click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

АРБИТР ОТ БОГА

https://lh5.googleusercontent.com/-gEwg75hFVkk/VGxqhHd0y-I/AAAAAAAAFH4/IPuJRH9jZYA/w125-h124-no/e.jpg

Имя арбитра ФИФА Анатолия Васильевича Мильченко хорошо известно ветеранам и многочисленным поклонникам футбола во всем мире. В 1970-80-х годах он был одним из самых авторитетных футбольных арбитров как в масштабах СССР, так и в Европе. А.Мильченко 14 раз входил в список 10 лучших арбитров Советского Союза, он судил сотни международных матчей (товарищеских и официальных) с участием национальных сборных разных стран, отборочные встречи чемпионатов Европы и мира, матчи юношеского чемпионата мира 1979 года в Японии, популярных клубных евротурниров, имел честь судить официальные матчи и на знаменитом лондонском стадионе «Уэмбли».
Я был знаком с Анатолием Васильевичем еще с 1980-х годов, когда мы оба жили в Сухуми. Его уважали и как выдающегося арбитра, и как внимательного, отзывчивого и в то же время принципиального человека. В результате войны 1992-1993 годов нас, как и десятки тысяч жителей Сухуми,  жизнь раскидала: он оказался в Киеве, я в Тбилиси. В 1994-1998 гг. Анатолий Васильевич работал в Киеве в посольстве Грузии в Украине. Я общался с ним по телефону или когда он с супругой Сулико Ткебучава приезжал в столицу Грузии. В 1998 году, во время его очередного приезда в Тбилиси я взял у него пространное  интервью, которое было опубликовано тогда в газете «Свободная Грузия». Главным редактором этой газеты был и является известный в прошлом футбольный комментатор, бывший вратарь юношеской сборной Грузии Тато Ласхишвили (он из-за травмы рано прекратил карьеру). В этом интервью Анатолий Васильевич подробно рассказал о своей сложной, но очень интересной и насыщенной жизни и деятельности, поэтому для характеристики его жизненного пути я решил выбрать повествование самого А.В. Мильченко. Лучшего него об этом никто не расскажет:
- Я родился в 1938 году в Боржоми, мои дед и отец в 1936 году по направлению приехали из Украины в Боржоми для участия в строительстве стекольного завода. Наша семья решила обосноваться здесь. Отец – Василий Петрович и дядя – Григорий Петрович погибли в Великой Отечественной войне. Мать Пелагея Никитична Боберец не мешала моему увлечению спортом, в школьные годы я играл в футбол, баскетбол, волейбол (мой рост – 1 метр 79 см), будучи старшеклассником, я начал играть в боржомской футбольной команде «Чанчкери», которая выступала в чемпионате Грузии. Я был призван в армию и играл за футбольную команду Тбилисского Дома офицеров, затем – за команду Закавказского военного округа. В 1960 году вернулся в Боржоми. В том же году на учебно-тренировочной базе в поселке Леселидзе состоялись встречи молодежных сборных Восточной и Западной Грузии, на сборах присутствовали лучшие тренеры республики. Я играл за сборную Восточной Грузии центральным защитником, забил гол. В начале 1961 года меня пригласили в сухумское «Динамо», с  тех пор (до сентября 1993 года) я в течение 33 лет жил и работал в Сухуми. Тогда в Сухуми были две команды – «Рица» (за нее играли Хасая, Граматикопуло, Сордия, Минджия, Читава, Баратели, эта команда выступала в классе «Б» чемпионата СССР) и «Динамо» (играла в чемпионате Грузии, в ее рядах были тогда Илиади, Эркомаишвили и другие известные футболисты). Почти четыре сезона я играл за «Динамо»
(Сухуми), в 1964 г. - за команду г.Ткварчели, где, кстати,  какое-то время был директором городского Дома пионеров, затем получил травму и решил бросить футбол, поступил на технологический факультет Грузинского института субтропического хозяйства в Сухуми.
Именно в это время в Сухуми, для проведения товарищеского контрольного матча, прибыл московский ЦСКА, старшим тренером армейцев был легендарный Всеволод Бобров. ЦСКА встречался с клубом из Орехово-Зуево, матч должны были обслуживать судьи из Сочи, где проходили всесоюзные судейские сборы, но по неизвестным причинам они не приехали. Патриарх сухумского футбола, председатель Абхазского областного совета Всегрузинской республиканской организации общества «Динамо» Михаил Туркия поручил администрации стадиона срочно разыскать меня:он знал, что я неоднократно судил товарищеские матчи детских и юношеских команд и решил, что я смогу судить и игру ЦСКА. Оказывается, остальные местные арбитры отказались судить эту встречу, наверное, они не хотели брать на себя такую ответственность. И Михаил Туркия попросил меня судить эту игру. Я, естественно, тоже отказывался, но он  уговаривал настойчиво и умело, убеждал, что иначе матч сорвется, а трибуны стадиона будут переполнены (около 10 тысяч зрителей), что в ложе будут члены правительства автономной республики и будет стыдно за город и т.д. И я сдался, сказав: «Если что-то будет не так, не обессудьте, пусть никто потом мне претензий не предъявляет».
Игра выдалась напряженной: ЦСКА вел 1:0. За три минуты до конца матча армеец Пономарев явно повалил в своей штрафной площадке Орешникова, я назначил пенальти – 1:1.  После игры я нахожусь в раздевалке. Кто-то стучит в дверь. Слышу голоса Боброва и Туркия: «Толик, открой!» Думаю – все, приехали, будут отчитывать за пенальти. Кричу им: «Говорил же вам: не готов я судить такие матчи!» А в ответ слышу голос Всеволода Боброва: «Молодой человек, я пришел поблагодарить вас за отличное судейство». После этого я открыл дверь. Мы очень тепло поговорили. Всеволод Бобров сказал, что через несколько дней уезжает с ЦСКА в Тбилиси для проведения  матча чемпионата СССР с местным «Динамо» и пообещал, что скажет руководителям грузинского спорта о необходимости привлечения меня к судейству. Я подумал, что его слова так и останутся добрыми словами. Однако через неделю раздался звонок из Тбилиси. Звонил Давид Цомая из Федерации футбола Грузии: «Толик, Бобров так тебя хвалил, что мы решили вызвать тебя в Тбилиси и поручить судить несколько матчей чемпионата Грузии, а там видно будет».
На стадионе тбилисского 31-го авиазавода в присутствии патриархов судейского корпуса Грузии – Дуки Рамишвили, Нестора Чхатарашвили, Георгия Баканидзе, Джондо Шавдия – я судил пару матчей. Оба раза мне поставили оценку «отлично», затем доверили судить и другие матчи, вскоре присвоили звание «судья республиканской категории». А мне очень хотелось попасть на всесоюзные судейские курсы в Сочи. Находясь в Москве, я зашел в судейский комитет Федерации футбола СССР. Евгений Лядин (тренер юношеской сборной СССР), присутствовавший на вышеназванном матче в Сухуми, рекомендовал меня, и главный судья первенства СССР Александр Меньшиков дал «добро». В Сочи, на курсах, я слушал лекции и семинары, которые проводили такие опытные арбитры, как Тофик Бахрамов (он в 1966 г. был боковым арбитром финального матча чемпионата мира), Карло Круашвили, Павел Казаков и др. Пройдя аттестацию, в 1965 году я получил предложение судить матчи переходного турнира команд первой лиги чемпионата СССР, победитель которого получал право играть в высшей лиге. В 27 лет я судил эти матчи в Ташкенте. В решающем матче за выход в высшую лигу играли «Заря» (Ворошиловград) и «Политотдел» (Ташкент). «Заря» выиграла – 1:0 (гол забил Галустов, в воротах ташкентцев стоял грузин Илуридзе). Боковыми арбитрами были Отари Алавидзе и Ило Бочорадзе… В 1966 г. мне стали поручать судейство матчей высшей лиги чемпионата СССР. Я судил боковым в паре с такими опытными арбитрами, как Руднев и Азим-заде.
- Вам было всего 28 лет, а ведь некоторые футболисты были и постарше. У вас не возникали осложнения на этой почве?
- Судейству это не мешало. В 1967 году я уже стал судьей всесоюзной категории… В конце 60-х обслуживал товарищеские матчи с участием ряда зарубежных клубов, приезжавших в СССР. Первый матч за границей я судил в 1971 году – это была товарищеская встреча сборных ГДР и ЧССР, я был боковым арбитром. В том же году я помогал Тофику Бахрамову, арбитру матча «Болонья» (Италия) и «Железничар» (Югославия) - это был матч Кубка Ярмарок (впоследствии – Кубок УЕФА). В 1972 году я был боковым арбитром финала Кубка УЕФА – между английскими клубами «Вулверхэмптон» и «Тоттенхэм Хотспур», арбитром в поле на этой встрече был тот же Тофик Бахрамов.
- Когда вы провели первый международный матч в качестве главного судьи?
- Такое право я получил в 1974 году. Я судил матч «Карл Цейс» (Иена) - «Спарта» (Прага), мне помогали такие опытные арбитры, как Карло Круашвили из Тбилиси и Кестутис Андзюлис из Каунаса. В том же году я вместе с ними судил матч молодежного чемпионата Европы между сборными Греции и Болгарии. В 1975 году принял участие в прошедшем в Швейцарии финале первенства Европы среди юниоров и получил малую золотую медаль за судейство в финальном матче Англия-Финляндия. После этого я уже начал судить отборочные матчи чемпионатов Европы и мира.
В 1979 году я был арбитром на матчах чемпионата мира среди юниоров в Японии. Там блестяще сыграл 18-летний Марадона. Я судил матч открытия Мексика-Алжир, обслужил ряд других важных встреч и получил право судить финал этого чемпионата мира. Но так как сборная СССР вместе со сборной Аргентины вышла в финал мирового первенства (аргентинцы выиграли 3:1), я как арбитр из СССР не мог судить финальную встречу с участием сборной СССР и поэтому пришлось обслуживать матч за третье место между сборными Польши и Уругвая. В 1979 году решением ФИФА мне было присвоено звание «Судья международной категории – арбитр ФИФА».
- Анатолий Васильевич, вы были реальным кандидатом, чтобы в качестве арбитра из СССР судить матчи финального турнира чемпионатов мира 1982 и 1986 гг., но вы на чемпионат мира не попали...
- За судейство всех отборочных матчей чемпионата мира 1986 г., в частности, таких важных встреч, как Англия-Турция, Австрия-Голландия, Исландия-Шотландия, я получил оценку «отлично». После матча англичан с турками, состоявшегося в октябре 1985 года на «Уэмбли», представители ФИФА поздравляли меня с отличным судейством и в частных беседах говорили: «До встречи на чемпионате мира в Мексике!» Но вместо Мексики я попал в… Индию, где  судил матч международного турнира имени Джавахарлала Неру с участием сборных СССР, ГДР, Китая, Парагвая и др. Кое-кто в Федерации футбола СССР очень постарался, чтобы я не попал в Мексику на чемпионат мира. Некоторые высокопоставленные футбольные чиновники «уберегли» меня от поездки в Мексику. Точно также эти футбольные чиновники «позаботились» о том, чтобы я не попал на чемпионат мира 1982 года в Испании, но я на них зла не держу…
В качестве главного судьи я судил 376 официальных матчей отборочных турниров чемпионатов Европы и мира, Олимпийских игр и клубных евротурниров и матчей высшей лиги чемпионата СССР. Я не жалею, что в начале 1986 года ушел из футбола… Через четыре года я вернулся в судейский корпус, в 1990-92 гг. судил матчи национального чемпионата и Кубка Грузии. Мне было за 50, но Федерация футбола Грузии в качестве исключения допустила меня на судейство проводимых под ее эгидой игр.
- Какие гонорары определяли вам и вашим коллегам за судейство международных матчей?
- До 1980 года мы получали суточные. За каждые сутки пребывания за границей выплачивали от 70 до 100 долларов (за матчи юношеских сборных – 70, взрослых – 100). Впоследствии суточные возросли сначала до 125, а затем – до 145 долларов. Тогда не существовало высоких гонораров, это сейчас на чемпионате мира за одну игру, в зависимости от ее ранга, выплачивают официальный гонорар в 3-4, а то и в 7-8 раз больше, чем в 80-х годах за весь месяц судейства на мировом первенстве.
- А сколько платили на чемпионате СССР за матчи высшей лиги?
- Судья республиканской категории за матч в высшей лиге получал 10 рублей, судья всесоюзной и международной категории – 17 р. 50 коп. Так было до 1983 года. Потом гонорар повысили – сначала до 30, затем – до 50 рублей. Но я не очень расстраивался, ведь с 1974 года я работал директором туристической гостиницы «Сухуми». Зарплата была неплохая, служебный автомобиль, уважение горожан, хорошие контакты по всему бывшему СССР, что ценнее и важнее денег. Я объездил весь мир, занимался любимым делом, судил матчи с участием таких легендарных игроков, как Беккенбауэр, Мюллер, Круифф, Марадона, Линекер.
- Какие матчи остались в вашей памяти как самые тяжелые?
- Очень тяжелый матч пришелся на 1980 год, когда в Турции было военное положение, комендантский час, а в Стамбуле должны были играть «Фенербахче» и «Славия» (Болгария). По правилам, мы должны были прилететь за день до игры. УЕФА получила гарантии безопасности арбитров. Мы вылетели из Москвы в день игры – мне помогали Константин Вихров (Киев) и Гурам Гванцеладзе (Тбилиси). В 10:40 вылет, посадка в Бухаресте, затем в Анкаре. Там всех пассажиров под охраной автоматчиков вывели в здание аэропорта, самолет дозаправили, потом – в Стамбул. На  стадион нас доставили за 40 минут до начала игры. Матч начинался в 17:00 – в 8 часов вступал в силу комендантский час. Нас, арбитров, довезли до стадиона на бронетранспортере. Комиссаром матча был представитель Югославии, он уже не надеялся на наш приезд и, в соответствии с правилами, готов был выпустить местных арбитров. Но до этого не дошло. Болгары выиграли – 1:0. Зрители отнеслись к этому спокойно. Мы сразу после игры умчались в гостиницу, а утром улетели из Турции.
- Но ведь вы судили матчи и на «Уэмбли», разве там в психологическом плане арбитрам легче?
- Судить на «Уэмбле» - мечта любого арбитра. В октябре 1985 года я судил отборочный матч чемпионата мира Англия-Турция. Получил оценку «отлично». Мне помогали Владимир Кузнецов из Омска и Вадим Жук из Минска.
- Анатолий Васильевич, ваш сын Зураб тоже неплохо судил матчи чемпионата Грузии и чемпионата СССР.
- Вспоминаю 1980 год. Олимпиада в Москве. Мы находимся в гостинице. Я готовлюсь к очередным матчам Олимпиады. Заходит Иозеф Блаттер (он тогда стал генсеком ФИФА) и говорит: «Ваш сын тоже будет рефери?» Не успел я ответить, как Зураб (ему было 16 лет) отреагировал: «Да, я тоже хочу стать арбитром!» И Зураб стал арбитром, неплохо судил во второй лиге первенства СССР – это был конец 80-х годов. В начале 90-х годов он обслуживал матчи и Национального независимого чемпионата Грузии. В сентябре 1993 года он покинул Сухуми и с тех пор живет в Москве. Кстати, моя дочь Инга и супруга Сулико Ткебучава очень любят футбол и неплохо разбираются в тонкостях этой популярной игры.
-  Говорят, в период жизни в Киеве (1994-1998  годы) вам, Анатолий Васильевич,  предложили быть комиссаром игр чемпионата Украины?
- Да, я и сам не знал, так много у меня настоящих друзей и в Грузии, и в Украине, в России, и в других странах ближнего и дальнего зарубежья. В Киеве я неоднократно встречался с именитыми в прошлом украинскими футболистами и тренерами, с легендарным тренером  Валерием Лобановским, руководителями Федерации футбола Украины, и всем им признателен за внимание ко мне. Да, мне предлагали быть комиссаром игр чемпионата Украины, но в соответствии с существующими правилами, комиссаром может быть только гражданин Украины, а я не собираюсь менять гражданство – я был и остаюсь гражданином Грузии...
Это часть того интервью с А.В. Мильченко, которое я взял у него 16 лет назад. В 1997-98 годах видные представители спортивной общественности Грузии и  ветераны футбола обратились к Анатолию Васильевичу с просьбой вернуться в Грузию, обратились к соответствующим   организациям страны с просьбой создать необходимые условия для его возвращения в Тбилиси и его задействования в футбольной жизни республики. С 1999 года Анатолий Васильевич работал в Тбилиси,  до 2005 года был руководителем судейской коллегии Федерации футбола Грузии. В 2000 году А.Мильченко  был признан лучшим футбольным арбитром Грузии XX века.
С середины 2005 года он работал спортивным директором двукратного чемпиона Грузии – тбилисской футбольной команды «Вит-Джорджия», а с лета 2010 года был менеджером Федерации футбола Грузии по вопросам подготовки молодых арбитров. Анатолий Васильевич активно участвовал в общественной и спортивной жизни Грузии. В конце декабря 2011 года Грузию и весь футбольный мир потрясла весть о смерти этого великого арбитра, настоящего профессионала своего дела, порядочного, отзывчивого  и внимательного человека.

Тенгиз ПАЧКОРИЯ


 
Вторник, 16. Октября 2018