click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий

О, спорт!

РЫЦАРИ ОВАЛЬНОГО МЯЧА
https://lh6.googleusercontent.com/-PHxpBQkPyTU/Uni9WKapfPI/AAAAAAAACqE/iW_q7H8tGmE/s125-no/h.jpg
Из спортивных игр регби – наиболее увлекательное зрелище. Не спешите опровергнуть  это мнение. Оно принадлежит англичанину Бобби Чарльтону, чемпиону мира и лучшему футболисту Европы 1966 года.
Обратим внимание на другого шестидесятника – Гиви Мрелашвили, посвятившего регби без малого всю жизнь.
В конце пятидесятых он учился в Московском инженерно-экономическом институте, играл за его баскетбольную команду. После одной неудачной игры рассказал однокурснице о решении уйти из баскетбола и услышал от нее об аналогичном случае, когда ее знакомый по той же причине бросил хоккей, поменял на какую-то регби, от которой сходит с ума. Им оказался будущая «звезда» регби тех лет, Сергей Селиховкин. Гиви связался с ним и получил приглашение посетить тренировку на армейском стадионе в Лефортовом парке.
Так, в середине июня 1959 года Гиви пришел на первую тренировку, где познакомился с тренером Анатолием Сорокиным, отцом советского регби, и с игроками-пионерами возрождения регби в Союзе Сергеем Селиховкиным, Евгением Антоновым, братьями Нагоровыми и Григорьянц...
Вскоре Гиви уехал на летние каникулы в Тбилиси, и вкус к новой игре по-настоящему почувствовал только по возвращении, в конце августа, когда Анатолий Алексеевич предложил, кроме тренировок, заняться с ним организационным вопросом – развитием регби в столице. Стадион в Лефортово в то время был единственной ареной, где тренировались регбисты. Сорокин принадлежал к поколению, которое дружило с овальным мячом до войны и в послевоенные годы, вплоть до пятидесятого, когда власти запретили регби, как буржуазный вид спорта.
Положение изменилось к лучшему после хрущевской «оттепели», и этому в большой степени способствовал шестой Всемирный фестиваль молодежи и студентов 1957 года в Москве, в программе которого проводился турнир регби с участием сильнейших зарубежных команд Румынии, Франции, Англии и других.
Для Гиви Мрелашвили симптомы заболевания регби появились много раньше – после просмотра ирландского фильма «Школа ненависти», а с новой силой вспыхнули на фестивальном матче Чехословакия-Уэльс. К тому времени Мрелашвили играл в составе институтской сборной на первенство Москвы по баскетболу, но понял: пора отложить в сторону круглый мяч и взяться за овальный.
Он и Анатолий Сорокин принялись за организацию команд в столичных институтах и на предприятиях, в обществе «Буревестник» вместе создали организационное бюро регби.
На тренировке в Лефортово Анатолий Алексеевич сообщил, что кроме них, занимающихся, есть студенческие команды в Николаеве и Воронеже – соответственно педагогического и лесотехнического институтов, созданные по инициативе обучавшихся там студентов из Румынии.
Вот тогда задумали и провели 1-5 октября 1959 года первый послевоенный турнир по регби с участием студенческих команд Московского высшего технического училища им. Баумана (ее кафедра физкультуры была инициатором создания регбийных команд), «базовой», укомплектованной исключительно студентами-баумановцами и тренируемой Сорокиным, Московского авиационного института, усиленной игроками других столичных вузов, а также сборных воронежцев и николаевцев.
Первые два круга показали: иногородние коллективы стали легкой добычей москвичей, а вот третий, заключительный, заставил поволноваться А.Сорокина. К общему удивлению, команда МАИ (за нее играл Гиви Мрелашвили), до этого уступавшая  своим основным соперникам во всех спарринговых встречах, надолго захватила инициативу и повела в счете – 11:3. Им удавалось все – атака слева, атака справа, классные вееры, «кресты», комбинации. Удача пришла к МВТУ за пять минут до окончания встречи – штрафной, реализованный с очень трудной позиции, и фантастический индивидуальный занос Сергея Селиховкина на последней минуте встречи, с последующей реализацией «попытки» позволили сравнять счет – 11:11. Ничья оказалась в пользу команды МВТУ, она заняла первое место по лучшему соотношению мячей.
Противостояние двух столичных команд началось на этом историческом турнире и продлилось десять лет, во многом способствуя развитию регби в стране.
После открытого первенства Москвы решили провести первый всесоюзный семинар в Адлере. Гиви позвонил председателю общества «Колмеурне» и предложил командировать игрока лело, чтобы он познакомился с азами регби. У спортобщества денег на командировку не нашлось. Мрелашвили понял: культивировать британскую «дыню» надо на месте, в Тбилиси.
По первому зову приехал Анатолий Сорокин. Дом Гиви Мрелашвили на улице Клары Цеткин стал штаб-квартирой его единомышленников Джемала Берадзе, Гии Чечелашвили, Нодара Кипиани, Отара Догонадзе, Гоги Купарадзе, Гии Цурцумия, Гоги Тония и многих других. Было написано Положение о проведении игр, расписаны условия пошива формы, выполнен раскрой оранжевых мячей – из Тбилиси они покатились по городам и селам. К дереву у входа в штаб-квартиру лепили объявления о приеме в секцию. Сняли тележурнал «Это – регби» и показывали его в кинотеатрах перед началом сеансов. Не ограничились этой «ловлей душ», вспомнили московский опыт, пошли по предприятиям, расширяя круг энтузиастов, не всегда встречая понимание. Один директор завода даже спросил, где можно достать музыкальные инструменты, полагая, что речь идет об эстрадном ансамбле вроде «Рэро» и «Орэра».
Познакомился Гиви и с репатриантом из Франции Жаком Аспекяном, регбистом и велогонщиком. Дела пошли веселее. Организовали сообща первые команды в ГПИ, авиазаводе, СХИ... За ними потянулись другие.
В те далекие годы доминировали динамовцы, их превосходство над соперниками было подавляющим: первый чемпионат Грузии в 1967 году они выиграли с рекордной разницей забитых и пропущенных мячей – 167:0!
Первая поездка динамовцев в Москву и Прибалтику. Первая международная встреча в Варшаве – с 6-кратным чемпионом Польши клубом строителей СКРА, одним из сильнейших в Европе, проводилась в канун 50-летия Октябрьской революции. Об этом им напомнили перед отъездом в форме, не терпящей возражения. Но у тбилисцев собственная гордость, проигрывать в гостях было не к лицу, и они выиграли, изумив специалистов.
Уважив просьбу Мрелашвили, первый чемпионат СССР по регби в 1966 году провели в Тбилиси. Динамовцы (Гиви был играющий тренер) заняли второе место, уступив регбистам МВТУ. Но опередили московских динамовцев, спартаковцев Киева и Ленинграда и земляков-железнодорожников.
Этот большой успех убедил, что в Грузии регби имеет глубокие корни: стойкими оказались гены лело-бурти и пришелся по характеру грузин этот рыцарский, королевский вид спорта.
...Пришедшие на матч Грузия-Португалия розыгрыша Кубка наций европейских стран в марте 2001 года не могли не обратить внимания на невысокого, крепко сбитого человека, в котором нетрудно было распознать бывшего регбиста. И выглядел он много моложе своих лет. Сидел в тесном окружении ветеранов регби, и хотя события на поле развивались по захватывающей дух интриге, появление на трибуне тбилисского стадиона гостя на Франции Жака Аспекяна не осталось незамеченным. Около сорока лет назад он вернулся во Францию, где родился и жил в Марселе вместе с супругой Заирой Гурамишвили, родственные узы которой восходят к княжескому роду Цицишвили; она родственница Ольги Гурамишвили, супруги Ильи Чавчавадзе. У Жака и Заиры два сына. Жерар на тот период возглавлял крупную коммерческую фирму, Морис работал в Департаменте полиции Франции.
Жак многие годы не прерывал связи с Грузией, живо интересовался событиями, и не только спортивными. В 2000 году он пересек пол-Франции, чтобы встретиться с грузинскими регбистами, прибывшими на ветеранские соревнования, обещал приехать в Тбилиси, где в 1950-1960 годах принимал участие в соревнованиях, бил рекорды на треке, вместе с другими энтузиастами регби создавал команды, был играющим тренером, нашел в Грузии много друзей и последователей.
«Приезд Жака напомнил наши молодые годы», - говорит мне Гиви Мрелашвили. Сам Жак вспоминал, как он с группой ребят-шестидесятников собирались на первые игры в 1960 годах, как им чинили препятствия на этом пути. Было проведено множество мероприятий, которые стараниями, талантом десятков энтузиастов позволили сделать Тбилиси вторым (после Москвы) центром регби в стране.
Что касается официального рождения, то известна точная дата – 1 декабря 1961 года, когда Спорткомитет г.Тбилиси утвердил Федерацию регби, председателем избрали Гиви Мрелашвили, заместителем – Жака Аспекяна. Учредительное собрание курировал известный спортивный деятель Георгий Шарашидзе.
Знаю Гиви Георгиевича не один десяток лет, а все не перестаю удивляться феномену его популярности в этом спорте настоящих мужчин и интеллектуалов, - синтезе таких его видов, как легкая атлетика, борьба, баскетбол, плюс мужество и воля бойца.
Играл он сравнительно недолго, но с наибольшей пользой для команды. Со дня основания сначала городского оргбюро, а потом и республиканской федерации оставался самой заметной фигурой в грузинском регби. Наиболее полно его талант лидера и организатора раскрылся на тренерской работе – в тбилисских командах «Динамо», «Гантиади», «Спартак». Первым в стране вместе с Анатолием Сорокиным стал заслуженным тренером и судьей всесоюзной категории, а когда в 1977 году по инициативе Гоги Купарадзе в Грузинском институте физкультуры, впервые в Советском Союзе, была открыта специализация регби, вел курс.
Ираклий Кизирия, виртуоз овального мяча, регбист международного класса, вспоминал: «Гиви Мрелашвили создал в Грузии эпоху регби. В 60-е годы этот вид спорта у нас только внедрялся, и у его истоков стоял этот в высшей степени образованный, энергичный человек, патриот, прививший моему поколению любовь к мужественному виду спорта. Будучи немногим нас старше, он проявил необыкновенный талант воспитателя, удивительный такт в общении, что сыграло огромную роль в становлении нас как личностей. В 60-е годы он не только подготовил регбистов, но и вырастил плеяду деятельных патриотов, полезных стране людей. Я особо подчеркиваю это обстоятельство: сегодня  Грузии, как никогда, нужны профессионализм Гиви, его высокие качества, патриотизм и готовность бескорыстного служения стране».
Это было сказано в октябре 1999 года, когда Гиви Мрелашвили как независимый беспартийный мажоритарий выдвинул свою кандидатуру в члены Парламента Грузии по Чугуретскому избирательному округу. К сожалению, не удалось ему «провести лело» в Парламент.
Профессионализм Гиви Мрелашвили, инженера-транспортника и знатока банковской работы, проявился в конкретных делах. Кавалер ордена Чести (он первый из регбистов удостоен этой высокой награды), вице-президент Союза ветеранов регби уверен в завтрашнем дне отечественного регби, его выходе на мировую арену: «Популярность регби велика, о чем не мечталось полвека назад. Регби в Грузии состоялось и, главное, она стала регбийной страной. Чтобы лучше проникнуться значением этих слов, завоеванным в последние годы авторитетом в международном содружестве, нисколько не преувеличивая, это явление можно назвать историческим. Дело в том, что, несмотря на большое количество стран, входящих в международные организации нашего вида спорта, в отличие от футбола, чисто регбийных стран можно пересчитать по пальцам. Мы по рейтингу находимся в начале второй десятки, но даже опережающие нас Италия и Аргентина, имеющие более сильные сборные, регбийными назвать нельзя, ни сегодня, ни в далеком будущем они таковыми не станут. Успехи этих стран, как и Румынии, достигнуты за счет одного-двух поколений энтузиастов, влюбленных в регби. Об «идеологии» регбийной страны я писал еще в 1963 году в журнале «Дроша», в статье «Грозный соперник футбола» о том, как со мной поделился мнением высокого ранга английский спортивный чиновник. По его словам, Грузия произвела фурор в мировой семье регби. Он, как и другие фанаты этого вида спорта, разделяют мир на две части: регбистов и нерегбистов. По этой ментальности и мировоззрению в мировом сообществе регби, после развала Союза Грузия на огромном пространстве (Россия, Турция, Иран, ближняя Европа, далекая Азия и многие другие страны), правда, маленькой точкой, но предстала неожиданно определившейся регбийной страной, как грузины – регбийной нацией. В той же статье я отмечал возможность того, что в свое время лело, облаченное в чоху-архалук, посетило Европу, откуда после долгого отсутствия наряженное в смокинг вернулось к нам назад. Кто знает, может так оно и было. Факт, что сегодня о наших регбистах можно сказать точно также, как о британцах говорят, что у них при слове «регби» загораются глаза, что происходит с человеком при произнесении слова «родина». Благодаря грузинскому гену и природе, наше регби получило несравненных мастеров. Среди них Ираклий Кизирия был, есть и остается избранным гроссмейстером №1. Его безграничная любовь к регби, преданность, романтизм, сохранение спортивной формы и, что самое главное, профессионализм высшего класса – залог сегодняшних успехов наших регбистов, и он войдет в историю грузинского спорта, как Нона в шахматах, Санеев в легкой атлетике, Пайчадзе в футболе, Пхакадзе в велоспорте… Таким образом, грузинское регби раз и навсегда утвердилось в мировой элите. Что касается вопроса, когда наши замечательные атлеты смогут войти в список топ-стран и бороться за наивысшие места, ответить на него очень сложно – проблемы связаны в один большой узел в нашем обществе, разрубить его регбистам не по силам без нас, или все зависит от этого общества, то есть от нас с вами. Успехи сборной, будь то в футболе, баскетболе или регби, развиваются по своеобразной, странной и простой формуле: сборные тех стран, где зритель не ходит на внутренние соревнования, или общество не полностью включено в этот процесс, и где на местных играх пустуют трибуны стадионов, или пока регби не станет подлинно народным зрелищем, даже в условиях достаточного финансирования, о больших успехах не приходится и думать».
Стоит прислушаться к мнению этого человека, председателя Федерации регби Грузии (1971-1973), члена президиума Федерации регби СССР и Международной федерации, включенного с Анатолием Сорокиным и Борисом Егуповым в Б.С.Э. как родоначальник отечественного регби, а еще – в Грузинскую Советскую Энциклопедию. Его имя вписано в спортивный сборник «Британники» - универсальной Британской Энциклопедии, издаваемой в Лондоне, в трехстах милях от города Регби, где в 1823 году учащийся местного колледжа Уильям Эллис, играя в игру, похожую на современный футбол, схватил мяч руками и, увертываясь от соперников, приземлил его за чужими воротами.

Арсен ЕРЕМЯН
 
РОДИЛСЯ И ПОБЕДИЛ

https://lh6.googleusercontent.com/-kG5nSf1J87s/UkleRCVal5I/AAAAAAAACkc/YwIgpsGw3tE/w125-h166-no/g.jpg

Какой подарок всего желаннее в день рождения?
26-летний динамовец из Тбилиси Вахтанг Благидзе выбрал золотую олимпийскую медаль и сам себе подарил. И не было счастливее его среди борцов греко-римского стиля 23 июля 1980 года.
А соперник у него не подарок – чемпион мира 1979 года в легчайшем весе Рац, по имени Лайош, что на его родном венгерском языке означает лев. Этот парень неробкого десятка приехал в Москву отменно подготовленным, и за час до финального поединка пребывал в отличном настроении в тренировочном зале. Узнал, что у Благидзе побаливает колено, а значит, не с руки эмоциональному, взрывному по характеру грузину темповая борьба, в которой он преуспел.
Сам Благидзе был иного мнения.
Но проследим за развитием событий. Его соперник лежал на тренировочном ковре, отдыхал. Вахтанг разбегается и над головой венгра пробегает по вертикальной стене 12 шагов. На три – три с половиной метра поднялся. Особым достижением это не считал, но к психологическому давлению на соперников нередко прибегал. Как сработала заготовленная «бомба» рассказали потом ребята. Лайош встал, посмотрел на точку, до которой добежал Вахтанг, отмерил шагами это расстояние на ковре, сел и глубоко задумался.
В схватке, решавшей судьбу золота Олимпиады, почти не боролся – испугался. И понять его можно. Как бороться, когда соперник по стенам, как по земле, бегает?
Финальный поединок Вахтанг выиграл с астрономическим счетом 19:1. Джемал Мегрелишвили, тренер и старший друг, на руках унес его с ковра. В зале находились супруга, оба брата и земляки олимпионика из грузинского села Баилети и шумно приветствовали эту ожидаемую победу.
В олимпийской деревне Вахтанга поселили в одной комнате с капитаном сборной Николаем Балбошиным. Олимпийский чемпион в полутяжелом весе и знаменосец советской спортивной делегации в Монреале, пятикратный чемпион мира, ему сказал: «Ты станешь чемпионом!» После травмы Балбошин выбыл из московского турнира, а в товарища верил до конца.
Победа Вахтанга Благидзе была из ряда выдающихся – в его категории, несмотря на бойкот Московской олимпиады Западом, выступали сильнейшие атлеты планеты – румын Нику Джинга, венгр Лайош Рац, очень сильные борцы Младен Младенов из Болгарии, грек Карла Холидис…
Но всех превзошел Благидзе, обладатель изумительной техники.
Любопытный факт: три схватки с финном Таисто Халоненом, греком Холидисом, Антонином Елинеком из Чехословакии он завершил чистыми победами, затратив в сумме 11 минут 21 секунду. И только у Младенова, избравшего с самого начала оборонительную тактику, выиграл по баллам.
О разгроме, учиненном Благидзе Рацу. В окончательных цифрах, которые зажглись на световом табло, заключался некий парадокс. Единственный балл, «заработанный» венгром, ему дали рефери за «пассивность» соперника, который в поте лица набрал 19 полноценных баллов. Судите сами, кто из финалистов уклонялся от борьбы.
После победы Благидзе над венгерским львом разразился грандиозный скандал. Телекамера крупным планом показала, и весь мир увидел, что советский борец, победив, прилюдно перекрестился.
Что тут началось! Руководителей сборной вызвали «на ковер» - чемпиону Олимпиады грозила пожизненная дисквалификация. Тренеры оправдывались как могли: дескать, сельский парень, еще очень молодой, но очень перспективный для сборной, обещали подтянуть его идейно-политический уровень до требуемого. Отстоять Вахтанга от наказания так и не смогли – всех олимпийских чемпионов по борьбе наградили орденами, и только Благидзе – медалью «За трудовую доблесть».
Орденами его наградили потом, дома – Вахтанга Горгасала 2-й степени и Чести.
Борьбой Вахтанг всерьез заинтересовался в 1969 году, в 15 лет, после того, как учитель физкультуры его, шестиклассника, вместе с другими школьниками привез в город Махарадзе, на чемпионат Грузии по греко-римской борьбе. Тогда одним из победителей стал их земляк Джемал Мегрелишвили, второй тренер будущего чемпиона.
Втайне от домашних Вахтанг записался в группу другого выдающегося грузинского тренера – Михаила Таварткиладзе.
Приезжал в город три раза в неделю, а когда денег на автобус не было, топал пешком 12 километров. После тренировок возвращался домой впотьмах, было страшно.
Потом появился у него попутчик и друг – Дмитрий Купрадзе из их группы. Дима старше на четыре года, выступал в первом полусреднем весе и трогательно заботился о младшем: провожал до села Баилети, а потом возвращался в город, подарил борцовское трико, в которое могли влезть два Вахтанга, пришлось матери ушивать форму и подгонять по фигуре сына, но первой экипировкой он остался доволен.
Дима первый разглядел в нем задатки чемпиона, а когда его подопечный потерял интерес к тренировкам, приехал в Баилети, поговорил с семьей – матерью Вахтанга, Верой Кигурадзе, и старшим братом Зауром, убедил Вахтанга продолжить занятия, учил всему, что умел и подглядел на соревнованиях.
Словом, как потом признавался Благидзе, Диме Купрадзе во многом он обязан, что стал настоящим борцом.
И все же, не умаляя великих заслуг его тренеров, скажем, что Вахтанг, не наделенный от природы богатырскими качествами, выступал кузнецом собственного счастья, строил свое тело будущего «маленького танка», каким его признали на мировом ковре.
Послушаем олимпийского чемпиона в Сеуле (1988) и президента Федерации спортивной борьбы России Михаила Мамиашвили: «Однажды я подошел к нему и спросил: «Ваха, правда, что ты 800 раз в день отжимаешься от пола и по 50 раз лазаешь по канату?» Он ответил: «Миша, посмотри на мои руки…» Взглянув на его ладони, сухие, потрескавшиеся от тяжкой работы, я подумал: так, наверное, выглядит пустыня Каракумы».
В 17 лет Благидзе стал чемпионом Грузии среди взрослых. Переехал в Тбилиси, поступил в школу тренеров, стал заниматься у Джемала Мегрелишвили, чемпиона СССР 1972 года.
Тренеры сборной впервые обратили на него внимание на чемпионате СССР в феврале 1976 года в Ульяновске, когда он, бронзовый призер, разгромил (16:2) 4-кратного чемпиона мира минчанина Владимира Зубкова. В следующем году, на престижном Мемориале Николы Петрова в Болгарии в упорном единоборстве (8:7) победил Нику Джингу – своего главного соперника, чемпиона мира. Универсиаду в Софии же выиграл с чистыми победами над Рацем, Джингой (через год румын – двукратный чемпион мира), южнокорейцем Баг Дае Ду, турком Карадагом.
1978 стал победным для Вахтанга Благидзе, когда он сокрушил всех соперников на Мемориале Петрова и чемпионате Европы в Осло, одолел в финале Лайоша Раца.
Вот тогда Джемал Мегрелишвили сказал: «Хорошо поработали и пришла удача. Будем готовиться к чемпионату мира».
Итак, Мехико. Здесь, на «мире», снова сошлись их с Джингой пути-дороги, в невыгодной для Вахтанга ситуации – в стартовой схватке он уступил один балл Николе Борисову и проиграл, а румын победил этого очень сильного болгарского атлета.
Схватка старых соперников проходила с переменным успехом. Открыв счет, Джинга навязывает позиционную борьбу, он много двигается, осуществляет захваты, но все это для отвода глаз судей, – фактически прекращает бороться, всеми силами стремясь удержать преимущество. Вахтанга больше устраивает открытая борьба, в которой оба обмениваются бросками. За 8 секунд до гонга счет ничейный – 7:7. Румын не скрывает радости, предвкушая победу, третью на чемпионатах мира – он первым провел двухбалльный прием.
Вахтанг слышит голос Романа Руруа: «Мужчина ты или нет? Вперед! Шесть секунд осталось!» Благидзе проводит бросок – румын в партере, а потом, для верности, еще и накат. После гонга судьи совещаются, как оценить прием – в один или три балла. Роман Руруа, обрадованный, кричит: «Что-то обязательно дадут. Чемпион мира ты, парень, чемпион!»
Вахтанг Благидзе – заслуженный мастер спорта СССР! По итогам 1978 года – второй спортсмен Грузии. Первое место в десятке спортивные журналисты присуждают 17-летней чемпионке мира по шахматам Майе Чибурданидзе.
Цель достигнута – он сильнейший в мире.
Судьба готовит Благидзе новые испытания. На сборе в Минске на тренировке он неудачно упал и ударил голову. На реабилитацию ушло полгода. На место лидера сборной в его весе претендует Камиль Фаткулин из Ташкента.  Его делегируют на чемпионаты Европы (май, Турция) и мира (август, США), где он особых лавров не снискал, став соответственно третьим и вторым, уступив первенство Рацу и Джинге. Тренеры сборной СССР, приученные Благидзе к победам, терпеливо дожидаются его выздоровления. И он, еще не полностью восстановив былую спортивную форму, выходит на старт 7-й Спартакиады народов СССР-79, занимает третье место после Фаткулина и Павла Чижаева. Вопрос лидера в сборной остается открытым, но после контрольной встречи Благидзе – Фаткулин все становится на место.
Вахтанг еще раз заставил поволноваться своих почитателей – на чемпионате СССР 1980 года в Москве он только третий, а победил Павел Чижаев, второй – динамовец из Еревана Бенур Пашаян. Тем самым, Пашаян сделал заявку на место в олимпийской команде.
Наставники не спешат с выводами. Благидзе занят на престижном турнире в Германии, где в очередной раз демонстрирует превосходство над главными претендентами на победу Джингой и Рацем. Турнир выигран, а последовавшая контрольная встреча Благидзе – Пашаян снова в пользу грузинского атлета. В такой же последовательности они оказались на финише февральского чемпионата СССР-81 в Ростове-на-Дону. Благидзе – чемпион, Пашаян – второй. В августе Благидзе среди участников чемпионата мира в Осло, где в очередной раз катком прошелся по своим конкурентам.
Вахтанг Благидзе – дважды чемпион мира. Затратил 8 минут на весь чемпионат, набрал 37 баллов, не отдав ни одного! Чистые победы над японцем Мияхара, венгром Рацем, финном Халоненом, болгарином Цековым…
Завоеваны высшие титулы за исключением одного – Кубка мира. За ним в 1983 году он отправляется в Венгрию, на родину Лайоша Раца, своего вечного оппонента на ковре, которому остается уповать на родные стены. Но по ходу их решающей схватки счет 11:0 в пользу Благидзе, которому, по новым правилам, до чистой победы нужен один балл. Истекают последние минуты…
Вахтанг падает за пределами ковра, у него вывихнуто плечо, правая рука беспомощно повисает. Врач вправляет плечо. 3 минуты до гонга. Вахтангу во что бы то ни стало надо продержаться в интересах команды, и он, фактически однорукий, борется до конца, более того, успевает добыть последний, победный балл.
Несмотря на тяжелую травму плеча, он находит в себе силы и выходит на ковер 8-й Спартакиады народов СССР, чтобы принести зачетные очки команде Грузии. В схватке с Пашаяном, которого в то время мог победить он один, ведет со счетом 6:2, но по настоянию врачей вынужден сняться с турнира.
Это последние выступления выдающегося грузинского борца. Ему 30 лет, покорены все спортивные вершины, а в перспективе операция, новое отчуждение от соревнований как минимум на год.
Потом был бойкот Москвой Олимпиады в Лос-Анджелесе, где чемпионом стал японец Мияхара, кого Вахтанг легко победил на чемпионате мира в Мехико, а на международном турнире в Германии положил на 15-й секунде. Сам Вахтанг считает, что мог вторично выиграть Олимпиаду, но, как говорится, не судьба.
Вахтанг Германович принимает решение уйти из большого спорта. Выпускник юрфака Тбилисского государственного университета работает по специальности – старшим следователем по особо важным делам Прокуратуры республики, в юридической комиссии Парламента Грузии, помощником прокурора Аджарии, на таможне, директором Глданской специализированной школы борьбы.
На мировом ковре его победную эстафету подхватывает давний соперник и товарищ по сборной Бенур Пашаян – чемпион СССР 1982 года, в сентябре того же года в польском городе Катовицы побеждает на чемпионате мира, оставив позади Цекова, Раца, Баг Дае Ду, Мияхару и других виртуозов ковра, кого до этого многократно обижал Вахтанг Благидзе. В 1983 году Бенур Пашаян во второй раз стал чемпионом мира.

Арсен ЕРЕМЯН
 
ТАНК НА КОВРЕ

https://lh4.googleusercontent.com/-zUj7ot2FGOY/UicURq1x9yI/AAAAAAAACiQ/x_WZcA_fRsA/w125-h116-no/h.jpg

Истекали последние секунды финальной схватки борцов вольного стиля Давида Гобеджишвили и Брюса Баумгартнера, решавшей судьбу золотой олимпийской медали в тяжелом весе, и взволнованный Иван Ярыгин кричал: «Не своди меня с ума, парень, что ты вытворяешь!»   
Миллионы телезрителей видели, как Давид помахал рукой и улыбнулся с экрана.
«Вернувшись в Тбилиси, - рассказывал потом Гурам Сагарадзе, - Давид сказал – это я тебе, моему наставнику, махал рукой. Потом встретил моего сына, своего крестника, и, оказывается, ему помахал. Жену мою увидел и ей, дескать! Кто знает кому что сказал! В действительности же вот как было. Ведя со счетом 3:0, Давид на последней минуте применил тактический прием – сознательно позволил сопернику перевести себя в партер и отдал один балл. Бороться оставалось всего несколько секунд, и он взмахом руки успокоил старшего тренера Ярыгина – не беспокойся, все будет в порядке!»
Поражаешься выдержке и уверенности в собственных силах Давида, позволившего себе расслабиться с американским колоссом Баумгартнером. Оба выдающихся борца провели между собой с десяток поединков, и каждый был решающим, определяя достоинство награды, будь то чемпионат мира или Олимпийские игры.
В Сеуле олимпийское золото досталось Гобеджишвили.
Через четыре года в Барселоне от него ждали повторения пройденного. Они встретились в полуфинале, и 32-летний американец с немецкой фамилией понимал: победитель схватки – чемпион Олимпиады. А потому боролся предельно осторожно, с ничьей в кармане.
Не склонен был рисковать и грузинский атлет, ничья его устраивала. Но за семь секунд до финального гонга тренеры крикнули ему, что нужна только победа. Оказывается, более слабый борец победил сильного и спутал карты в споре фаворитов. Такая неожиданность в пылу схватки могла выбить из колеи кого угодно, и Давид от нее пострадал. Он бросился в неподготовленную атаку, прозевал нырок американца в ноги и последующий бросок. Проиграл один балл. И золото Олимпиады.
Это было крушение надежд, но тренеры убедили продолжать бороться за награду, и он победил чемпиона мира Андреаса Шредера, а в схватке за бронзовую олимпийскую медаль и турка Махмуда Демира, будущего чемпиона Олимпиады-96 в Атланте. Преимущество Давида было явным. Сразу же набрал два балла, а под конец схватки еще дважды провел однобалльные приемы. Не смутила его даже травма, нанесенная ему соперником, боровшимся в жесткой манере.
Чемпионом в Барселоне стал Баумгартнер – легко справился с канадцем Дж.Тюе.
На пресс-конференции Брюс отметил, что эта победа для него – самая  важная. Десятикратный чемпион США, пятикратный победитель розыгрыша Кубка мира понимал, что благополучно пройти Гобеджишвили на турнире любого ранга – путь к вершине. Нельзя не отдать должное его огромной спортивности и азарту. «Я уходил из спорта, - вспоминал трехкратный олимпийский чемпион по вольной борьбе в полутяжелом и тяжелом весах Александр Медведь, - а Баумгартнер уже боролся».
Брюс надеялся успешно выступить и на своей пятой Олимпиаде в Атланте, где он был знаменосцем американской спортивной делегации, сплошь состоящей из выдающихся спортсменов, но удача отвернулась от него. Он – только третий.
Их первая встреча состоялась в январе 1985 года в Ереване в матче СССР-США. И новичок советской сборной 22-летний Гобеджишвили победил чемпиона Олимпиады-84 в Лос-Анджелесе.
Все предыдущие схватки американца с советскими борцами заканчивались, как правило, в его пользу. Перед тренерами сборной стояла сверхзадача – найти надежного «тяжа», способного противостоять Брюсу Баумгартнеру, и Дато не подвел. После первой минуты он вел 5:0, во втором периоде устал – боролся с температурой – но был хорошо подготовлен и завершил встречу победно – 9:6.
В Ереване началась «эра Давида Гобеджишвили» в тяжелом весе. А в полутяжелой весовой категории все эти годы доминировал его друг и соотечественник великий Лери Хабелов.
Самородок из горной Рачи начинался так. Родился 3 января 1963 года в красивейшем селе Хурути. В 12 лет стал заниматься борьбой у Шуры Майсурадзе. В любую погоду высокий, худой паренек спускался по крутому склону и выходил на автомобильную дорогу, ведущую в Они. От районного центра родное село отделяли несколько километров. Здесь в комнатушке подвального типа постигал «школу» у Майсурадзе будущий олимпийский чемпион.
Потом были Кутаиси, учеба в строительном техникуме, два года тренировок у Мурада Дохтуришвили. (Оба тренера за подготовку олимпийского чемпиона удостоены звания заслуженного тренера СССР.)
Давид быстро набирал недюжинную силу и рост. Он выиграл первенство Грузии среди юношей, когда его призвали в армию.
Тогда же, в Кварели, состоялись давидовы смотрины в большом борцовском мире и судьбоносная встреча со старшим тренером сборной Грузии Гурамом Сагарадзе, который отбирал перспективных талантливых молодых ребят.
Состоялся интересный диалог. «Дато, знаешь ли ты меня?», - спрашивает вице-чемпион Токийской олимпиады и двукратный чемпион мира. «Как же не знать, вас знает весь мир», - сказал, улыбаясь, Дато. На тех соревнованиях он умудрился провести прием, изумивший зрителей, включая Сагарадзе, которого победы в Токио лишила досадная неудача: показатели трех финалистов оказались равными, и все решил фактор собственного веса.
Договорились о встрече в Тбилиси. Проходя службу в армии, Давид занимался у старшего друга. Огромный соревновательный опыт Сагарадзе, терпеливая работа с юношей на тренировках ускорили стремительный рост результатов. После победы в Сеуле Гобеджишвили позвонил домой, Сагарадзе: «Ревазович, ты не стал олимпийским чемпионом, но разве это не одно и то же? В моей победе есть твой большой успех. Это действительно так, когда я под диктовку собственной интуиции выбрал себе в наставники борца-великана».
На протяжении десятков лет Давид оставался благодарным учеником того, кто стал неразлучным спутником жизни, наставником и старшим другом, отмечая: на примере Гурама Ревазовича выросли многие борцы, учась у него, кроме спортивного мастерства, стремлению к победе, человеколюбию и благородству.
Сеульскую олимпиаду Давид прошел на одном дыхании, сокрушая сильнейших тяжеловесов мира. Победил сирийца Этьена Дениза со счетом 17:0, положил на лопатки японца Хироюки Обата. В третьем круге его соперника немца Ральфа Бремера судьи сняли за пассивность при счете 10:0 в пользу Давида. С таким же счетом был побежден опытный венгр Ласло Клаус, а болгарин Атанас Атанасов – с привычным для него счетом 8:0. В финале, как мы знаем, настало время огорчаться Брюсу Баумгартнеру.
Теперь вернемся к началу восьмидесятых, где мы оставили нашего героя. На календаре – 1983 год. Москва. 8-я Спартакиада народов СССР. В тяжелом весе от Грузии выступал Джемал Тариеладзе, который в финале совсем немного уступил участнику сборной Москвы, одному из сильнейших борцов мира Салману Хасимикову. На параллельном комитетовском турнире Давид Гобеджишвили победил Владимира Паршукова из Сыктывкара – трехкратного чемпиона СССР и чемпиона Европы-77, абсолютного чемпиона страны-79.
Давида включили в состав сборной страны и он принялся доказывать, что тренеры не ошиблись – выиграл Кубок СССР и чемпионат страны, но на главные старты года путь ему закрыт – Кремль бойкотировал Олимпиаду в Лос-Анджелесе, больно ударив по интересам отечественных спортсменов.
Следующий, 1985 год стал для Давида Гобеджишвили поистине победоносным, когда он выиграл золотые медали чемпиона СССР, Европы и мира.
По итогам года его признали лучшим спортсменом Грузии. Как и в 1990-м, после победы на чемпионате мира в Токио, где он отодвинул на второе место Баумгартнера, выиграв у него в финале 2:0.
Он лучший и среди участников «мира»-85 в Будапеште. В первом круге одержал победу над австрийцем Габриэлем Тотом за три минуты с мелочью, а затем – над Баумгартнером со счетом 9:3. Потом стал класть всех подряд – за чуть больше минуты – участника чемпионатов мира кубинца Д.Меса, чемпиона мира Андреаса Шредера, чемпиона Европы венгра Йожефа Баллу.
Но пусть не создастся у читателя мнение, что Давид легко расправлялся с великим Брюсом. Были, конечно, и чувствительные поражения. Так, на  чемпионате мира в Будапеште он – второй. При счете 2:2 Давид в схватке с Баумгартнером рискнул, бросил прогибом, но после контрприема остался на мосту, и в итоге проиграл.
В коллекции американца четыре олимпийские медали – две золотые (Лос-Анджелес, Барселона), одна серебряная (Сеул) и одна бронзовая (Атланта). У Давида их две – золотая и серебряная. После десяти встреч общий счет в пользу американца, но по результатам медальных соревнований больше побед у грузинского борца. Сам же считает, что его главный соперник – сильный борец и хороший парень.
Приедается все, даже победы. И в какой-то момент Давид вроде пресытился ими, сбавил нагрузки на тренировках, и расплата последовала незамедлительно.
В 1987 году Аслан Хадарцев оттеснил Давида с места первого номера в сборной. После выигрыша у него финальных схваток Тбилисского международного турнира и чемпионата страны в Воронеже.
Могучий ташкентец едет на чемпионат мира во французский город Клермон-Ферран и выигрывает его, оставив А.Шредера и Б.Баумгартнера на втором и третьем местах.
Давид не думает сдаваться, тренируется, не давая себе поблажек. Он выигрывает тбилисский турнир и чемпионат страны в городе Орджоникидзе, Кубок мира в Толидо, где кумир американцев Брюс Баумгартнер был им побежден дома с астрономическим счетом 11:3.
Казалось бы, все ясно. Но не для тренеров сборной. И тогда судьбу путевки на Олимпийские игры в Сеуле решили разыграть в контрольной схватке Гобеджишвили-Хадарцев.
В этом богатырском поединке после основных шести минут счет так и не был открыт. Иван Ярыгин, старший тренер, предлагает бороться до балла. На 31-й минуте Давид проходит в ногу и сбивает Аслана вниз. Есть проходной балл! И добыт он в труднейшем в его жизни поединке.
Победитель потом вспоминал: думал, что упадет и не встанет. Не лучше чувствовал себя и Хадарцев.
Давид признался, что среди многих причин его поражения на второй Олимпиаде в Барселоне одна – гибель Аслана Хадарцева. Без него некому было держать его в тонусе, как это было перед Сеулом. Запала соперничества с Асланом Давиду хватило до выигранного чемпионата мира 1990 года, после чего он был лишь призером. И подводит черту под скорбным признанием: не случись трагедия с Асланом, один из их дуэта еще не раз огорчил бы тяжеловесов других стран.
Давид Гобеджишвили рано ушел из спорта. После Барселоны, в двадцать девять лет, в возрасте, когда борца распирает от избытка сил. Сам считает, что мог бы бороться вплоть до Олимпиады-96 в Атланте, но уйти на пять минут раньше лучше, чем на пять минут позже.
Наследник традиций легендарного Арсена Мекокишвили, заслуженный мастер спорта СССР, олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира, трехкратный – СССР и Кубка мира, победитель первенства СНГ, розыгрыша Кубка СССР, Игр Доброй воли и других крупнейших международных турниров, кавалер орденов Вахтанга Горгасала 2-й степени, Чести, НОК Грузии. В 1994 – 2000 гг. он – президент Федерации борьбы. Член исполкома Национального Олимпийского Комитета Грузии. Принял этот пост в труднейший для отечественного спорта период, когда приходилось рассчитывать только на свои силы, изыскивать все возможности, которые, тем не менее, оставались каплей в море, уповать с надеждой на борцовские гены грузин, да еще на Божью волю. С 2002 года – заместитель председателя Департамента спорта Грузии. Оставил эту должность по причине, далекой от спорта.
Его победы на мировом ковре, когда он играючи расправлялся с гигантами-тяжеловесами, танком утюжил, делал с ними что хотел, еще долго будут поражать воображение.

Арсен ЕРЕМЯН
 
БОЙ У СЕТКИ
https://lh6.googleusercontent.com/-3KogRAKxZMA/Ud11RCJw7PI/AAAAAAAACUw/KjwgMiGTKWY/w125-h140-no/i.jpg

Как все чемпионы, он рос обыкновенным подростком. Особенно увлекался футболом, готов был играть круглые сутки, сказывалось соседство динамовского стадиона – Важа жил на Трамвайной улице. В дело шло все, что могло катиться – нередко мяч заменяла консервная банка.
Мать, Шушана Копалеишвили, сердилась: «К сапожнику хожу, как на работу. Ты один решил прокормить его семью?»
Его футбольные вкусы рано определились – играл на месте центрального защитника, выделяясь техникой и спортивным азартом. Кто видел его в деле, не сомневались: перед ними будущий футболист.
Важа Качарава мечтал стать футбольным вратарем. Это желание усилилось, когда в их дом, на зависть мальчишкам соседних дворов, переехал Вальтер Саная, знаменитый страж ворот тбилисского «Динамо».
Но к пятнадцати годам вмешался случай. На школьных соревнованиях по баскетболу он выиграл спорный мяч у старшеклассника, и тот предложил ему, не по годам рослому и прыгучему, пойти в волейбольную секцию, где сам тренировался. И вот Важа в спортивном зале, в помещении недействующей католической церкви (на улице 1 Мая – А.Е.), стоит перед своим первым тренером Маргишвили, одним из лучших детских тренеров. Шота Ражденович хитро щурится на новичка и неожиданно командует: «Ступай в раздевалку!»
Так Важа Качарава впервые оказался на волейбольной площадке, на которой отыграл свыше двадцати лет, стал олимпийским чемпионом.
Сейчас, спустя годы, интересно узнать мнение Важа Соломоновича о виде спорта, который принес ему мировое признание: «Волейбол – одна из самых джентльменских и интеллектуальных спортивных игр. Этому способствует и то, что она бесконтактная. Очень редко, когда соперники наносят друг другу словесное или физическое оскорбление. Мы не вправе даже на недобрый взгляд. Вследствие этого, хотите вы того или нет, формируется джентльменский характер».
Мы беседуем в тбилисской квартире олимпийского чемпиона, вспоминаем этапы спортивной карьеры ее хозяина, среди которых, конечно же, кульминацией стало участие в составе сборной команды СССР в Токийской олимпиаде 1964 года.
Подготовку к Играм начали в январе. Понятно, все переживали – попадут ли в сборную, но капитан Юрий Чесноков поведал ему тайну: Качарава вне конкуренции, и он успокоился, всецело посвятив себя подготовке к важнейшим встречам на 10-дневном сборе в Хабаровске.
В Токио прилетели 7 октября, за три дня до официального открытия Олимпиады, готовые отстоять свой титул сильнейшей команды планеты. Так думать позволяли победы на чемпионатах мира 1960 года и два года спустя, и боевой, обстрелянный состав. Новичков в команде трое: Калачихин, Люгайло и он, Качарава.
Среди девяти команд-соперниц выделялись три. Это, в первую очередь, серебряные призеры чемпионатов мира 1960 и 1962 годов волейболисты Чехословакии, обладатели бронзовых медалей этих соревнований – румыны. Не скрывали честолюбивых планов спортсмены Японии. Хозяева Олимпиады были полны решимости выиграть волейбольный турнир, который, как и дзюдо, был впервые включен в программу Игр.
В Токио от советских волейболистов требовали только победы. Для поддержания своего престижа двукратных чемпионов мира, подкрепленного олимпийским золотом и максимальными очками в копилку советской спортивной делегации. Олимпиада должна была стать одним из подтверждений хрущевского лозунга – «догнать и перегнать Америку».
Подогреваемый этим призывом, большой начальник спорта обещал привезти на родину 50 золотых медалей, никак не меньше.
Япония впервые проводила телетрансляцию Игр на другие континенты, на миллиардную аудиторию зрителей. Но в советской стране сенсацией телепрограмм и газетных полос стали не спортсмены. 14 октября 1964 года Пленум ЦК КПСС освободил от занимаемых должностей автора знаменитого лозунга, и многие блестящие выступления наших олимпийцев остались незамеченными и неотмеченными по заслугам.
Шли дни на спортивных аренах, а золотой запас нашей команды был далек от обещанного. Уехали домой Александр Иваницкий и его тезка Медведь, Валерий Брумель, Леонид Жаботинский с Юрием Власовым, а волейболисты доигрывали свой десятидневный марафон.
«Неожиданности для нас начались за два дня до открытия Игр, - рассказывал Важа Качарава. - Пришел старший тренер болгар и предложил сыграть товарищеский матч с его ребятами, которых он, по его словам, собрал в последний момент на пляже курорта Золотые Пески. Видимо, эта подробность лишила нашу команду должного настроя, потому что тот матч мы проиграли».
Что тогда началось! Срочно созвали общее собрание спортивной делегации, на котором было объявлено, что все готовы к стартам, за исключением волейболистов, у которых, дескать, что-то не ладится. После такого напутствия у кого угодно испортится настроение.
На первый матч с румынами, чемпионами Европы-63, тем не менее, команда вышла как на решающий. И победила в напряженной борьбе, в ходе которой ведущие игроки потеряли в весе по два – два с половиной килограмма. После легких побед над командами Голландии, Южной Кореи и Венгрии настала пора решающих поединков.
Положение осложнялось тем, что во встрече с румынами Чесноков повредил локоть, но, преодолевая сопротивление врачей, раз за разом выходил на площадку.
На матч с чехословаками наши волейболисты вышли предельно мобилизованные. Первая партия ими выиграна 15:9, вторая – 15:8. Но противник не сломлен, сборная Чехословакии выигрывает следующие две партии – 15:5 и 15:10. Победный настрой демонстрируют они в начале решающей партии – 5:2. Но после трех часов сражения советская сборная обретает второе дыхание, выигрывая очко за очком. Окончательный счет 15:7 в ее пользу.
Победа над сборной Чехословакии с минимальным счетом 3:2, по общему мнению, обеспечила советской команде золотые медали.
Но последовал проигрыш хозяевам.
«Японцы изумительно сыграли в защите, - говорит мне Качарава, - и сделали все, чтобы повторить успех феноменальной национальной женской команды. Могли мы и не проиграть. Первую партию выиграли. После третьей уже хозяева вели – 2:1. Они же были впереди в решающей партии – 14:13 на своей подаче. Мяч на нашей половине. Как нападающий играю в центре сетки, то есть против тройного блока. Прошу нашего связующего Юру Пояркова пасовать повыше. Нам нужен один точный удар. Он отдает мне, но подача получается мягкой, мяч поднимается не так высоко, как хотелось бы. Мой сильный удар приходится в грудь блокирующего и летит на японскую половину. Соперники разыгрывают комбинацию и завершают игру в свою пользу. Жаль, сюжет матча мог быть иным. А так пришлось выигрывать все оставшиеся встречи – с американцами, теми же болгарами, бразильцами, с «сухим» счетом».
По очкам советская сборная сравнялась с чехословацкой, но опережала ее за счет лучшего соотношения выигранных и проигранных партий.
Положение обострилось, когда чехословаки с «сухим» счетом разгромили сборную Японии. Наши волейболисты побеждают бразильцев – 15:7, 15:6 и 15:9. В предпоследний день встреча со «знакомцами» болгарами. Первую партию выигрываем легко – 15:2. Но во второй и третьей – соперники не собираются уступать. Во второй партии счет был равный – 14:14, но все же удалось дожать – 16:14. В третьей – уже болгары вышли вперед – 12:9, но удары Бугаенкова, Качарава и Чеснокова позволили сравнять счет. Победное очко принес Коваленко – 15:13.
Последний матч – с бразильцами – наши волейболисты выиграли с привычным счетом – 3:0 (15:6, 15:5, 15:4), став первыми олимпийскими чемпионами.
Пришедшие в раздевалку руководители не скрывали радостных слез.
«Наградили вас за победу?» - спрашиваю чемпиона. Важа Соломонович  смотрит на меня, недоумевая. «Золотыми олимпийскими медалями!» «Правительственной наградой», - уточняю вопрос. Таковой не было. Да и звание заслуженного мастера спорта присвоили им только через год, после победы в первом розыгрыше Кубка мира. А тогда в Токио «отличился» один из ведущих игроков, принял на радостях сверх нормы, а наказали всю команду.
За команду-победительницу выступали Станислав Люгайло, Важа Качарава, Эдуард Сибиряков, Валерий Калачихин, Юрий Венгеровский, Георгий Мондзолевский, Николай Буробин, Юрий Поярков, Иван Бугаенков, Виталий Коваленко, Юрий Чесноков, Дмитрий Воскобойников. Тренеры – Н.Михеев и И.Клещев.
Качарава в олимпийском турнире отыграл четыре матча с первой до последней минуты, в остальных – выходил на замену. Не будем забывать, что заменяющего вводят в игру в критические моменты, когда каждое очко имеет решающее значение и надо немедля включиться в общий ансамбль, с первой минуты играть на пределе возможностей. По общему заключению, наш земляк великолепно сражался на обоих фронтах, подтверждая свой высокий класс нападающего.
Однако на Олимпиаде 1968 года в Мехико Качарава не увидели. Невероятно, но факт. Бронзового призера чемпионата мира (1966), победителя розыгрыша Кубка мира (1965) в команде, чемпиона Европы 1967, Всемирных Универсиад-63 и 65 не включили в сборную страны, когда он мог стать двукратным победителем Игр, хотя его колоссальный опыт, волевая собранность, моральные качества, как и других героев Токио – Бугаенкова, Пояркова, Венгеровского, Буробина, по словам капитана команды Чеснокова, не вызывали сомнения в предолимпийский период. К слову сказать, Венгеровского и Буробина также лишили возможности выступить на второй для них Олимпиаде.
Через двадцать пять лет перед Качарава извинились за эту несправедливость, утвердив во мнении, что его вопрос решался в подковерной борьбе.
С 1965 года Важа Качарава играл в составе московского «Динамо», был его капитаном. Выступал за сборную Москвы, став серебряным призером Спартакиады народов СССР (1968, 1971), обладателем бронзовой медали чемпионата страны (1965).
Закончив выступать в большом спорте, он полностью переключился на научную и тренерскую деятельность. Вначале в Московском высшем техническом училище им.Н.Баумана, которое окончил в 1972 году, работает доцентом на его кафедре физического воспитания и восемь лет – главным тренером женской команды МВТУ, а параллельно – молодежной и студенческой сборных СССР (1976-77). Воспитал и вывел в большой спорт 20 мастеров спорта, шесть мастеров спорта международного класса, одного заслуженного мастера спорта – Владимира Чернышева, олимпийского чемпиона в Москве и серебряного призера Монреальской олимпиады.
После семнадцати лет пребывания в Москве, где сформировался как выдающийся спортсмен и успешный тренер, Качарава вернулся на родину – заслуженным тренером СССР и РФ. В 1990 году его назвали лучшим тренером страны, включили в число лучших волейболистов ХХ века.
Казалось бы, можно спокойно почивать на лаврах, доживать свой спортивный век. А он, вернувшись в Грузию, где в молодые годы выступал за тбилисский «Буревестник» и сборную республики, многое сделал для славы и величия отечественного волейбола, не отказывается от профессиональной мечты создать свою команду, какой ее видит олимпийский чемпион и ученый; в ранге главного тренера в течение десяти лет (1984-94) работает с мужской сборной Грузии. С первых дней создания инициативной группы включается в дело строительства Национального Олимпийского Комитета, избирается в состав его первого президиума.
Вспоминает Нона Гаприндашвили, пятикратная чемпионка мира по шахматам, первый президент НОК Грузии: «К счастью, мое поколение насчитывает много великих спортсменов. Среди них – одна из блестящих звезд Важа Качарава. В Олимпийском Комитете мне довелось работать с ним на протяжении ряда лет. Вы знаете, в каких трудных и сложных условиях нам приходилось делать первые шаги. Шел чрезвычайно сложный процесс становления. Мы имели много явных и тайных врагов, которые скрытно или открыто боролись с нами. Государство и минимально не помогало. Мы на своих плечах вынесли период купонов. В это время большую помощь нам оказывала эрудиция и принципиальность Важа Качарава. Выдвигаемые им вопросы всегда отличались актуальностью, при этом предлагались простые пути выхода из сложных ситуаций. Он не только великий спортсмен, но и великий человек, который для достижения цели борется исключительно честными путями».
Так говорит королева шахмат о Важа Качарава, человеке спорта, которому он посвятил свою жизнь – жизнь борьбы и побед, кавалере орденов Вахтанга Горгасала II степени, Чести и НОК Грузии. По заслугам и честь.

Арсен ЕРЕМЯН
 
ПЕШКОМ НА ЭВЕРЕСТ

https://lh6.googleusercontent.com/-FuspS3jNW14/UcA2VcWCTnI/AAAAAAAACPw/DuqAXargOEQ/s125-no/g.jpg

Мы с Бено Кашакашвили сидим в моем доме, внесенном в реестр исторических памятников Старого Тбилиси, поглядываем в окно, на Хлебную площадь, где по признанию Александра Дюма-отца, полтораста лет назад ему надавали тумаков. Говорим о событиях, описать которые было бы не под силу прославленному романисту, автору книги «Кавказ». Мы говорим о Гималаях, откуда мой собеседник вернулся пару дней назад, и, глядя на руководителя экспедиции «Кавказ-99», ловлю себя на мысли, что не нахожу в его облике ничего от суперменов, которыми нас потчует телевидение.
В самом деле, что заставляет молодого человека, выходца из обеспеченной семьи, сына директора Руставского металлургического комбината и ученого Гурама Кашакашвили, моего старого знакомого и командира производства, как  величали крупных специалистов своего дела. Идти в горы и не просто горы, а самые что ни на есть высокие, и взойти на вершину, которую непальцы называют Джомолунгма – Богиня-мать Земли. Третий полюс мира больше известен как Эверест – в честь сэра Джорджа Эвереста, начальника индийской геодезической службы. Парадоксом воспринимается факт, что этот господин не видел горы, носящей его имя.
Остановимся на последнем названии высочайшей вершины мира.
Слушаю и рассматриваю фотографии руководителя экспедиции и восхождения, и все не могу забыть услышанную в редакции газеты наивную реплику опытного журналиста: «А побывали ли они действительно на  вершине?» Как, дескать, докажут. Кашакашвили – президент руставского альпинистского клуба «Альп-индустрия», видимо, хорошо знакомый с такими сомнениями, хладнокровно приступает к доказательству. Последуем за его рассказом, благо экспедиция проводилась по его идее и в рамках программы «Мирные горы» Ассоциации альпинизма и скалолазания Грузии и могла быть выполнена специалистами высокого класса, какими они себя утвердили в альпинистском мире.
С подключением горовосходителей из Азербайджана, Армении, Северного Кавказа, но последние по финансовым соображениям участвовать в экспедиции отказались. Наши же земляки в декабре-феврале   провели тренировочные сборы в Казбегском районе, совершили восемь восхождений, а потом самолетом компании «Австрийские авиалинии» (спонсора экспедиции наряду с «Тбилкредитбанком») отправились в Непал.
Экспедиция вызывала интерес не только высоким профессионализмом, но и теплом дружеского общения, так ценимым в обществе этих особенных людей, которые доверяют друг другу собственную жизнь и неимоверно счастливы, глядя на уходящие вдаль горы.
«Все-таки мы грузины», - говорит мне Бено и раскрывает секрет: среди тщательно выверенного и сжатого до предела груза экспедиции находилось некоторое количество грузинского коньяка. Какого именно? ОС – если интересно. Пили понемногу, по 50-100 граммов, но и их было достаточно, чтобы почувствовать себя как дома и угостить гостей.
Есть в этой экспедиции несколько обстоятельств, которыми особенно гордятся участники восхождения. Команда не скрывала, что идет на рекорд, один из самых престижных. На то время самым пожилым восходителем на Эверест был Рамон Баланко Суарес из Венесуэлы. Он это сделал в 1993 году в возрасте 60 лет и 160 дней. И команда идет на риск, на безумие, задерживается на десять-двенадцать дней в предштурмовом лагере, давая  возможность тренеру Льву Саркисову «подрасти», поднять на один день планку рекорда Суареса. Это в условиях, когда погода портилась на глазах, а она, как известно, главное в Гималаях.
Лев Саркисов в итоге был занесен в Книгу рекордов Гиннесса за 2000 год как самый возрастной покоритель Эвереста. Со временем это достижение, понятно, подверглось штурму. Всех превзошел Мин Бахадур Шерхан. 76-летний непалец 25 мая 2002 года стоял на «макушке» Эвереста. Рекорд на все времена!
Сейчас, когда цель достигнута, я понимаю, что не только спортивная сторона этого достижения стояла на кону. Больше двигала людьми дружба.
Воспитанник грузинской альпинистской школы Лев Саркисов и Саридан Мурсагулов шли в одной связке. Не правда ли пример для политиков? Мурсагулов – президент Федерации альпинизма Азербайджана, член Национального Олимпийского Комитета, как и Лева, остается своим в этой спаянной команде и никакой он не чужой – родился и вырос в Марнеульском районе, здесь его родные и близкие. Высшее образование получил в Баку, где и живет.
Мурсагулов на большой высоте почувствовал боли в поджелудочной железе и печени. Американская медицинская экспедиция Святого Чарльза передала его показатели по спутнику, и по настоянию американского профессора азербайджанский альпинист был снят на самых подступах к вершине. Понятно, очень переживал. Не меньше огорчилась вся команда, но надо было идти дальше, к решающему броску на южном маршруте.
Саркисова и Мурсагулова альпинистская судьба свела снова, как и положено, в горах. В городе Баязет в 2005 году – на ежегодной альпиниаде, где российских спортсменов не включают в группу, которая совершит восхождение на гору Арарат. По причине далекой от спорта.
Саридан – лидер азербайджанских альпинистов – на радостях объявляет, что Лева пойдет на Арарат, но Лев Аршакович отказывается, он не понимает, как это Саркисов есть в списке, а россиян – жителя города Сочи Андрея Александрова, покорителя Эвереста (2000), и специального корреспондента газеты «Ноев ковчег» краснодарца Вартана Вартаняна, в списке нет.
В конце концов визовые формальности к обоюдному удовольствию улаживаются.
К штурму вершины приступили в два часа ночи, при идеальной погоде, звезды светили. Первые полчаса, вспоминали восходители, одна мысль – быстрее бы подойти к цели. Усталость начинала сказываться, а  идти оставалось еще шесть-семь часов. Рассветало. Восход солнца застает их на библейской горе, на высоте 4700 метров.
1 сентября 2005 года тройка Саркисов, Александров и Вартанян – на вершине библейской горы-прародительницы.
Погода портится – сильный порывистый ветер, снег, туман. После короткого привала начинают медленный спуск. Идти все так же трудно – сказывается высота. Неожиданная встреча – с ними поравнялась команда американцев, нагруженные аппаратурой идут наверх в поисках Ноева ковчега.
Но вернемся к нашей гималайской экспедиции.
К ночи погода ухудшилась, повалил густой, мокрый снег. Порывы ветра сотрясали палатки. Но прогноз погоды, переданный американскими и английскими метеорологами, обещал ее улучшение. И следовало спешить.
Из лагеря вышли в десять часов вечера, включив фонари с батарейками, рассчитанными на 15 часов работы. Оглянувшись, Бено насчитал до тридцати пяти световых сигналов, ползущих по горе. Через несколько часов они обошли почти всех. Впереди шли несколько шерпов и один европеец. К двум часам ночи ветер усилился, и многие группы повернули назад, заторопились в лагерь. Из восьмидесяти горовосходителей на маршруте осталось с десяток человек, включая их группу.
Гуджабидзе и Саркисов получили ожоги глаз, так называемую снежную слепоту, но продолжали рубить ступеньки, шаг за шагом приближаясь к цели. Гуджабидзе к тому же нес кинокамеру.
И вот счастливый миг. В 10 часов утра 12 мая 1999 года группа вышла на вершину. Бено Кашакашвили, Афи Гигани, Бидзина Гуджабидзе, Лев Саркисов, шерпы Чаван Рита и Навангле испытывали огромное облегчение. Забыв об усталости, обменивались рукопожатиями, хлопали друг друга по спине, задыхаясь от физических усилий. Отключили кислородные баллоны, все еще плохо контролируя свои действия, кто-то забыл снять кислородную маску.
Настал самый волнующий момент. На ледорубах подняли флажки четырех государств-участников восхождения – Грузии, Азербайджана, Армении и Непала. Они сделали свое дело. Теперь можно было оглядеться вокруг, полюбоваться могучим соседом великаном Макалу, грозными хребтами Тибета. Сделали памятные и панорамные снимки. Смотрели, дивясь, на оранжевый матрас шерпы Бабу Шири, несколькими днями раньше поднявшегося на Эверест без кислородного баллона, установившего на вершине палатку и проведшего в ней всю ночь, в общей сложности 21 час. Удивительное достижение, и трудно сказать что в нем больше удивляет – неисчерпаемость ресурсов человеческого организма или смелость духа, граничащая с безумием, подвергающим жизнь смертельному риску. В условиях, когда уже на высоте 7925 метров начинается зона смерти – в воздухе содержится всего треть того количества кислорода, которое присутствует в атмосфере на уровне моря.
Саркисов с самой высокой трибуны обращается к армянам всего мира с пожеланиями счастья и благополучия.
Пробыв один час на вершине, группа приступила к спуску.
Внизу их ждали поздравления, сертификаты восходителей на Эверест, выданные министерством туризма и гражданской авиации Непала. На брифинге в министерстве им выразили сердечную благодарность за предоставленную возможность побывать на вершине шерпам Чаван Рите и Навангле, для которых это было первое восхождение.
Особо отмечали стабильность успехов экспедиции. По условиям команда  должна включить в заявочный лист не меньше семи участников. Этим седьмым стал для них японский альпинист Кен Ногучи, предпринявший свою четвертую попытку на Эвересте. До высоты 8000 метров шел с ними, а потом, в условиях испортившейся погоды, на пределе сил спустился в лагерь. 13 мая он все же взошел на вершину. Как собственную удачу команда вправе рассматривать и выдающееся достижение Эльзы Авилы Карсолио, супруги знаменитого мексиканского альпиниста Карлоса Карсолио, повторившего удивительный рекорд итальянца Райнхольда Месснера, покорителя 14-ти высочайших вершин всех континентов.
Эльза взошла на вершину и стала первой женщиной Латинской Америки, покорительницей Эвереста. Но и без Карсолио достижение команды впечатляет. Семь участников восхождения – явление крайне редкое.
Уезжали они из Катманду полные незабываемых впечатлений. Среди волнующих встреч особо запомнилась в российском посольстве. Посол Владимир Иванов устроил прием в их честь и поздравил с успешным восхождением.
Сейчас оно принадлежит истории.

Арсен ЕРЕМЯН
Фото Бено кашакашвили, из архива автора

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 5 из 14
Вторник, 19. Июня 2018