click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская
Память

УТРАТА

 

Ушел из жизни Рафаэль Гайкович Гевенян, истинный грибоедовец, прослуживший в родном театре более полувека. Именно – в родном. Потому что до самых последних дней Рафаэль Гайкович, по сути, не расставался с Грибоедовским. Нет, по состоянию здоровья он уже не мог работать – выполнять свои обязанности звукорежиссера. Но продолжал жить театром в своем виртуальном пространстве – проводил репетиции, общался с коллегами: сознание вновь и вновь возвращало его в театр, к людям, вместе с которыми он проработал не одно десятилетие, делил с ними минуты триумфа, огромной радости и боль неудач... Со сколькими замечательными режиссерами, актерами довелось работать Рафику Гевеняну! В его архиве сохранилось множество программок с их автографами и пожеланиями. Рафаэль Гайкович очень дорожил всем этим, относился трепетно к своим сокровищам, собранным за долгие годы служения. Как говорит очаровательная Нелли, увы, уже вдова Рафаэля Гевеняна, театр никого не может отпустить: однажды заболев им, ты уже никогда не сможешь излечиться от этой любви, страсти, зависимости – как угодно. Не смог оторваться душой от любимого Грибоедовского и Рафик Гевенян. Тем более, что эта страсть и любовь былы воспитаны в нем отцом – Гайком Сергеевичем Гевеняном, потрясающим человеком и настоящим профи, много лет проработавшим заместителем директора театра.
Я запомнила Рафика Гевеняна слегка ироничным, умным и обаятельным голубоглазым человеком. Тесно общалась с ним в часы подготовки к поездке грибоедовцев на театральный фестиваль в Саранск – в силу обстоятельств мне предстояло вести спектакль «Кроткая», и Рафаэль Гайкович с любовью – иного слова и не подберешь – делился со мной секретами своего мастерства. Оберегал, опекал, болел за меня всей душой... Никогда этого не забуду! Гевенян был большой профессионал своего дела – сегодня не часто встретишь такого мастера... В этом мнении едины все, кому довелось работать с ним. Звукорежиссура была его призванием – правда, осознание этого пришло к Рафику не сразу.
– Отец мечтал, чтобы я стал инженером-строителем, потому что у нас в роду все были инженерами, – вспоминал Р. Гевенян. – Но сыграл свою роль случай. Театр Грибоедова собирался на гастроли в Днепропетровск. А звукорежиссер вдруг ушел с работы, и возникла форс-мажорная ситуация. Главный администратор Рафаэл Михайлович Мерабов предложил дирекции мою кандидатуру, ведь я видел все спектакли, и мне было легче сориентироваться, чем кому-либо другому. Я согласился. Помню изумление отца, когда я вышел из вагона в Днепропетровске! Так я остался в театре. Кстати, отец никогда не пытался влиять на меня. Он вообще был очень спокойный, уравновешенный человек, я ни разу не слышал от него громкого слова! Отец был мне близким другом. Когда я осуществил музыкальное оформление нескольких спектаклей, отец поверил, что это мое дело, что радиотехника мне ближе, чем что-либо еще. И стал мне всячески помогать.
Главное в любой работе – любовь к ней. Звукорежиссер – техническая профессия, связанная с обработкой звука. Но она подразумевает и творческое начало. В любом случае звукорежиссер должен разбираться в музыкальной грамоте. В некотором смысле он «дирижер» спектакля.
За более чем полувека Рафаэль Гайкович «продирижировал» не менее 110 спектаклей, прекрасно владея своей «партитурой»! Это были разные спектакли – сложные и не очень, успешные и менее удачные, трагедии, драмы и комедии, в родном городе и на многочисленных гастролях... И всегда Гевенян относился к своей работе творчески, неформально. Прекрасно разбирался в звуковой аппаратуре всех поколений – это была его стихия!
«Звукорежиссер в сотрудничестве с режиссером занимается музыкальным оформлением спектакля, – рассказывал он. – При этом его задача сделать так, чтобы каждый смысловой кусок сценария получил свое звуковое оформление или свою мелодию, которая выявила бы суть содержания, придала эмоциональную окраску и определила ритм всего спектакля. Музыка создает настроение. Звуковая часть спектакля имеет свои измерения: звук может быть синхронным или несинхронным. Он всегда несет элементы драматургии. Звуковой образ эпизода – это его звуковая характеристика. Например, в спектакле «Мост» по пьесе грузинского драматурга мы все действие продержали на шумах, без музыки. Работа звукорежиссера позволяет импровизировать. Главное, чтобы звуковое оформление полностью соответствовало сценическому действию...»
Прощайте, дорогой Рафаэль Гайкович! Вас будет нам очень не хватать – как замечательного специалиста и близкого, родного человека. Но Вы теперь навсегда неотъемлемая часть истории Грибоедовского театра!

Инна БЕЗИРГАНОВА,
сотрудники театра им. А.С. Грибоедова
и «Русского клуба»

 
ПРОЩАЙТЕ, ГАЙОЗ ВУКОЛОВИЧ!

 

Ушел из жизни народный артист Грузии, профессор Гайоз (Гизо) Вуколович Жордания, один из лучших представителей отечественной режиссуры и театральной педагогики, ученик Лили Иоселиани и Василия Кушиташвили.
Те, кто близко знал Гизо Жордания, с трудом мог поверить в случившееся. Энергичный, жизнелюбивый, полный творческих замыслов, наделенный невероятным чувством юмора, обладающий иронией и самоиронией, он был никак не соотносим со смертью. Невзирая на свои 82 года...
До самых последних дней Гайоз Вуколович продолжал служить театру, был включен в активный творческий процесс. У него, как говорят, «горел глаз»: Жордания был молод душой, открыт всему новому и интересному, не боялся браться за смелые эксперименты. Зрителям запомнились его последние постановки на сцене Тбилисского театра им. К. Марджанишвили.
Русская классика на грузинской сцене – не частое явление. Тем интереснее было увидеть и оценить «Ревизора» Н. Гоголя и «Хаджи-Мурата» по Л. Толстому в трактовке этого мастера. Многие моменты, затронутые в этих спектаклях Гизо Жордания, прозвучали современно и остро.
В «Ревизоре» царит атмосфера тотального блефа – это театр в театре! Все стараются надуть друг друга, все – аферисты. Начиная от Городничего и заканчивая унтер-офицерской вдовой. Хотя при этом симпатичные, не лишенные обаяния люди. Но – устои общества, закон выживания в «крысином» мире диктует именно такой стиль поведения: ты не обманешь – тебя обманут. И все включены в некую авантюрную игру...
Неожиданным было обращение режиссера к «Хаджи-Мурату» – истории легендарного участника войны кавказских горцев против Российской империи. Гизо Жордания предложил свою, оригинальную интерпретацию великой повести, актуализировав ее проблематику.
Интерес Гизо Жордания к русской классике не случаен: с 1980 по 1987 гг. он возглавлял Тбилисский русский театр им. А.С. Грибоедова. В одном из интервью он говорит о том, каким видит современный театр: «Что сегодня определяет жизнь нашего театра? В первую очередь, конечно, морально-нравственная проблематика, ярко выраженная гражданственность. Именно это определяет сегодня все наши поиски как в области драматургии, так и в области постановочных вопросов. Мой девиз таков: идея и форма в тесном, неразрывном единстве, яркая театральность, приподнятость. Как говорил Маяковский, театр – это увеличительное стекло, а Марджанишвили считал, что театр – это праздник. Театр должен нести свет, темперамент больших страстей».
С приходом Гизо Жордания в театр имени А. С. Грибоедова в репертуаре остались лучшие спектакли его предшественника Александра Товстоногова, но, разумеется, появились и новые названия. В одном из первых интервью Гайоз Вуколович Жордания четко формулирует свое творческое кредо: «Пьесы с острой, общественно важной тематикой, отражающие черты нашего времени, откровенно полемичные, определяют лицо театра. В своей репертуарной политике мы исходим из задачи пробудить в зрителях активность мысли, взволновать их остротой поставленных проблем, пробудить чувство неравнодушия к жестокости, мещанству...» И еще: «Гражданская позиция – главное в театре. Искусство должно смело, принципиально говорить о тех «болячках», которые дают о себе знать в нашей жизни». Причем это может осуществляться не только с помошью современной драматургии, но и через классические произведения, решенные сценическими средствами с позиций гражданственности.
Этому кредо Гизо Жордания следовал всю свою творческую жизнь.
Среди лучших спектаклей, поставленных Гизо Жордания на сцене театра Грибоедова: «Закон вечности» по Н.Думбадзе, «Сестры» и «Дорогая Елена Сергеевна»  Л.Разумовской и др.
Гайоз Вуколович интересно работал и на драматической, и на оперной сценах. Большим успехом пользовались и его спектакли, поставленные со студентами. Многие помнят замечательные работы мастера на малой сцене театра им. Ш.Руставели с участием его талантливых воспитанников.
Одной из последних постановок Гизо Жордания был спектакль «Белая сирень», в котором отражена история его семьи, сестры.
Вот что говорил по этому поводу режиссер: «Тридцать шестой год... Когда отца арестовали, сестру усыновили дядя и тетя. Обратился к этой теме, потому что существует страх: а вдруг подобное повторится? Хотелось показать, что значит страх в авторитарном государстве, что значит произвол. А ведь это может повториться, разве нет?
Мои родители были честными людьми, которые испытывали страх. Мать – химик, отец – врач. Их обоих арестовали, когда мне было три года, и некоторые детали я запомнил...
Иногда меня спрашивают: «Вы удовлетворены тем, как сложилась ваша жизнь?»
Допустим, я скажу, что не удовлетворен, что это изменит? Когда я вспоминаю свою жизнь, то понимаю, что она была очень не простой. Но мне было смешно от многих вещей. И это спасало. Да. Многое в жизни страшно.., но и смешно».

 
Натан Баазов

 

Литературная и научная общественность Грузии понесла тяжелую утрату – скончался Натан Баазов.
Натан Баазов родился 18 июня 1934 года в семье известного грузинского писателя, ставшего жертвой репрессий 30-х годов ХХ века Герцеля Баазова. В 1957 г. он окончил физический факультет Тбилисского государственного университета и с того времени работал на разных должностях в Институте физики Академии наук Грузии. Он являлся  вице-президентом по научной части Научно-исследовательского центра изучения энергоинформационных явлений, членом Консультативного совета газеты «Алиа Сакартвелодан».
Литературный дебют Н. Баазова состоялся в 60-х годах минувшего столетия, когда в московском журнале «Техника молодежи» впервые были опубликованы его стихи. С той поры его стихи и художественные переводы систематически печатались на страницах газет и журналов, выходили книгами.
Сейчас смело можно сказать, что Натан Баазов был достойным продолжателем традиций своего отца, который проповедовал в своем творчестве добро, честность, порядочность. Свой поэтический дар Натан отдал бескорыстному служению грузинской литературе. В его лице грузинская литература потеряла своего неутомимого популяризатора в русскоязычном мире.
Именно в его прекрасных переводах русскоязычный читатель знакомился с блестящими образцами многовековой грузинской поэзии. Достаточно напомнить предложенные читателю 15 разных переводов «Мерани» Н. Бараташвили, выполненных им в течение лет, факт сам по себе являющийся доказательством искательского духа поэта.
Литературные круги с большим одобрением встретили переведенную им Антологию грузинской поэзии ХХ века на русском языке. В этом грандиозном труде объединены переводы стихов 230-ти грузинских поэтов.
Прекрасным лириком был сам Натан. О том свидетельствуют его поэтические сборники: «Страницы лет», «500 стихотворений о любви», «1001 стихотворение о любви», «Мои еврейские темы». На эти стихи создано немало песен.
Творчество Натана Баазова оценено по достоинству. Он был удостоен многих премий – Государственной премии Грузии, премий Галактиона Табидзе, Георгия Леонидзе, «Грузинского комсомола», российской «Литературной газеты» и «Книжного обозрения», премий «Грузинского союза в России», являлся кавалером ордена Чести Грузии, ордена «Культурное наследие», обладателем Золотой медали, а также удостоен почетного звания «Мастер словесности» Международной федерации русскоязычных писателей.
Грузинские писатели с болью простились с Натаном Баазовым – выдающимся поэтом, переводчиком, общественным деятелем, оставившем глубокий след в литературной жизни.

Союз писателей Грузии

Коллективы международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб» и Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С.Грибоедова выражают искреннее соболезнование близким Натана Баазова

 
Натан Баазов

 

Литературная и научная общественность Грузии понесла тяжелую утрату – скончался Натан Баазов.
Натан Баазов родился 18 июня 1934 года в семье известного грузинского писателя, ставшего жертвой репрессий 30-х годов ХХ века Герцеля Баазова. В 1957 г. он окончил физический факультет Тбилисского государственного университета и с того времени работал на разных должностях в Институте физики Академии наук Грузии. Он являлся  вице-президентом по научной части Научно-исследовательского центра изучения энергоинформационных явлений, членом Консультативного совета газеты «Алиа Сакартвелодан».
Литературный дебют Н. Баазова состоялся в 60-х годах минувшего столетия, когда в московском журнале «Техника молодежи» впервые были опубликованы его стихи. С той поры его стихи и художественные переводы систематически печатались на страницах газет и журналов, выходили книгами.
Сейчас смело можно сказать, что Натан Баазов был достойным продолжателем традиций своего отца, который проповедовал в своем творчестве добро, честность, порядочность. Свой поэтический дар Натан отдал бескорыстному служению грузинской литературе. В его лице грузинская литература потеряла своего неутомимого популяризатора в русскоязычном мире.
Именно в его прекрасных переводах русскоязычный читатель знакомился с блестящими образцами многовековой грузинской поэзии. Достаточно напомнить предложенные читателю 15 разных переводов «Мерани» Н. Бараташвили, выполненных им в течение лет, факт сам по себе являющийся доказательством искательского духа поэта.
Литературные круги с большим одобрением встретили переведенную им Антологию грузинской поэзии ХХ века на русском языке. В этом грандиозном труде объединены переводы стихов 230-ти грузинских поэтов.
Прекрасным лириком был сам Натан. О том свидетельствуют его поэтические сборники: «Страницы лет», «500 стихотворений о любви», «1001 стихотворение о любви», «Мои еврейские темы». На эти стихи создано немало песен.
Творчество Натана Баазова оценено по достоинству. Он был удостоен многих премий – Государственной премии Грузии, премий Галактиона Табидзе, Георгия Леонидзе, «Грузинского комсомола», российской «Литературной газеты» и «Книжного обозрения», премий «Грузинского союза в России», являлся кавалером ордена Чести Грузии, ордена «Культурное наследие», обладателем Золотой медали, а также удостоен почетного звания «Мастер словесности» Международной федерации русскоязычных писателей.
Грузинские писатели с болью простились с Натаном Баазовым – выдающимся поэтом, переводчиком, общественным деятелем, оставившем глубокий след в литературной жизни.

Союз писателей Грузии

Коллективы международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб» и Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С.Грибоедова выражают искреннее соболезнование близким Натана Баазова

 
«Я ХОЧУ ОСТАТЬСЯ...»

https://scontent-frt3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/14517596_137911660001267_4907099945433798120_n.jpg?oh=40ffd364021bc5a0c26a82fe09ae2d4f&oe=5875F09C

Не стало Миши, Михаила Амбросова. Актера, прослужившего на сцене театра имени А.С. Грибоедова больше четырех десятилетий и сыгравшего множество ролей. Миша обладал способностью любой, даже незначительный персонаж сделать интересным и запоминающимся...
Незадолго до кончины актер обратился к коллегам с открытым письмом. И сделал это с присущей ему артистичностью: он составил письмо из отдельных реплик своих героев. Получился грустный разговор про жизнь, ее трагичность и кратковременность, про жажду быть вопреки страшному диагнозу, про отношение к театру, наконец... И еще письмо стало своего рода подведением итогов. Как много сделал Миша на грибоедовской сцене! Ведь жизнь актера в театре – это сыгранные роли, воплощенные образы.
Свои воспоминания, вошедшие в юбилейную книгу «Русский театр в Грузии 170», Михаил Амбросов назвал «Мой дом». Грибоедовский  действительно был для него домом, любовью и болью всей жизни. Самые счастливые минуты успеха и болезненные моменты разочарований были связаны для Миши именно с театром. Но человек, однажды вкусивший радость сцены, уже никогда  не сможет избавиться от этой страсти, беззаветной любви к театру, как бы ни складывалась его творческая судьба, как бы он сам ни относился к своим триумфам и неудачам...  
Мы увидели и оценили многие замечательные работы мастера сцены Михаила Амбросова. Обманутый муж («Жизнь прекрасна»), Камил («Тереза Ракен»), Берлиоз  («Мастер и Маргарита»), Срулик («Гетто»), профессор Кимза («Рашен блюз»), купец Стариков («Женитьба») в спектаклях Авто Варсимашвили, Мещанин («Достоевский.ru»), Трактирщик («Избранник судьбы»), Петя Трофимов («Вишневый сад»), Лепорелло («Дон Гуан») в спектаклях Андро Енукидзе, Анти-Эго («Мистическая ночь с Сергеем Есениным, или Прыжок в самого себя» – постановка Валерия Харютченко)...  
В любом жанре Амбросов чувствовал себя органично. Для Мишиных ролей была характерна гротесковая заостренность сценического рисунка, точные, интересные внешние приспособления, пластика, грим. Во всем этом актер проявлял фантазию и вкус. Миша был очень добросовестным, надежным, преданным театру человеком.       
«Моя родина – это моя культура. Предай свою культуру и в собственном доме будешь, как в ссылке. Я хочу остаться в своем театре», – говорил его герой из спектакля «Гетто» Дж. Собола...  Для многих Миша и был в реальности  Сруликом  – человеком театра, а еще –  советчиком, товарищем, другом. Он был внимательным, отзывчивым, заботливым. И ему отвечали взаимностью. Многие были рядом с Мишей в самые тяжелые часы, пытались сделать все от них зависящее для его спасения.
Миша обладал большими знаниями в области истории, нумизматики, филателии. Отличался огромной энергией и трудолюбием. Он был по сути своей созидателем – красоты, уюта, тепла. Потрясающий  Мишин дом, в который он вложил свою душу, стал воплощением его мечты о красоте и гармонии.
Он был прекрасным семьянином. С Мишей его близкие чувствовали себя защищенными, сильными, любимыми.
Нельзя не признать очевидного: театр Грибоедова в лице Михаила Амбросова потерял замечательного актера, профессионала, а семья – настоящую опору. И эта потеря невосполнима.
Последний раз Миша вышел на сцену  на гастролях в Батуми, в роли «вечного студента» Пети Трофимова. Актеру было очень тяжело, но он собрал всю свою волю в кулак, и спектакль состоялся – Миша никого не подвел! Это и стало его прощанием со сценой: на следующие гастроли в Москву поехал уже другой актер...     
«Я обращаюсь ко всему театру имени А.С. Грибоедова. Дорогие мои, братья, я вам благодарен за вашу  чуткость, тепло, внимание. Надеюсь, очень надеюсь, что буду играть на сцене вместе с вами. Уверен в вашем профессионализме и поддержке. Ждите, и я прибегу. Всегда ваш Миша Амбросов».
Это заключительные строки письма Михаила Амбросова. В них выражена надежда,  но по сути это стало прощанием актера.
Миша, мы тебя не забудем.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 4 из 11
Четверг, 01. Октября 2020