click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий

Память

ПУТЬ В БЕССМЕРТИЕ

https://lh4.googleusercontent.com/-B7kKM6dJgjM/UVq1GJZrR_I/AAAAAAAAB2E/usdGNdljdtE/s202/h.jpg

Исполнилось 80 лет со дня рождения Отара Чиладзе, выдающегося поэта, прозаика, драматурга, публициста, чей земной путь прервался 1 октября 2009 года. Грузинская словесность потеряла творца крупнейшего дарования.
С Отаром Ивановичем меня связывала давняя дружба. Вспоминаю 1959 год, когда вышел первый сборник его стихотворений «Поезда и пассажиры», на который я первым из наших писателей откликнулся восторженной рецензией, отметив, что в грузинскую литературу пришел поэт, сумевший сказать новое слово.
В разное время мне неоднократно случалось писать о его неповторимом писательском мастерстве. Но наиболее полно свое мнение я высказал в пространном эссе «Из повседневности в вечность», опубликованном в альманахе «Критика-2010», спустя год после кончины моего друга.
Не будет лишним привести мнение видного критика, специалиста по современной грузинской литературе Гурама Асатиани, который зорко и заинтересованно следил за живыми процессами в нашей словесности: «Отар Чиладзе с самого начала выделялся в первую очередь драматически обостренным духовным восприятием действительности. Именно он и поэты его поколения шестидесятников донесли до нас острые коллизии действительности, которые продолжают воздействовать на сознание современников. Наряду с этим он как поэт мощной духовной потенции постарался проецировать свои чувства на обширном отрезке времени и пространства».
Неоднократно признавалось – мир поэзии Отара Чиладзе ни на кого не похож, он осязаемо конкретный и предметный. В нем нет ничего лишнего, на чем может задержаться глаз. Слова подобраны предельно точно. Поэт проявляет удивительную лаконичность в выборе изобразительных средств, но это не снижает неуемный темперамент автора.
Неожиданный в прозе, Отар Чиладзе в своих романах с большим размахом, силой дает волю своей фантазии. Это обилие сравнений, метафор, символов и близких по содержанию эпитетов. Повествование в основном обретает форму внутреннего монолога, диалоги сведены до минимума, и это представляется нам как тщательно продуманный стиль писателя.
Главное в его жизни и творчестве – Отар Чиладзе  никогда не забывал, что он наследник великого прошлого, и никак не мог смириться со свидетельствами упадка и вырождения. Этой раздирающей его душу теме посвящены большая часть его публицистики и цикл романов.
Мастерство Отара Чиладзе вначале проявилось в композиции лирических шедевров. Это похвальное качество затем в полном блеске проявилось в романах и особенно в его последнем романе «Годори», где с невиданной доселе мощью и правдой показан апокалипсис удручающего падения нравственности нации. В экспозиции романа Папа римский посылает в Грузию полномочного посла Лодовико из Болоньи. Тот прибывает с надеждой, что эта христианская  рыцарская страна поможет Европе в борьбе с османскими полчищами. Но его ждет разочарование. Его взорам предстает земля, утерявшая свою силу после двухсотлетнего пребывания под владычеством монголов. Финал романа рисует картину разорения и упадка. После первого визита Лодовико миновало шесть веков, но изменений к лучшему не произошло. Перед читателем предстают все те же пустующие поля, жалобный крик одинокой сороки на каштановом дереве…
Впечатляет монолог Лодовико, выраженный в форме стихов, о том, что эта страна, утерявшая свое величие, все же вернет свой прежний облик:


Навсегда мы лишь то теряем, с потерей
чего примирились.
Но если без обретения жизнь не имеет смысла,
тогда оно возвращается, точнее – рождается заново,
и однажды,
как земля из вод
иль как из молока головка сыра,
восходит в ослепительном сиянье...

В 1995 году мой старший друг стал номинантом на Нобелевскую премию по литературе, среди самых избранных, но в комитете рассудили иначе.
Институт грузинской литературы имени Шота Руставели к годовщине со дня смерти О.Чиладзе издал специальный номер альманаха «Критика-2010», где творчество писателя рассмотрено и проанализировано всесторонне. Это нужное и полезное дело заслуживает продолжения. Его богатое наследие и впредь будет оставаться мерилом мастерства для будущих поколений.
Издательство «Интеллект» в серии «Записки» в том же году выпустило в свет книгу О.Чиладзе «Небо начинается с земли». Знакомство с ней убеждает нас в том, что трудно назвать другого современного грузинского писателя, который столько сил отдал работе над совершенствованием своего мастерства и отразил трагические события двух последних десятилетий.
В этой книге читатель встретит и такое откровение. 7 сентября 1982 года Отар Иванович, отдыхая в доме творчества писателей в Пицунде, сделал запись в дневнике: «Сегодня спас ребенка, тонувшего в море. Я счастлив!» В этой трогательной записи проявился весь Отар Чиладзе, неутомимый певец жизни и радости.
Последнюю книгу стихов, очень важную для него, он писал в течение тридцати лет и неслучайно озаглавил «Помни жизнь». Она звучит как завещание потомкам.
Многие из нас знают, какое завидное братство связывало Отара и Тамаза Чиладзе. Миновало два года после кончины младшего брата, когда Тамаз опубликовал исполненную печали книгу «Вместе с Отаром», которая включает драгоценные для будущих исследователей материалы. Не говоря о высоких литературных достоинствах, это пример воли и гражданского долга.
Не буду вдаваться в подробности, пересказывая эту редкую и очень правдивую книгу. Приведу лишь один факт – доказательство того, какую огромную силу обретает истинно художественное слово.
Лучший роман Отара Чиладзе «И всякий, кто встретится со мной» восхитил педагога из Новосибирска, профессора Эльвиру Горюхину. В 1982 году, посетив Тбилиси, она пришла к Отару Чиладзе и рассказала, что в одной из новосибирских школ, в старших классах, этот роман включили в учебную программу.
Понятно, почему Тамаз Чиладзе пишет с такой гордостью об этом факте. «Это было настоящей сенсацией – в истории русской педагогики не было случая, чтобы в выпускных классах для обязательного чтения вводили роман писателя другой страны».
Профессор Э.Горюхина в своем начинании встретила немало возражений как со стороны родителей, так и от именитых коллег. Но после того как семьдесят ее учеников единодушно написали восторженные отзывы на книгу, предложение было поддержано.
Все мы, коллеги и товарищи Отара Чиладзе, - свидетели того, что он всегда находился в потоке жизни, не чурался трудностей и не отступал перед ними.
С кончиной Отара начался его путь в бессмертие. Подтверждением этому служит то, что грузинский народ определил местом его упокоения Пантеон Мтацминды, рядом с Важа Пшавела.

Эмзар КВИТАИШВИЛИ
Перевел Арсен ЕРЕМЯН

Отар ЧИЛАДЗЕ
(1933-2009)

Стихотворения

***
Как мокрые замызганные псы,
визжат и воют у порога тени,
и снова просят дверь открыть –
в часы, когда вокруг беззвездное смятенье.

И снова каплет мгла или вода,
которая вся тиною покрылась,
а может, рана, та, что не видна,
но вдруг от одиночества раскрылась,
а может, обессмыслившийся миг,
похожим став на капающий крик.

И я – чем на земле я заменю
покинувших ее, чтоб возродиться?
Стать кровью теплой не дано огню,
а обещанью – в клятву превратиться.

Не избежать на свете ничего.
Пуль не вернешь – у пуль такое свойство,
и не обеспокоит никого
то, что твоим зовется беспокойством.

Река сама съедает берега,
и от души, которую так гложет,
надежду – ее главного врага –
никто прогнать не смог,
да и не сможет.

Вся жизнь моя, как зеркало природы,
и, как изголодавшаяся мышь,
среди людей – существ иной
природы,
рискуя жизнью, пищу ищет мысль.

Прощай, свобода моря в буйстве белом!
Но и вдали, исхлестан красотой,
я слушаю своим оглохшим телом
твой вечный голос – бодрый
и простой.


***
Он упрямо писал и писал,
ни на миг не подняв головы.
Он писал, словно всех спасал,
тех, что живы, и тех, что мертвы.

Его мучило что-то всю ночь,
словно скрытый недуг и печаль.
Тень хотела помочь, словно дочь.
Он упрямо писал и писал.

Словно прахом всех лет прожитых,
он страницами стол забросал.
Ветер дул, и, пока не затих,
человек все писал и писал.

Переводы Евгения Евтушенко
 
БОЛЬШОЙ ЧЕЛОВЕК С ДУШОЙ РЕБЕНКА

https://lh4.googleusercontent.com/-GFXFnB9y7nU/UTcE6ucM0HI/AAAAAAAABx8/IGSK0rlypr0/s125/p.jpg

С Гурамом Георгиевичем я дружил тридцать четыре года. Когда я ставил в театре Руставели свой первый спектакль «Прекрасная грузинка», он сыграл в нем одну из главных ролей. Естественно, я страшно нервничал, и Гурам с самого начала репетиций создавал дружескую атмосферу, по-отцовски старался помочь своими советами. В этом спектакле он сыграл напыщенного, пылко влюбленного князя Дадиани.
Позже мы встретились на съемках моего телесериала «Дом в старом квартале», где Гурам выступил в зловещей роли «батони Жоры». Она принесла ему огромную популярность, внесла в его творческую жизнь какие-то новые штрихи, потому что раньше Сагарадзе не играл столь ярких отрицательных ролей. Актер воплотил образ злодея с такой мощью, с такой силой, что  во время гастролей в разных городах зрители называли его не иначе, как «батоно Жора!» Гурам Георгиевич шутя упрекал меня: «Что ты со мной сделал? Я играл Шекспира, читал Гете, и вдруг все об этом забыли и говорят: «Жора, Жора».
Потом Сагарадзе замечательно сыграл в моей постановке «Пляски смерти» Стриндберга, причем его ввели в спектакль за несколько репетиций вместо Кахи Кавсадзе, который оставил нас в сложную минуту. Дело в том, что тогда мы открывали «Театральный подвал», причем именно этой постановкой. Гурам понимал, что должен поддержать новое начинание. Впрочем Сагарадзе как гражданин – это особая, большая тема…
Последняя наша совместная работа – Клавдий в «Гамлете». По-моему, это одна из его лучших ролей. Мы с ним решили лепить Клавдия не как прямолинейного злодея. В нашем спектакле он с первой же секунды ощущает тяжесть своего греха. Дорвавшись до власти, Клавдий – Сагарадзе осознает, что совершенное им преступление перевешивает радость победы, он не может насладиться ею…
Актер играл сильно, масштабно, трагично. За исполнение роли Клавдия на международном театральном фестивале, проходившем во Львове, Сагарадзе получил приз – «Золотого льва». Спустя годы после этого я встретился с председателем жюри фестиваля, который является завлитом Национального театра Англии. Мы заговорили о спектакле «Гамлет», и он вспомнил игру Гурама Сагарадзе: «Конечно, этот актер играл лучше других. Но знаете, что еще заставило меня проголосовать за него? Потому что актеров такой генерации больше нет». И англичанин абсолютно прав…
Я много раз бывал с Гурамом Георгиевичем за пределами Грузии, где не знают его работ, но на него всегда обращали внимание, даже когда мы просто шли с ним по улице. Сагарадзе был артистичен, аристократичен, с особой осанкой, которая характерна для мудрых старых мастеров сцены. Его нельзя было не заметить! Ведь Гурам Георгиевич, помимо всего, относился к той категории людей, которые светят.
Несмотря на тридцатилетнюю разницу в возрасте, мы дружили. Гурам в свои восемьдесят четыре года оставался ребенком, у него была душа ребенка, и я обожал его. Мы дружили семьями, его жена Таня Бухбиндер была моей подругой, всю свою молодость я провел в их доме. На гастролях мы все время были вместе.
Часто я бывал вместе с ним в казино, без которого Гурам не мог жить. Сам я не играл в казино, просто сопровождал его, наблюдал, как он горел в азарте. Он по натуре был азартным человеком, не мог жить без азарта. А теперь его нет, осталась только память о большом артисте и большом человеке с душой ребенка.

Автандил ВАРСИМАШВИЛИ

 
СВЕТЯЩАЯСЯ ИЗ ПРОШЛОГО

Если бы в 1970 году нам, студентам Ленинградского инженерно-строительного института, через «магический кристалл», так точно описанный А.С. Пушкиным в его бессмертном поэтическом романе, удалось заглянуть в наше будущее! Сидящим на лекциях по высшей математике у профессора Марка Самойловича Аги или ведущим съемку местности с помощью теодолита в Старом Петергофе... Заглянуть и увидеть, что Клара Бараташвили не станет строителем, хотя профессию эту она с таким увлечением осваивала на занятиях по теоретической механике, строительным материалам или сопромату в аудиториях института, а через много-много лет превратилась в классного публициста и написала серию отличных статей о трагической судьбе месхов... И не только о месхах – она будет писать об истории Грузии и истории России – истории души этих двух народов.
Тогда, в ЛИСИ, наши пути пересеклись ненадолго – всего на полтора года, но когда сегодня, уже из этого «будущего», я смотрю в наше с ней общее прошлое, то вижу ее в легком и каком-то коричневом (или может быть с коричневыми узорами?) платьице в большом вестибюле ЛИСИ среди других студентов. Вижу как светлое пятнышко: ведь в любой даже самой мрачной толпе почти всегда можно разглядеть человека, одетого ярче других, а в череде промозглых осенних дней обязательно найдется хотя бы один день, выделяющийся из них вдруг вспыхнувший солнцем. Таким светлым пятнышком и была Клара в нашей подчас довольно «слякотной» жизни, и еще светящаяся из прошлого через «магический кристалл» времени...
В самом деле: ее всегда можно было заметить в толпе студентов в вестибюле или на лекциях и собраниях по почти никогда не сходящей с лица улыбке, по буквально бьющей из нее во все стороны какой-то лучистой энергии – так бывает только с влюбленными людьми. И Клара постоянно была влюблена. В кого и во что? Сразу во все! Во все то хорошее, что видела или слышала вокруг себя: в талантливых людей, литературу, город (тогда еще Ленинград), в Русский музей и Эрмитаж, в заслуженный коллектив Большого зала Филармонии... Чаще всего вне ЛИСИ наши с ней пути пересекались почему-то именно там, в Большом зале Филармонии – видимо, уже тогда Клара задумалась о какой-то другой, «гуманитарной» профессии. И позже с легкостью освоила ее, став классным публицистом и историческим очеркистом!
И тогда наши с Кларой пути вновь волшебным образом пересеклись. Вот только, к сожалению, опять ненадолго – всего на пару лет. Но если бы сейчас, отсюда, из нашего настоящего, можно было снова заглянуть в будущее, чтобы увидеть, как отзовутся ее, Клары, светлые, как она сама, работы в будущей истории Грузии, ее первой родины? И в будущей истории второй родины – России? Или первой родиной все-таки была Россия, Ленинград? Но ведь это неважно! Потому что в непростых ныне отношениях двух наших стран сверкает небольшое светлое пятнышко – Клара Бараташвили – из ЛИСИшного прошлого, как солнечный зайчик, переместившееся в наши дни и дальше – в грядущее. И теперь уже не она сама, а ее работы будут прорастать в истории наших стран.
И бесконечно жаль, что нет никакой возможности вручить ей памятный знак «Почетная петербурженка». Хотя бы посмертно.

Андрей ЗИНЧУК
Санкт-Петербург

На капитана Сагнера "Рэп скачать минусовку"весь этот разговор произвел удручающее впечатление.

Она может вернуться как пришла.

Я увидел направленный на "Виндовс виста скачать бесплатно"меня десяток винчестеров и пистолетов, и "Дембеля песня скачать"десяток голосов хором скомандовал нам сесть в лодки.

Вместо ответа "Трагедия белок скачать бесплатно игру"сильная рука выволокла его в коридор, и "Скачать карты навител украина торрент"дежурный молча повел Швейка по лестницам на второй этаж.

 
КАК ПРОЩАЛЬНЫЙ ПРИВЕТ

 

https://lh5.googleusercontent.com/-zWGD-FmiKYw/UKD9n2B_zXI/AAAAAAAABNA/AOkYTTOM7Q4/s125/q.jpg

Среди моря цветов
Один цветок мой…
Со святыми Петра
Упокой, упокой.
И последняя тайна
Перед ним здесь снята
И  Христос из дали
Улыбнулся с креста.
И знакомы теней
Над землей хоровод,
Сколько близких людей
За чертой его ждет.
Среди моря цветов
Один цветок мой.
Со святыми его
Упокой.

13 августа, 2012 г.
Тбилиси.

Слова этой песни-молитвы памяти Петра Фоменко зазвучали, как бы услышанные сверху. Потом сверху музыку стиха услышал композитор Тенгиз Джаиани и свел с голосом певицы Маки Шиукашвили. Все сложилось быстро и  само собой, как случается когда людьми движет любовь, отчаяние и ненависть…
Да, ненависть к тем, кто сумел  в несчастье, в горе разлучить нас.
Кто вклинил в отношения между нами визы, без которых мы не смогли стать у гроба друга, поклониться Петру Фоменко, с которым прошла наша юность и вся жизнь потом.
А потом ненависть ушла. Ей не осталось место в душе. Пройдет время, и надеемся, Господь осудит  всех тех, кто старался и продолжает стараться разорвать крепчайшие нити, столетиями связывавшими  наши народы. Все вернется на круги своя.
Много лет назад, тяжело болея и почти без надежды выжить, ты, словно прощаясь, прислал нам фотографию и написал на обороте несколько слов:
«Эта «фотка» на память от Пети Фоменко.
Дорогие, - спасибо, простите и дай Вам Бог.
Ваш П. Фом…»
И ты нас прости, Петя, прости, Фома. Ты знаешь, не по нашей вине мы не проводили тебя. Ты видишь нашу любовь, нашу гордость за тебя. Прими эти стихи, как прощальный привет.

***
Когда-нибудь все будут прощены,
Когда не будет ни стыда, ни боли,
Лишь крест высокий в тихом светлом поле
Для всех друзей и недругов страны.
Когда-нибудь все будут прощены.
Когда-нибудь заплачет волк ручной
И притулится к твоему порогу.
Когда-нибудь всего так будет много,
Подаренного Богом и судьбой.
Когда-нибудь заплачет волк ручной!
Когда-нибудь здесь расцветет земля
В декабрьской стуже брызгами тюльпанов,
И ничего друг с другом не деля,
Друг другу все залижут кровь на ранах.
Когда-нибудь здесь расцветет земля.
Когда-нибудь высокий светлый дом
Раскроет дверь всем сирым и убогим,
Когда-нибудь любви так будет много,
Что явью станет мой предсмертный сон,
И каждый будет миром награжден.
Когда-нибудь падучую звездой
Я пронесусь по утреннему небу,
Глотком вина, и теплым белым хлебом
Помянут путь мой тяжкий и земной,
Когда-нибудь здесь кончится разбой.
Когда-нибудь вздохнут легко цветы,
Когда-нибудь здесь будешь счастлив ты,
Моей безумной и больной страны
Все люди будут Богом прощены,
Когда-нибудь...

Инга Гаручава
Петр Хотяновский

 

Это "Скачать антивирус доктор веб через торрент"секретный приказ,-ответил, не переставая приятно улыбаться, комендант воинского вокзала в Будапеште.

Это "Скачать две судьбы"было самое гнусное дело, когда-либо совершенное человеком, и притом "Скачать бесплатно реклама"белым, который к тому же называет себя джентльменом.

Это произошло, когда я лежал "Скачать сборник рецептур блюд и кулинарных изделий скачать"без сознания.

Он и был приведен в исполнение, но результат оказался "Каталог почтовых марок скачать"совсем не тот, которого они ждали.

 
РЫЦАРЬ ГРУЗИНСКОГО БАЛЕТА

https://lh4.googleusercontent.com/-lw5PCsJ7ToI/UIkLLxO1-1I/AAAAAAAABEw/kNsibP1YiEk/s134/o.jpg

В каждом театре рано или поздно складывается актерская семья, изобилующая оригинальными индивидуальностями, ищущими свою нишу, творческое «я».
Театр оперы и балеты им. Захария Палиашвили, величаво стоящий на проспекте Руставели в Тбилиси, привлек внимание Васико Абашидзе еще в детстве... Рожденный в семье театралов, почитающих академическое искусство танца, он рано пристрастился к волшебству балетного зрелища и стал часто посещать дневные спектакли – благо, театр был в двух шагах от Грибоедовской улицы, где проживала его семья.
Заметив эту увлеченность внука, бабушка определила Васико в хореографическое училище. Не по возрасту рослого, с привлекательной внешностью  юношу стали рано занимать в балетных спектаклях «Дон Кихот», «Вальпургиева ночь», «Лауренсия», «Баядерка», «Спящая красавица», «Лебединое озеро».
Здесь, опережая школьную выучку, он приобрел профессиональные навыки в сценических выступлениях – в партиях Вакха, Эспада, Альберта, Дезире, Зигфрида, Ротбара...
Выделяясь актерским талантом и партнерским чувством, Абашидзе вскоре прослыл в труппе мастером «дуэтного танца», наделенным недюжинной силой, выполняющим самые сложные поддержки. В его сильных руках прима-балерины чувствовали себя свободно и уверенно.
А однажды ему даже довелось быть партнером Майи Плисецкой, гастролировавшей в Тбилиси. Познакомившись на репетиции с артистами, она подошла к Васико и попросила быть ее партнером в сценах с Ротбаром в «Лебедином озере». Взамен он получил от великой балерины портрет с автографом.
Постепенно он обнаружил целый ряд способностей – педагогических, административных и балетмейстерских. Большую роль в этом сыграла его дружба и сотрудничество с руководителем труппы – Вахтангом Чабукиани, который стал поручать ему функции ассистента во время постановок балетов в Киеве, Новосибирске, Багдаде, Старой Загоре, Трабзоне...
Чабукиани  был кумиром для Васико и его супруги Русудан Абашидзе, которые до конца его дней оставались верными и преданными друзьями. Сам Чабукиани относился к ним по-отечески, доверяя Васико самостоятельно создавать балетные школы – в Багдаде, Трабзоне, Батуми, Старой Загоре. Самым плодотворным оказался батумский период: Абашидзе в короткий срок создал репертуар для труппы «Батумского института искусств» и силами учащихся осуществил постановку балетов «Щелкунчик» (I акт), «Шопениана», «Танец цветов», «Белый балет», дивертисменты из 32 вариаций на музыку Бетховена.
За вклад в развитие классической школы он был награжден Государственной премией имени Мемеда Абашидзе.
Как солист балета театра им. З.Палиашвили Васико Абашидзе участвовал в гастрольных выступлениях во Франции, Чехословакии, Польше, Австрии, России, Шри-Ланке, Таиланде, Италии...
Сегодня его коллеги и родственники свято чтят светлую память доброго друга, верного соратника и любимого главы многочисленного семейства Абашидзе.

Лариса НАДАРЕИШВИЛИ

Пришили "За гранью жизни скачать торрент"нас наконец где-то у Дуклы.

Никому не было "Песня у церкви стояла карета скачать"известно, откуда он приехал, почему поселился в Техасе и избрал себе "Скачать песни группы бумер"такое малопочтенное занятие.

Иначе команда ночью загрязнит полотно железной "Скачать новый фаерфокс"дороги.

Беглянку встретили "Скачать казаки наполеоновские войны торрента"хором восторженных возгласов, на время разогнавших другие мысли.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 8 из 11
Четверг, 01. Октября 2020