click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

СОРАТНИК, ВОЛШЕБНИК, ТАЛИСМАН

Николай Свентицкий

Николая Свентицкого, директора Тбилисского русского драматического театра им.А.С.Грибоедова, президента МКПС «Русский клуб», заслуженного деятеля искусств РФ, кавалера многих государственных и общественных наград, никому пока так и не удалось уговорить написать книгу о себе. Он крайне редко и крайне неохотно дает интервью.

Но в  редкие свободные минуты в компании симпатичных ему людей счастливчики получают радостную возможность послушать его рассказы из первых уст. Поверьте на слово: какие имена звучат, о каких событиях вспоминается!  Мхатовские «основоположники», «зубры» Малого театра, и тут же - исполнители грузинской городской песни и легендарные рокеры; триумфальные гастроли Грибоедовского в дни его расцвета по всему СССР, а вскоре - полудетективные-полуфантастические усилия по спасению театра в годы голода, холода и безработицы, официальные приемы в самых высоких кабинетах и дружеские застолья с теми, кто обитает только в телевизоре... Да мало ли! Заслушаешься - сколько юмора и печали, сколько праздников и горьких дней, а главное – сколько труда, ежедневного труда. Голова идет кругом. Но, как уже было сказано, Свентицкому не хочется, да и некогда, писать книгу о себе. Поэтому мы начнем этот роман сами, сами будем собирать «золотые россыпи». Тем более, повод более чем подходящий – Николаю Свентицкому исполняется 55 лет!
Н.Свентицкий на театре уже более 35 лет, и театр остается его главной любовью и делом жизни. Он работает совершенно – никогда не отвлекается на чепуху, но для него нет мелочей. И поэтому если все дороги ведут в Рим, то все коридоры в театре ведут в кабинет директора.
Первую и, надеемся, не последнюю страницу нашего романа – страницу театральную – открывает, конечно, художественный руководитель театра им. А.С. Грибоедова, лауреат Государственной премии Грузии, многочисленных отечественных и международных театральных премий Автандил Варсимашвили.

- Батоно Авто, знаете, я сама себе сейчас завидую, потому что разговариваю с культовым театральным режиссером о человеке, который давно уже стал легендарной личностью – о Николае Свентицком. Для наших читателей  Свентицкий – это директор Грибоедовского театра, президент Союза «Русский клуб», организатор международных поэтических фестивалей... Кто он для вас в первую очередь?
- Есть такое прекрасное русское слово – «соратник». Толковый словарь объясняет нам значение этого слова как «товарищ по битвам, по войнам». Когда я думаю о Коле Свентицком, это слово приходит мне на ум, не спрашивая меня. Потому что он и есть соратник. Не все друзья могут быть соратниками по многим объективным причинам. Театр – это поле битвы, это фронт, поэтому в театре нужны соратники. На Колю можно не просто надеяться, а можно доверить абсолютно все – он точно никогда не подведет в деле. Он может обругать тебя, но в деле он – совершенный соратник. Когда меня спрашивают, хорошо ли нам с ним работается – ведь мы люди совершенно разные – я всегда отвечаю, что мы не просто хорошо работаем, а идеально. Мы оба понимаем и наши задачи, и суть того, к чему мы стремимся.
- Вы всегда заодно?
- В концептуальных, принципиальных вещах мы всегда заодно, всегда. А по характерам мы совершенно не сходимся.
- Как вам удается преодолевать непохожесть  характеров, которая для всех очевидна?
- У нас есть общая цель – сохранить русский театр в Грузии. И в этом мы с ним  бескомпромиссны и понимаем друг друга не то что с полуслова, а телепатически. Поэтому мне замечательно с ним работается. Я повторю – идеально.
- Говоря о Свентицком, прежде всего надо говорить о театре имени Грибоедова. Как началось ваше сотрудничество с Николаем Николаевичем? И как, кстати, вы рискнули взвалить на себя в 1999 году эту тяжелую ношу – русский театр в Грузии?
- Да, это страшно тяжелая ноша. Я рискнул по многим причинам, но главное -  в тот момент я понял, что это был вызов мне. И я его принял.
- Профессиональный вызов?
- Да, чисто профессиональный. И в то же время, естественно, меня вела боль за ту культуру, которая может потеряться в этой стране. Я люблю Тбилиси за его мультикультурность. Она мне очень близка – и как режиссеру, и как гражданину. И тогда, в 99-м, я, без ложной скромности, понял, что, может быть, я  единственный человек в мире, который способен взять на себя ответственность за мультикультурность своей страны. Я понимаю, что звучит несколько помпезно, но я это действительно ощущал. И тогда же я познакомился с Колей. Я не могу сказать, что мы сразу же сдружились. Мы присматривались друг к другу, и нам понадобился один сезон. Я думаю, что стал хорошим художественным руководителем в понимании Коли. Мне кажется, что ему всегда мешали работать. А я очень многое переложил на его плечи.
- И ему стало легче, как ни странно?
- Да, ему стало легче работать. Он решает и организовывает многие очень важные вещи в театре, что умеет делать просто фантастически. Он невероятно способен анализировать. Он уникально одарен способностью регулировать отношения людей в театре, а это очень сложно и очень важно в театре. Он создает комфортные условия для тех, кто готов работать и творить. И поэтому я называю его соратником. С ним я пошел бы в любой бой.
- Вы сказали, что театр – это и есть бой, война...
- Да, конечно.
- А за что и с кем воюете?
- За истину. С миром. Это фронт не потому, что здесь собрались сволочи, и их надо уничтожать, а потому что театр каждый день должен доказывать, что он жив, говорить, убеждать окружающий мир в том, что мы нужны, что без нас было бы гораздо хуже в этом страшном обществе.
- Как вам кажется - сегодня театр держится на плаву, или есть течи, или он в штормах?
- Есть самое главное – труппа, которая, я не хочу говорить «держится на плаву», но может плыть даже в океане и сохранять высокий уровень мастерства, профессионализма. Конечно, всегда хочется больших результатов, но есть какие-то предлагаемые обстоятельства – русскоязычный зритель на глазах исчезает, и в этих предлагаемых обстоятельствах театр Грибоедова живет очень достойно.
- В этом для вас со Свентицким больше радости или головной боли?
- И радость, и головная боль одновременно. Радость – когда мы видим, что театр существует, что есть сильная труппа, что зритель после спектаклей горячо аплодирует и  кричит «Браво!» А головная боль, потому что каждый раз нам приходится все больше и больше напрягаться из-за отсутствия русскоязычного зрителя.
- Так не кажется ли вам, что в горьких условиях, когда русский язык стремительно теряет позиции,  и спектакли Грибоедовского, и многочисленные проекты, которые реализует Николай Свентицкий как президент «Русского клуба», - это проекты на один день, не имеющие будущего?
- Нет, мне так не кажется! Все проблемы происходят из-за того, что наши страны воюют. Но я уверен – это временно. Пройдет совсем немного времени, и Грузия и Россия поймут, что нам не жить друг без друга.
- То есть вы, как два соратника, реально работаете на будущее?
- Естественно. Наша работа имеет только один смысл и значение – работа на будущее. В театре нельзя жить и работать сегодняшним днем - все деяния должны быть направлены на завтрашний день.
- Это очень парадоксально, потому что сами актеры называют свое дело рисунками на песке. Поставлен спектакль – и волна времени его смывает.
- Это неправильное понимание – сыграли спектакль и разошлись. Если мы смотрим на театр, как на организацию, которая несет некую миссию – а живой театр не может быть иным – то надо понимать, что миссия несется именно на завтрашний день. И все проекты Коли Свентицкого в «Русском клубе» работают сегодня и будут работать завтра. Потому что какая-то маленькая девочка, которая побывала на нашем спектакле, запомнит это на всю оставшуюся жизнь, это обязательно когда-нибудь сработает, и обязательно - в лучшую сторону. Мы всегда должны думать именно в этом направлении, когда говорим о просветительских проектах.
- Вы сказали, что вам с Николаем работается идеально. И все же, как вам это удается?
- Конечно, у него очень сложный характер. Он непростой человек. Но мне нравится в нем то, что он ходячий праздник. У него есть неодолимое пристрастие все время устраивать какие-то фейерверки  - в жизни, в театре, вообще – вокруг себя. Ты можешь соглашаться с этими праздниками или не соглашаться, но это на самом деле потрясающее качество, - человек живет тем, что хочет дарить окружающим праздник. А если меня попросят вспомнить какие-то эпизоды, то первое, о чем я подумаю – как он помогает людям в очень сложных ситуациях. И не только мне. Всем. Он может помочь совершенно незнакомому человеку. Он видит, что человек попал в экстремальную ситуацию, все бросает и начинает заниматься делами этого человека. Помогать людям – это одна из самых главных черт Николая. И это божий дар. Не все умеют помогать. Я знаю многих, даже очень богатых людей, которые не любят помогать. И дело даже не только в материальной помощи, а в поддержке. Поэтому я его называю соратником, и так и буду называть. А то, что он творит в плане театральной организации – это переходит подчас в сферу фантастики. Бывает, кажется, что ничего не получается, звоню ему и говорю – все, ничего у нас не выйдет. А он отвечает: «Обязательно все получится». И действительно все получается! Я абсолютно влюблен в этого человека.  
- Николай снимается в каждом из ваших фильмов...
- До меня Федерико Феллини говорил про Марчелло Мастроянни, а потом Гия Данелия сказал про Евгения Леонова, и я с большим уважением к этим мастерам повторю их мысль о том, что в твоих работах нужен человек, который приносит удачу. Даже если он не играет главную роль, должен обязательно присутствовать – на счастье.
- Талисман?
- Вот именно. Роль такого талисмана и играет для меня Николай.
- Что вы ему пожелаете?
- Я не побоюсь банальности и пожелаю ему крепкого здоровья. А себе я пожелаю очень долго работать вместе с ним, потому что с ним надежно и весело.

Нина ЗАРДАЛИШВИЛИ

Если вы и в самом деле говорите серьезно.

Вывалит "Интерфейс и основные возможности графических редакторов"на тебя буркалы, как баран "Песни любовь успенской скачать"на новые ворота, когда ему покажешь, что рука должна соскользнуть по ремню вниз.

Если бы кто-нибудь заметил его в "КРЕДИТЫ МАЛОМУ БИЗНЕСУ: КАК ПОЛУЧИТЬ?"эту минуту, то мог бы принять его за вора, "Жестокие игры на двоих"который собирается ограбить Каса-дель-Корво.

Лес невелик, какие-нибудь две мили в "Скачать книгу научная фантастика"ширину, хотя и вдвое больше в длину.


Зардалишвили(Шадури) Нина
Об авторе:
филолог, литературовед, журналист

Член Союза писателей Грузии. Заведующая литературной частью Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Окончила с отличием филологический факультет и аспирантуру Тбилисского государственного университета (ТГУ) имени Ив. Джавахишвили. В течение 15 лет работала диктором и корреспондентом Гостелерадиокомитета Грузии. Преподавала историю и теорию литературы в ТГУ. Автор статей по теории литературы. Участник ряда международных научных конференций по русской филологии. Автор, соавтор, составитель, редактор более 20-ти художественных, научных и публицистических изданий.
Подробнее >>
 
Вторник, 24. Ноября 2020