. Чтение электронных книг – это вообще другой тип чтения! Если я стараюсь сделать себя человеком другого уровня, то Okay Google мне не годится. Чтобы я могла воспользоваться огромным богатством, которое есть в интернете, я должна иметь внутренний багаж, я должна знать, куда войти и как это читать. Мозг – не решето: то, что туда попало, всякая дрянь, которую вы прочли, разговор с придурками, остается там навсегда. Чем более тонкие, сложные книги мы читаем, чем более сложную музыку слушаем, тем тоньше и изящнее написана наша нейронная сеть. Каждый рождается со своей нейронной сетью, а дальше мы своей жизнью пишем тексты. Какое счастье, что человек изобрел письменность! Этим он в некотором смысле обрел бессмертие. Библиотеки – это хранилища внешней памяти».
Писатель, первый заместитель председателя Правления Союза писателей России, заместитель председателя Комитета Государственной думы по культуре Сергей Шаргунов («Русский язык, связующий культуры и пространства») призвал относится к новым реалиям более рационально:
«Не хочу смотреть на Русь уходящую со слезами. Наша цивилизация, Россия – это пространство слова. Так было и так остается. Пути к слову, к знанию могут быть разные. Новые, другие. Тем не менее жажда знаний никуда не пропадает. Хочется порассуждать о практических действиях, которые возможны. Во-первых, это, конечно, переводы. У меня нет благодушного настроения относительно взаимодействия наших культур. Переводческие связи оказались утраченными. И это ясная и печальная правда. Хвала тем, кто сможет восстанавливать связь культур именно через чтение друг друга. Мне приходилось бывать в разных странах Содружества, и всюду обнаруживается жажда живого слова. Всюду идут разговоры о том, что не хватает книг. Есть различные литературные институты, но этого крайне недостаточно. Некоторое время назад я возглавил легендарный журнал «Юность». Я тоже оказался внутри этой полемики между бумагой и гаджетом. Я бы хотел предложить гостям, участникам Ассамблеи готовить совместные номера. Мне бы хотелось печатать как вполне матерых, так и дебютирующих авторов из других государств. Мне бы хотелось, чтобы проходили презентации и в России, и за ее пределами. Переводы – это то, что нужно возрождать. Другой вопрос, что литератор оказался под перекрестным огнем критики и читательского невнимания. Как вытащить писателя из высокой травы забвения? Ведь литература, как всегда, переживает определенную драму. Мне представляется, что пространство интернета – поле непаханое. Молодежь действительно блистательно пользуется всеми этими каналами. Давайте тоже будем использовать эти возможности. Пусть это будут популярные блогеры, ютуберы. Предлагаю собраться с силами и создать яркий, талантливый YouTube-канал о литературе. Пусть это будет чтение стихов, произведений классики… Давайте чаще говорить, повышать интерес к литературе. Она не должна вымываться из телевизора, интернета. На телеканале «Культура» появилась программа «Открытая книга» – разговоры писателей о современных книгах. Кроме известных авторов, мы пригласили тех, кого не показывали десятилетиями, например, Лихоносова, Личутина. В программе «Двенадцать» на канале «Россия 24» я тоже стараюсь говорить о литературе. В мире уже вновь мода на бумажную книгу, что не противоречит электронному чтению. В ситуации жесткой конкуренции мы видим, что культура, как хрупкая сфера, становится тем, что необходимо подпитывать, финансировать и поддерживать. Мы видим, что уникальное культурное явление – толстые журналы – существует и в западных странах. Толстые журналы в бумажном виде должны поставляться в библиотеки городов, городков и сел. Ситуация с книгами и журналами должна быть переломлена! А для этого нужна правильная концепция. Вопрос доставки толстых журналов в библиотеки должен быть решен в ближайшее время. Это касается не только нашей страны, но и всего постсоветского пространства. Культуру невозможно мерить коммерческими представлениями».
Заведующий кафедрой психологии личности Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, директор Школы антропологии будущего Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, доктор психологических наук, профессор Александр Асмолов в своем выступлении размышлял на тему «Технология под книгу или книга под технологию?».   
«Прогнозировать будущее очень трудно. Я ставлю сегодня вопрос так – технология под книгу или книга под технологию? Нам нужны технологии под смысл! Как бы мы ни боялись, человечество всегда начинает и выигрывает. Есть основания для оптимизма. Мы никогда не станем адаптантами, нам всегда нужно будет не только необходимое, но –  лишнее. Человек отличается от животного тем, что ему нужно избыточное, а не необходимое. А еще тем, что он непредсказуем. Настоящие книги несут пространство непредсказуемости, неопределенности, открытости. Например, работы Михаила Бахтина, автора диалогийной концепции в литературном произведении. Книга несет такую культуру, которая во все времена может поддержать непредсказуемость. Ученого Альберта Эйнштейна с его открытиями опередил писатель Луис Кэролл со своей «Алисой в стране чудес». Именно искусством неопределенности! Если кто-то читает эти книги, он живет в пространстве неопределенности. Потому что настоящая литература – это уникальная школа неопределенности. Ни одна технология не дает столько степеней свободы. Книга открывает полисемантические пространства. Человек обладает самым высоким кодом на Земле – кодом непредсказуемости. Никакая программа этого не дает! Книга – непредсказуемый элемент культуры. Мы все время работаем в мире амбивалентности. Любая технология конечна и адаптивна, в то время как наш мозг очень много вбирает, у него столько резервных возможностей, у него уникальная полиадаптивность! Могу сегодня четко сказать: будущее за полисемантическими, поликультурными книгами. Неопределенность стала нормой жизни. Человек – единственное существо, обладающее потенциалом, генерирующим смыслы. Очень многие вещи трудно переводить, потому что перевод – это трансляция значений, а не смыслов. Мы транслируем смыслы, и смыслы передавать очень тяжело. Я однажды спросил: «Генацвале» – дорогой мой?» Мне сказали: «Как тебе объяснить? Это все равно что по-русски сказать: «Дорогой мой!, только в тысячу раз больше!» Иными словами, мы все время работаем с многосмысловой реальностью. В этом заключены наши уникальные возможности. И пока мы не утратили способность шутить, иронизировать над собой, у нас есть будущее в самых парадоксальных ситуациях».
О чтении как ключевом элементе в развитии когнитивных, эмоциональных способностей и емкости мозга человека размышлял профессор факультета государственного управления Атлантического университета, Phd в области государственного управления (Штат Флорида, США) Али Фаразманд, доклад о тенденциях и событиях в области распространения книг в современном мире прочитал со-президент Европейской и Международной федерации книгораспространителей  (Гаага, Нидерланды) Фабиан Паагман. Модератором первой части пленарного заседания была журналистка, режиссер, теле- и радиоведущая Фекла Толстая.     
Потом началась работа секций – «Чтение как базовый фактор, влияющий на культурное и образовательное развитие нации», «Новая экосистема книгоиздания и книгораспространения. Вызовы цифровой эпохи», «Поддержка и продвижение чтения детей и юношества: международный опыт», «Образовательная среда. Интерактивная программа: «Книга: пространство профессий», «Книжный маркетинг евразийского пространства. Писатель – экспертная составляющая книжного производства».
По итогам форума была принята резолюция, в которой были сформулированы основные задачи: создать координационный центр книгоиздания и книгораспространения стран СНГ, Грузии и Балтии; активизировать взаимное участие в международных книжных фестивалях и ярмарках; развивать международное информационное сотрудничество национальных Книжных палат, органов и подразделений национальных библиотек; упростить таможенные процедуры при закупке книг государств-участников СНГ, Грузии и  стран Балтии; развивать книжную торговлю и сотрудничество национальных электронных библиотек; укреплять международные профессиональные связи между библиотеками и т.д.
Был также подписан договор о сотрудничестве между Союзами писателей России и Казахстана.  
Завершилась Ассамблея совершенно фантастической прогулкой на теплоходе по реке Москве.


Инна БЕЗИРГАНОВА

 
СЧАСТЬЕ ЕДИНЕНИЯ И ЛЮБВИ
https://i.imgur.com/5EHIHSn.jpg
18 июня прилетели участники из Украины. Следом – группа молдован. И понеслось. По 30 июня на Черном море в Шекветили работала Международная Летняя театральная школа в Грузии. Она собрала молодых актеров русских театров Азербайджана, Армении, Грузии, Молдовы, России, Украины, а также изучающих русский язык студентов Гарвардского университета. Проект стал возможен благодаря инициативе Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб» и финансовой поддержке Россотрудничества, Фонда «Русский мир» и СТД РФ.
В своем обращении к участникам Школы руководитель проекта, президент МКПС «Русский клуб» Николай Свентицкий подчеркнул: «Мы постарались использовать все самое важное из бесценного опыта Международной летней театральной школы СТД РФ: насыщенную и интересную программу занятий, высокий преподавательский класс приглашенных специалистов и, конечно, великолепную атмосферу – творческую и дружескую одновременно (хотя, справедливости ради надо сказать, что в Грузии такая атмосфера складывается сама собой)...».
Дыхательные упражнения, работа с интонацией, вибрационныи? массаж, тренинги со скороговорками, и следом – гимнастические этюды, акробатические элементы, обязательные растяжки, сценический бой и еще много чего интересного и необходимого для актерской профессии... Так изо дня в день шли занятия с замечательными мастерами. Сценическую речь вели: Мария Оссовская, профессор кафедры сценической речи Театрального института имени Бориса Щукина; Вера Камышникова, профессор, заведующая кафедрой сценической речи ГИТИСа; Лариса Кайдалова, старший преподаватель кафедры сценической речи ГИТИС; Дарья Казеева, педагог, актриса, режиссер. А занятия по сценическому движению и пластике – профессор Айдар Закиров, заведующий кафедрой сценической пластики ГИТИСа и преподаватель этой же кафедры Рустам Миннибаев.
В течение удивительных 10 дней участники Школы прослушали лекции и мастер-классы лауреата Государственной премии Грузии и премии имени К. Марджанишвили, художественного руководителя театра им. А.С. Грибоедова Автандила Варсимашвили «Шекспир. Интерпретации»; театрального критика, ректора ГИТИСа Григория Заславского «Театр будущего: каким он будет через 10 лет»; историка театра, заслуженного деятеля искусств Украины Бориса Курицына «История Национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки»; искусствоведа Веры Оссовской «Павел Третьяков и его галерея»; народного артиста Грузии и России, лауреата Ленинской премии, режиссера Темура Чхеидзе «Действие на сцене».
22 июня в День памяти и скорби студенты II курса факультета музыкального театра ГИТИСа представили перформанс, посвященный началу Великой Отечественной Войны. А студенты факультета славянских языков Гарвардского университета под руководством Марии Оссовской (Щукинское училище) и Анны Трифоновой (ГИТИС) подготовили литературно-поэтическую композицию «Мне Тифлис горбатый снится...».
И как же без кулинарных изысков? Участники Школы надолго запомнят День Хинкали, когда можно было не только отведать, но и поучаствовать в приготовлении хинкали. Как остроумно отметил актер театра имени Самеда Вургуна Олег Амирбеков: «За время мероприятия «пострадало» более 600 единиц данного блюда». А еще были День барбекю – мастер-класс от студентов-гарвардцев, и День борща от украинских участников.
И вот настал заключительный день занятий, день прощания. «Все... закончилась Международная летняя театральная школа Шекветили-2019!!! Все 10 дней тренинги, пробы, пробы, пробы... творческое вдохновение и импровизации! В добрый путь молодые, радостные, увлеченные профессионалы!..» – опубликовала на своей страничке в фейсбуке Мария Оссовская.
И стало очень грустно. Увы, все хорошее быстро заканчивается. 10 дней – много или мало? Оказалось, что создать атмосферу любви, доверия и единения возможно за десять календарных дней. Особенно, если в одном месте собралась талантливая молодежь и педагоги-профессионалы своего дела.
Григорий Заславский, ректор ГИТИСа: «Поразили американские студенты факультета славистики Гарвардского университета из США, которые вместе с нашими педагогами по сценической речи подготовили программу по поэзии Пушкина и Осипа Мандельштама, ребята из Азербайджана, которые учили армянские песни, а артисты из Армении танцевали азербайджанский танец, русские и украинские студенты и актеры вместе работали над актерскими этюдами. Такое взаимопонимание порой трудно представить, а в Шекветили... это оказалось возможно... Одним из самых ярких впечатлений для меня стали приезд и выступление выдающегося грузинского режиссера Темура Чхеидзе. Эту встречу, думаю, запомнят на всю жизнь и студенты, и молодые актеры. Хотя подозреваю, что некоторые даже не знали, с режиссером какого уровня они повстречались...».
Константин Харет, народный артист Республики Молдова, директор Государственного русского театра им. А.П. Чехова: «Образовательные и творческие программы, которые подготовили и провели педагоги театрального института им. Б.В. Щукина, ГИТИСа, а также прочитанные лекции были информационно и эмоционально насыщенны, познавательны, высокопрофессиональны. Это, несомненно, сослужит хорошую службу молодым артистам в плане их профессионального роста и духовного становления. Творческий обмен, неформальное человеческое общение, знакомство с новой страной, природой, обычаями и искусством необходимы людям театра как воздух».
Борис Курицын, заслуженный деятель искусств Украины: «Вот и закончились дни труда и счастья! Счастье общения с прекрасными, невероятно гостеприимными хозяевами, педагогами, коллегами и неугомонным волшебником, который придумал и воплотил все это – Николаем Николаевичем Свентицким, для которого ничего невозможного нет. Спасибо неутомимому Григорию Анатольевичу Заславскому за прекрасные часы общения... Хочется перечислить всех, но тогда это займет много времени и места... Но есть самое важное – такие встречи, в таком формате очень нужны и для профессии и для человековедения! Я счастлив, что мы все есть и можем встречаться. Долгих и плодотворных лет жизни Школе! Здоровья и долголетия ее вдохновителям и организаторам!!!».
Карен Нерсисян, художественный руководитель Ереванского русского драматического театра им. К.С. Станиславского: «Я очень рад тому, что Школа действительно оказалась очень мощной организацией. Собрать воедино таких профессионалов – это великое дело. Спасибо всем, кто поддержал эту идею. Очень рад, что у нас была возможность общаться с людьми, с актерами из разных стран, разных школ, разных культур. Это невероятно обогащает. Я рад, что нам выпала честь нести знамя нашего театра и нашей страны».
Дарья Казеева, театральный педагог, актриса, режиссер: «Нас объединял русский язык и театр. Обезумевшие от счастья актеры фонтанировали идеями, было жалко тратить время на сон. А вечерами танцевали танцы народов мира – мы были свидетелями истинной акции «Дружба народов». Это был безграничный театр – даже представить невозможно, что такое возможно...».
Адалет Гаджиев, директор АРДТ им. С.Вургуна: «На черноморском берегу, в небольшом курортном городке Грузии нас всех объединил русский язык, русская театральная школа и любовь к театральному искусству. И совсем было неважно, какой ты национальности. Главное – как ты относишься к профессии, как понимаешь задачи современного театрального искусства, насколько твоя сегодняшняя техническая подготовка соответствует требованиям современного театра. Об этом шла речь на теоретических занятиях, этим же занимались и на практических занятиях, обучаясь тем навыкам ремесла, которыми в совершенстве должен владеть актер XXI века. Педагоги не расставались со своими студентами с утра до глубокой ночи. Потому, что процесс обучения не заканчивался после завершения занятий. Он продолжался уже в вольных беседах и спорах...».
Людмила Духовная, народная артистка Азербайджана: «Школа дала возможность не только учиться и обмениваться знаниями, но и, самое главное – она стала территорией добра и любви – пространством Мира, Дружбы и Творчества!»
Оксана Уиллис, директор летней программы Гарварда в Тбилиси, преподаватель Гарвардского университета: «Гарвардские студенты заражаются энтузиазмом, раскрепощенностью и творческой свободой, присущими актерам, и под руководством преподавателей из ГИТИСа и Щукинского училища пробуют свои таланты на сцене. Лагерь создает оптимальные условия для интенсивных занятий по русскому языку и для языкового погружения, поэтому участие в лагере стало важной частью нашей языковой программы. Атмосфера дружбы, любви, любопытства наряду с напряженной учебой и программой профессионального развития помогают всем участникам понять и прочувствовать условность стен между народами».

Соб.инф.
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 14
Воскресенье, 29. Марта 2020