click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Единственный способ сделать что-то очень хорошо – любить то, что ты делаешь. Стив Джобс

Соотечественники

ПОЕЗДКА В ГРУЗИЮ

https://i.imgur.com/ABoiFoT.jpg

С 25 ноября по 4 декабря по приглашению Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб» и его президента, директора Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А. С. Грибоедова Николая Николаевича Свентицкого, и при финансовой поддержке фонда «Русский мир» в Грузии побывала с визитом заведующая отделом культуры Дома русского зарубежья им. А. Солженицына (Москва), доктор филологических наук Татьяна Вячеславовна Марченко. Она приняла участие в культурно-образовательном проекте Русского клуба «Беседы за круглым столом», реализованном этой осенью, выступила с лекциями в Тбилиси и в Батуми.

Как Грузия видится из Москвы? Как жизнь на другой планете, недостижимой и непостижимой, когда отсутствие дипломатических отношений кажется пропастью, через которую нет мостов. Приглашение в Грузию было невероятно соблазнительным, из тех, которыми грех не воспользоваться, и одновременно немного пугающим, вызывающим страхи и предубеждения, замешанные на отсутствии достоверной информации. Предстоящая долгая дорога (просто лермонтовское «Я ехал на перекладных...»), заботы о тестах и кодах, связанных с эпидемиологической ситуацией во всем мире, придавали поездке черты какого-то хождения за три моря. Но все оказалось преодолимо, сотрудники Русского клуба организовали поездку четко и удобно, и вот уже московское промозглое предзимье обернулось теплым тбилисским вечером, и Николай Николаевич Свентицкий выступил нам навстречу из прекраснейшей и древнейшей декорации: курящиеся паром круглые купола Абанотубани, зубчатая стена крепости на гребне скалы и балконы, балконы разбегающихся вверх и вправо улочек. Один из этих балконов наш – гостиница называется «Аивани» (балкон), и захватывающий дух вид на Куру, на платаны, на отвесные скалы, на храм Метехи и царя Вахтанга на коне – тоже наш, в свете дня и в ночной подсветке. Кто входит в сказку, должен быть готовым к испытаниям. Единственным и самым мощным из них стала для нас сила впечатлений; бурю эмоций трудно усмирить и неделю спустя после возвращения в Москву.
Николай Николаевич – подлинный гений места, времени и своего дела. Скорее по его велению, чем по случайному стечению обстоятельств первый рабочий день в нашей поездке поначалу не отличался от московских будней. Было пасмурно, накрапывал дождик, и город мы видели только из окна машины. Подобно утесу в мире бушующих и совсем не безобидных геополитических страстей в здании Русского театра, в свою очередь вписанном в здание торгового центра, укоренился международный Русский клуб и не дает угаснуть российско-грузинским культурно-научным связям. Русский клуб держится на невероятном энтузиазме харизматичного Н.Н. Свентицкого. В его кабинете мы познакомились с его сотрудниками, с журналистами одноименного журнала «Русский клуб», создателями прекрасной просветительской, богато иллюстрированной книжной серии о русском культурном присутствии в Грузии. Мы входили в современную Грузию через историю русско-грузинских отношений, через неразрывность культурных связей, через русский язык, который звучал не только в Русском клубе, но и в гостинице, и в ресторанах, а на улицах – в робких предложениях отправиться на экскурсию: зима, не сезон; в завлеканиях продавцов чурчхел и гранатового сока, в окликах  попрошаек.
Лекция была назначена на вечер 26 ноября. Вам приходилось ехать на лекцию в чужой стране, в незнакомом городе вечером черной пятницы? В магазинах скидки, на дорогах пробки. Тбилиси вытянут вдоль Куры, и если раньше казалось, что он лежит в чаше гор, то сейчас он взбирается по горам и убегает далеко от центра вдоль по течению Куры, где растут новостройки. В городе появились транспортные развязки, они помогают движению, но не могут решить его проблем. А наши спутники, прочно увязнув в пробке, смеются и рассказывают, как упоительно цветет в мае сирень вдоль дороги, по которой мы медленно движемся к цели – секции интересов РФ. Здание есть, а дипломатических отношений нет, только «секция интересов Российской Федерации при Посольстве Швейцарии». Пока наши дипломаты под руководством Руководителя секции Дмитрия Александровича Трофимова помогали подготовить зал технически, а автор этих строк в переживаниях, что никто не придет, пила чудодейственную грузинскую минералку, аудитория неожиданно наполнилась и, принимая во внимание сложную эпидемиологическую обстановку, даже переполнилась. Единственным, кстати, человеком, снявшим маску на далекой от слушателей сцене, была лектор: тбилисцы носят маски даже на улицах.  Первой приехала школьная учительница русского языка, живущая недалеко от знаменитого древнего пещерного монастыря Вардзия. Она ехала четыре часа и эмоционально поведала о разговоре с директором своей школы: «Я поеду! – Нет! – Да!» Но, конечно, в основном аудитория состояла из жителей Тбилиси – и, признаемся прямо, в такой многолюдной и такой благодарной аудитории нам давно не приходилось выступать.
Это были в основном преподаватели русской литературы: русскую литературу по-прежнему (хотя вряд ли в прежнем объеме!) преподают в грузинских вузах и школах, любят и знают. Преподают и литературу русского зарубежья – нам довелось пообщаться не только с преподавателями этой дисциплины, но и со студентами, присутствовавшими на лекции. Завершила встречу профессор Тбилисского государственного университета им. И. Джавахишвили Мария Филина. В ее монологе прозвучала простая мысль, которая объединяла всех собравшихся, – надежда на сотрудничество, на совместные проекты, на научное общение. Здесь гордятся, что в Тбилиси хранится обширная часть архива Бориса Пастернака. Памятник поэту и переводчику уже готов и вскоре будет торжественно открыт в столице Грузии. Хотелось бы находиться в этот день рядом с коллегами-филологами из Тбилиси, провести совместный научный семинар, восстановив прерванные и столь всем необходимые связи. А пока у нас с М. Филиной опосредованные научные связи – вроде полета в Тбилиси из Москвы через Минск: мы обе активно сотрудничаем с филологами Варминско-Мазурского университета (Ольштын); любопытный зигзаг современности – поляки объединяют русских и грузин.
Следующие два дня оказались погружением в грузинскую столицу, в грузинскую древность и ее христианские истоки. Никуда бы мы не погрузились, а бесцельно болтались бы по улицам, церквям и музеям, доверяя сомнительным гидам из интернета, если бы нашим спутником, нашим вожатым (по Пушкину) и Вергилием (по Данте) не стал Саша Сватиков. Александр Ярославович главный редактор  журнала и всех изданий Русского клуба, фотографирует параллельно с вами, но видит Тбилиси в особой оптике, как будто город избрал его для самых своих сокровенных селфи. Прогулка открывала нам двери домов, заводила внутрь дворов и поднимала по лестницам, ошеломляла ведутами невероятного размаха и обзора, приглашавшими в полет, и фокусировала зрение на мелочах, которыми сказочно богата грузинская столица. Саша открыл нам Тбилиси – попробуй теперь вынуть этот город из памяти и из души. Сололаки и Авлабар! Вы отходите от гламурно обновленной улицы на первой линии над Курой, идете среди щебенки, цемента и щурящихся на солнце кошек по пыльным улицам, с обветшавшими, полузаброшенными, но обитаемыми домами, и, сбившись в этом однообразном живописном лабиринте, Саша произносит: «А это улица грузинского царя Соломона…» – и вдруг идущая мимо с продуктовыми пакетами женщина оборачивается и, невзирая на тяжелую ношу, выпрямив стан и приняв гордый вид (о, Ханума!), внушительно произносит по-русски с неподражаемым акцентом: «Это улица писателя Чехова!..»
Шумит осенняя полноводная Кура, а фонтаны в городе высохшие и шуршат опадающей листвой платанов. Платаны необыкновенно украшают город, ровные серо-зеленые стволы возносят купы пламенеющей ржавой листвы. Пролетают стаи голубей, чайки вьются над прогулочными корабликами, ожидая куска предусмотрительно захваченного туристами лаваша, а на лестнице между верхним Вифлеемским и нижним Вифлеемским храмом живет белая утка. Ну, живет и живет – у мусорного ящика клуб кошек, по большим улицам неприкаянно бродят, заглядывая в глаза в напрасных поисках хозяина, чипированные собаки с цветным кружочком в ухе, а здесь – утка. В верхнем Вифлеемском храме замечательные современные росписи, мы поднимаемся (в Тбилиси по улицам не ходят, а поднимаются и спускаются) их посмотреть и проходим под такой ярко-желтой вьющейся кипенью со свисающими стручками, что мне непременно нужно понять – что это? Глициния, – подсказывает идущий в церковь нестарый грузин и потом помогает нам разобрать грузинские имена святых на фресках. А мы снова спускаемся, неторопливо кружим по улицам, звучат такие имена и истории, про которые пишутся толстые тома, – что ни дверь, что ни окно, то громкое имя, русская поэзия в неспешной прогулке, город, разворачивающий улицы, как свитки истории. Один из домов доставляет Саше большую личную боль: долгие годы он был хранителем Дома литературных связей – Пушкинского мемориала. Теперь здесь Кавказский дом – Музей Смирновых, но что-то невесело смотрит этот отреставрированный немецкими доброхотами особняк и не сверкают огнями его окна, приглашая зайти. Листья шуршат, мимо бежит чипированный пес, замедляет шаг в надежде, что мы и есть те хозяева, в поисках которых напрасно день-деньской он проводит на улицах. Что ему брошенная кость! Ему нужен друг. Мы многое видим, запоминаем – и в прогулках, и в разъездах по грузинской столице нам открываются ее контрасты, за стройками – разруха, за туристическими тропами – рубище повседневности, покосившихся гниющих стен, аварийной застройки исторических кварталов... Тбилисцы же ими дорожат, зачарованные легендарной стариной.
Когда стоишь у древнего храма Джвари – вернее, противостоишь сокрушительной, какой-то первобытной силе ветра, когда за твоей спиной сдвигаются горы, а перед потрясенным взором «сливаяся, шумят, / Обнявшись, будто две сестры, / Струи Арагвы и Куры», на месте их слияния лежит, как на ладони, Мцхета – древняя столица Иверии и видны ее храмы, связанные с крещением страны в IV веке, а дальше к горизонту синеют мягкие очертания других гор, то перехватывает дыхание от всей этой предвечной красоты, от первозданности мира в его чистоте и непорочности. Но первое, что заставляет ахнуть, – это то, что «струи» разного цвета, буро-серая – Арагви, бирюзовая – Мтквари (Куры). Спускаясь в долину, возвращаешься к живой жизни, и забавной, и печальной: миновали памятник Лермонтову, вокруг которого уютно расположилось стадо овец под водительством пастуха в папахе и бурке; подошли к Светицховели под неустанное зазывание экскурсоводши в меховой шапке: экскурсии она готова была вести на всех мыслимых языках и так настырно доказывала свое первородство местного гида, что колоритные дамы, оккупировавшие паперть, попросили ее убраться, да и церковь заодно с собой прихватить, но только не мешать им работать – собирать подаяние (перевод Саши, интерпретация моя); а в церкви монастыря Самтавро к мощам Гавриила очень солидный и очень серьезный мужчина принес большую, богато разукрашенную икону и долго стоял с ней в приделе… Хотелось от всего сердца пожелать ему исцеления близких, о котором он, видимо, просил; всем нам хотелось вымолить мира и добра у древних сохраненных святынь… И храмы плывут в веках каменными молитвами. У нас одна вера, и одни святые, и не было церкви в Грузии, куда бы мы зашли и не увидели русского старца Серафима Саровского; а мою свекровь звали Ниной... Четверть часа езды и вновь шумит разноязыкая толпа, постоянно мелькают хиджабы, много туристов с Ближнего Востока, халяль теснит в меню традиционные грузинские блюда.
Нам повторяли, как мантру: вам надо съездить в Батуми, непременно в Батуми. Ни на что не похожий, в архитектурном буйстве, даже в легком, но простительном для курорта помешательстве форм, линий, стилей, с чудесами зодчества на каждой улочке старого города и в стеклобетонных причудливых громадах между прибоем и приморским бульваром, Батуми должен был нас очаровать, и ему это вполне удалось. 2 декабря, решив, что вдоволь усладила нас мягким теплом, природа разверзлась хлябями небесными и обрушила на Черноморское побережье мощный шторм: зима! «Дождь в Батуми – это не новость!» – улыбались школьные учителя русского языка и литературы на нашей встрече. Почему встреча не с преподавателями университета Аджарии? Потому что русистика как дисциплина исчезла из него три десятилетия назад. Для многонационального, к тому же курортного города это был не самый разумный шаг. Любопытно, что молодые работники ресторанно-гостиничного бизнеса либо говорят и по-русски, и по-английски, либо уж не знают обоих этих языков, но русского не знают не столь категорично. После лекции учительницы разговорились сами, и им было много что сказать. Батуми – это Лас-Вегас в субтропиках у теплого моря, поражающий невероятными шедеврами современной архитектуры, и одновременно – город контрастов, где идет скромная будничная жизнь, в том числе учителей-словесников. Небольшие зарплаты, непопулярная специальность. И тут, как deus ex machina, является минувшим летом Николай Николаевич Свентицкий и организует Летнюю школу для учителей русского языка и литературы: роскошный отель у пены прибоя, великолепная кухня, незабываемые встречи и мастер-классы, драгоценные подарки – учебная литература. На отсутствие книгообмена жаловались и в столице Грузии, но там речь шла о научной литературе. А здесь произошел неожиданный поворот: «Зачем нам учебники по РКИ? У нас русский идет не как иностранный – мы преподаем родной язык!» Признательность за российскую помощь (Русский клуб организовал ее через Россотрудничество) была безмерной и совершенно искренней. Учительница из Поти Евгения Зоидзе сообщила, что сама едет в Москву в декабре как победитель одного из конкурсов для русистов – она успешно участвует во многих начинаниях и уже получала награды и премии, в том числе за эссе ко Дню Победы. Своими успехами она гордится; мы пригласили Евгению в наш музей (если будет время в плотной московской программе) и пожелали дальнейших успехов. А еще выслушали рассказ преподавателя Батумской немецкой гимназии: девятиэтажное здание, престиж обучения, высокий конкурс – школа создана и функционирует благодаря щедрым дарам Германии. Но у Елены Качеишвили есть мечта: свозить своих учеников в Эрмитаж. Как немного порой требуется…
О чем говорили залы в Тбилиси и Батуми самим присутствием собравшихся в нем людей, их желанием подойти, поговорить, сделать фотографию на память, просто постоять рядом? О том, что мы очень соскучились друг по другу, по взаимному присутствию в жизни друг друга. В школах преподают русский язык. Я охотно допускаю, что далеко не во всех школах и не по всей стране, хотя меня уверяли в обратном. Но – преподают, а значит, нужно обмениваться учебниками и новыми методическими разработками, нужно проводить мастер-классы учителей, нужно дать возможность детям общаться с ровесниками. Или естественное желание свозить детей в Эрмитаж. Поездка в Петербург способна совершить настоящий переворот в душе подростка – не только из грузинской столицы, но и русского провинциального тинейджера. Для вузовского преподавания не менее важно научное общение, обмен идеями, лекции, семинары, конференции, круглые столы. Форматов для оживления научных контактов много, нужен лишь небольшой импульс, чтобы «процесс пошел», чтобы установились столь необходимые для высшей школы контакты. В здании консульства прекрасный конференц-зал, а в фойе Русского театра можно размещать любые тематические выставки: любую экспозицию можно перевести «в цифру» и в копийном варианте знакомить с различными российскими историко-культурными проектами. И я вновь с признательностью вспоминаю настойчивость уговаривавшего меня приехать Н.Н. Свентицкого – как я обделила бы себя, не побывав в Грузии. И как здорово, что это не было туристической поездкой, что я увидела и услышала людей, которым нужны контакты с Россией, нужно общение, узнавание и воспоминание. В Тбилиси народ по-столичному сдержан, а в Аджарии таксисты, продавцы, прохожие на улицах неоднократно в случайных беседах давали нам прямо понять – не в разрушении связей с Россией видят они будущее своей страны.
Вокруг все время была такая красота догорающей пламенной осени и проступающей зимней графики, что все это хотелось впитать, запомнить, длить и длить очарование. Не хочется думать о грустном. Единственный раз я была в Тбилиси в середине 80-х, совсем еще юной. Тогда мы упивались апрельским теплом, цветением миндаля, гуляли по центральным улицам с нарядной публикой, наслаждались неизменно щедрым гостеприимством, но не оставляло странное томительное чувство. Мы были тогда в своей стране – но уже чувствовали ее чужой. Грузия копила силы, чтобы оттолкнуться от России, оттолкнуться с неожиданной силой... Грузия была нашим праздником, нашей любовью – безоглядной, доверчивой, беззаветной. Мысли и разговоры о случившейся катастрофе – как же иначе назвать этот разрыв многовековых связей двух православных соседних стран? – неотступно сопровождали нас в поездке. Долгий путь из Тбилиси в Батуми и обратно, пейзаж как лента кинематографа за окном, туманно-дымчатый с проблесками рек по дороге к морю, алмазно-солнечный с сахарно-белыми грядами гор на возвратном пути в столицу. Полузаброшенные, полуразрушенные дома, полощется на ветру ветхое тряпье, коричнево-рыжими шарами мелькает в палисадниках хурма. И бередят неотступные мысли, не старые обиды или новые притязания, а извечная русская крепость задним умом: что мы сделали не так, когда произошел тот надлом, который разверзся пропастью в наших отношениях? Я не о последних годах с известными событиями, а о том, что предшествовало 91-му году. Не слишком ли сильно и жертвенно мы любили? Когда сама любовь стала ненавистна, когда любой добрый жест воспринимался как свист хлыста, вызывая неожиданную ответную реакцию? Воистину, мы жили тогда на планете другой…
Вечером накануне отъезда нам повезло оказаться на предпремьерном показе в театре Резо Габриадзе: мастера не стало летом, его сын Лео продолжает вести прославленный во всем мире Театр марионеток. Премьера «Альфреда и Виолетты», полностью переработанного спектакля сорокалетней давности, возвращает в Тбилиси 1991 года. Нравится вам такая театральная эстетика или нет, но к финалу вы измучены от переживаний и поражаетесь внезапной его светлой интонации: свадьба – делу венец. Пьеса мастера переведена им самим на русский язык и озвучена голосом одного из артистов Русского театра; все причастные очень волновались – хорошо ли нам было слышно, не фонило ли в наушниках… Иногда я слушала одним ухом аутентичное звучание на грузинском языке, а из русского текста уже включила в свою речь целый ряд искрометных цитат. У Резо Габриадзе было, как рассказал Лео, два любимых персонажа – самолетик и «паровоз Серго Орджоникидзе» (говорящий по-русски голосом С. Гармаша); и я тоже влюбилась в них. Как нежно обнимала Виолетта самолетик, увозящий в Италию ее Альфреда (а как он там, с хором местных антиков, пел грузинские песни, собирая монетки в картонный стаканчик!), и как радостно кружил этот маленький белый самолетик родом с довоенных открыток в светлом финале… Наутро мы промчались на автомобиле по улицам Леха Качинского и Джорджа Буша (старшего или младшего?), и самолет Белавиа взял курс между Эльбрусом (Шат-горою) и Казбеком над толпою соплеменных гор, кружным путем отправляясь в Москву через Минск, а мечталось над этими сверкающими снежными грядами о рейсах, напрямую соединяющих столицы Грузии и России.   
Россия и Грузия – это не разные планеты. И пусть там шуршит пламенно-рыжая листва на платанах, кошки нежатся на декабрьском солнце, и оранжевая хурма заменяет шары новогодней елки, а у нас от моря и до моря снега и морозы пришли на долгие месяцы. При чем тут политика? Нам интересно друг с другом, и в науке или культуре мы говорим на одном языке. Я все ищу и ищу каких-то нужных слов и правильных мыслей, листаю книжки из серии «Русские в Грузии» и вдруг понимаю, что я читаю их взахлеб одну за одной. Где же ответ – у защитника всех обиженных Льва Толстого, у знатока сонетов и сонетослагателя Константина Герасимова, у «совсем необыкновенных» Зинаиды Гиппиус и Дмитрия Мережковского – моих героев, знаменитых представителей русского зарубежья?.. Да, ведь и тогда, сто лет назад, случилось непоправимое, и больше полувека прошло, прежде чем мы начали собирать камни, и только тридцать лет назад стали возвращать наследие эмиграции, связывать порванную нить живой традиции. С чужбины Марина Цветаева писала Борису Пастернаку: «Не рассорили – рассорили, / Расслоили…» Воистину: был сплав культур, единство истории, одни стихи и одни герои… «Цвет небесный, синий цвет / Полюбил я с малых лет…» – читали мы наизусть и разве задумывались, на каком языке это было написано, на какой переведено? Это была наша общая поэзия, на разных языках – но на одном поэтическом, всем внятном и всеми любимом. И школьный курс пушкинской поэзии неизменно начинается с таинственной лирической грусти: «На холмах Грузии лежит ночная мгла…» Может быть, я не могу пока сформулировать, но я знаю, я чувствую – моя встреча с Грузией состоялась, и мне просто хочется, чтобы опять мои соотечественники влюблялись в Грузию, приезжали сюда за вдохновением, за красотой, за теплом этого края и живущих в нем людей. И моя поездка для меня теперь незабвенна.
Пишу эти строки, а за окном сыплет и сыплет снег, и душа отзывается неповторимым голосом Нани Брегвадзе «Снегопад, снегопад, / Не мети мне на косы…»
Печаль моя светла…
Выражаем самую искреннюю, самую сердечную признательность принимавшей стороне: такой блестящей организации, такой тщательной продуманности всей программы вплоть до самых мелочей, такой пунктуальности и такого щедрого праздничного гостеприимства нам не приходилось встречать никогда и нигде – подтверждаем это со всей ответственностью. Мы не сможем упомянуть всех, кто ухаживал за нами с самого первого шага (выбора авиарейса с непростыми пересадками) и до посыпавшихся эсэмэсок с вопросом «как долетели» в момент, когда, разнеженные югом и солнцем и уже вкусив московского мороза и снегопада, мы поставили дома тяжеленные чемоданы с книжными и иными дарами щедрой Грузии. Спасибо вам: Николай Свентицкий и Дмитрий Трофимов с сотрудниками, Александр Сватиков, Зураб, Алена, Лали, Темо, Мераб... До встречи!


Татьяна Марченко

 
СИНТЕЗ КУЛЬТУР В СЕРДЦЕ ГРУЗИИ, ИЛИЭКСПРЕССИЯ И ДУША В ОДНОМ ФЛАКОНЕ

https://i.imgur.com/ajHLyHJ.jpg

Будучи студенткой Московского театрального вуза «Школа-студия МХАТ при МХТ им. А.П. Чехова», я была направлена на практику в Тбилисский государственный академический русский театр им. А.С. Грибоедова.
Как студентка продюсерского факультета, я с самого начала имела непосредственное представление о том, как устроен театр в России, но устройство театрального мира в Грузии оставалось для меня загадкой. Выбор театра им. Грибоедова был неслучайным. Несмотря на то, что мои родственники живут в Грузии, я не располагаю языковыми знаниями в должной мере, однако театр является русским, соответственно, острой необходимости в знании грузинского языка не оказалось.
Таким образом, проблема решилась сама собой в тот момент, когда я узнала, что в Тбилиси есть русский театр. Раздумывала я недолго: на следующий же день объявила мастеру курса М.Д. Литваку о своем желании поехать на практику в Тбилисский государственный русский театр им. А.С. Грибоедова.
Я позвонила в театр не без волнения и на одном дыхании выпалила: «Здравствуйте, меня зовут Кира. Я студентка Школы-студии МХАТ. В нашем институте в феврале наступает время практики, и я хотела бы узнать, возможно ли пройти ее у вас?». Мне дали личный мобильный номер телефона директора театра Н.Н. Свентицкого и я, набравшись смелости, позвонила ему.
Все произошло так быстро и легко, что мое волнение испарилось, будто его и не было. В течение двух месяцев, предшествовавших поездке, я с нетерпением ждала начала практики, волновалась, так как не имела представления о том, что меня ждет. Но все равно была очень рада: ведь теперь я смогу не только практику пройти, но и родственников навестить!
Когда наступил день вылета, я не находила себе места от нетерпения. 6 часов полета показались мне минутами, и вот я выхожу из аэропорта им. Шота Руставели...
В первые дни я просто любовалась городом. До этого мне еще не приходилось бывать в Тбилиси. В основном я ходила по туристическим местам: крепость Нарикала, площадь Свободы, монумент «Мать Грузии», парк Рике и мост Мира… Все казалось мне интересным, я будто бы становилась частью истории.
Так незаметно настало время встречи с Николаем Николаевичем – директором театра. Наше знакомство было очень приятным, и, как оказалось, в театре такие мероприятия, как «студенческая практика» до сих пор не проводились: можно сказать, я оказалась первопроходцем. Николай Николаевич передал меня заведующей литературной частью Нине Шадури, и так началось мое знакомство с театром. Сначала мы выделили ключевые моменты моей практики, а потом я познакомилась с главным администратором Жанной Новиковой, заведующим постановочной частью Александром Цветковым, заведующей музеем Инной Безиргановой, коллективом журнала «Русский клуб» и его главным редактором Александром Сватиковым.
В первый день Александр Цветков провел экскурсию по театру, сводил на колосники, показал «карманы» сцены, а также рассказал, как весь этот механизм работает и живет.
Во время практики мне посчастливилось побывать на самой первой читке пьесы «Иван Васильевич меняет профессию», и я еще никогда не видела, чтобы режиссер и актеры так понимали друг друга – буквально с полуслова. Мне даже выпала возможность немного проявить себя и оказать небольшую помощь в работе над текстом.
Также удалось пообщаться с заведующей труппой Анной Николава, которая рассказала о тонкостях своей профессии.
Каждый день я выполняла небольшие поручения и общалась с заведующими разными цехами. А по окончании рабочего дня всегда было очень приятно прогуляться по вечерним улицам города...
Ближе к концу недели работа становилась все более интересной и насыщенной. Спектакли по особой театральной специфике шли только три дня – по пятницам, субботам и воскресеньям. И в это время я работала в службе главного администратора: проверяла билеты, принимала верхнюю одежду в гардеробе, дежурила в зале.
Самый первый спектакль, который я увидела – «Я – Николай Гумилев!» в постановке Левона Узуняна, с которым накануне спектакля мне посчастливилось познакомиться и пообщаться. «Я – Николай Гумилев!» – моноспектакль в исполнении Иванэ Курасбедиани, раскрывающего личность поэта и его биографию с абсолютно новой стороны.
На спектакле «Английский детектив» по пьесе Агаты Кристи «Мышеловка» мне выпал шанс поработать с реквизитом под руководством Веры Саришвили. Как оказалось, за реквизитом не так уж и легко следить. Перед каждой репетицией, которая предшествует спектаклю, весь реквизит уже должен лежать на своих местах, а после показа должен быть оперативно собран и убран на место.
Все спектакли, которые я посмотрела в этом театре, тронули меня до глубины души. Хочется особо выделить постановку «А.Л.Ж.И.Р», он же «Акмолинский лагерь жен изменников Родины». Тяжелые судьбы сильных женщин в исполнении прекрасных актрис театра им. А.С. Грибоедова затронули самые тонкие струны моей души.
Незаметно подкравшийся конец практики застал меня врасплох. Две недели, казавшиеся мне достаточно большим сроком, пролетели с бешеной скоростью. Мне хотелось оттянуть момент отъезда, ведь я совершенно не хотела прощаться.
Надеюсь, в дальнейшем наши пути еще не раз пересекутся. Мне посчастливилось познакомиться с очень гостеприимными, открытыми, доброжелательными людьми, отличными профессионалами. Благодаря им я уехала обогащенная не только знаниями, но и подарками, которые будут напоминать мне об этом прекрасном времени.


Кира Ерициди

 
СООТЕЧЕСТВЕННИЦЫ И ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ПОКОЛЕНИЙ

https://i.imgur.com/fg1cMOm.jpg

В Москве состоялась Всемирная тематическая конференция российских соотечественников за рубежом «Соотечественницы и преемственность поколений». В работе конференции приняли участие 155 делегатов из 93 стран, в том числе и из Грузии, члены Федерального Собрания РФ, руководители и представители федеральных и региональных органов исполнительной власти, известные женщины России из числа политических, общественных деятелей, предпринимателей, преподавателей-русистов, ученых, а также журналисты.
Министр иностранных дел РФ, председатель Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом С.В. Лавров направил приветственное послание участникам конференции, которое огласил заместитель главы МИД А.Ю. Руденко. В тексте приветствия говорится, что «трудно переоценить вклад соотечественниц в обеспечение преемственности поколений, сохранение русского языка и культуры в семьях, воспитание детей в духе любви к исторической родине». Кроме того, министр отметил, что в рамках конференции «предстоит серьезный разговор об актуальных проблемах российских общин – от защиты прав до противодействия фальсификации истории». «В фокусе особого внимания – подготовка мероприятий, посвященных празднованию 75-летия Победы в Великой Отечественной войне», – подчеркнул С.В. Лавров.
Открывая конференцию, Председатель Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации В.И. Матвиенко отметила, что женщины возглавляют порядка 70 процентов координационных советов соотечественников за рубежом, являются объединяющей силой русскоязычных общин, а также проводниками российских духовных и культурных ценностей. В своем выступлении она подчеркнула, что законодатели намерены продолжать работу по поддержке русского языка. Валентина Матвиенко обратила внимание на то, что в условиях текущей ситуации на международной арене крайне важно рассказывать правду о России, российской истории, правду о русских людях. «Мы считаем, что настало время придать импульс международному движению соотечественниц. Русские женские общества за рубежом могут сыграть важную роль в наведении мостов дружбы между государствами, в укреплении доверия и взаимопонимания, защите прав и интересов соотечественников и друзей нашей страны. В связи с этим заслуживает поддержки инициатива по созданию международной организации русскоязычных женщин с ее последующей интеграцией в уже существующие женские дискуссионные площадки», – заявила В.И. Матвиенко.
В приветственном слове Министр просвещения РФ О.Ю. Васильева подчеркнула, что «российская школа в самые сложные периоды истории нашей страны опиралась на женщин». Она сообщила, что инициированный Советом Федерации гуманитарный проект, в рамках которого российские учителя преподают различные предметы на русском языке в зарубежных школах, набирает обороты, и на сегодняшний день более 60 педагогов из России, большинство из которых женщины, работают в Таджикистане и Киргизии. В 2020 году учителя из России поедут во Вьетнам, Сербию, Монголию и Бельгию.
В ходе конференции выступили: уполномоченная по правам человека в РФ Т.Н. Москалькова, председатель Комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Государственной Думы России Л.И. Калашников, председатель Общегерманского координационного совета российских соотечественников Л.Г. Юрченко, заместитель спикера Совфеда Галина Карелова, губернатор Югры Наталья Комарова и др. Русскую Православную Церковь представляли руководитель Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям митрополит Корсунский и Западноевропейский Антоний и сотрудник Секретариата по делам дальнего зарубежья Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата иеромонах Кирилл (Перегудин), который огласил приветствие председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона в адрес участников конференции.
Состоялись панельные дискуссии «Соотечественницы и сохранение идентичности» и «Женщины в XXI веке», работали секции «Защита законных прав и интересов соотечественниц за рубежом и консолидация общины», «Воспитание молодого поколения соотечественников», «Современные коммуникационные средства и женские сообщества», «Борьба за историческую правду», «Русский язык как фактор самоидентификации российского соотечественника», «Женщины делового мира».
В ходе панельной дискуссии «Соотечественницы и сохранение идентичности» руководитель Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничества) Элеонора Митрофанова особо отметила, что среди ключевых направлений работы организации на следующий год – проекты, приуроченные к 75-летию Победы. Так, в настоящее время уже сформированы базовые материалы – документальные и художественные фильмы с субтитрами на иностранных языках, а также выставка, которая будет разослана в посольства и представительства. Э. Митрофанова призвала в ходе каждого зарубежного визита в составе официальных делегаций возлагать цветы к памятникам советским воинам, отдавая таким образом им дань памяти и уважения. «Причем нужно стараться делать это с местными жителями», – подчеркнула она.
Директор Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына Виктор Москвин отметил, что история России, история русского зарубежья – это одна единая история самого большого разделенного народа в Европе. «Более 30 миллионов человек оказались за пределами родины», – сказал он.
По итогам конференции был подписан протокол о сотрудничестве между Советом Евразийского женского форума при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Всемирным координационным советом российских соотечественников. Участники форума приняли решение присоединиться к деятельности Евразийского женского форума и проработать вопрос о создании международной неправительственной организации русскоговорящих женщин в целях развития связей между женскими сообществами соотечественниц по всему миру.
Работа конференции завершилась награждением активных соотечественников и принятием итоговой резолюции.

 
АКТРИСА НАВСЕГДА

https://i.imgur.com/LDzB4q4.jpg

Жизнь и судьба Татьяны Дербеневой – это замечательный пример того, как в русской актрисе никогда не заканчивается русский театр, вне зависимости от того, в какой стране она живет и на какую сцену выходит.
Выпускница театрального училища им. Щепкина, она была принята в труппу театра «Ленком». Играла в спектаклях «Парень из нашего города», «Тиль», «Иванов», «В списках не значился», «Юнона и Авось» и др. С 1992 года живет в Копенгагене, где организовала Датско-российский театр «Диалог» и Детскую театральную студию. Референт по культуре Российского Центра науки и культуры. Продюсер в программе «Культурный Мост – Дания – Россия».
В Год театра Татьяна Дербенева провела в Копенгагене «Парад русских театров в Дании» – замечательный проект, в рамках которого в столицу Дании приезжали театры из России, Болгарии, Израиля и Грузии. Тбилисский русский театр им. Грибоедова с успехом представил моноспектакль Иванэ Курасбедиани «Я – Николай Гумилев!» в постановке Левона Узуняна.
Татьяна Дербенева – само очарование и большой талант. Но разговор с потрясающей актрисой мы начали с вопросов финансовой поддержки. А что делать? Русские театры зарубежья во многом живы только потому, что бескорыстные подвижники и энтузиасты вкладывают в них не только свою душу, свой дар, но и собственные средства. При этом их достижениями гордится весь русский мир, а Российские центры, взимая с театров арендную плату, ставят себе «зачеты» за мероприятия, организованные и проведенные русскими театрами. Есть в этом какая-то дисгармония, не правда ли?
«Парад русских театров» – чтобы каждую субботу каскадом в течение всего года к нам приезжали русские театры из разных стран. Приехали театры из Израиля, Болгарии, Ульяновска, Грузии, подмосковного города Одинцово – очень интересный любительский театр.

– В Российских центрах в мире работает три театра – в Будапеште, Софии и Копенгагене. На коммерческих условиях, конечно, – сразу же объяснила Татьяна Максимовна. – Так что не путайте театр «Диалог» с Российским центром. Мы здесь просто базируемся.

– Кто помогает вашему театру?
– Россотрудничество, при поддержке которого мы недавно провели замечательный Детский фестиваль. Союз театральных деятелей во главе с Александром Калягиным – благодаря его помощи состоялся спектакль «Моя любовь – Антон Чехов» в постановке израильского режиссера Ильи Боровицкого. Хорошо сказала Зинаида Зихерман (она руководит Русским театром в Будапеште), выступая на съезде Ассоциации деятелей русских театров зарубежья: «Посмотрите, сколько нас – сумасшедших». Министерство культуры России иногда оплачивает приезд к нам «звезды» – артиста или певца. Это прекрасно, но ведь театры состоят не только из звезд, особенно зарубежные. Если бы нам помогали, то мы сами могли бы делать гораздо больше. Мы не просто бьемся. Мы занимаемся подвижническим, я бы даже сказала, просветительским делом. Вспоминаю, например, вечер к юбилею Марины Цветаевой «Марина. Союз одиночеств», на который неожиданно пришло много молодежи. Я читала стихи, рассказывала о жизни Цветаевой и заканчивала ее предсмертным письмом. Смотрю – плачут. Потом они подошли ко мне, благодарили. Оказалось, молодые люди ничего про нее не слышали и не знали, хотя это русскоязычные подростки из смешанных, датско-русских семей. Так что наше дело действительно просветительское. А вот артисты Детской театральной студии, которые, можно сказать, выросли в театре, знают много. Они уже увлеклись театром, и это увлечение не пройдет впустую. Представьте, у нас есть спектакль «Проделки Бабы Яги», в котором играют три поколения артистов! Недавняя премьера – спектакль «Контакт». В пьесе показана проблема современных детей, которые умеют общаться только через мобильный телефон или компьютер и вот-вот разучатся общаться вживую. По сюжету герой никак не может оттащить девочку, в которую влюбился, от компьютера. И мы решили, что он должен придумать что-то особое и придумали собственную концовку, согласовав ее с автором. В финале молодой человек приглашает возлюбленную и всех друзей в городской парк на день рождения. И вот эти дети начинают собираться и узнавать друг друга вживую... Потом кто-то говорит: «Ой, смотрите, родители идут». Я заставила всех родителей выйти на сцену: «Ничего не надо делать. Просто подойдите к своим детям, обнимите и идите на поклон». И они это сделали под прекрасную музыку Шопена. В зале все плакали. Любите своих детей и своей любовью оторвите их от экранов – вот что мы хотели сказать.

– На «взрослой» сцене вы играете не менее трогательные истории…
– Например, «Старомодную комедию». Мы ее играем с замечательным актером из Самары Алексеем Якиманским. Это пронзительная человеческая история, жизнь двух одиноких людей, которые очень много в своей жизни потеряли. Когда я написала сыну Алексея Арбузова о том, что у нас нет денег, чтобы платить авторские, он ответил: «Таня, я все прекрасно понимаю, играйте!»

– Вы говорите с улыбкой, но ведь это адский труд, почти битье рыбы об лед.
– Да ведь я не одна такая. Мы с коллегами иногда друг другу в телефонную трубку с отчаянием признаемся: «Что делать? Не знаю, где достать денег!» Плачем, плачем, а потом вдруг удастся заработать немного денег озвучанием, и можно начинать новый проект. Мне повезло – у меня очень хороший муж, который с пониманием относится к тому, что я трачу на театр собственные деньги.

– Давайте вернемся к началу. Почему в свое время вы захотели стать актрисой и выбрали именно Щепкинское училище?
– Я хотела быть актрисой изначально, была очень настойчива и поступала везде и всюду. Поступила одновременно во ВГИК и в Щепкинское. Театром мне хотелось заниматься больше. Училась хорошо, получала повышенную стипендию, потом вышла замуж и уже на втором курсе родила ребенка. Очень трудно было, даже вспоминать страшно...

– Представим читателям вашего первого супруга?
– Актер Алексей Золотницкий. Работал в театре Маяковского, в Табакерке.  Нельзя не сказать слов благодарности в адрес Олега Павловича Табакова – когда Алексей заболел, он заказывал ему машину для каждого спектакля и даже придумал роль, которая была Алексею по силам. Не каждый художественный руководитель так поступит. После училища я получила свободный диплом, моталась по театрам, показывалась. Это было мучительно. И тут надо отдать должное Алексею – он мне для Ленкома поставил такой показ, что, кажется, я никогда не играла лучше. Сначала шел драматический кусок «Раскольников и Соня», потом какая-то безумная гротесковая комедия, а затем водевиль, где я пела и танцевала. Принимала показ Софья Гиацинтова, и ее оценка была очень лестной. На следующий год в театр пришел Марк Захаров, а Алеша как раз поставил со мной небольшой мюзикл. И когда Марк Анатольевич увидел этот спектакль, то пригласил его на работу в качестве режиссера. Алеша отказался, он хотел быть артистом, остался в том театре, где служил, и дальше его судьба складывалась чисто актерски.

– Кого вы считаете своим учителем?
– Марка Захарова. Я его обожала всегда. Мне очень нравится, что театр Захарова не только динамичный, но и интеллектуальный, что, кроме эмоций, в его спектаклях всегда присутствуют глубокие смысловые ассоциации. Какие потрясающие люди работали с Захаровым! Вехи нашей культуры! Юрий Визбор. Юлий Ким. Геннадий Гладков, который сочинял на наших глазах. Андрей Вознесенский… А Гриша Горин? Я не фамильярна, он для всех был Гриша Горин. Когда я только приехала в Данию, то пригласила его выступить в Центре науки и культуры. Он сразу согласился. Какой это был чудесный вечер! А потом мы строили планы, договорились, что ближе к осени он с женой Любой снимет здесь дачу… «Только вы нас не бросайте, – говорил Гриша, – будьте рядом, мы ведь ни на каком языке не говорим». И вдруг в июне 2000 года мне звонит сын, он работал на телевидении. «Мама, тут сводка пришла – умер писатель Григорий Горин». – «Да нет, невозможно, это, наверное, однофамилец». Но может ли быть еще один писатель Григорий Горин? Я позвонила Мише Мишину и Тане Догилевой – они ничего не знали… Гриша накануне был в Ленкоме, а ночью умер от инфаркта… Это был такой страшный удар! Мы провели вечер памяти – показали фильм «Веселый грустный человек Григорий Горин», читали рассказы Гриши, мои студийцы сыграли сцену из «Тиля». Второй вечер памяти у нас сделал Юрий Векслер, журналист и режиссер, друг Гриши… А Люба так и не смогла жить без Гриши. Царствие им небесное…

– Спектакль «Тиль», поставленный по пьесе Григория Горина, действительно стал «бомбой»?
– Конечно! Знаете, в советские времена театру было интереснее работать. Второй план. Необходимость намекать, давать понять, обходить запреты. «Тиля» мы сдавали бесконечно, его не принимали. Мы даже шутили – когда будем отмечать сотую сдачу? Спектакль начинался словами: «Ах, эти средние века, – Судьба народа нелегка! Мы все сегодня под пятой у инквизиции «святой». Конечно, это не могло понравиться комиссии. Время было сложное, но для театра открывались огромные горизонты. На спектакль попасть было невозможно! А уж когда вышли «Звезда и смерть Хоакина Мурьетты» и «Юнона и Авось» …   

– Легко было работать с Захаровым?
– Мне – очень легко. От него шел такой горячий импульс! Это очень важно. Как он точно угадывал природу актера, его мышление! Для Марка Анатольевича очень большое значение имел застольный период. Мы разбирали за столом все, что только можно было найти в персонажах, их взаимоотношениях. И когда уже с готовым текстом выходили на сцену, знали, про что играем.

– У вас есть любимая роль в Ленкоме?
– Варя в спектакле «Парень из нашего города». Это был эскиз прошлого – наивного, милого, с прелестными очаровательными людьми. Очень люблю Калекен в «Тиле», Сашу в «Иванове». Во второй половине 1970-х Марк Захаров поставил спектакль «Ясновидящий» по Фейхтвангеру. Сейчас его мало кто помнит, к сожалению. Между прочим, главную роль там играл Арчил Гомиашвили. У меня была довольно большая, интересная роль секретарши Кэтэ Зеверин…

– Читатели мне не простят, если я не попрошу вас поделиться воспоминаниями о легендах Ленкома.
– Евгений Павлович Леонов – невероятная глыба. Нравственная, человеческая, актерская. Татьяна Ивановна Пельтцер… Она страдала от одиночества и все время нам говорила: «Девки, рожайте! Посмотрите на меня, старую клячу. Придешь домой, а там четыре стены – и все». А как она умела хулиганить! Идем в бухгалтерию за зарплатой, Татьяна Ивановна говорит: «Девки, вы целый месяц вкалываете за копейки, а у «Метрополя»-то больше дают!» Мы, конечно, хохотали… Саша Абдулов – потрясающий артист, и чем старше он становился, тем интереснее. Главной его чертой была жертвенность – и актерская, и дружеская. Ради друзей он был готов на все. Расскажу эпизод. Мы играли концерт накануне Нового года. Заснеженная Москва. Он меня подвозит домой по Кутузовскому. «Что же у нас за жизнь? – говорю я. – 30 декабря, а у моего ребенка еще елки нет». – «Елки нет?!» И он тут же разворачивает машину, и мы едем за елкой. Подъехали к Центральному рынку. Он куда-то пошел, приволок огромную елку, прищемил багажником, и мы ее волоком везли по всей Москве. Такое только Абдулов мог сделать… Олег Янковский был очень избирательный, сдержанный, защищенный своей аурой. Мы часто ездили на выступления втроем – Олег Иванович, Саша и я. Помню, выступали в Туле. Отыграли, а уехать не можем – размыло железнодорожные пути. А утром в театре репетиция. Что делать? Все решения у нас принимал Олег Иванович. Он решил взять такси. Мы поехали из Тулы в Москву на такси и потратили весь свой гонорар. Коля Караченцов… Он был необыкновенно внимательным – не поверхностно, а по-настоящему. Он приехал сюда, в Копенгаген, с творческим вечером и сделал все, чтобы поддержать меня. У него никогда не было звездной болезни, он был очень умным артистом и глубоким человеком.

– Расскажите о вашем супруге, Стэне Якобсене.
– В молодые годы он успешно работал в Москве, в скандинавской редакции издательства «Прогресс» и не собирался уезжать. Переводил на датский язык труды Брежнева, был членом компартии Дании…

– А чего это он?
– В Дании была очень мощная компартия. Стэн, как многие молодые люди в Европе, был очень увлечен идеями социализма, коммунизма. Приехал в Россию учить русский язык, учился в Высшей партийной школе. А потом пришел момент, когда преломилось и надломилось все… Познакомились мы случайно, у общих знакомых. Иногда виделись, он приходил на спектакли, провожал. Никакого романа не было, все по-дружески. Приятное общение с милым молодым человеком, ничего более. В один прекрасный день он говорит: «Приехала моя тетя, приходите ко мне в гости». Ну, почему бы нет? Пришла. Познакомилась с тетей. Видимо, понравилась. Стэн вывел меня в соседнюю комнату и спросил: «Скажите, у вас есть кто-нибудь?» – «Есть». – «Он на вас женится?» – «Нет». – «Выходите за меня замуж». Я была в шоке. Но мне очень хотелось семью, и я ответила: «Мне такое в голову не приходило, но давайте посмотрим». И мы стали встречаться, общаться. Любовь накапливалась в процессе общения. Я увидела, что он очень умный, порядочный, тонкий, интересный, широко образованный человек. И мне с ним было так комфортно, что я осознала – боже, как хорошо. Когда мы отмечали 30 лет совместной жизни, Стэн сказал: «Ты заметила, что мы с тобой за эти годы ни разу не поссорились?» И это правда, у нас никогда не было конфликтов. Бывает, мне что-то не нравится. Он сразу спрашивает: «Ты чем-то расстроена? Я что-то не так сделал?» А если он повесит нос, я спрашиваю: «Я что-то не так сделала?». Если бывали спорные ситуации, мы разговаривали, обсуждали, но никогда не конфликтовали. Понимаете, нам очень дорога наша семья. И он настрадался в одиночестве, и я. Мы бережем друг друга, и я чувствую себя очень защищенной.

– А что в Стэне датского?
– Все. Но он – датский интеллигент, и это отличает его от многих датчан.

– Датский или просто интеллигент?
– А просто – не бывает. Все равно человек – носитель своей страны. Стэн любит свою родину, знает ее достоинства и недостатки. Как-то раз мы с ним смотрели картину, посвященную трагическому периоду Дании, когда датские земли Шлезвиг, Гольштейн и Лауэнбург отошли к Германии. И я увидела, как он плачет.

– Вы ни разу не пожалели о том, что переехали в Данию?
– Ну как сказать? Мы могли бы с мужем мотаться туда-сюда и жить на две страны. Но я поняла, что не хочу его обездолить челночной жизнью. Я не стала датчанкой. Я совершенно русский человек, страдаю чудовищной ностальгией и никогда не приживусь в чужой стране. Просто я выбрала семью. Марк Анатольевич – я этого никогда не забуду –  оставил меня в отпуске без сохранения содержания. И уже потом, когда я все-таки написала заявление об уходе, он сказал: «Я тебя понимаю». Потому что познакомился с моим мужем.

– В 1995 году вы пригласили в Копенгаген «Юнону и Авось»…
– Мне очень хотелось, чтобы в Дании увидели этот спектакль. Удалось найти спонсора, который любил театр. Он оплатил практически самолет – 82 билета. Сейчас таких спонсоров уже нет – не водятся.

– Окупил себя проект?
– Да что вы! Нет, конечно. Мы выбрали огромный концертный зал. Он был слишком большой зал – две тысячи мест. Партер мы заполнили, а балконы – нет. Но на спектакль пришли и политические деятели, которые считают, что Дания – для датчан, и только. Я увидела даму – одну из самых ярых. Написала ей письмо, и она ответила, что это потрясающий спектакль. Я это письмо сохранила… После этих гастролей меня пригласил директор РЦНК Александр Хоменко. «Заработали что-нибудь?» – «Нет, что вы». – «Хотите делать то же самое, но за деньги? Приглашаю вас в качестве референта по культуре». Это был 1996 год. И здесь с творческими вечерами у нас побывали все! А театр «Диалог» родился в 2000 году, и мы построили для него новый зал. Рождению театра помогал Александр Михайлович, и я всегда это буду помнить. Мы чуть ли не доски вместе держали, когда сцену сколачивали. Первый спектакль мы сыграли с Александром Михайловым – «Сорри» Александра Галина. Потом был датско-российский проект «Суд человеческий. Императрица Дагмар» при поддержке Правительства Москвы. Императрицу играла Нина Дробышева, я – великую княгиню Ольгу, Виктор Раков – императора Николая Второго. Пьесу написал замечательный драматург Владимир Малягин. Мы долго и с успехом играли этот спектакль. Даже во дворцах сыграли – Аничковом и Гатчинском. Я до сих пор помню диалог Ольги и Марии Федоровны. «Мама, почему ты все время говоришь о России, поешь русские песни? Неужели Россия для тебя дороже, чем Дания?» – «В России императрица – это мать своих подданных. Могу ли я не любить своих детей?» – «А если дети тебя предали?» – «Разве ты перестанешь их любить?» Ой, у меня слезы выступили…

– Каковы планы на будущее?
– Я мечтаю достойно отметить 20-летие нашего театра, хочу пригласить на праздник тех людей, которые на протяжении всех этих лет помогали нам выжить. Мы не просто бились – мы сражались за наш театр 20 лет. И продолжаем сражаться. Я бы очень хотела пригласить на юбилей режиссера Аллу Зорину, актера Алексея Якиманского, Николая Свентицкого, который по жизни сделал мне очень много хорошего, и я это помню, режиссера Николая Парасича и многих других моих друзей – актеров и режиссеров, которые просто так, за честное слово, ставили нам спектакли и играли. Это очень дорогого стоит, ведь они – профессиональные, очень занятые люди. Что бы я без них делала?


Нина ШАДУРИ

 
МЕСТО ВСТРЕЧИ – САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

https://i.imgur.com/F7fTTKv.jpg

Весной 2019 года в Санкт-Петербурге один за другим состоялись сразу два масштабных проекта для соотечественников, проживающих за рубежом: XVI образовательная программа «История государства Российского» (Культурно-исторический университет) и XII форум соотечественников «Русское зарубежье». Организатором обоих проектов выступил Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга.
Образовательная программа этого года была посвящена Году театра и получила название «Театральный Петербург». С 10 по 21 апреля 62 соотечественника из двадцати стран мира слушали лекции, посещали музеи и театры, участвовали в дискуссиях. Вопросы истории русского театра, современной театральной жизни осветили в своих лекциях петербургские специалисты: декан театроведческого факультета РГИСИ, доцент кафедры русского театра РГИСИ, кандидат искусствоведения Е.Э. Тропп, заведующий кафедрой театрального искусства РГИСИ, доктор искусствоведения А.А. Чепуров, профессор кафедры режиссуры и актерского мастерства театра кукол РГИСИ, кандидат искусствоведения А.Ф. Некрылова, зав.кафедрой пластического воспитания РГИСИ, кандидат искусствоведения Т.Е. Кузовлева и др.
В культурную программу вошло посещение Исторического парка «Россия – моя история», Пискаревского мемориального кладбища, дома-музея Федора Шаляпина, Санкт-Петербургской государственной театральной библиотеки, дома-музея актеров Самойловых, Музея русской драмы, Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства и другие мероприятия.
Участниками Программы из Грузии стали историк, педагог Инга Бичинашвили (Гори) и филолог, заведующая литературной частью Тбилисского русского театра им. Грибоедова Нина Шадури.
В форуме «Русское зарубежье», который прошел в Санкт-Петербурге с 16 по 22 мая, приняли участие 79 молодых соотечественников из 45 стран. В том числе – два делегата из Грузии: актриса Тбилисского русского театра им. Грибоедова Нина Нинидзе и журналист Алина Аветян.
Форум провел свою работу по трем направлениям. В рамках секции «Искусствоведение» (руководитель – директор Фонда содействия развитию образования, науки и искусства Кристина Сасонко) с участниками занимались ведущие специалисты Arts Square Gallery, Электротеатра им. К.С. Станиславского, Молодежного театра на Фонтанке, Фонда Альма Матер, школы Masters и др. Участникам секции «Лидерство» (руководитель – директор Центра личностного развития С.-Петербургского университета информационных технологий Анастасия Причисленко) свои знания передавали маркетологи и бизнес-тренеры Санкт-Петербурга. Работники зарубежных русскоязычных СМИ (руководитель секции – директор ТАСС в С.-Петербурге Александр Потехин) посетили Информационное агентство «ТАСС», телеканал «78», издательский дом «Комсомольская правда» в Санкт-Петербурге и «Панорама TV».
Все участники форума принимали участие в тематических дискуссиях и круглых столах. Делегаты посетили Пискаревское мемориальное кладбище, Малый драматический театр, Эрмитаж.
«Программа форума была очень насыщенной и разнообразной, – рассказала Нина Нинидзе. – Один спектакль легендарного Льва Додина «Враг народа» чего стоил! Но мне бы хотелось особо выделить интереснейший круглый стол «О проектной деятельности театров» и выступление Филиппа Воронина, первого заместителя директора драматического театра «Электротеатр Станиславский». Это было очень интересно, очень познавательно и очень полезно. Скажу больше – я настолько вдохновлена, что собираюсь как можно скорее применить полученные знания на практике».
Трудно переоценить значение подобных проектов. Их цель (или, если угодно, миссия) – не просто очень важна. Она – благородна. В наше напряженное сложное время организаторам удалось подарить десяткам соотечественников из-за рубежа великую роскошь доброго человеческого общения на русском языке, преподать им новые знания, которые будут необходимы в каждодневной работе, одним рывком расширить дружеский и профессиональный круг каждого участника. Это не только работа и творчество, но и – миротворчество. А какая деятельность может быть более благодарной и благородной в наши дни?

Соб.инф.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 8
Среда, 19. Июня 2024