click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель
О, спорт!

ОНИ ЖИЛИ БАСКЕТБОЛОМ

h

 

Джорджикия Нодар Константинович родился 15 ноября 1921 года в Кутаиси. Заслуженный мастер спорта СССР (1952). Выступал за команды ТГУ – «Наука» (до 1941), ТОДО (1944-1949), тбилисского «Динамо» (1950-1955). В 1947-1953 входил в сборную команду СССР. Серебряный призер Олимпийских игр 1952. Чемпион Европы 1947. Пятикратный чемпион СССР (1944, 1946, 1950, 1953, 1954). Серебряный призер чемпионата СССР 1945, бронзовый – 1952. Двукратный обладатель Кубка СССР (1950, 1951). Победитель Всемирных студенческих игр в Будапеште (1949). Награжден орденами «Знак Почета», Вахтанга Горгасала III степени и Чести.
История приобщения к спорту многих именитых спортсменов знает немало курьезов.
Но этот – из ряда невероятных. Нодар Джорджикия, один из самых ярких советских баскетболистов всех времен и составов, начинал путь в спорте в команде Тбилисского государственного университета имени И.В.Сталина. В конце тридцатых годов, когда футбольный бум увлекал страну, не избежал его и Нодар, который только поступил на филологический факультет, на его отделение русского языка и литературы. Не показался он вначале баскетбольному тренеру Шалве Диасамидзе, с которым потом их связывала многолетняя дружба, скрепленная фанатичной любовью к баскетболу и литературе. Только по рекомендации друзей – Зураба Джапаридзе и Амирана Барнова – Нодара зачислили в девятую баскетбольную команду ТГУ.
Уже тогда он отличался необыкновенным трудолюбием на тренировках, дневал и ночевал в спортивном  зале, а потому расстояние до первой команды вуза пробежал за один учебный год.
Помню, как пришел я в середине ноября 2001 года в дом Джорджикия поздравить патриарха баскетбола с 80-летием. Спрашиваю Нодара Константиновича, с кем он учился, с кем встречался в университете, знаком ли был с Булатом Окуджавой и замечаю, как нелегко ему говорить о той предвоенной поре. Булат Шалвович был тремя годами младше, а ровесников Нодара, его однокурсников выкосила война. И сам он, уйдя с третьего курса в Сухумское пехотное училище, до окончания войны не снимал военную шинель, и среди наград, которых удостоен выпускник высших офицерских курсов, есть и боевые, их он заслужил на Северном Кавказе.
Война внесла свои коррективы в жизнь, ломая судьбы поколений.
В сорок четвертом, уже демобилизованный Нодар Джорджикия, выступая за команду ТОДО, удостоился своей первой золотой медали чемпиона страны, как и Лев Дзеконский, Сурен Оганезов, Борис Саркисов, Михаил Филиппов, Шура Вачадзе, Саша Ермаков... Через два года команда ТОДО во второй раз стала сильнейшей в стране. Еще три золотые медали чемпионатов СССР Джорджикия связаны с тбилисским  «Динамо», как и две победы в розыгрышах Кубка СССР.
Все они приходятся на начало пятидесятых, золотую пору грузинского баскетбола, который уже в те годы насчитывал немало талантов, подлинных звезд. И одной из самых ярких был он, вернувшийся после войны в университетские аудитории.
Нодар вырос в интеллигентной семье: отец – Константин Иванович, выпускник сельскохозяйственной академии в Бордо и филологического факультета Парижского университета, посвятил себя  педагогической деятельности, восемь лет был директором знаменитой тбилисской первой школы;  мать – Нино Микеладзе закончила Институт благородных девиц в Петербурге. В семье всегда были почитаемы литература, искусство, музыка; в числе друзей дома – выдающиеся деятели грузинской культуры и науки, многие из них приходились родственниками.
Не в этом ли нравственном воспитании секрет обаяния личности Нодара Джорджикия – интеллектуала на спортивной площадке и вне ее?
Он переживал свое временное отлучение от учебы, ради нее готов был отступиться от любимого спорта, о чем сказал ректору университета. Нико Кецховели, большой ученый и патриот, такой жертвы не принял и сделал все возможное, чтобы две пламенные страсти Нодара прекрасно уживались, он продолжил учебу на юридическом факультете.
Уже в 1947 году Нодар вместе с Отаром Коркия, лидером его поколения, наделенным наряду с необыкновенными физическими данными врожденными качествами вожака, участвует в составе сборной СССР в чемпионате Европы и выигрывает первое место. По окончании чемпионата, по опросу французской спортивной газеты «Экип», старшие тренеры команд-участниц назвали состав символической сборной континента. Из советских баскетболистов в нее вошли москвич Евгений Алексеев, тбилисцы Нодар Джорджикия, Отар Коркия и каунасец Иоанн Лысов.
В Праге случилась история, которая имела тяжелые последствия для Нодара. Уже по окончании чемпионата подошла к нему и Коркия девушка-грузинка и пригласила отобедать у них дома – отец, большой почитатель спорта, по причине болезни не мог посещать игры и был бы рад принять у себя земляков-чемпионов. Об этом приглашении они предупредили входившего в состав спортивной делегации представителя органов. Этот обед имел свое продолжение. Нодара сделали на многие годы невыездным, вывели из состава сборной.
Только в 1951 году Джорджикия снова призвали в главную команду страны, он участник Хельсинкской олимпиады.
Из Хельсинки они вернулись с серебряными медалями. Много это или мало?
Нодар Джорджикия считал, что команде было по силам большее. Не повезло с тренерским составом. Был он откровенно слаб. Главный просчет в процессе подготовки к Олимпиаде, на его взгляд, заключался в том, что не было у тренеров опыта дозировки нагрузок для подведения игроков к пику формы.
«К Олимпиаде большинство игроков сборной подошли перетренированными. Это было заметно на примере Степаса Бутаутаса и многих других – по площадке они передвигались шагом. Признаюсь, мы с Отаром Коркия прибегли к хитрости на тренировках, экономили силы. Знали свою дозировку. Нашим союзником был главврач советской спортивной делегации Жора Куколевский. Между прочим, в прошлом тбилисец, выпускник Тбилисского медицинского института. Мы у него просили разрешения отдохнуть, пропустить пару-другую тренировок. Таким образом, мы с Отаром сохранили больше сил и свежести по сравнению с теми, кто безоговорочно выполнял тренерские установки. Несмотря на то, что нас повезли отдыхать в Сочи, многие перед Олимпиадой выглядели уставшими.
Как же складывались игры олимпийского баскетбольного турнира? Еще до приезда в Финляндию определилась стартовая пятерка, и она не менялась, хотя первые игры подтвердили необходимость творческого пересмотра состава. На Олимпиаде, к примеру, в середине первого тайма мы проигрывали сборной Перу 12 очков. Может, не очень скромно вспоминать об этом, но вместо Казиса Петкявичуса выпустили на площадку меня, и постепенно игра выровнялась. Дело в том, что Петкявичус не мог удержать быстрого нападающего перуанцев, потому что, по большому счету, никогда не был защитником – вот в чем заблуждались тренеры. Петкявичус был крайним нападающим. В нападении у него хорошо получалось, но в сборной его почему-то упорно ставили в защиту. Во втором матче – с Аргентиной, картина на площадке повторилась. Опять проигрываем 14-15 очков, опять из-за ошибок тренеров в определении оптимального состава.
И еще один просчет. Всю игру строили в расчете на результативность центрового, не используя блестящие проходы Бутаутаса и защитников. Пусть поймут меня правильно. Речь не о моем друге Отаре Коркия, его удивительном таланте и бесстрашии. Наши неудачи в финале происходили из опять-таки шаблонного мышления тренеров. К слову сказать, мы в тбилисском «Динамо» действовали тактически разнообразнее, взяв на вооружение две задумки. По первой – в прорыв бросали «легкую кавалерию». Вторая волна, используя силовое давление, разыгрывала мяч через центрового и таким образом реализовала атаку.
Американцы, безусловно, были сильны. Но, несмотря на явный проигрыш в росте, противостоять им мы могли. Американцы играли в чисто технический баскетбол. Не было у них того внутреннего горения, что отличало нас. Но все, что они делали, было наиграно прекрасно. Когда смотришь игры профессионалов, там это все научно обосновано, сработано на совесть, до полного автоматизма. Но с любителями можно и должно играть.
Американцы, будучи на голову выше всех в прямом смысле слова, ничего выдающегося на Олимпиаде не показали.
В общем, на Олимпиаде все было внове, а она сама была для нас сказкой, спортивным фейерверком, праздником.
Особо хочу сказать о руководителе советской спортивной делегации Николае Романове, блестящем организаторе, любящем спорт. С его именем связаны многие успехи советского спорта.
После окончания Олимпиады был устроен прием мэром города Хельсинки. Свободная такая обстановка: прекрасное угощение на столах, вволю водки, пива. Почти вся грузинская спортивная делегация устроилась вместе. К нам присоединились олимпийский чемпион Арсен Мекокишвили и Нестор Чхатарашвили. Сидим, закусываем. Открывается дверь, в зал входит Николай Романов, направляется в нашу сторону. «Почему пьете одну воду?» - спрашивает.
Джорджикия отвечает, что после игры водку они не пьют, а вина здесь нет, но пару стаканов можно было бы выпить. Романов распорядился и принесли ящик вина. « С такими спортсменами, - сказал он, - можно выигрывать Олимпиады».
Нодар Джорджикия продолжал: «Кстати, золотой запас медалей у моих земляков был бы больше, будь тренеры посмелее. В Хельсинки Гиви Картозия оставался в роли зрителя, а мог рассчитывать на самое высокое место. «Почему не ставите в команду Гиви?» - спросил я, естественно, тренера борцовской сборной Вахтанга Кухианидзе, не видя, что Гиви стоит рядом и слушает наш разговор. Но тренерский совет сборной остановил свой выбор на Николае Белове, чемпионе Европы 1947 года. Белов на Олимпиаде был третьим, а Картозия через год выиграл чемпионат мира в Швеции, и еще через три года – Олимпийские игры в Мельбурне».
Закончилась для наших спортсменов первая их Олимпиада. По возвращении в Москву узнали: снимают старшего тренера сборной Степана Спандарьяна – за проигрыш американцам. Коркия и Джорджикия приглашают к Романову и объявляют, что есть мнение назначить старшим тренером Константина Травина.
Джорджикия тогда сказал, что, по его мнению, Травин не сможет работать с коллективом. Эти слова обернулись против Джорджикия. И стоили ему места в сборной.
Такая вот плата за откровенность и правдолюбие. А Травин недолго работал со сборной – освободили его через год.
В 1957 году закончилась спортивная карьера выдающегося грузинского баскетболиста. Нодар Джорджикия мог еще в 36 лет поиграть за динамовский клуб, сил было предостаточно, но рядом росли классные игроки и не хотелось сдерживать их в тени собственной славы. И он трудится на ответственных должностях по юридической части. Цвета трех замечательных команд довелось защищать гвардейцу грузинского спорта – «Науки», ТОДО и тбилисского «Динамо». Видевшие игру Нодара Джорджикия – высокотехничную, артистичную – запомнили ее навсегда.
2 июня 2008 года ушел из жизни великий труженик баскетбола с цифрой «8» на майке. Оставил нам откровение, проникнутое грустью и мудростью опытного турнирного бойца: «Мы, между прочим, не играли, я думаю, что мы жили баскетболом. Это была наша жизнь…»

 


Арсен ЕРЕМЯН

Голод заставит их выйти из своих укреплений.

Торжественная "Турецкий гамбит акунин скачать"делегация состояла из трех дам членов австрийского "Скачать фильм снайпер"общества Красного Креста, двух дам членов какого-то военного кружка, венских дам "Скачать текстовый редактора"и девиц, одного официального представителя венского магистрата и одного военного.

От подножия горы, на которой мы стоим, "Скачать тиканье часов"простирается далеко на восток плоскогорье.

Не по его манерам, а по волнению "Игра новый поезд"других я решил, что вижу настоящего героя.

 
ВОРОТА НА ЗАМКЕ

http://s018.radikal.ru/i523/1201/d9/455c0d7028c4.jpg

Перед встречей с аргентинцами Лери Гоголадзе слегка температурил, но решил на это внимания не обращать. Соперники были не из ватерпольных грандов.
Визит Лери к врачу, однако, заметили.
Тренер Николай Иванович Малин говорит: «Почему скрываешь, что не здоров? Под удар хочешь поставить команду? А еще комсорг».
Очень обиделся тогда страж ворот тбилисского «Динамо». Ребята вышли на разминку, а он стоит у бортика бассейна, переживает. Старший тренер сборной Виталий Ушаков в последний момент говорит: «Ладно, полезай в воду».
Вот так, без разминки, Гоголадзе вступил в игру и, надо же, пропустил легкий мяч с угла штрафной площадки, что случалось с ним крайне редко. Ту предварительную игру в подгруппе они выиграли – 7:4. На разборе Малин все же упрекнул: «Я же предупреждал».
Словом, посадили Лери Гоголадзе на скамейку запасных на три игры. Основного вратаря сборной, который семь лет до Римской олимпиады и после шесть раз Федерацией водного поло СССР признавался первым в стране и только однажды – вторым. В списке «21 лучших».
Не в этом ли бездумном отлучении от игры первого номера советской сборной – одно из объяснений незавоеванной победы на Олимпиаде?
Ехали в Рим с твердой верой в наивысший успех, на какой могла рассчитывать лучшая за все времена национальная команда.
Ничто не предвещало беды. Две игры наши олимпийы выиграли – у Бразилии с разницей  в шесть мячей (8:2) и первый полуфинальный матч с Румынией, четвертый за семь дней, со счетом 3:2.
Встреча с итальянцами – командой из «большой четверки» - расценивалась по существу как первый матч финала.
Ей предшествовали удивительные события. На тренерском совете решили играть с двумя нападающими вместо трех. На привычное место в защите отправили Виктора Агеева. И тут первая неожиданность. Виталий Ушаков выступил с неожиданным для многих предложением. «Думаю, нам нужно заменить вратаря», - сказал старший тренер. – Гойхман играл пока хорошо, но я чувствую: это его предел. Он устал, хотя сам, как мне кажется, этого пока не особенно сознает. Горит, рвется в бой. И все же было бы разумным заменить его на Гоголадзе».
Здесь уместно вспомнить, что именно Ушаков, этот опытнейший наставник, в очередной раз попросил Бориса Гойхмана вернуться в сборную, зачислил его в олимпийскую команду. Гойхмана, который все три предолимпийских года жил и работал другими ритмами, заботами, и даже не играл за свой клуб ЦСКА, предпочитал тренировать детскую команду.
К сожалению, на совете тогда не учли мудрого предостережения старшего тренера. Так, 41-летний Гойхман занял место в воротах, а ведь в сборной был вратарь, который на двадцать лет моложе Бориса, уже постаревшего.
Гоголадзе вспоминает: «Ушаков мне потом сказал: я за тебя голосовал обеими руками, но вышло по-другому. С хозяевами Римской олимпиады до этого мы встречались трижды. И обычно побеждали с разницей в шесть-семь мячей. Чувствовали, что могли бы забить и больше, если было нужно. Но, выступая в родных стенах, итальянцы показали себя совершенно иной командой – хорошо организованной, техничной, откровенно нацеленной на победу в матче со своими извечными обидчиками».
В самом деле, события в «Бассейне Роз» в тот день напоминали страшный сон. В закипавший от страстей бассейн «масла в огонь» подлил своим судейством арбитр из Бельгии Боуэнс, который не давал возможности нашим бомбардирам Юрию Григоровскому и Петру Мшвениерадзе добиваться успеха, пресекая малейшую попытку играть на одном месте у ворот.
Гоголадзе с трибуны следит за игрой, а вмешаться не может. Замены вратарей в водном поло правилами не разрешаются.
И вот роковая восьмая минута. Знаменитый защитник Эральдо Пиццо, находясь в семи-восьми метрах от ворот, несильно бросил. И Гойхман, великий Гойхман, пропустил этот легкий мяч. Трибуны стадиона замерли после такого неожиданного подарка, а потом взорвались ревом 25 тысяч глоток итальянских «тиффози». Пиццо, ставший в один миг героем матча, похоже, тоже не поверил вначале собственному счастью.
Наша сборная, наконец, понявшая, что в воде перед ними уже совсем иная команда, а не мальчики для битья, спешит наладить свою игру. Хозяева воды надолго прижаты к воротам. С полной нагрузкой трудится Росси в воротах, которые расстреливают в упор Гиви Чикваная, Анатолий Карташев, Вячеслав Куренной, капитан команды Петр Мшвениерадзе. А результата все нет – ворота итальянцев остаются «сухими». Это Росси поймал кураж! Да и прицел у бомбардиров явно сбился.
И снова злая гримаса судьбы. Срабатывает извечный закон в большом спорте: не забиваешь ты – забивают тебе. Команда, не щадящая сил в атаках чужих ворот, пропускает гол в собственные. Это д’Альтруи (снова защитник!), не обращая внимания на Карташева и Куренного, перекрывавших, казалось бы, ему путь к нашим воротам, бросил с шести метров в ближний верхний угол, и заставил во второй раз всколыхнуться сетку – 2:0.
Вот когда многим вспомнилось заседание тренерского совета и предложение Ушакова заменить подуставшего ветерана Гойхмана.
Так советская сборная открыла хозяевам Олимпийских игр путь к золотым медалям. Теперь ей оставалось побороться только за «серебро», на которое претендовали также венгры и югославы, которые как и итальянцы, пока шли без поражений. И тут следует еще одна сенсация олимпийского турнира. Югославы побеждают венгров – 2:1.
На финальный матч с венграми, олимпийскими чемпионами Мельбурна, в ворота стал Гоголадзе. Как и на ответственнейших играх в предолимпийский период – со сборными Италии, ФРГ, Голландии. И снова выручает в казалось бы безнадежных ситуациях. В итоге ничья – 3:3.
Встречу с югославами, серебряными призерами Игр-56, наша команда выиграла – 4:3. Рязвязка наступила на седьмой минуте второго тайма. Динамовец из Тбилиси Гиви Чикваная прорвался к воротам и, использовав передачу Куренного, забил победный мяч. Отобрав таким образом три очка у главных конкурентов – итальянцев, советская сборная вышла в серебряные призеры.
В январе 1960 года Бела Райки, президент Европейской лиги плавания и старший тренер сборной Венгрии, особо выделил в советской сборной Лери Гоголадзе: «Это большой талант и, несомненно, в ближайшее время станет одним из сильнейших в мире».
Ближайшее время настало для него именно в Риме. Оценивая игру динамовца из Тбилиси, газета «Унита» писала: «Замечательный советский вратарь разоружил сербов». Ей вторила «Мессаджеро»: «Поразительный вратарь, забить которому труднее трудного».
На заседании президиума Федерации водного поло СССР выступлению советских олимпийцев дали высокую оценку. Пять равных команд-кандидатов претендовали на «золото», поэтому серебряные медали римской чеканки посчитали большим прогрессом после Хельсинки. Как водится, объявили благодарность тренерам и спортсменам, в числе других олимпийцев за выдающиеся спортивные достижения удостоили правительственных наград.
Свой высокий класс Гоголадзе очень скоро подтвердил на родине водного поло – в Венгрии, где этот вид спорта не уступает в популярности (и силе игроков!)  футболу. Венгры чаще других фаворитов становились олимпийскими чемпионами.
23 сентября 1960 года сборная Грузии, целиком составленная из ватерполистов тбилисского «Динамо», прибыла в Будапешт. Первый матч с командой «Дожа» из города Солнока, которую тбилисцы летом обыграли дома. И на этот раз не изменили этому правилу. Из четырех матчей с сильнейшими венгерскими клубами, за которые выступали недавние участники олимпийского турнира в Риме, тбилисцы победили в трех при одном проигрыше. Уже в первой встрече Гоголадзе сумел взять несколько «мертвых» мячей. Венгерские газеты особо отмечали, что в грузинской команде, многократном призере чемпионатов Советского Союза, выступают три участника олимпийской сборной – Нодар Гвахария, Лери Гоголадзе и Гиви Чикваная.
Любопытна аттестация нашего стража ворот, данная ему бронзовым призером Мельбурнской олимпиады, лидером и бомбардиром Нодаром Гвахария: «Л.Гоголадзе в настоящее время – сильнейший вратарь в Советском Союзе. При росте 184 сантиметров хорошо выпрыгивает из воды, не теряется, когда соперники выходят один на один с ним».
«В составе нашей олимпийской сборной удачно сочетались молодые игроки и ветераны, - рассказывает Лери Давыдович. – Физические кондиции их были самыми высокими и сам я чувствовал себя, как никогда, сильным. На Олимпиаде в Токио команда представляла бы грозную силу. Шутка сказать – четыре года играли вместе».
На Игры в Токио их не пустили. В конце июля 1964 годв в газете «Комсомольская правда» появилась погромная статья бывшего участника сборной, в свое время из нее выдворенного. В статье в одну кучу были свалены все факты, по мнению автора, порочащие тех, «кто разменивает честь на зарубежные тряпки».
Вся эта нечистоплотная возня со «стяжателями» на таможне обернулась против тех, кто недавно были героями, став тяжелым ударом по отечественному водному поло. Команду-звезду расформировали. На Олимпийские игры отправилась наспех собранная «сборная», ставшая только третьей.
Лери Гоголадзе – «серебряный» вратарь Римской олимпиады, чемпионата Европы-62, Всемирной Универсиады-63, Кубка Италии, Кубка Ташмайдана, серебряный (1960, 1962) и бронзовый (1958, 1964, 1966) призер  чемпионатов СССР, серебряный призер Спартакиады народов СССР 1959 в составе сборной Грузии, шесть лет отдавший сборной, выросший в родном динамовском коллективе Тбилиси в мастера спорта международного класса, в 1972 году окончательно уходит из большого спорта в науку, в математику, которая с каждым годом все настойчивее звала его.
Победитель школьных олимпиад (именно на тот период приходится его первое знакомство с плаванием и водным поло в знаменитой «купальне» на набережной, дружба на всю жизнь с Владимиром Гоиашвили, у которого брал первые уроки вратарского мастерства, и другими выдающимися воспитанниками Луки Александровича Иоакимиди), студент-отличник механико-математического факультета Тбилисского государственного университета и будущий аспирант, стал видным ученым, доктором физико-математических наук, профессором и заведующим кафедрой общей математики ТГУ.
Уже в 1972-м он в составе грузинской команды (ребята часто потом просили сыграть, а он не мог им отказать), находился в Мостаре.
Красивый югославский город. Сидят в кафе за чашечкой кофе. За соседним столиком двое местных парней. Разговорились. Земляки олимпийских чемпионов Мехико узнали, что перед ними ватерполисты.
«Из Грузии? – переспросили они. – Как же, помним ваших Гоголадзе и Чикваная по играм советской сборной».
И первое время не могли понять, отчего развеселились их собеседники – Гоголадзе и Чикваная сидели рядом в кафе.
Вот такая неожиданная встреча через годы и расстояния.

 

Арсен ЕРЕМЯН


Не знаю почему, но у меня появилось предчувствие, а может быть, "Скачать конан варвар книгу"и тайное желание, чтоб эта "Королевство кривых зеркал книга"незнакомка оказалась моей попутчицей.

Изъездив этот участок вдоль и поперек, он, по-видимому, решил отказаться от своего намерения и, сердито пришпорив коня, умчался в сторону Леоны.

Офицеры между тем "Супер марио денди скачать бесплатно на компьютер"пришли к заключению, что полковник Шредер совершенно спятил.

Ну, мы решили, "Скачать мод паркур для гта"как только начнут русские палить, то нашему капитану Етцбахеру капут, И действительно, как "Музыка для магазина скачать"только русские начали стрелять, мы всадили в него этак с пяток пуль.

 
Спартаковский характер
Никита Симонян
В пятьдесят первом его достала всесильная рука Сталина. В Кисловодске, куда после трудного сезона поехали на отдых и лечение спартаковцы Игорь Нетто, Анатолий Ильин и он, Никита Симонян. Потом он вспоминал. Прошла первая беззаботная неделя. Почти каждый день ходили в кино, и вдруг во время сеанса слышит: «Симонян! На выход!» Выходит и видит Михаила Степаняна, адъютанта Василия Сталина, командующего ВВС МВО. Они были знакомы, и футболист, естественно, воскликнул: «Какими судьбами?» – «Есть разговор, – сказал Михаил. – Сядем в машину». Вскоре они были на одной из дач. К удивлению Симоняна, он увидел там и другого сталинского адъютанта – Сергея Капелькина, в прошлом футболиста ЦДКА.
Подробнее...
 
ЦЕНА МГНОВЕНИЯ

Матч Грузия-Иран. 1966

Он часто возвращается памятью в Толидо, провинциальный городок на берегах Эри, одного из Великих Американских Озер, известный разве что тем, что в нем родились шесть президентов, а во всем другом это «одноэтажная Америка», много студентов местного университета, торговцев, дружелюбных людей, приходящих на соревнования с небывалым интересом к нашим борцам классического и вольного стиля, с плакатами «Борцы СССР! Желаем победы!» Разительный контраст с громадьем Нью-Йорка, с его царством солидных, богатых людей, нескончаемым потоком машин. А здесь тишина и покой, которая взрывалась вокруг ковров, на которых возились крепыши, боролись за право стать первыми в мире.

Подробнее...
 
ЛУЧШИЙ СРЕДИ ЛУЧШИХ

Тбилисское

Моя душа бы пожелала,
да невозможно пожелать,
чтобы Гайоза Джеджелава
увидеть на поле опять.

Евг. Евтушенко
«Гайоз, опять у тебя на правой туфле носок порвался», – сердилась мать. – «Это я о камень споткнулся».

Подробнее...
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 9 из 14
Суббота, 18. Августа 2018