click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наука — это организованные знания, мудрость — это организованная жизнь.  Иммануил Кант


МИР СОВРЕМЕННОГО ТЕАТРА

https://lh3.googleusercontent.com/bvXWp4HWSi5lOQCG0_qceyTg0Grxj2m2yQr43Qp0SlcEaBYYhlbc4xZSgVtWgxmPUYLv4VAoYBzcIwcU4wN2H6VqdB1HsqYcYi0O60pv55M1aFVWhFlHP3YG-OnXe0HzghZn01W47cn0FXvStGD8E3FUIYpt7CtmBwHRQpaejcaE-BxrgLDWh1X7Va78I-i1klDfVwjTP9v-GswTV42UzFhOAR_Kedp9daiQFUnCJnmZNmlscIL3j3Yle-O6icR-WrwrsGesSQisuqbkakaTmcagWCXLJER55MV-qx4dblg882Xcaj8yZoj4OPCIuWg7ad61iBGyvBl-SH0B2aoAMSrBNyVONC3WJnjJ-e5kZaI0GZB237woGHTWK8joPwGaCSFiGDa6Pwb95R3HLD0Vo-e63ZTEEKX58aRyrQHw6gntiiKrAUOyoXhdtn0ig4fWmjo0EbjOhuyf9GGHejAUjECTa5BzdyIdKrJla4tpgmAeTfGvnZTckoKggUVutB4n6E-Lb6owfKJWT1vmKtmyqx-vf9QmCuiaVQvRXOui9yQvrFw9V3wymXvmVMuqbH1y80-2xjbTCGTkgXxLDbwG9xBGmKyLCFxWSy3WeGGlbcYSivCmO-WUnI1RgpjcgS4f63Oc19LzhQiWgj3sKbjwbAfSf-hc4S8=s125-no

Церемония вручения Европейской театральной премии (Premio Europa per il Teatro), учрежденной в 1986 году, до 2002 года проводилась в Италии, в городе Таормина. В 2004 году десятая по счету церемония была проведена в Турине, а затем она стала кочевать по разным европейским городам. Две последующие церемонии были проведены в Салониках, затем во Вроцлаве, Санкт-Петербурге, Крайове, а в 2017 году – в Риме. Семь лет спустя, в ноябре 2018 года, она вновь оказалась в Санкт-Петербурге, в городе, который был и остается волшебным и независимым островком европейской культуры и театрального искусства в когда-то гигантском советском пространстве. Приглашение, как и раньше, поступило в комитет Премии от Театра-фестиваля «Балтийский дом». Надо отметить, что генеральный директор Сергей Шуб и рабочая группа «Балтийского дома» приложили все усилия, чтобы Международный оргкомитет, участники и гости, а их около четырехсот человек, чувствовали себя комфортно. Премия вручается в двух номинациях: Европейская театральная премия и Европейская премия «Театральная реальность». Крупнейшее театральное событие Европы проходило в рамках VII Санкт-Петербургского международного культурного форума.
Естественно, что страны, принимавшие этот масштабный и престижный форум, стремились во всей красе представить свой собственный театр. Таким образом, ставшая кочевой Премия все чаще стала принимать акценты страны-хозяина. Хотя, надо сказать, что к русскому театру оргкомитет Премии изначально был особо и совершенно справедливо благосклонен. В течение многих лет в Большом жюри заседала Татьяна Проскурникова, известный театровед, переводчик и активный участник всех престижных театральных форумов Европы. В 1990 году обладателем III Европейской премии «Театральная реальность» стал Анатолий Васильев; в 2000 году VIII Европейскую театральную премию получил режиссер Лев Додин; в 2011 году в Санкт-Петербурге Специальный приз был вручен Юрию Любимову, а «Театральная реальность» – режиссеру Андрею Могучему, ныне худруку БДТ им. Г. Товстоногова; в 2017 году XIV премия была присуждена в Риме Кириллу Серебренникову, который и по сей день остается под домашним арестом. Неудивительно и совершенно логично, что в XVII фестивале Премии Европы в центре внимания оказался исключительно русский, а конкретно – петербургский театр.
Начну, конечно же, с Валерия Фокина Народного артиста РФ, художественного руководителя Александринского театра, которому была присуждена XVII Европейская театральная премия за вклад в театральное искусство и «в знак признания его революционных концепций в общественной деятельности». Цитата из официального представления звучит довольно архаично, но, видимо, нам придется поверить, что она емко передает суть и пафос творческого пути этого режиссера. Мы должны были посмотреть три его спектакля. Один из них был отменен по неизвестным нам причинам, а второй – «Швейк. Возвращение» по мотивам Ярослава Гашека был принят публикой довольно сдержанно и прохладно. Многие не могли понять, почему этот пестрый по трактовке и эстетике спектакль Фокина был отобран для показа в главной программе Премии.
Заключительный вечер и церемония передачи призов в роскошном зале Александринского театра завершилось, конечно, спектаклем Фокина «Маскарад. Воспоминания будущего» по драме Лермонтова и спектаклю Всеволода Мейерхольда. Премьера этого легендарного спектакля состоялась в феврале 1917 года, и это был последний спектакль, финансированный Директоратом Императорских театров. Считалось, что в 1941 году, при бомбежке Петербурга, бомба, попавшая в сарай, где хранились декорации, уничтожила все. Однако слухи не подтвердились, советская власть просто не желала видеть этот спектакль на сцене. К столетию со дня первой постановки спектакля Фокин восстановил «Маскарад»: мизансцену, костюмы по эскизам А.Я. Головина, сценографию, музыкальный стиль спектакля. Одновременно режиссер использовал новейшие технологии, логично включенные визуально-пластические, ритмические и другие авторские ремарки, которые прозвучали этаким контрапунктом прошлого с настоящим. Спектакль получился ярким и очень зрелищным.
Специальный приз, практически равноценный Европейской театральной премии, был присужден испанской актрисе Нурии Эспер. Она в двенадцать лет была принята в труппу театра Барселоны; в семнадцать лет сыграла Медею; стала первой артисткой Испании, сыгравшей Гамлета... Актриса от Бога, энергичная, неутомимая, активная и правдивая в жизни и на сцене, в политике и во всем, что касается защиты культурных ценностей и культурного наследия единой Европы. Приехать она не смогла, но Международная ассоциация театральных критиков провела специальную конференцию с показом отрывков из ее спектаклей и фильмов. Пресса назвала ее Королевой испанской сцены.
В традиционной программе Премии – «Возвращение», в которой во всех странах показывают спектакли уже премированных режиссеров, в  этом семнадцатом издании были представлены спектакли только петербургских режиссеров. В Малом драматическом театре  – театре Европы нам показали один спектакль Льва Додина и три спектакля Андрея Могучего в Большом драматическом театре. Спектакли Кирилла Серебренникова, конечно же, посмотреть не удалось из-за вышеуказанной причины. Лауреат премии «Новые реалии» португалец Тьяго Родригас на торжественной церемонии закрытия Премии в знак поддержки передал свой приз Кириллу Серебренникову.
Лев Додин показал необычный, суровый и современный спектакль с великолепным Гамлетом (Данила Козловский) и совершенно блестящей Гертрудой (Ксения Раппопорт). В зале и на открытой сцене вроде бы все было очень просто. Голая площадка сцены, минимализм четких линий конструкций в ее глубине и черно-белое освещение. Эта простота была обманчивой: с первого же появления Гамлета из боковой двери партера все наполнилось тем чудом живого театра, который способен создать только большой Мастер. Шекспировский текст у Додина разбавлен отрывками из Рафаэля английского хрониста Холиншеда и датского летописца Саксона Грамматика. Эта прекрасная адаптация по крупинкам, но четко по замыслу режиссера передавала фатальное бремя мести и жестокости человеческого бытия. Сильный спектакль с очень жестким финалом, где Фортинбрас выходит, вещая с экрана телевизора, сбрасывает в люки трупы и начинает превращать сцену в роскошный дворец. Последний монолог Фортинбраса звучит, как вести или хроника событий. Новый правитель Дании приносит с собой не восстановление справедливости, а лишь желание власти и опасность диктатуры. «Гамлет» Додина оставил, пожалуй, самое сильное впечатление в программе Премии.
Андрей Могучий, второй участник «Возвращения», на этот раз приятно удивил. После откровенно монументальной эстетики в стиле ампир, которой он меня буквально «раздавил» в «Синей птице» Метерлинка (2011 г.), я не видела ни одного его спектакля. На сей раз он представил трогательно-сентиментальное путешествие в жизнь по мотивам «Алисы в стране чудес». Моноспектакль со всеми сопутствующими спецэффектами блестяще был сыгран известной русской актрисой Алисой Фрейндлих. «Грозу» по Островскому я не смогла посмотреть, но по отголоскам критики Могучий поставил этот спектакль «так, как его ставили до Станиславского». В «Губернаторе» же по рассказу Леонида Андреева я увидела знакомого мне Могучего. Мощная, монументальная эстетика, крупными мазками поставленные сцены спектакля, персонажи, если не скрытые маской, то с гримом, четко подходящим к характеру персонажа (скорбь, злодей и т.д.), спецэффекты, видеоинсталяции, крупная, мобильная декорация, меняющаяся на глазах у зрителей и абсолютно контрастный, либо точно и гротескно имитирующий действие музыкальный фон. Все это великолепие на сей раз очень гармонично было направлено на то, чтобы рассказать об убийстве губернатора, доказать его виновность и показать порочность власти, которая там, здесь, везде и всегда однозначно жестока. Не знаю, как раньше и в каком спектакле, но для меня именно в «Губернаторе» нашел Андрей Могучий ту умеренность и равновесие, которые необходимы театральным режиссерам, работающим в эстетике, да простится мне условное название, монументальной режиссуры.
Призеров Европейской театральной премии в последние годы стало, пожалуй, многовато. Появилась номинация «Специальный приз», которая по значимости стала приравниваться к главной премии. Постепенно увеличилось число призеров «Театральной реальности». Ну что же, все логично! Конечно, театр не имеет географических очертаний, однако Европа расширилась, обрела новые страны, новых людей и новые точки отсчета в театральном искусстве. Вот так и получилось, что в номинации «Театральной реальности» оказалось шесть лауреатов, в Санкт-Петербург же приехали четверо. В предверии своей парижской премьеры не смог приехать Жюльен Госслен. Не выдали визу, по мнению критики, самому интересному Мило Рау, так как на территории России он остается персоной нон грата. Дело в том, что в своем проекте «The Moscow Girls» Мило Рау беспощадно раскритиковал Россию за ущемление свободы в искусстве.
Освободившиеся ввиду отсутствия двух лауреатов места весьма продуктивно использовал Тьяго Родригас, который показал нам отрывок из неоконченного спектакля «Сожжение флага», интерактивный спектакль «Наизусть» и выдержанный в строгой черно-белой гамме «Дыхание». Интересный своей кажущейся простотой спектакль прозвучал как признание в любви невидимым слугам театра, а конкретно – суфлеру, который, как память театра, помогает актерам вспоминать и помнить. Роль суфлера прекрасно исполнила действительно суфлер Лиссабонского Национального театра королевы Марии II.
Несколько запоздавшим показалось критике награждение «Новой театральной реальностью» шведской компании «Циркус-Циркор» кандидатов 2008 года. Трогательный цирковой перформанс был щедро компенсирован встречей с Тильдой Бьефорс, основателем и директором этой компании. Более двадцати лет она создает цирковые перформансы, осуществляет проекты, проводит мастер-классы, фестивали, преподает в университетах танца и цирка, получает призы, которые никогда не присуждались в сфере циркового искусства.
Накануне закрытия Премии в Театре-фестивале «Балтийский дома»  мы посмотрели спектакль польского призера премии Яна Кляты – «Враг народа». Молодой режиссер поставил свыше тридцати спектаклей, поставил он также «Макбета» во МХАТе им. Чехова. Критика назвала его возмутителем спокойствия и театральным революционером. Возможно, так и есть! Я не видела его других спектаклей. Но «Враг народа», откровенно китчевый и крикливо динамичный спектакль, честно говоря, меня ничем не привлек, и уж никак не убедил в правоте выбора Большого жюри Премии.
Одним из самых интересных спектаклей в программе оказался «Пазл» лауреата этой премии Сиди Ларби Шеркауи, хореографа, ныне художественного руководителя Королевского театра Фландрии, который, по его же словам, всю жизнь пытался совместить несовместимое и передать все это языком тела, языком пластики. Как, например, в спектакле «От В до Б, вера», где создается этакий симбиоз средневековой живой музыки, народных песен, танца и современного театра. В другом спектакле «Нечего из ничего» он пытается передать синтез, а может, и общность разных культур языком пластики. Также и спектакль «Пазл» – это «множество и множественное», вытекающее и втекающее в то целое, что есть универсальность и единство жизни и движения.
Даже тем, кто привык к ритму Европейской театральной премии не всегда удается побывать на всех мероприятиях. Довольно насыщенной была и на этой церемонии сопутствующая программа: пресс-конференции, встречи с лауреатами, Конгресс, Генеральная ассамблея и заседание исполкома Международной ассоциации театральных критиков и т.д.
Пока еще неизвестно, в какой стране и когда состоится следующий фестиваль Европейской театральной премии. Возможно, узнаем мы об этом весной или чуть попозже. Однако, я уверена, что актеры, режиссеры, критики, профессионалы и просто любители театра последуют за этим значительным и всегда интересным европейским театральным форумом.


Ирина ГОГОБЕРИДЗЕ


 
Среда, 24. Июля 2024