click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


«ЛЮБОВЬЮ ЗА ЛЮБОВЬ. Памятники русской культуры в Грузии» - Александр ПУШКИН

https://i.imgur.com/DDLepiD.jpg?1 15 февраля 1890 года полицмейстер Тифлиса Л.А. Россинский обратился в Тифлисскую Городскую Управу с письменным заявлением, которое содержало две просьбы. Первая: в саду на Эриванской площади выделить место для установки памятника Пушкину, а впоследствии назвать сад Пушкинским. Вторая: памятник должен быть сооружен по образцу памятника императору Александру I в Императорском Лицее в Петербурге. К заявлению была приложена денежная сумма - 2281 рубль 0,5 копеек, собранная горожанами. 30 апреля 1890 года постановление Тифлисской Городской Управы о принятии предложения Россинского было утверждено Городской Думой. 14 марта 1891 года проект установки памятника Александру Пушкину в Тифлисе был высочайше утвержден в Санкт-Петербурге. Для создания памятника был приглашен известный художник и скульптор Феликс Игнатьевич Ходорович. Он родился в деревне Буда Могилевской губернии. Учился в московском училище ваяния и зодчества у Н. А. Рамазанова. За сочувствие к польскому восстанию 1863 года был исключен из училища и сослан на Кавказ. С 1864 года Ходорович жил и работал в Тифлисе. С 1870 года преподавал в Первой мужской гимназии. Стал одним из основателей Кавказского общества поощрения изящных искусств. Был в числе организаторов Тифлисской художественной школы. В 1872 году был удостоен золотой медали на выставке «К 200-летию со дня рождения Петра I» в Политехническом музее в Москве. Произведения Ходоровича находятся музейных и частных собраниях, в том числе в Государственной Третьяковской галерее и Национальном художественном музее Беларуси.

1 июня 1891 года, по договоренности с Городской Думой, Ходорович приступил к работе. Он лепил бюст по модели, созданной в 1837 году Иваном Петровичем (Джованни) Витали - талантливым скульптором итальянского происхождения. Между прочим, 3 мая 1836 года в Москве Витали познакомился с Пушкиным и выразил желание создать его скульптурный портрет. Но поэт отказался. И Витали вылепил бюст Пушкина уже после его гибели, в апреле 1837 года, по заказу Павла Воиновича Нащокина, мецената, коллекционера, ближайшего друга А.С. Пушкина последних лет.

19 октября 1891 года памятник был готов. Расходы на его создание составили 2236 рублей, а именно:

пьедестал и фундамент на портландском цементе - 975 рублей;

бюст из темной венецианской бронзы - 900 рублей;

лира, венок и ленты из такой же бронзы – 280 рублей;

буквы литые из желтой меди (27 штукъ) – 81 рубль.

Отливка памятника была произведена на гранильной и бронзолитейной фабрике Карла Верфеля в Петербурге.

Добавим, что на протяжении всего своего существования фирма «Карл Верфель», помимо прочего, делала продукцию на заказ и выпускала выставочные экземпляры высокого качества. В 1870-е годы К. Ф. Верфель стал выпускать скульптуру малых форм по моделям известных скульпторов. Подобная практика сотрудничества фабриканта с профессиональными скульпторами во второй половине XIX века существовала только на фабриках Карла Верфеля и Феликса Шопена. В последней трети XIX – начале XX века бронзолитейное производство Карла Федоровича Верфеля было одним из крупнейших в России. С 1895 года Верфель имел звание поставщика императорского двора. Предприятие было закрыто в 1921 году, самым последним из всех бронзолитейных предприятий Российской империи.

Однако вернемся к пушкинскому памятнику. Пьедестал был изготовлен из кутаисского красного и серого камня в мастерской Винченцо Пиладжи в Тифлисе. Высота бюста составила 1 аршин 8 вершков (около 1 м 10 см), пьедестала - 2 аршина 12 вершков (около 2 м).

Согласно проекту Ходоровича, на лицевой стороне памятника должна была быть строфа:

Забуду ли кремнистые вершины,

Гремучие ключи, увядшие равнины,

Пустыни знойные, края, где ты со мной

Делил души младые впечатленья.

А на тыльной стороне:

...Один в вышине

Стою над снегами стремнины;

Орел, с отдаленной поднявшись вершины,

Парит неподвижно со мною наравне.

Впоследствии было принято решение отказаться от надписей и ограничиться именем, отчеством и фамилией поэта. Увы, сокращения на этом не закончились. При выполнении оказалось, что слова «Александръ Сергѣевичъ» не могут уместиться на пьедестале, и потому они были заменены инициалами «А. С.».

25 мая 1892 года, в понедельник, в час дня, на Эриванской площади Тифлиса состоялась церемония открытия памятника поэту. Она прошла по следующей программе: вначале городской голова выступил с краткой речью об истории создания памятника, затем состоялось «молебствие с провозглашением многолетия Государю Императору и всему царствующему дому», потом последовала панихида по поэту, на словах «вечная память» покрывало с памятника было снято, и сразу же оркестр учащихся мужских гимназий исполнил духовный гимн «Коль славен». По окончании церемонии ученикам городских училищ были розданы сочинения А.С. Пушкина.

Газета «Иверия», которой руководил Илья Чавчавадзе, писала: «В день благословения памятника к Пушкинскому саду устремилась огромная масса людей. Люди заполнили балконы, окна, крыши близлежащих домов. Пушкинский сад был украшен знаменами. Дом, где в 1829 году в течение двух недель жил Пушкин, был украшен гирляндами цветов и флагами».

Тифлис стал пятым городом в империи после Москвы, Петербурга, Кишинева и Одессы, где воздвигли памятник Пушкину. Уточним, что изначально бюст был обращен лицом к дому, где предположительно останавливался Пушкин во время своего приезда в Тифлис. Сегодня он смотрит на Национальный музей искусств Грузии – бывшую Тифлисскую духовную семинарию.

9 марта 1829 года А.С. Пушкин выехал из Петербурга, отметившись в полиции выехавшим в Тифлис, по подорожной, которая была выписана ему 4 марта 1829 года для проезда в Тифлис и обратно. 1 мая 1829 года он уже из Москвы выехал на Кавказ.

21 мая 1829 года Пушкин прибыл во Владикавказ, откуда и начался его путь в Грузию. Пушкин проехал Дарьял, затем направился в Казбеги. В 1962 году на въезде в Казбеги был установлен памятник поэту (скульптор М.С. Альтшуллер). В конце 90-х годов скульптура была отправлена на реставрацию. В местном краеведческом музее, наряду с другими интересными экспонатами, выставлены шашка и курительная трубка Пушкина, бывшие с ним во время путешествия в Арзрум и подаренные им в 1829 году в Тифлисе княгине Манане Орбелиани, в доме которой был известный литературный салон. Вечером 27 мая (по другим данным, 26 мая) 1829 года Пушкин въехал в Тифлис. Прибывший вместе с Пушкиным офицер Н. Потокский в своих воспоминаниях свидетельствовал, что они остановились в единственной в то время небольшой гостинице француза Матасси. Здание гостиницы не сохранилось, оно находилось на месте дома №5 по сегодняшней Пушкинской улице в Тбилиси. Выдающийся кавказовед Е.Г. Вейденбаум уточняет: «Считается достоверным, что ему была отведена для жительства комната в доме Цуринова на Эриванской площади, по линии, которая вследствие этого ныне называется Пушкинскою... Потокский говорит, что Пушкин поместился в единственной в то время небольшой гостинице Матасси. Остается предполагать, что Пушкин пожил у Матасси, перешел потом в дом Цуринова, или же что он жил в этом доме по возвращении из Эрзерума».

Надпись на мемориальной доске, установленной на фасаде дома №5 на Пушкинской улице гласит: «Александр Сергеевич Пушкин жил в 1829 году с 27 мая по 10 июня (по старому стилю) в доме, стоявшем на этом месте».

Пушкинская улица была названа в честь великого поэта 140 лет назад, в 1880 году, по инициативе выдающегося общественного деятеля Нико Николадзе. За эти годы она ни разу не изменила своего названия. Добавим также, что Новый сад, построенный в 1885 году на месте традиционной воскресной ярмарки на Эриванской площади, в 1892 году, после открытия памятника поэту, был переименован в Пушкинский сквер, как и называется по сегодняшний день.

Вторая глава «Путешествия в Арзрум» начинается словами: «Я остановился в трактире, на другой день отправился в славные тифлисские бани». Все, конечно, знают, в какой восторг они привели Александра Сергеевича. «Отроду не встречал я ни в России, ни в Турции ничего роскошнее тифлисских бань, - писал поэт в «Путушествии в Арзрум». - Опишу их подробно. Хозяин оставил меня на попечение татарину-банщику. Я должен признаться, что он был без носу; это не мешало ему быть мастером своего дела. Гассан (так назывался безносый татарин) начал с того, что разложил меня на теплом каменном полу; после чего начал он ломать мне члены, вытягивать составы, бить меня сильно кулаком; я не чувствовал ни малейшей боли, но удивительное облегчение. (Азиатские банщики приходят иногда в восторг, вспрыгивают вам на плечи, скользят ногами по бедрам и пляшут по спине вприсядку, е sempre bene). После сего долго тер он меня шерстяною рукавицей и, сильно оплескав теплой водою, стал умывать намыленным полотняным пузырем. Ощущение неизъяснимое: горячее мыло обливает вас как воздух! NB: шерстяная рукавица и полотняный пузырь непременно должны быть приняты в русской бане: знатоки будут благодарны за таковое нововведение. После пузыря Гассан отпустил меня в ванну; тем и кончилась церемония».

В 1999 году, в дни празднования 200-летия со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина на фасаде Орбелиановской бани в тбилисском районе Абанотубани была открыта мемориальная доска с надписью: «Отроду не встречал я ничего роскошнее тифлисских бань...». Между прочим, в этой бане и сегодня можно заказать «пушкинский» номер.

Ну, и кто же из нас не слышал о празднике в Ортачальских садах, устроенном в честь поэта! О нем мы знаем из записок К.И. Савостьянова: «Весь сад был освещен разноцветными фонарями и восковыми свечами на листьях деревьев, а в средине сада возвышался вензель с именем виновника праздника... Едва показался Пушкин, как все бросились приветствовать его громким «ура» с выражением привета... Все веселились от души, смеялись, и одушевление всех было общее... Пушкин в этот вечер был в апотезе душевного веселья; никогда и никто его не видел в таком счастливом расположении духа; он был не только говорлив, но даже красноречив, между тем как обычно он бывал более молчалив и мрачен... Наконец, когда поднялся заздравный кубок шипучего Аи, все общество снова слилось в одно чувство – живое, пламенное, восторженное чувство... Потом посадили его на возвышение, украшенное цветами и растениями, и всякий из нас подходил к нему с заздравным бокалом и выражал ему, как кто умел, свои чувства, свою радость видеть его, благодаря его от лица просвещенных современников и будущего потомства за бессмертные творения, которыми он украсил русскую литературу. На все эти приветы Пушкин молчал до времени, и одни теплые слезы высказывали то глубокое приятное чувство, которым он был тогда проникнут». ... Поэт произнес ответную речь, которую завершил такими словами: «Я не помню дня, в который бы я был веселее нынешнего; я вижу, как меня любят, понимают и ценят, - и как это делает меня счастливым!».

(Уточним, что Ортачалы в те годы были предместьем Тифлиса с садами и увеселительными заведениями – жители Ортачал снабжали город фруктами и овощами и содержали духаны, пользовавшиеся огромной популярностью).

10 июня Пушкин выехал из Тифлиса в действующую армию. Он даже принял участие в одном из решительных боев, предшествовавших взятию Арзрума. Через два месяца, на обратном пути из Эрзерума, поэт вновь задержался в городе на несколько дней – он приехал в Тифлис 1 августа и отбыл 6 августа. Какое-то время жил у своего лицейского товарища Владимира Вольховского. Вольховский, к тому моменту полковник, был обер-квартимейстером Отдельного кавказского корпуса и занимал квартиру в здании Комендантского управления, на месте которого сегодня на проспекте Руставели располагается здание кинотеатра «Руставели».

Пушкин посетил могилу Грибоедова, где, по свидетельству Николая Потокского, преклонил колена и долго стоял, наклонив голову, а когда поднялся, на глазах его были заметны слезы…

Между прочим, осенью 1890 года тифлисское «Артистическое общество» Исая Питоева устроило такой же обед в Ортачалах композитору Петру Чайковскому в его послед¬ний приезд на Кавказ.

И, наконец, упомянем еще один памятник великому поэту, установленный в Грузии. В 1960 году в Батуми был открыт бронзовый бюст на гранитном постаменте работы скульптора В.М. Терзибашьяна и архитектора Б.М. Киракосяна. (Наша справка: Терзибашьян Ваагн Мартиросович (1908 - ?), скульптор-монументалист. Родился в г. Игдыр, Турция. Учился в Ереванском художественном училище, продолжил учебу в Московском высшем техническом институте (ВХУТЕИН), где учителями его были В.И. Мухина и Н.И. Нис-Гольдман, затем учился в Ленинградской Академии художеств в мастерской А.Т. Матвеева. Участник художественных выставок с 1928 г. Член Союза художников СССР с 1932 г. Автор памятника В.И. Ленину в городе Кадиевка (Стаханов) Луганской области Украины, памятника советскому государственному деятелю А.А. Жданову, мемориальных досок профессора медицины В.Ф. Снегирева, поэта В. И. Лебедев-Кумача, Рельефа борьбе у Никитских ворот в Москве и др. Киракосян Богдан Мурадович (1912-1972), заслуженный архитектор Аджарии. Окончил Батумский индустриальный техникум и Тбилисский индустриальный институт. Автор проектов колоннады Батумского приморского парка, Батумского летнего театра, реконструкции Батумского цирка и др.).

После 1829 года Пушкину не суждено было снова побывать в Грузии. Но полученные впечатления еще долго будоражили творческое воображение поэта. Они нашли свое отражение в очерке «Путешествие в Арзрум», стихотворениях «На холмах Грузии лежит ночная мгла», «Кавказ», «Обвал», «Монастырь на Казбеке»… По берегам Куры и Арагви путешествует Евгений Онегин в незавершенной главе «Странствия». Следы «грузинских впечатлений» обнаруживаются в «Истории Петра», где Пушкин поведал о первом «начальнике пушкарского приказа» генерал-фельдцейхмейстере Александре Багратиони – сыне имеретинского царя и поэта Арчила II, вынужденного переселиться в XVII веке в Россию. Особенно часто упоминает Пушкин о военном союзе Петра I и Вахтанга VI – выдающегося государственного деятеля и поэта, впоследствии также эмигрировавшего в Россию.

Надо ли уточнять, что два раза в году, 10 февраля и 6 июня, около памятника поэту в Тбилиси особо многолюдно. Все знают – в эти дни здесь будет звучать Пушкин.

Так было, например, 6 июня 2019 года. В день 220-летия со дня рождения великого поэта и в ознаменование 190-летия посещения Пушкиным Грузии в Пушкинском сквере собрались обычные граждане – почитатели его творчества, а также общественные деятели и представители организаций российских соотечественников в Грузии. К памятнику были возложены венки и цветы, а затем в центре столицы зазвучали произведения Пушкина – как на русском языке, так и в переводе на грузинский. Состоялась церемония награждения лауреатов Пушкинского конкурса, проведенного Пушкинским обществом русскоязычных литераторов Грузии «Арион». Затем все участники акции были приглашены на специальный показ спектакля «Желтый ангел» в Театр Грибоедова – это был подарок русского театра Грузии тбилисским поклонникам Пушкина в день его рождения.

В нынешнем году, когда все массовые мероприятия запрещены, 6 июня активисты Союза «Русский клуб», сотрудники театра имени А.С. Грибоедова и молодые актеры театра-студии «Золотое крыльцо» все-таки возложили цветы к памятнику поэта и, по традиции, прочитали стихи. А «Русский клуб» подготовил специальный «международный» видеоролик, в съемках которого приняли участие выдающиеся театральные деятели, руководители русских театров зарубежья, участники Международной Летней театральной школы в Грузии «Шекветили-2020». Стихотворение «Из Пиндемонти» читали Николай Свентицкий (Грузия), Константин Харет (Молдова), Анна Гринчак (Украина), Елена Скульская (Эстония), Манвел Хачатрян (Армения), Мария Оссовская (Россия), Сергей Ковальчик (Беларусь), Людмила Духовная (Азербайджан). Строки «Из Пиндемонти» звучали у памятников великому поэту в Тбилиси, Кишиневе, Таллинне, Киеве, Ереване, а Мария Оссовская читала Пушкина у картины отца, Народного художника СССР Петра Оссовского «Москва, я думал о тебе...».

Да, имя Пушкина в Грузии живо…

В знаменитой серии «Русского клуба» «Русские в Грузии» издана книга доктора филологических наук Татьяны Мегрелишвили «Я своротил на прямую тифлисскую дорогу…», посвященная пребыванию Александра Пушкина в Грузии.

За последние годы в Тбилисском русском драматическом театре им. А.С. Грибоедова поставлено несколько спектаклей по произведениям поэта – музыкальное представление «Превращения в Лукоморье», «Сказка о царе Салтане», «Мне скучно, бес… Чур, чур меня!», «Дон Гуан» («Каменный гость»).

Театр-студия юного актера «Золотое крыльцо» под руководством заслуженной артистки Грузии Ирины Квижинадзе с успехом играет «Сказки Пушкина» и «Бориса Годунова».

В столице много лет действует уже упомянутое Пушкинское общество «Арион», которое издает литературный альманах «На холмах Грузии».

Ежегодно преподаватели русского языка и литературы из Грузии участвуют в Международном Пушкинском конкурсе и регулярно становятся его лауреатами. Три педагога получили почетное звание лауреата дважды – Жанна Вардзелашвили из Тбилиси, Лали Тарашвили и Виктория Попова из Рустави.

Художественный руководитель театра им А.С. Грибоедова Автандил Варсимашвили, актеры Людмила Артемова-Мгебришвили и Валерий Харютченко, главный редактор журнала «Русский клуб» Александр Сватиков удостоены высокой государственной награды РФ – медали Пушкина.

Журнал «Русский клуб», издаваемый одноименным Международным союзом, регулярно печатает интереснейшие материалы, посвященные поэту.

И, наконец, Пушкинский сквер – это одно из самых популярных мест в городе. В Тбилиси давно заведено назначать встречи у памятника Пушкину.

Да, имя Пушкина в Грузии живо…
https://i.imgur.com/lI7eTIk.jpg https://i.imgur.com/kc94zxS.jpg
https://i.imgur.com/UaGTtUh.jpg
https://i.imgur.com/wuZxLgJ.jpg

 
Вторник, 26. Октября 2021