click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.

Признание

Владимир Долидзе: титан науки Грузии

https://lh3.googleusercontent.com/nk6A4pr72rWyWlZL-LRMZapvqfaHHD2oFMP94WveseGWOWXS3m8UkmGvYeWj4CHkXwKjXwRiMIzSEEKl0dvTBZKJDgMBKyh6YrksxOjT9y4fdh-AZNeXwOtmDJdaLKpX0CJisrf5irfArxhc-Y1yMKlTUwIgcHvamFMO2pJeR2saiGWBTOEn1qVqy0aHEpf121r0lsIBIzCcjo609q40iUwev989xqhQSJUzpX0uuoSIlpsG025UmO6JG-6-wpCJ9AQJvUYaylQjUMmTXmGwYs0W9rwMOj6wTUzXgmDw5-qcH4OnyIyW7t1JweLbGi1jSQ8JANrbBTplGppYy_m1lhlFyqFwhl-ucXVv71tCrlwkHaOjeiJoFBsBpZfplMV4oG8kgnVpiLE-fXSSwrrsn5aU8rOwm8frDVq_RHbeSvKontMepNNQLbNnB-PRUGNrPSogEEcNy7Jk_2dx8rNXBK-dJI8iE_6IzKE07bCQ9JltS5fk04O6VFiDPmoPPfLwJ5HjoIxVNan79YRRfhEq1TCx9nX4WegDAjaPFzXrUxFUYVlq0HYaNTXUfDn_PDlIJuh177xdAin43wUkuvYg9OdsQAOpUUMLFw7k2gk=s125-no

Лауреат Государственной премии СССР, доктор технических наук, профессор, академик, действительный член Международной Инженерной Академии, член президиума Инженерной академии Грузии, вице-президент Академии экологических наук Грузии, выдающийся ученый в области аналитического приборостроения, ионоселективных материалов, физической и аналитической химии Владимир Александрович Долидзе скончался 16 мая 2016г. Его жизненный путь был ярким и успешным, он добился этого благодаря титаническому труду и преданному служению науке.
Он родился  25 апреля 1932 г. в Тбилиси. Отец – в войну командовал пограничными войсками, мама – из семьи священника. Владимир после окончания школы поступил в Московский химико-технологический институт им. Д.И. Менделеева (Российский химический университет). Его преподаватели – ученые с мировыми именами.
В институте он учился хорошо, уже тогда обнаружив основные черты характера: настойчивость в обретении знаний, педантичность и упорство в труде, энергичность в общении и горячность в отстаивании точки зрения. Многие сокурсники запомнили  его веселым, азартным, спортивным и... с гитарой в руках. Острый ум, обаяние, любознательность и невероятное стремление к вершинам знаний. Таким был в юности будущий выдающийся ученый.

Человек действия
Для него не существовало слова «невозможно». Он упрямо и уверенно двигался вперед и добивался отличных результатов. Владимир Долидзе  прошел путь от рядового инженера НПО «Аналитприбор» до заместителя генерального директора. Тридцать семь лет он посвятил деятельности на этом объединении.
Еще молодым специалистом он возглавил ряд основополагающих тематик. Для развития в СССР отрасли аналитического приборостроения требовалось разработать и освоить серийно электроды, приборы, комплексы и системы. За десять лет (1959-1969 гг.) эта задача была выполнена. Разработано и широко распространено в Союзе крупносерийное производство рН-метрии и ионометрии. Это привело к огромному экономическому эффекту в масштабах всей страны.
В 1973 г. за цикл работ по теории стеклянного электрода и электродным свойствам материалов В.А. Долидзе удостоен  Государственной премии СССР в области науки и техники.
Со временем тематика разрасталась, появлялись новые направления и новые задачи. В 70-е годы работы выполнял уже не малочисленный коллектив в 150 человек, а мощное научно-производственное объединение с шестью тысячами сотрудников. Это несколько НИИ, КБ, опытных заводов, которые имели выход для производства своей продукции более чем на тридцать заводов Советского Союза.  Государственный заказ составлял до 90% всех работ.
На этом этапе научный и практический интерес Владимира Долидзе связан со становлением и развитием рН-метрии и ионометрии в Союзе. Особый его интерес – экстремальные условия, т.е условия, граничащие с предельными возможностями методов измерения и конкретных технических средств. Именно с этой областью связана его докторская диссертация, которую Владимир защитил в ГНОХИ им. Вернадского в 1984 г. А его теоретические работы по образованию потенциала в твердых телах и многочисленные изобретения способствовали развитию ионометрии на современном уровне, включая возможность создания широкой номенклатуры измеряемых ионов, сенсоров на основе полупроводников и датчиков для бесконтактного измерения.  
В интересах различных отраслей промышленности, медицины, биологии, экологии совместно с другими руководителями работ Владимир Долидзе также развивал традиционные направления организации: спектрометрию, атомную абсорбциометрию, турбидиметрию, кондуктометрию, гигрометрию, титрометрию и др.
География его контактов была обширна, охватывала всю территорию Союза – долгие годы В.А. Долидзе был Главным конструктором электрохимического приборостроения.
Значимый этап его деятельности в 70-80-х гг. – это руководство работами по разработке приборов и автоматизированных систем морского назначения. И сегодня эти приборы с успехом выполняют свои функции на многих надводных и подводных судах, обеспечивая надежную работу атомных энергетических установок.
В 1985 г. Министр приборостроения СССР М.С. Шкабардня в письме в адрес Президиума Академии наук Грузии подчеркнул: «Практически все выпускаемые предприятиями Минприбора СССР рН-метры и ионометры созданы с использованием результатов работ В.А. Долидзе».
Он относился с фанатичной привязанностью к своей работе и требовал этого от других. Наизусть знал параметры всех приборов на производстве. Невероятно был требователен к самому себе и к окружающим. Он на лету схватывал суть, обладал феноменальной памятью и врожденной грамотностью, вкупе со строгостью и непримиримостью к халатности – так выглядел заместитель генерального директора крупного предприятия НПО «Аналитприбор».
Оставив руководящий пост, Владимир Долидзе продолжал вносить свой вклад в науку. Он работал профессором на кафедре информационно-измерительной техники Грузинского технического университета, был членом Комиссии по присуждению ученых степеней, а также – экспертом Американского библиографического института (ABI), трудился в НИИ экспериментальной и клинической медицины Тбилисского государственного медицинского университета, руководил научно-техническими работами по разработке новых методов анализа, биосенсоров, нанотехнологий.
В.А. Долидзе вел активную редакторскую деятельность: принимал участие в составлении и выпуске более тридцати изданий. Под его научным руководством защищены 1 докторская и 4 кандидатских диссертации.
В 1996 г. Владимир Александрович под патронажем Инженерной академии основал научный журнал «Georgian Engineering News» (ISSN 1512-0287), где работал главным редактором. Таким образом многие ученые Грузии, Азербайджана и Армении получили возможность опубликовать свои труды, повысить уровень профессионализма  и получить консультации.
Основные научные достижения В.А. Долидзе отражены в его трудах. Его разработки отмечены пятью золотыми медалями ВДНХ СССР. У ученого около 200 опубликованных работ, 2 монографии, 74 изобретения и 22 зарубежных патента в США, Великобритании, Германии, Франции, Японии и др. странах.
Владимир Александрович Долидзе имел правительственные награды – «Орден Чести», орден «Знак Почета», медали.

О семье
За каждым великим мужчиной стоит преданная ему женщина. Владимиру Долидзе повезло. В 27 лет он познакомился с юной красавицей Мзией. Спустя три года они поженились. Она – его путеводная звезда. Мзия  озаряла ему дорогу в жизни. Его жена была яркая, образованная, веселая. Ее энергии хватало на все и всех: на его друзей, коллег и, конечно, семью.
У них родилось двое сыновей: Александр и Давид. Казалось бы, карьера на взлете, дома – порядок и уют. Горе ворвалось в их семью неожиданно: умер младший сын, четырехлетний Дато. Владимир и Мзия долгое время были подавлены. Однако оба этих незаурядных человека смогли найти в себе силы жить дальше, сквозь годы пронеся и храня в сердце скорбь о потерянном ребенке.
Старший сын Александр пошел по стопам отца, выбрав химический факультет. Окончил в Ленинграде технологический институт им. Ленсовета, защитил докторскую диссертацию и стал член-корреспондентом Инженерной академии Грузии.
Мзия Михайловна была преподавателем музыки, у них в семье часто бывали люди искусства. Беседы о музыке, живописи и литературе сопровождали их всегда.
В квартире было два инструмента: концертный рояль, до которого Владимиру Александровичу было запрещено дотрагиваться. И пианино, которое, по словам его жены, можно было терзать. И не случайны были такие запреты и опасения. Владимир Долидзе играл со всей присущей ему страстью, не щадя клавиш.
Не зная нот, он играл на слух так, что ему позавидовали бы многие профессионалы. Во время шумных встреч с друзьями Владимир Александрович  был душой компании. Он садился за инструмент и играл на заказ любую мелодию или песню.
Супруги даже ссорились из-за того, что во время дружеских вечеринок Владимир никому не давал раскрыть рта. Он был центром вселенной. Сыпал шутками, анектодами, байками или научными открытиями в популярном изложении. На его фоне не каждый мог блеснуть красноречием. Многие родственники и друзья до сих пор вспоминают, как он, химик по образованию, блистательно разбирался в физике, математике, медицине, астрономии, литературе, искусстве... Любил и умел грамотно поговорить о мировой политике и выдающихся деятелях. В узком кругу его называли живой энциклопедией.
Они прожили вместе почти полвека, в радости и горе. Он был не приспособлен в быту, полностью погружен в науку и производство. Она хранила домашний очаг, обеспечивая надежный тыл. А те редкие минуты, когда они оставались наедине, были праздником для обоих. Он, романтик в душе, мог в порыве чувств прямо на бумажной салфетке в ресторане написать экспромт – признание. А она – настоящая женщина, всепонимающая и преданная, хранила годами столь трогательные проявления любви.
В их жизни бывало всякое. После развала СССР  науку финансировали крайне скудно. Но Владимир Долидзе не мог предать ее, эту страсть, которой посвятил многие годы своей жизни. Только исследования и открытия занимали все его сознание. В то время он получал в купонах огромную зарплату – пачки купюр, которые не умещалась в карманы брюк. Однако вся эта сумма в эквиваленте равнялась одному доллару...
И снова выручила верная спутница жизни. Она, заслуженный педагог Грузии, устроилась на подработку, совершенно не связанную с ее профессиональным образованием, чтобы помочь мужу прокормить семью.
Среди многих записей, тетрадей и заметок Владимира и Мзии Долидзе есть одна интересная вещь. Ее сохранила с любовью жена. Это школьная тетрадка маленького Володи, а в ней засушенный цветок, что когда-то в пору юности он подарил ей. Их история – это история верности, любви и мужества.

Многогранная личность
Владимир Александрович читал неимоверно много. Собрал роскошную библиотеку мировой классики и специальной литературы на разных языках.  Во время дефицита информации, при отсутствии интернета он был в курсе многих новейших разработок ученых из разных областей.
Владимир Александрович никогда не останавливался на достигнутом. Он в совершенстве знал грузинский и русский. Мог писать стихи на обоих языках, используя такие тонкости и обороты речи, которые порой известны только лингвистам.
Самостоятельно изучил испанский и английский. Без современных методов и аудиокурсов. Только по книгам и самоучителям. Довел свои знания до такого совершенства, что мог свободно читать лекции на этих языках. В 1970 годы  читал лекции в университете на Кубе.
Он был увлечен шахматами. В свободные минуты устраивал жаркие  блиц-турниры с коллегами и друзьями. Однажды на отдыхе, в непринужденной обстановке, ему удалось сыграть вничью партию с чемпионкой мира по шахматам, удивив окружающих.
Острый ум, обаяние и огонь в глазах – таким был Владимир Александрович Долидзе, человек, который самоотверженно добивался для науки и промышленности страны огромных успехов.
Он был знаком со столичными академиками и профессорами, дружил с выдающимися учеными мира, тесно общался с министрами, ректорами различных вузов  и руководителями крупных предприятий. Но при этом никогда не кичился своими успехами или знаниями. Его любимая фраза и сейчас воспитывает внука, названного в его честь: «Скромность  украшает мужчину...».
Порой человеку, чтобы прожить насыщенную, яркую жизнь, хватает только одного таланта в одной области. Владимир Долидзе был щедро одарен многими выдающимися качествами. Он был подобен химическому элементу – титану: легкий и прочный. Исключительной силы ума и твердости духа, истинный титан науки.


Юлия ТУЖИЛКИНА

 
СТОЛЕТИЕ ЗВЕЗДЫ ГРИБОЕДОВСКОЙ СЦЕНЫ

https://lh3.googleusercontent.com/QiyEONBioKTnkesLUzkCK2Kw7y9bmA9TcTYlUMLkeCzS364AbAHGygx-FtapwDZuBWK_bI4IcMughyFEp9aEerU1PA-kh2R2jVU5-GpzriRAZ7M9CUIy0_Bf9MrFtJ_wXqf86PPcn___961_zCsRY4wxI9RN4jQ15fe9BLCv6Nb2abSOCdb8w0DaDRHVrpNY9pHDEUXNktcBSFpWQ58BqqEQwOpvft4ETWzqBvd8f6cDwHYFiwhc5mF6jNo24aevJ564dtR9KyJRuGatp6ocCMdG2y1B-TcWVzex4gh9Hc-71CSW-ZJKOTzKk0F1eAEi4ZxGKOZpAXufq2Mvj5FVFdlbsauMyRl6xZE0Wor0WZ9tRFVRDRvC7kUv1ghYhhVzYM75BZKPugYJULm5GQSWCfiB8iO9DxPrQTfP9i5bXgaz2InkQyJMSTh68OZRIUd3Urzxg2gnn7tT4TQIGWpkovn8_S0zIRbF-4mihXnLUcHdi_hrkf3GQnot3FsVdK9lZ7UY5ZKP9dG1BmOrrOpHTpzGhf3hU64wMg_KMpSnZ2OKctyAcgW48hbYXjU6_FacTDYTqa7w4TIu6xFOw9eHQ1bW5OoBepVf1Pcc2Ns=s125-no

Незабвенная Наталья Михайловна Бурмистрова. Народная артистка СССР. Обладатель ордена Чести. Почетный гражданин Тбилиси... А за всеми этими регалиями – удивительная, талантливая актриса, обаятельная женщина, наделенная живым умом и чувством юмора. Прошло уже десять лет, как ее не стало. Но Наташу невозможно забыть... Актрису по-прежнему любят, вспоминают ее роли, рассказы, шутки.
Наталья Бурмистрова очень любила цветы. В день векового юбилея Бурмистровой, который отмечался в Грибоедовском театре 14 марта, великолепные цветы украсили ее мемориальную гримерную. Она была открыта именно к столетию Натальи Михайловны. Представленная здесь экспозиция – часть большой музейной экспозиции театра имени А.С. Грибоедова – отражает яркий творческий путь актрисы. Путь, усеянный розами, в буквальном смысле этого слова. Потому что Наталья Бурмистрова стала любимицей тбилисской публики, олицетворением таланта и женственности для нескольких поколений театралов. Она сыграла на грибоедовской сцене около 200 ролей, и каждая ее новая работа становилась событием культурной жизни Тбилиси. В театр Грибоедова ходили «на Бурмистрову», ставшую неотъемлемой частью грузинской культуры.
Назовем наиболее известные роли, сыгранные Бурмистровой на грибоедовской сцене: Таня («Таня» А. Арбузова), Нина Заречная, Лариса Огудалова, Лиза («Дворянское гнездо» И. Тургенева), Маша («Живой труп» Л. Толстого), Валя («Иркутская история» А. Арбузова), Нила Снижко («Барабанщица» А. Салынского), Леди Торренс («Орфей спускается в ад» Т. Уильямса), Бланш Дюбуа («Трамвай «Желание» Т. Уильямса), Софья Ковалевская («Ценою жизни» бр. Тур), Люси Купер («Уступи место завтрашнему дню» В. Дельмар), Лидия Васильевна («Старомодная комедия» А. Арбузова), Роза («Улица Шолом-Алейхема, 40» А. Ставицкого)...
Она работала с замечательными режиссерами – такими, как Ефим Брилль, Александр Такаишвили, Леонид Варпаховский, Александр Гинзбург, Арчил Чхартишвили, Александр Товстоногов, Гига Лордкипанидзе, Константин Сурмава, Гайоз Жордания, Гоги Кавтарадзе…
Выходила на тбилисскую сцену вместе с Беллой Белецкой, Тамарой Белоусовой-Шотадзе, Павлом Луспекаевым, Арчилом Гомиашвили, Анатолием Смираниным, Ефимом Байковским, Борисом Казинцом, Михаилом Иоффе и другими мастерами.
Ее партнершей была великая Верико Анджапаридзе. Среди представленных в экспозиции фотографий одна из наиболее значимых – сцена из спектакля «Деревья умирают стоя» А. Касоны, где Наталья Бурмистрова запечатлена вместе с грузинской актрисой. Наталья Михайловна создала образ молодой аргентинки Марты – психологически сложную, драматическую роль она играла легко, непринужденно. А Верико Анджапаридзе выступила в роли Бабушки. Она блистала в этом образе на марджановской сцене, а затем появилась в роли Эухении Бальбоа в театре имени А.С. Грибоедова, причем играла на русском языке. «Наташа Бурмистрова с необыкновенной верой в будущее выходила на сцену. И это будущее ей не изменило!» – пророчествовала Верико.
Еще один звездный партнер и друг Бурмистровой – Армен Джигарханян. С ним она играла на ереванской сцене в спектакле «Иркутская история». «Я любил и буду любить вас всегда, моя дорогая Наташа! – писал он. – Вы одна были моей самой удивительной партнершей. Вы должны жить бесконечно, потому что вы редчайший случай оправдания нашей сомнительной профессии перед Господом Богом!»
Дружила Наталья Бурмистрова и с печальным клоуном Леонидом Енгибаровым. В музее Грибоедовского театра хранится фотография артиста с дарственной надписью: «Наташе от Рыжего».
Рассматриваем бесценную фотографию, на которой запечатлена арбузовская Таня. Наталья Михайловна с особым трепетом вспоминала эту раннюю работу, сделавшую ее в один вечер любимицей тбилисских театралов. А рядом другой снимок: «барабанщица» Нила Снижко, влюбившая в себя зрителей-мужчин и очаровавшая женскую часть публики. На этой фотографии Наташа Бурмистрова предстает в танце, в смелом по тем временам костюме, вызывая восхищение безупречной фигурой.
А вот сцена из спектакля «Двое на качелях» У. Гибсона. Блистательный дуэт Натальи Бурмистровой и Арчила Гомиашвили. Эта постановка Арчила Чхартишвили была очень популярной, настоящим хитом! Актеры поражали своим мастерством, искренностью чувств.
Венчает фотоэкспозицию Наталья Бурмистрова в роли Нины Заречной. Этой работой Наташа гордилась. Кстати, после премьеры спектакля «Чайка» ее приглашали во МХАТ, но Бурмистрова не изменила родной сцене... Сколько воспоминаний связано с этой работой! Актриса с нежностью рассказывала о режиссере спектакля, знаменитом Леониде Варпаховском, а также своем талантливом партнере Павле Луспекаеве, сыгравшем Тригорина.
Критика называла «Чайку» Варпаховского «исключительно вдумчивой и тонкой работой», оставившей неизгладимое впечатление «той жизненностью и проникновенностью в душевный мир персонажей, которая характеризовала игру актеров».
Наталья Бурмистрова вспоминала: «Тригорин, знаменитый писатель, элегантный, светский человек, и Паша казались несовместимыми. Но постепенно, через препоны и творческие муки, Луспекаев одолел роль Тригорина. Играл ее очень интересно».
Сколько воспоминаний! На одной из фотографий – молодые, красивые Наташа и Игорь Злобин, ее коллега, муж и друг. Многие годы их связывали нежные отношения, взаимная забота, понимание. Это было настоящее партнерство, любовь. Сегодня Наталья и Игорь покоятся рядом в Сабурталинском пантеоне, неразлучные... В своей книге воспоминаний актриса посвятила мужу отдельную главу. В коллекции музея – рисунки Игоря Злобина, вдохновленные образом любимой женщины, Натальи Бурмистровой.
На гримировальном столике стоит цветная фотография Бурмистровой 2001 года. Привлекательная, пусть уже и немолодая женщина, одетая в красивую, яркую блузу. Грустный, задумчивый взгляд. Хотя сфотографирована она в радостный день – на презентации своей книги воспоминаний «Путешествие во времени». Может быть, актриса предчувствовала, что это ее последний выход к публике?
Украшение музейной коллекции театра – черное с блестками концертное платье Натальи Бурмистровой. Можно себе представить, как оно подходило актрисе! Бурмистрова умела красиво, элегантно одеваться, обладала безупречным вкусом.
В день юбилея грибоедовцы пришли не только в гримерную Натальи Бурмистровой, но и к ее дому на улице Георгия Леонидзе, сфотографировались у памятной доски... А затем посетили могилу актрисы, возложили венок. Архимандрит Антоний (Гулиашвили) храма святого Александра Невского отслужил панихиду. В юности, до поступления в Духовную семинарию, ему довелось работать в театре имени Грибоедова, и он тепло, с нежностью вспоминал актрису.
– Вот уже десять лет прошло с тех пор, как Наталья Михайловна покинула нас, – говорит ведущий актер театра Грибоедова Валерий Харютченко. – Сегодня ей исполнилось бы 100 лет – целый век! И всю свою жизнь, с самого раннего детства, Наталья Бурмистрова отдала сцене. Театр стал ее судьбой. Наталья Михайловна была удивительной актрисой, замечательной женщиной, умной, красивой, тонко чувствующей. Она излучала какой-то магнетизм. Ею любовались, ей завидовали, ее обожали! Последние годы жизни Наталья Бурмистрова была прикована к постели, но никогда не теряла чувство юмора, ясность ума и прекрасную память. Память – это великая вещь. Это источник, из которого мы черпаем свои воспоминания. И пока мы живы, давайте будем помнить тех, кто дарил нам щедрость своего таланта!
– Наталья Михайловна Бурмистрова прожила яркую жизнь, полную драматизма и одиночества. Такова судьба всех великих. Она и есть великая актриса. Она народная артистка не только по званию. Бурмистрова – одна из последних великих народных актрис. Она оставила в сердцах зрителей память, какую оставляют только великие, – считает худрук Грибоедовского театра Автандил Варсимашвили.
– Она могла бы украсить любую сцену мира, – говорит директор театра Николай Свентицкий. – Ее приглашали театры Москвы и Ленинграда, но она полюбила Грузию и осталась здесь, предпочтя театр имени Грибоедова. Бурмистрова по праву являлась почетным гражданином Тбилиси. Наталья Михайловна была любимицей всего грузинского народа и своих коллег.
– Вот и прошло десять лет со дня смерти Натальи Михайловны. Никогда не забуду, как умирала народная артистка Советского Союза. Я держал ее за руку, а она уходила. И вместе с ней уходила целая эпоха, – поделился сокровенным актер театра Грибоедова Дмитрий Спорышев.


Инна БЕЗИРГАНОВА

 
НАСЛЕДИЕ ИГОРЯ БОГОМОЛОВА

https://scontent.ftbs5-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/29511854_422204958238601_7069243408563776069_n.jpg?_nc_cat=0&oh=7450bbd7c0f54ffaccb3cb3b2c60f5c4&oe=5B3F92A9

Игорю Семеновичу Богомолову исполнилось бы 86. Мне довелось поздравлять его с юбилеями и писать прощальное слово пятнадцать лет назад, после его внезапного ухода из жизни. Казалось, это было недавно, но пронеслись годы, насыщенные, драматические, с полной переоценкой ценностей. И сейчас хочется не просто вспомнить ученого и учителя, но осмыслить его наследие. Достаточно перечислить регалии и прочесть список трудов профессора Богомолова, ставшего доктором наук в 36 лет, чтобы поразиться, сколько же ему удалось в жизни, сколь многогранным он был. Академик Литературоведческой академии и Академии образовательных наук Грузии, почетный член Французской ассоциации «Друзья Льва Толстого» и Международного общества пушкинистов, член Общенационального творческого союза писателей Грузии, руководитель и основоположник Русского культурно-просветительского общества Грузии. Он был в разное время депутатом Парламента Грузии, членом и председателем многих комиссий, членом Совета соотечественников при Государственной Думе Российской Федерации. Профессор Богомолов был награжден грузинским  Орденом Чести, юбилейной медалью А.С. Пушкина, дипломами ЮНЕСКО и Международной пушкинской ассамблеи. За этими наградами – этапы пути исследователя, педагога и общественного деятеля.
Совершенно очевидно, что наследие писателей и ученых, работавших в советские времена, в последние десятилетия подвергается пересмотру. К сожалению, этот пересмотр обрел крайние формы. Если раньше было принято цитировать классиков марксизма, то ныне принято ругать все, что создано в эпоху СССР. Ни у кого нет сомнений, что И. Богомолов был крупнейшей фигурой в своей области. Он был признан и вызывал всеобщее уважение. Да, Игорь Семенович был полностью включен в литературный процесс своего времени, был одним из руководителей Союза писателей Грузии. Всем, кто занимался современной литературой, приходилось считаться с требованиями времени, порой сиюминутными, но это был учет ситуации сперва послесталинской поры, потом долгих лет застоя, и наконец – эпохи разрушения и трансформации. Обращение к наследию ученых требует тонкого понимания контекста литературной и общественной жизни, иначе можно впасть в «черно-белую» оценку, в «эквилибристику» терминами и понятиями без учета атмосферы и живого потока жизни.
В то время, когда создавались основные труды И.С. Богомолова, уже не было откровенных репрессий, они касались лишь явных диссидентов. Грузия оказалась в особом положении. Почти не встречались идейно одержимые партийные идеологи, искренне верившие в построение коммунизма. Тем не менее цензура бдила, но среди тех ученых, с которыми мне довелось работать (это касается не только грузинских, но и ленинградских и московских), большая часть настолько ощущала границы дозволенного, что цензуре мало оставалось для вычеркивания. Возникли некие правила игры. Это не означало, что давления не было. Но в Грузии в отделе идеологии ЦК партии, помимо собственно чиновников, оказывались и ученые. Возникла целая система «реверансов» с блестяще разработанным эзоповым языком. Писатели, да и читатели обладали весьма «тренированными мозгами». В ситуации мнимого признания идей марксизма-ленинизма и идеи дружбы народов развивалась серьезная наука.
Игорь Богомолов с юности отличался солидными исследованиями. Курсовую работу студента второго курса высоко отметил наш общий учитель, профессор В.С. Шадури, никогда не раздававший всуе щедрых оценок: «...даже самый придирчивый критик затруднится указать в ней на какие-нибудь существенные недостатки и промахи. Автор взял совершенно конкретную тему и дал ее всесторонний, причем исчерпывающий анализ, проявив при этом прекрасное знание как драматургии Гоголя, так и вообще театрального искусства, а также похвальную самостоятельность в рассмотрении вопросов и хороший литературный вкус».
Сфера интересов будущего исследователя определилась еще в студенческие годы: взаимосвязи литератур, в первую очередь русской и грузинской. Когда-то Георгий Леонидзе, которого Игорь Богомолов также считал своим учителем, в то время директор Института истории грузинской литературы им. Ш. Руставели АН Грузии, назвал молодого аспиранта «связистом». Это полушутливое определение поэта-академика оказалось весьма емким. Действительно, Игорь Семенович посвятил свои основные труды и значительную часть деятельности взаимному сплетению разных национальных литератур.
Изучение пересечения писательских миров и судеб в 1950-1980-е годы стало одной из ведущих проблем литературоведения, оно обретало все новые грани, расширялись и  фактическая сторона изысканий, и теоретическое осмысление. Грузинская школа изучения взаимосвязи литератур и шире – различных национальных культур – была одной из ведущих. Ее традиции определялись яркими творческими контактами грузинских деятелей культуры с вершинными фигурами иных культур, особым местом Грузии в судьбе и творчестве многих писателей. Игорю Богомолову было дано сказать в этой области новое слово.
Назовем лишь несколько из 22-х его книг: «Из истории русско-грузинских литературных взаимосвязей (Я. Полонский)», «Григол Орбелиани и русская культура», «Александр Чавчавадзе и русская культура», «Грузия в поэзии Павла Антокольского», «Из истории грузино-русских литературных взаимосвязей (первая половина XIX века)»… В монографии «Тропою дружбы» рассмотрены взаимосвязи грузинской и русской культур, дан обзор русской периодики в Грузии XIX века. Ученый обратил внимание на то, что изучение русско-грузинских взаимосвязей часто ограничивалось влиянием русской литературы на грузинскую. Однако само понятие «взаимосвязь» подразумевает двустороннюю направленность. Именно И. Богомолов стал у истоков интенсивного изучения «обратной связи». Многие ученые того времени обращались к древней словесности и литературе XIX столетия – в изучении давно ушедших явлений было меньше опасности открытого идеологического давления. На материале прошлого говорили о современности. И  Богомолов доказывал, что писатели не только с благодарностью  «брали», но и щедро «отдавали», в чем, собственно, и заключается суть процесса взаимообогащения.
Но публицистический и общественный дар молодого ученого направлял его к современности. И. Богомолову доводилось участвовать во многих Днях культуры и литературы, в заседаниях Союза писателей, в редактировании журналов. Это позволило завести обширные связи по всему СССР. Совершенное знание русского и грузинского языков, исследуемого материала придало его работам особую глубину. После появления монографии ученого «Важа Пшавела и русская действительность» стало очевидным: грузинский гений,  погруженный в национальную стихию, имеет весьма значительные типологические связи и параллели в русской культуре, что по-иному высвечивает некоторые грани его наследия.
Многие работы И. Богомолова выходят за рамки собственно литературоведческого анализа и имеют общекультурное значение. Представив широкую панораму взаимосвязей грузинской словесности с литературами народов ближнего и дальнего зарубежья, проанализировав огромный фактический материал по оценке грузинской литературы зарубежными писателями и критиками, ученый создал синтетическую картину грузинской литературы в ее восприятии мировой культурой. Правда, в данном случае надо иметь в виду, в первую очередь, культуру народов СССР, хотя в работах Богомолова есть выход и на зарубежные контакты. Но в этом была не его вина – «железный занавес» открывался долго и со скрежетом, литературы взаимодействовали, в основном, в рамках СССР. Это  вынужденное ограничение, но не будем отрицать – масштаб страны был огромен. И никто, кроме И.С. Богомолова не составил столь полной картины связей современной ему грузинской литературы с литературами всех союзных республик. Вряд ли теперь смогут освоить хотя бы часть сделанного им – трудно представить, чтобы кто-либо сегодня обладал такими знаниями о 15-ти литературах и их ведущих авторах. Естественно, картину нельзя назвать завершенной – в ней были представлены признанные государством писатели и не были упомянуты те, кто впал в немилость. Но таковы реалии времени.
Личность ученого и общественного деятеля стала неотъемлемой составляющей литературной жизни Грузии. И. Богомолову посчастливилось общаться с С. Чиковани, И. Абашидзе, К. Каладзе, Гр. Абашидзе, дружить с Н. Думбадзе, И. Нонешвили, работать с корифеями грузинской науки К. Кекелидзе, Ш. Нуцубидзе, Б. Жгенти, А. Гацерелия, Г. Абзианидзе, С. Хуцишвили, М. Дудучава и многими другими. Трудно перечислить все выдающиеся имена, с которыми была связана жизнь Игоря Семеновича, и тем более привести многочисленные их отклики на труды ученого. Новаторские достижения И. Богомолова в науке были признаны разными авторитетами. Это и самые именитые русские ученые Н. Пиксанов, Б. Эйхенбаум, П. Берков, И. Неупокоева, У. Фохт, и выдающиеся писатели Микола Бажан, Олекса Новицкий, Йокубас Склютаускас, и скупой на похвалы П. Антокольский, вдохновлявший автора на создание «увесистого тома» о контактах русских поэтов с грузинскими литераторами и написавший: «Низко Вам кланяюсь за уже сделанное Вами!»
Особо нужно сказать о пушкиниане той поры. Казалось бы, пушкинские юбилеи в Грузии отмечаются издавна, и тем более 200-летие со дня рождения поэта должно быть отмечено как бы само собой. Однако за первым после драматических 1990-х годов масштабным юбилеем с международной конференцией, проведенным правительством Грузии, стояла огромная работа как инициатора и организатора торжеств профессора И.Богомолова, так и руководимой им кафедры истории русской литературы Тбилисского государственного университета. Пушкинские торжества 1999 года стали реальным свидетельством непрерывности давних культурных традиций. Более 60 ведущих пушкинистов из разных стран мира участвовали в праздновании. По возвращении в Санкт-Петербург делегация  Пушкинского дома РАН писала И. Богомолову: «Все мы благодарно и с удовольствием вспоминаем пушкинский Тифлис 1999 года. Еще раз большое Вам спасибо за организацию грузинской сессии Пушкинской конференции». Хочется отметить личный вклад И. Богомолова-ученого в изучение «грузинской жизни» русского гения: это его сборники работ «Из грузинской Пушкинианы» (1999) и «Очаровательный край...» (1999).
На протяжении 15-ти лет Игорь Семенович руководил созданным им отделом литературных взаимосвязей Музея дружбы народов АН Грузии. Это был молодой коллектив поры расцвета Музея, о котором все сотрудники вспоминают с большой теплотой. Вспоминают о той творческой атмосфере, которая позволила защитить диссертации почти всем молодым ученым, ставшим известными литературоведами, работающими и в Грузии, и за ее пределами. Не каждый руководитель так заботится о том, чтобы его подопечные могли свободно развиваться, не каждый собирает такой «научный урожай».
Само название «Музей дружбы народов» сегодня вызывает в лучшем случае улыбку. Но в свое время это учреждение в рамках Академии наук Грузии обладало большими возможностями. Многочисленные Дни культуры и литературы, которые ушли в прошлое, позволяли завести прочные научные и долгие дружеские связи с писательской и научной элитой всей страны. Это были годы расцвета ученого. Мне не нужно, напрягаясь, вспоминать ту пору: работа с Игорем Семеновичем – часть моей жизни. Его любили очень многие. В Москве в Институте мировой литературы он был своим, к нам приезжали известные ученые и писатели: С. Бэлза, Г. Ломидзе, Н. Воробьева, А. Чагин и другие. Всплывают в памяти разные эпизоды. Не раз мы бывали в Пушкинском Доме в Петербурге, подружились там с блестящим знатоком эпохи романтизма В. Вацуро, писателем, профессором Л. Емельяновым и его супругой – уникальным текстологом Т. Орнатской, ведущими специалистами С. Фомичевым, В. Зайцевой, И. Чистовой.
В конце мая 1981 года после сессии в Пушкинском Доме состоялось торжественное открытие музея на даче Китаевой, где Пушкин с Натальей Николаевной провели свое первое лето. После встречи в лицее устроили настоящее пиршество в парке, в домике, подаренном Екатериной II внукам. В то время это был дом служителя пушкинского комплекса. На встрече присутствовали все ведушие пушкинисты, а из Тбилиси – Игорь Семенович, научный сотрудник нашего музея Елена Киасашвили и я с братом. Домик «был поставлен на ремонт». На облупленной штукатурке гости и хозяева писали стихотворные экспромты. Леонард Емельянов завершил экспромт словами: «Красавец Игорь Богомолов, Нэ пэй, нэ надо, дорогой». Вечером, когда шли к электричке, выяснилось, что Игорь Семенович не был в музее. Директор открыла здание и показала экспозицию.
В Игоре Семеновиче, при всей его солидности, всегда жил ребенок, способный радоваться моменту. В нем вообще сочетались самые разные черты – монументальность и искренность, широта и одновременно – любовь к порядку. Мне представляется, что  скрупулезность в отношении материала, подробность анализа были связаны с его коренной чертой – стремлением структурировать мир, в том числе мир литературы. Он не терпел небрежности, разгильдяйства. После профессора Т. Буачидзе и до своей кончины И. Богомолов заведовал кафедрой истории русской литературы ТГУ. Это были годы после развала СССР, когда нужно было спасать созданное, жесткая тенденция тех лет отрицать все, отмеченное советской эпохой, стала разрушительной. Наряду с собственно идеологическими работами отметалось все, созданное на протяжении десятилетий. И в стенах родного университета И. Богомолов максимально способствовал росту своих сотрудников, а ведь все мы прошли через многотрудные времена, когда русисты оказались отделены от своих коллег в России, фактически не имели доступа к новой литературе, испытали, да и до сих пор испытывают информационный голод. И все же отрадно осознавать, что мы многое выдержали, хотя трансформация носила «хирургический» характер.
При Игоре Семеновиче кафедра отметила юбилей А.С. Грибоедова, А.П. Чехова, Н.А. Некрасова, провела конференцию по Серебряному веку, научные сессии памяти наших учителей – профессоров В.С. Шадури, Т.П. Буачидзе, Г.М. Гиголова. Были изданы 6 сборников научных трудов «Актуальные вопросы межнациональных филологических общений», сборники, посвященные русским классикам, в которые вошли работы ведущих ученых Грузии и зарубежных коллег. Напомним: зарплата профессора тогда составляла 12,5 лари, доцента – 10,8 лари, а преподавателя без степени, кажется, меньше 10 лари. Но никто не оставил работы. Организация конференций в годы, когда люди ночами стояли в очереди за хлебом, была своего рода деянием. Наверное, помогало то, что ученые, продолжая писать при свечах в нетопленых квартирах, спасали себя от одичания. И Игорь Семенович «удерживал» кафедру, а с ней и целую область литературоведения.
Возможно, самая важная сфера деятельности Игоря Семеновича в последние годы жизни – это работа со студентами, магистрантами, аспирантами. На кафедре родилась молодежная творческая ассоциация «ЛиК», мы участвовали в литературной жизни тбилисских и не только тбилисских средних школ. При всей строгости Игоря Семеновича, при его внешней, как казалось студентам, неприступности, он был открыт для каждого, кто тянется к знаниям. Его требовательность и одновременно доброжелательность были известны всем – аспирантам, диссертантам, ученым, представителям русской диаспоры Грузии и, конечно, коллегам и многочисленным друзьям.
Неудивительно, что в период больших исторических перемен сама жизнь выдвинула Игоря Богомолова главой русской диаспоры в Грузии. Он был инициатором создания и бессменным Президентом-координатором Русского культурно-просветительского общества Грузии еще на заре деятельности диаспор, в острый период разброда. И никто, кроме собственной интуиции, не мог ему подсказать, что же делать в ситуации, когда рухнула страна и началась миграция народов. Богомолов не выносил хаоса, ему довелось жить в стабильную эпоху, и стабильность отвечала его натуре. Не будем обсуждать плюсов и минусов эпохи – ясно, что падение диктатуры было неминуемым. Но Игорь Семенович очень переживал разрушение, и со свойственным ему чутьем общественных перемен вновь пытался найти пути к стабилизации, к общности человеческих интересов.
Профессор Богомолов своим авторитетом поддерживал новую политику, определившую путь страны с 1992 года, поэтому совершенно закономерно, что он стал членом Государственного Совета Грузии, а позже был избран депутатом Парламента Грузии,   задачей которого стало создание новой Конституции. Многие годы он представлял русскую диаспору Грузии в Совете соотечественников при Госдуме Российской Федерации, что было весьма непростой миссией «русского из Грузии». Те, кто был заинтересован в обострении отношений, ждали от него осуждения грузинских властей. Когда же он пытался примирить порой непримиримое, заявляли, что он не русский. А ведь Богомолов всегда подчеркивал, что он «русский грузинского разлива». И нес в себе лучшие черты обоих народов.
К своему последнему, 70-летнему юбилею, И.Богомолов подготовил читателю научные «сюрпризы», две новых книги: сборник «Из далекого прошлого» и учебное пособие для вузов «Грузия стала традицией для всей русской поэзии». Отрадно осознавать, что ученый до конца жизни не только не утратил своего стремления, как он говорил, к поискам «неведомых дорожек» и путей в науке. Его поздние работы свидетельствовали о принципиально современном прочтении русской классики в контексте ее сопряжения с иной национальной культурой, о новом дыхании в традиционной области литературных взаимосвязей. Речь шла и о  самых острых, порой болезненных вопросах литературного процесса в драматические периоды отношений двух народов. В книге, посвященной 70-летию ученого, представлена библиография его работ: 380 монографий, научных и публицистических трудов с 1954 по 2002 годы. Это не только свидетельствует о его редкой трудоспособности и масштабе интересов. Библиография совершенно полная, а ведь часто ученые не могут «насобирать» свою продукцию. Игорь Семенович и в этом был скрупулезным. А еще в книгу вошли многочисленные, хотя далеко не все письма к юбиляру за 25 лет – география и состав друзей и коллег поразительны.
Стремление Игоря Семеновича к четкости, порядку и гармонии пронизывало все сферы его жизни. Он воплотился как ученый и педагог, создал прекрасную семью. Он был счастливым мужем, отцом, дедушкой и прадедушкой. Его дочь Нателла Джанджгава – известный врач в области компьютерной диагностики. Дочь Ирина Модебадзе, доктор филологии, продолжила дело отца, она литературовед, научный сотрудник Института грузинской литературы им. Шота Руставели, ее труды издаются во многих странах. Супруга Джульетта Гогитидзе – педагог, вырастивший несколько поколений учеников, два года назад стала прапрабабушкой!
Литературные и культурные контакты ныне изучаются в иных форматах, но современное сравнительное литературоведение было бы невозможно без огромной базы, одним из создателей которой был Игорь Богомолов, в поздних работах пришедший к новаторскому изучению литературного процесса. Его труды актуальны и долго будут служить благородному делу. Сколько раз доводилось советоваться с профессором Богомоловым, а иногда горячо спорить с ним. И как же мне, и многим его коллегам не хватает этих встреч, не хватает Игоря Семеновича...


Мария  ФИЛИНА

 
ЖИЗНЬ, ОЗАРЕННАЯ ВИФЛЕЕМСКОЙ ЗВЕЗДОЙ

https://scontent.ftbs1-2.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/27540312_399662800492817_8452609601378936116_n.jpg?oh=947c6270e0a07228dcd55292ecdc81fd&oe=5B1D8DAD

Над кроватью соседского мальчика Никуши висит портрет Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II. Это глубокая дань уважения духовному пастырю нации мальчика, кого, как и многих других третьих и последующих детей в семьях, чьи родители венчались, крестил самолично Илия Второй. Первое массовое крещение состоялось 19 января 2008 года в кафедральном соборе Цминда Самеба – Пресвятой Троицы. Ныне более 30 тысяч малышей являются крестниками Патриарха. Восьмилетний Никуша гордится этой подробностью своей биографии – старается соответствовать статусу крестника Святейшего. Конечно, он часто шалит, как и полагается нормальному ребенку, но растет справедливым и добрым, хорошо учится, здраво рассуждает, а на Рождество спел чистым голосом старательно выученный старинный церковный гимн.
Поколение детей, воспитанное на грузинских православных традициях, является для Католикоса-Патриарха лучшим подарком к его 85-летнему юбилею, наивысшей оценкой его подвижнической деятельности.
Что греха таить, многие наши соотечественники склонны создавать себе кумиров из числа политических фаворитов. После разочарования в очередном идоле вместо любви остаются жалящие сердца осколки. Подобного рода популярность не имеет ровным счетом никакого отношения к главе Грузинской церкви. В прошлом году торжественно отмечалось сорок лет интронизации Патриарха, за эти годы служения он заслужил незыблемый авторитет мудрого правителя, опытного дипломата. Огромны его усилия, направленные на стабилизацию политической обстановки внутри страны, в Закавказье, на восстановление грузино-российских отношений. Согласно многочисленным опросам именно его называют самым влиятельным человеком в Грузии, проявляющим прозорливость, мудрость, милосердие, но в то же время – принципиальность в решении самых разных проблем, касающихся вопросов веры и мирских забот. Его уважают, его чтят, его любят.
Он был рядом с народом в трагическую ночь 9 апреля, в годы гражданской распри неизменно призывал прекратить братоубийственную войну и сесть за стол переговоров. Он не только откровенно называет язвы общества, но и предпринимает шаги, помогая подняться оступившимся, впавшим в нищету, потерявшим веру в себя и в людей.
В честь 85-летия Святейшего Патриарха не состоялись торжества. Католикос отказался от них, посчитав их неуместными. На следующий день после скромно отмеченного дня рождения он прошел очередное обследование в клинике. А в рождественскую ночь отслужил торжественную литургию в кафедральном соборе Цминда Самеба и обратился к верующим с традиционным посланием. В рождественской эпистоле Патриарх, как обычно, не ограничился благословениями, он заострил внимание на острых социальных проблемах, в частности, на наркомании и низкой рождаемости, отметив, что страна стоит на грани демографической катастрофы. В то же время Илия Второй выразил уверенность, что страна, которая находится под особым покровительством Господа и Богородицы, и на протяжении 2000 лет показала множество примеров самопожертвования во имя веры, сохранит дух христианских ценностей. Предложения, высказанные в эпистоле, не прошли незамеченными, по словам председателя парламента Грузии Ираклия Кобахидзе, они будут учтены при разработке государственной программы наркополитики.
В нынешнем году в традиционном шествии «Алило» приняло участие до ста тысяч человек. Впереди шли дети, одетые в белые одежды с красными крестами, представители духовенства, ряженые, изображавшие ангелов, волхвов, пастухов. Собранные под песнопения о благой вести дары были распределены между неимущими, сиротами, обитателями домов престарелых. О столь красочном празднике милосердия полвека назад можно было только мечтать. В чести были иные лозунги.
В эпоху воинствующего атеизма родился Святейший Илия Второй – в миру Ираклий Гудушаури-Шиолашвили. Появился на свет он 4 января 1933 года во Владикавказе, куда перебрались из родного села Сно, спасаясь от коллективизации, его родители – Георгий Симонович Гудушаури-Шиолашвили и Наталия Иосифовна Кобаидзе. В то время во Владикавказе была грузинская церковь Святой Нино, в которой и был крещен будущий Патриарх. В 1938 году церковь закрыли. О годах гонения на церковь Илия II вспоминает: «Мое детство совпало с очень тяжелым периодом для грузинской церкви. Преследовали священнослужителей, закрывали церкви. Люди боялись посещать службы. В нашем доме часто укрывались преследуемые духовные лица, они оставались у нас по месяцам и оставили неизгладимый след в моих мыслях и характере».
В семье Георгия Шиолашвили дружелюбно относились и к мусульманам-кистинцам, которые, по словам Илии Второго, часто приходили в их дом и в комнате для гостей молились по своим религиозным обычаям, после чего хозяева вместе с гостями собирались за столом. Благодаря усилиям Георгия Гудушаури-Шиолашвили и Наталии Кобаидзе в 1947 году во Владикавказе вновь была открыта грузинская церковь Пресвятой Богородицы. Намерение стать священником не было спонтанным решением для будущего Патриарха, это было продуманным шагом, к которому он шел с юности. В 1952 году Ираклий Шиолашвили окончил 22-ю среднюю школу города Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и поступил в Московскую духовную семинарию, которую окончил в 1956 году, а затем продолжил обучение в Московской духовной академии.
16 апреля 1957 года в храме Святого Александра Невского в Тбилиси студент II курса Духовной академии Ираклий Шиолашвили по благословению Католикоса-Патриарха Мелхиседека III был пострижен в монахи с именем Илия в честь Святого пророка Божия Илии. Постриг совершил старец-епископ Зиновий (Мажуга), тогда же предсказавший монаху Илии Патриаршее служение.
Предстоятель прошел сложный путь от дьякона до Патриарха, приняв бразды правления Грузинской церковью в 1977 году, когда в стране было всего 48 действующих церквей. Число прихожан можно было пересчитать по пальцам. Патриарх возглавил процесс духовного возрождения Грузии, опираясь на традиции, историческое наследие страны, на поддержку духовенства и интеллигенции, деятелей культуры и науки. Неслучайно становление национального самосознания, избавление от догматов советской идеологии в Грузии неразрывно связаны с возрождением христианского мировоззрения, с обращением к вере, к православию как к фундаментальной основе государственности страны. Уже в 80-е годы началось восстановление Церкви. В настоящее время в Грузии действует более 1000 храмов. Возрожденные обители, соборы и новые церкви стали духовными оазисами, они радуют глаз строгими пропорциями традиционного грузинского зодчества, атмосферой спокойствия, ухоженными садами.
В годы Патриаршества Илии Второго Грузинская автокефальная церковь вновь обрела независимость. Количество епархий в Грузии увеличилось с 15 до 33. Были открыты новые Духовные семинарии и возродились Тбилисская и Гелатская Духовные академии. В столице возвели самый большой храм Грузии – Патриарший собор Святой Троицы.
За пастырское служение Католикос-Патриарх награжден различными наградами. Среди них – Ордена Святой равноапостольной Нины, Святого великомученика Георгия Победоносца, Святого Иоанна Рыльского I степени, Святого равноапостольного князя Владимира I степени и князя Ярослава Мудрого III степени.
За восстановление независимости Грузинской Православной Церкви, за духовное и физическое спасение грузинского народа, за особый вклад в строительство государственности и борьбу за воссоединение страны Илия II награжден Орденом Давида Агмашенебели.
За неоценимые заслуги перед грузинским народом Илия Второй награжден Грузинской православной церковью Золотым орденом хитона Господня.
Илия Второй является Почетным доктором богословия Нью-Йоркской Духовной академии и Свято-Тихоновской Духовной семинарии Православной Церкви в США, а также Духовной академии Киева, острова Крит и Тбилисского государственного университета. Патриарх – лауреат премии Международного фонда единства православных народов «За особые заслуги в деле укрепления братских уз между православными народами и Церквями».
С 85-летием со дня рождения Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илию II поздравил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.
«Его Святейшеству и Блаженству, Святейшему и Блаженнейшему Илии II, Католикосу-Патриарху всея Грузии
Ваше Святейшество и Блаженство, возлюбленный о Господе Собрат и Сослужитель!
Сердечно поздравляю Вас со знаменательной датой – 85-летием со дня рождения.
За долгое время служения на ниве Христовой Вы подобно царю Соломону явили мудрость, подобно праотцу Аврааму – добродетель гостеприимства, подобно праведному Давиду Псалмопевцу – творческие таланты. Имея попечение о духовном преуспеянии иерархов, клира и паствы Грузинской Церкви, Вы с любовью призываете их неустанно заботиться о едином на потребу (Лк. 10:42) и проводить жизнь во всяком благочестии и чистоте. Многими усердными трудами Вы снискали глубокое уважение и высокий авторитет в православном мире и ныне являетесь старейшим по продолжительности служения Предстоятелем Поместной Церкви.
Милостивый Спаситель да обновит душевные и телесные силы Вашего Святейшества и Блаженства, подавая Свою неоскудевающую помощь в высоком Патриаршем делании.
С братской во Христе любовью

КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ».
Неслучайно российский Патриарх Кирилл сравнил юбиляра с Давидом Псалмопевцем – щедро одаренный разнообразными талантами Илия Второй является автором церковных песнопений и классических произведений, которые исполняются как в Грузии, так и в России, Англии, Франции. Наиболее известные из них – «Kyrie eleison» («Господи, помилуй!»), «Sanctus» («Свят»), «Agnus Dei» («Агнец Божий»), «Ave, Maria».
Иконы и живопись Святейшего хранится в резиденции Патриархии, в кафедральном соборе Святой Троицы, в храме Богородицы Манглиси, в Руставском соборе Св. Вахтанга Горгасали.
Однажды долгий путь своего служения Илия Второй назвал «Солнечной ночью» – даже в самые беспросветные годы его согревали божественный свет надежды и вера, что настанет пора радости и единения для всего народа Грузии. За особую просветленность Патриарха любовно называют «Ангелом грузинской церкви», молятся за него, просят Всевышнего даровать сил и здоровья. Молятся, как за самого близкого человека, отца, наставника, мудрого и простого в своем величии учителя, посвятившего жизнь служению вере и родине.

 
ТБИЛИССКАЯ РАПСОДИЯ ГОГИ ЧЛАИДЗЕ

 

Утверждение древних о том, что нельзя дважды войти в одну реку, не относится к Гоги Члаидзе. В Тбилисскую государственную консерваторию имени Вано Сараджишвили он поступал дважды, и оба раза успешно окончил – сначала отделение фортепиано, класс профессора Гуревича, затем – композиции под руководством знаменитого композитора Давида Торадзе. Заслуженный деятель искусств Грузии, почетный гражданин Тбилиси Гоги Члаидзе за последние годы трижды удостаивался звания «Лучший композитор года Грузии». Эту высокую награду он получил в 2000 году за оригинальную музыку к постановкам «Не заходи, солнце!» и «О, Адонай, исминэ!», в 2005 году за моно-оперу «Книга Нестан-Дареджан», в 2015 году за хоровой цикл «Темы и вариации».


Недавно в рамках юбилейного фестиваля «Осенний Тбилиси» с огромным успехом прошла мировая премьера «Тбилисской рапсодии», концерта для фортепиано с оркестром Гоги Члаидзе в исполнении Тбилисского симфонического оркестра, за дирижерским пультом художественный руководитель Тбилисского музыкально-культурного центра им. Джансуга Кахидзе, главный дирижер и руководитель Тбилисского симфонического оркестра – Вахтанг Кахидзе, партия рояля – всемирно известный пианист Лексо Торадзе. Трудно выразить словами атмосферу творческого накала премьеры, достаточно сказать, что финальная часть концерта была с огромным воодушевлением исполнена на «бис». После столицы с «Тбилисской рапсодией» познакомились слушатели в Гори, а в Кутаиси произведение было исполнено на двух роялях – дуэтом пианиста Лексо Торадзе и Георгия Шаверзашвили, недавно избранного председателем Союза композиторов Грузии.

НА ВОЛНЕ РАПСОДИИ
К созданию концерта, которого, бесспорно, ожидает большое будущее, Гоги Члаидзе шел долгие годы.
С Лексо Торадзе композитора связывают не просто дружеские отношения, а скорее – братские. Недаром композитор посвятил «Тбилисскую рапсодию» Лексо Торадзе, подписав ее – «Брат брату».
Детство и юность они провели вместе. А потом наступили годы разлуки. В ставшие теперь историей годы застоя Лексо Торадзе принял непростое решение вырваться из-за «железного занавеса» и остался за границей. Для его отца – Давида Торадзе разлука с сыном была ударом, от которого он так и не смог оправиться – скончался слишком рано. Давид Торадзе понимал сына, гордился его достижениями, но в сердце образовалась пустота, которую не могли заполнить ни творчество, ни любимые ученики, ни дружеское участие. В эти годы Гоги Члаидзе постоянно был рядом с учителем, который утверждал: «Там, где кончается Лексо, начинается Гоги», подчеркивая духовную близость молодых талантливых друзей. К сожалению, Лексо смог приехать в родной город только после смерти отца. Гоги вспоминает, как они пошли на могилу, потом просидели ночь, вспоминая, горюя, выслушивая исповеди. Тогда Гоги пообещал другу, что напишет концерт на тбилисские темы, посвященный памяти учителя.
Все эти годы Гоги помнил свое обещание и делал наброски к неисчерпаемой теме, однако времена настали трудные, надо было выживать, а для этого выполнять бесчисленные заказы. Гоги Члаидзе на протяжении этого периода утвердился как один из самых востребованных грузинских композиторов. Тем не менее Лексо время от времени спрашивал, когда же будет написан обещанный концерт? Иногда с горечью иронизировал: «Когда я уже не смогу играть?».
– После очередной такой «шутки» я отложил все дела и буквально за месяц написал концерт, который мысленно вынашивал десятилетиями, – рассказывает композитор.
Затем он позвонил Лексо: «Готово!». «Не может быть!», – воскликнул пианист на другом конце планеты. После прослушивания Лексо принялся разучивать произведение, которое ему очень понравилось. Лексо приехал в Грузию, затем отправился в Дилижан, где в Доме творчества композиторов Армении начал работу над концертом. К сожалению, подобный Дом творчества в Боржоми грузинским композиторам сохранить не удалось, в отличие от армянских коллег. В целом работа Лексо Торадзе над концертом длилась год. Правда, в прошлом году возникла идея сыграть новый концерт на традиционном осеннем музыкальном фестивале в Тбилиси, но маэстро Вахтанг Кахидзе предложил отложить премьеру на год и приурочить ее к юбилейному 25-летнему фестивалю «Осенний Тбилиси». С его предложением согласились и не прогадали. В первом отделении Тбилисский симфонический оркестр под управлением Вахтанга Кахидзе исполнил технически чрезвычайно сложное, глубокое и эмоционально насыщенное произведение «Никорцминда» Давида Торадзе, а во втором отделении состоялась премьера «Тбилисской рапсодии» Гоги Члаидзе. Программа вечера символически объединила преемственность поколений, продемонстрировала не только дань уважения ученика учителю, но и дань любви родине. Давид Торадзе создал гимн, полный сакрального смысла, о Никорцминда. Об этом храме, воздвигнутом в живописных горах Верхней Рачи, Галактион Табидзе писал: «Музыку кто ваял?/Тот, кто обломки скал/ переколдовывал/ в церковь Никорцминды./ Правильней радуги/ арок излучины. / Нет математики! – /сны есть и случаи».
А Гоги Члаидзе, в свою очередь, создал полифонический музыкальный гимн родному Тбилиси, без которого, по собственному утверждению, не может прожить больше недели. Полная радостей и трудностей, взлетов и разочарований жизнь нашла отражение в многоплановой композиции «Тбилисской рапсодии» с гармоничным и мощным финалом, утверждающим истину, что, несмотря на все испытания, «жизнь хороша, и все мы чего-нибудь стоим».
– Лексо сыграл концерт с огромным воодушевлением и подъемом, конечно, он знал его наизусть, но для подстраховки поставил ноты! – рассказывает Гоги. – Для меня чрезвычайно важно, что исполнение Лексо и оркестр под управлением Вато Кахидзе до нюансов верно донесли до слушателей мой замысел. Надеюсь, что у концерта есть будущее. Лексо собирается исполнить его на фестивале «Белые ночи» в Санкт-Петербурге, – продолжает батони Гоги. – Когда я писал рапсодию, то учитывал манеру исполнения и физику Лексо и Вато, писал, представляя их визуально. Концерт уже вызвал большой интерес у других исполнителей. Хоть он и посвящен Лексо Торадзе, пианист не против, чтобы его играли другие музыканты. В частности, «Тбилисскую рапсодию» собирается исполнить очень талантливая молодая пианистка Тамар Личели.

НА СЕМЕЙНОЙ ВОЛНЕ
Наша беседа протекает в гостиной уютной квартиры композитора в тупике длинного, как корень выкорчеванного плехановского платана, двора на проспекте Агмашенебели. Старинная обстановка, портрет деда Гоги Члаидзе по материнской линии – Котэ Поцхверашвили – одного из столпов грузинской классической музыки, рояль «Бернштейн», громоздкий стол, за которым принимают гостей, балкон, идеальный для вечерних посиделок, увитый виноградом, открывающий неожиданный просторный вид со столетними кипарисами.
Мой собеседник рассказывает о своем творчестве, и то и дело переходит на творческие заслуги людей, с которыми работает, в их адрес постоянно звучат определения – «выдающийся, талантливый, многогранный». К слову, на вопрос, какие качества композитор не принимает в людях, Гоги ответил: «Злобность и зависть».
Жена композитора – Марина Чачанидзе – актриса, но в настоящее время полностью посвятила себя заботам о супруге. Гоги назначил Марину своим менеджером, перепоручив все организационные дела. Марина умудряется успевать делать сотни дел одновременно, при этом вести дом.
– Другого выхода нет, – говорит Марина, – Гоги тут же теряет интерес к написанному, сразу переключается на новые идеи, мои обязанности все сохранить и разложить по папочкам, полочкам, провести переговоры, утрясти детали.
По факту рождения и семейному окружению, а также в силу собственных достоинств Гоги Члаидзе относится к замечательной плеяде тбилисской «золотой молодежи» начала оттепельных шестидесятых – талантливой, интеллектуальной, аристократичной по духу, творческой. Гедонист по натуре, он является большим ценителем подлинных грузинских застолий, превращающихся в парад песнопений, веселья и остроумия.
Друзья и множество людей, с которыми он знаком чисто по-тбилисски – «по городу» – восхищаются не только его музыкальным творчеством, но цитируют его яркие афоризмы.
Детство Гоги протекало на проспекте Руставели, в просторной квартире знаменитого деда, автора музыки и слов «Дидеба» – гимна Грузии 1918-1921 и 1990-2004 годов. Рос наш герой мальчиком счастливым, живым и полностью избавленным от бремени детской гениальности. Ему было около семи лет, когда Котэ Поцхверашвили обратил внимание на добровольные набеги внука к роялю и предрек ему большое будущее. Однако никто его способности искусственно не культивировал, более того, Гоги настолько томился гаммами, что мама решила в шестом классе забрать его из музыкальной школы. Но директор отговорил ее от этого шага.
– Только в седьмом классе у меня открылось музыкальное дыхание, – вспоминает Гоги, – я заболел музыкой, возможно, благодаря тому, что педагогом оказалась симпатичная молодая женщина, которая хвалила меня и предлагала разучивать красивые произведения.
Произошел резкий перелом: если до седьмого Гоги был чуть ли не круглым отличником в средней школе и активным пионером, то теперь все внимание сконцентрировалось на музыке, которую он учился извлекать из инструмента по своей волшебной воле.
Надо отметить, что музыкальной была вся родня. Котэ Поцхверашвили был не только автором многочисленных классических произведений, но и организатором ансамбля чонгуристок, в котором выступала и мама Гоги – Елена (по-домашнему Додо), но потом она поступила в медицинский, и всю жизнь проработала очень успешным хирургом. Отца – Захария Члаидзе, обладавшего прекрасным тенором, приглашали петь в оперу, но он предпочел должность директора Тбилисского зоопарка, а затем много лет возглавлял Управление заповедников и охотничьих хозяйств республики. В зоопарке с ним произошел такой курьез: однажды вечером, когда все сотрудники уже разошлись, дверь в его кабинет распахнулась, и на пороге появился тигр. Захарий мгновенно сориентировался и притворился мертвым, тигр обнюхал его и двинулся в соседнее маленькое помещение. Клетку служители не закрыли, но хоть покормили хищника плотно! Директор мгновенно запер за тигром дверь и вызвал подмогу. Тигра благополучно загнали в вольер, а в газете «Комунисти» появилась заметка под названием «Кочаги Захари» («Отважный Захарий»).
– Отец пытался сделать из меня охотника, но без успеха. Как-то мне выдали ружье, поставили в цепь ждать под кустом, когда выскочит заяц. Я тут же поудобнее устроился и заснул, проспав всю охоту, – рассказывает Гоги
После того, как Гоги осознал, что его признание музыка, из разнообразных увлечений юности не были заброшены только баскетбол, ватерполо, футбол. Гоги неизменно входил в сборные консерватории по разным видам спорта.

НА ВОЛНЕ ОПЕРЫ
Карьера Гоги Члаидзе началась с большого успеха, всего через два года после окончания в 1975 году композиторского отделения консерватории была поставлена его опера «Невзгоды Дариспана».
Трагикомедию по произведению Давида Клдиашвили о том, как Дариспан пытается пристроить своих четырех дочерей, часто ставили на сцене, но первым задумал поставить инсценировку в виде оперы актер и режиссер Варлам (Лали) Николадзе. С готовым либретто он пришел к тогдашнему министру культуры Отару Тактакишвили и увлек его своей идей. Министр вызвал заведующего репертуарным отделом Антона (Татули) Цулукидзе и тот посоветовал поручить музыку к «Дариспану» Гоги Члаидзе.
– Знакомство с Лали Николадзе отпечаталось в памяти до мельчайших подробностей. Мы сели в машину и пока ехали, он пропел мне весь текст на имеретинский лад! Это было потрясающе интересно, но главное, сильно облегчило мне дальнейшую работу, я получил ключ к музыке будущей оперы. Писал и оркестрировал это произведение я больше года, который прожил в большом творческом подъеме, – рассказывает композитор. – Премьера «Дариспана» в Кутаисской опере состоялась в 1977 году, за дирижерским пультом был мой большой друг, талантливый музыкант Тенгиз Чумбуридзе, артисты прекрасно справились со своими партиями – спектакль прошел с большим успехом. Почти тридцать лет спустя я ввел в оперу хор девушек на выданье – женский хор дополнил первый камерный вариант спектакля. В дополненной редакции это произведение в постановке Давида Сакварелидзе было представлено на суд зрителей в 2011 году в полуконцертном исполнении, поскольку оперный театр в то время был на ремонте. Дирижировал маэстро Джанлука Марчиано, занимавший в те годы пост главного дирижера Тбилисского оперного театра. Теперь намечено перенести эту оперу на сцену, готовится ее постановка в полной редакции к 50-летию Кутаисского оперного театра.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 13
Понедельник, 16. Июля 2018