click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

УШЕЛ ПОБЕДИТЕЛЕМ

https://lh4.googleusercontent.com/-ud9-pBVtbiA/UAP2NIYKqfI/AAAAAAAAAkQ/Jb6ctaoH8T8/s125/g.jpg

Долго я отказывался поверить, что Шота Ломидзе был девятым на Олимпийских играх-64 в Токио. И другие не понимали, даже знающие борьбу не понаслышке. Что-то там в Японии было не так.
А вот как было. Жребий в среднем весе у борцов вольного стиля сыграл с Ломидзе злую шутку: дал в первом круге соперником чемпиона мира Продана Гарджева.
Шота не оробел, первым взял выигрышное очко, но болгарин перехватил инициативу, и схватка закончилась вничью. Гарджеву она показалась добрым знаком – ничья с одним из фаворитов открывала ему путь к успеху.
Ломидзе победил по баллам швейцарца Макса Кобелта (Это была крупная неудача, его следовало класть на лопатки и продолжать борьбу за медали, без груза лишних штрафных очков.) и вышел на чемпиона Римской олимпиады Хасана Гюнгера.
Болгарский атлет был свободен в том круге, а по его результатам Ломидзе с шестью штрафными очками оказался за бортом финала.
Гюнгер перед схваткой с Ломидзе натерся маслом, и его вытирали полотенцем. До перерыва турок получил два балла и потом без стеснения убегал за ковер. Рефери на ковре смотрит на боковых судей и дает знак: время давать второе предупреждение. Для Гюнгера оно означает поражение, и он падает за ковром, хватаясь обеими руками за голову. А что судьи? Они «забыли» дать предупреждение, и схватка заканчивается в пользу турка. Как и Олимпиада для Ломидзе – он выбыл из турнира. Но страсти не утихают. Отдохнувший Гарджев и Гюнгер, оба с пятью штрафными очками, проводят финальную схватку за звание олимпийского чемпиона. Победитель получает золото. А если ничья?
Она устраивает того, кто легче – здесь судьба явно благоволит Гарджеву. Гюнгер это понимает и во что бы то ни стало спешит выиграть, но тщетно. Болгарин несокрушим, как утес. Поединок заканчивается вничью, и 28-летнего болгарина ликующие друзья уносят после взвешивания в ранге олимпийского чемпиона.
И вот гримаса несовершенных правил: не проигравший ни одной встречи иранец Мансур Мехтизаде (через год он выиграет чемпионат мира в Манчестере, оттеснив Гарджева, который на этот раз третий) только пятый. После награждения он говорит Ломидзе: «Мы здесь, на Олимпиаде, самые сильные, а наши медали дали другим».
Обижаться Мансур Мехтизаде больше всего должен на себя. Привычка выигрывать по баллам  на этот раз сыграла с ним злую шутку – оставила без медали. После победы над олимпийским чемпионом Гарджевым, вице-чемпионом Гюнгером, пятым призером – могучим венгром Гезой Холлоши, выигрыш по очкам у Кобелта (все тот же швейцарец!) был неслыханной роскошью. Итог катастрофический – иранский борец, не проигравший ни одной схватки, - вправе был клясть свою судьбу, считая себя неудачником.
Его с пониманием слушает наш знаменитый земляк, который пострадал в большей степени.
А кто лучше самого Ломидзе знает свою истинную силу? И он ее показывает через два года на чемпионате Европы в западногерманском городе Карлсруэ. Соревнования заканчивались 8 мая. Не могла советская сборная в Германии проигрывать командное первенство накануне Дня Победы.
Но как трудна задача! И они сообща сотворили, казалось бы, невозможное, в заключительный день. Чемпионами континента уже стали советские борцы – Айдын Ибрагимов, Елкан Тедеев, Юрий Шахмурадов, Александр Медведь.
Все с надеждой смотрят на двух грузин – судьба командной победы в их руках. Зарбег Бериашвили побеждает турка Ахмета Аграли.
У Ломидзе соперник не менее грозный. В Турции Ахмета Айыка, двукратного чемпиона мира и олимпийского чемпиона в Мехико, называли звездой, немеркнущей в солнечный день. Он, единственный среди зарубежных борцов, выиграл у советского «танка» - Александра Медведя.
За свою блестящую карьеру Айык проиграл только раз – здесь, в Карлсруэ, - в схватке с Шота Ломидзе. Советская сборная победила с 40 очками, на очко опередила турецкую, на третьем месте болгары с 25 очками.
Шота еще долго вспоминал благословенные уроки «Петрес дарбази» – знаменитого борцовского зала в Тбилиси, где в одном котле варились «классики» и «вольники», и оставалось только смотреть и учиться. Шота Ломидзе смотрел и учился – оба приема, обеспечивших самую важную победу на немецкой земле, он заимствовал из арсенала Гиви Картозия и Ростома Абашидзе.
Хотя если быть точным, как борец Ломидзе родился на украинской земле, в Запорожье. В этом городе металлургов проходил действительную воинскую службу. До этого он был равнодушен к борьбе, больше отличился в метании диска, гранаты, толкании ядра, прилично бегал стометровку, - надо сказать, со школьных лет тренировался дома как сумасшедший, наращивал силу. Отец, Георгий Моисеевич, шутил, что его можно в трактор вставить вместо двигателя. Подал сын документы в Грузинский институт физкультуры, но что тут попишешь, не показался он высокой приемной комиссии, не увидели в крепком парне будущего чемпиона.
Идет солдат Ломидзе по городу, по украинскому Запорожью, а погода для прогулки, скажем прямо, неподходящая – мороз за тридцать градусов, для занятий по строевой подготовке вредная. Вспомнил солдат, сколько тонн тяжестей поднял дома, наращивая силу. И отправился в зал тяжелой атлетики. Тренировку одну, без специальной подготовки, с трудом выдержал, от перегрузки чуть не умер на утро. А свое счастье нашел в борьбе, у первого тренера Николая Сафошина, он в отличие от тбилисских инфизкультовцев, нашел в нем вагон силы. Солдат спит – служба идет. Но, наверно, Шота не только спал, стал чемпионом округа, получил в качестве поощрения 10-дневный отпуск на родину. Понравилось ему выигрывать, стал призером первенства Вооруженных Сил СССР, замелькала фамилия Ломидзе в протоколах чемпионатов Украины и Молдавии. На Спартакиаде народов СССР 1959 года он уже третий, после чемпионов страны двух Борисов – Кулаева и Гуревича.
Кто знает, остался бы, возможно, Шота Ломидзе сражаться мамлюком в борцовских поединках на чужбине. Но судьба подарила ему встречу в Москве с председателем Федерации борьбы Грузии Ираклием Сараджишвили. Не было у наших борцов лучшего руководителя, чем Ираклий Иванович. Подтверждаю это, сам я работал с этим прекрасным человеком. Сараджишвили увидел: не было в Грузии такого полутяжеловеса. Сказал просто: «Ты очень нужен Грузии». И не обманул лживыми обещаниями, одарил дружбой на всю жизнь, стоял рядом в радости и беде.
Айык запомнил урок Карлсруэ. На Олимпиаде в Мехико-68, в пятом круге, в схватке с Ломидзе его устраивала ничья. И он ее добился, аккуратно защищаясь и избегая обострения. Ломидзе – серебряный призер Игр.
Но золото высшей пробы Шота уже не упустил. Через год, на чемпионате мира в Мар-дель-Плата раскидал сильнейших полутяжеловесов мира, как мешки с мукой. В финальной схватке Шота встречался с Ларри Кристоффом, бывшем тяжеловесом, которого ничья выводила чемпионом.
Сидит Ломидзе, ждет вызова на ковер. Приходит американский тренер, предлагает деньги за ничью. Ломидзе говорит сидевшему рядом Зарбегу Бериашвили: «Хотят меня купить. Я им покажу «бизнес». Говорит американцу: «Две тысячи долларов? Дешево меня цените. Меньше чем за десять тысяч, я не согласен».
Американец уходит совещаться, возвращается радостный: «Договорились!» И Ларри Кристофф (он пятый среди тяжеловесов на Олимпиаде в Мехико) заметно повеселел.
«Я передумал, - отвечает Ломидзе, всегда ценивший шутку, - что мне деньги? Я руковожу совхозом, пять миллионов ему цена. На ничью не надейтесь».
Сказал и выиграл у Кристоффа с явным преимуществом, стал чемпионом мира.
В 1970 году Шота Ломидзе проиграл киевскому борцу Владимиру Гулюткину, двукратному чемпиону мира, на чемпионате СССР и решил уйти из большого спорта.
Отметить проводы заслуженного мастера спорта, многократного чемпиона страны, победителя крупнейших борцовских турниров пришли друзья.
Но вот у калитки дачи остановилась машина, вышел из нее Василий Илуридзе, выдающийся борец и тренер. Это к нему на занятия пришел молодой Шота. «Школу» дал ему Василий Александрович Илуридзе, первый чемпион СССР по вольной борьбе (1945).
И сейчас этот смертельно больной человек, чьи дни были сочтены, сказал, как всегда, не повышая голоса: «Не может человек уйти побежденным из большого спорта. Победителем должен уйти».
В тот день Шота не прикоснулся к вину, а вечером пришел на  тренировку к Илуридзе.
Он успел порадовать своего дорогого тренера, став в пятый раз чемпионом страны.
Но послушаем борца, побежденного им в решающей схватке: «Я только раз почувствовал на себе явное физическое преимущество соперника – на Спартакиаде народов СССР 1971 года. Это был Шота Ломидзе. И дело не в том, что он меня победил, а совершенно измотал физически. А ведь ему уже было 36 лет!»
Это признание молодого Ивана Ярыгина, бывшего тогда на Спартакиаде четвертым, будущего олимпийского чемпиона Мюнхена и Монреаля.
Ломидзе еще в 1969 году заменил заболевшего, казалось бы, незаменимого Александра Медведя (Лев заменил медведя!) и стал чемпионом Европы в тяжелом весе, в категории гигантов, где потеснил олимпийского чемпиона немца Вильфрида Дитриха и многократного вице-чемпиона мира болгарина Османа Дуралиева, которого он победил с запоминающимся счетом 7:0!
Спартакиаду Шота Георгиевич выиграл, победил всех соперников, но будущее для него оставалось очень неясным. Близился чемпионат мира в Софии. На сборы в Крым его пригласили, вместе с Леваном Тедиашвили, но объявить первым номером чемпиона страны и капитана сборной СССР не спешили. Пришлось объясниться с одним из тренеров, и тот проговорился: «сверху» поступило мнение послать в Софию кого-то из молодых – Гулюткина или Ярыгина. Шота не выносит вопиющего нарушения спортивного принципа отбора сильнейших, берет курс на Москву и оказывается в приемной самого главного спортивного начальника. К нему не пускают: грудью преграждает секретарша дорогу. Но кто может остановить разъяренного льва? Шота мигом оказывается в кабинете перед светлыми очами изумленного начальника.
Дальнейшие события можно восстановить по рассказу Ломидзе.
Начальник с металлом в голосе (сказалась комсомольская закалка!) спрашивает посетителя, кто он есть и кто его приглашал. Но и это еще не все...
Распахивается дверь кабинета и входят вызванные секретаршей три молодых амбала и направляются прямиком к Ломидзе. Хозяин начальственным жестом останавливает их и уже смягчившимся голосом спрашивает, кто к нему пожаловал и чем обязан. Шота представляется, подробно перечисляет свои звания и титулы, и без обиняков задает главный вопрос: почему после Спартакиады, на которой он с большим преимуществом победил всех соперников, на чемпионат мира посылаете другого.
Начальник выслушал, не прерывая этот страстный монолог, и задумался. Потом изрек: «Спартакиаду вы действительно выиграли, но тренеры вправе решать, кому дать рекомендацию». Ломидзе встает и с угрозой говорит: «Товарищ председатель, я готов у вас на глазах поочередно бороться не только с борцами полутяжелого веса, но и с тяжеловесами во главе с их Медведем. И если кто из них сможет меня побороть, накажите меня, я готов отказаться от всех моих титулов. И если хотите, даже ничью можете записать в их актив».
Эта угроза все и решила.
Начальник сказал: «Мы со всем разберемся, подождите в приемной».
Продержали Ломидзе в приемной председателя три часа. Наконец, приглашают в кабинет. Начальник объявляет: «В Болгарию поедете вы, но с условием – вернуться с золотой медалью».
На второй день Шота в составе сборной СССР уже летел в Болгарию. В самолете узнал, что ребята вновь избрали его капитаном команды.
В Софии Ломидзе стал во второй раз чемпионом мира – могучие парни всей земли – монгол Холлогийн Баянмунх (он стал чемпионом мира в 1975 году в Минске, опередив Гулюткина), румын Енаке Панаит, венгр Йожеф Чатари, иранец Хасан Халид, немец Альфонс Хешер вынуждены были признать его превосходство.
После Болгарии пришел Ломидзе в знакомый кабинет, снял с груди золотую медаль и сказал: «Как видите, я выполнил свое обязательство, а эту медаль, в знак моей благодарности, дарю вам». Начальник повертел медаль в руках и вернул со словами: «Она тебе принадлежит по праву, а за борьбу заслуживаешь похвалы».
На прощание дал новое задание: «Готовься к Олимпиаде! И оттуда возвращайся с золотой медалью».
На Олимпийские игры-72 Ломидзе не пустили. В Мюнхен отправился Иван Ярыгин и стал олимпийским чемпионом. А среди его основных соперников, призеров Олимпиады, были все те же Баянмунх, Чатари, Панаит!.. Ломидзе всех их побеждал!
Чем не вестерн времен дикого Запада? Но все эти жизненные невзгоды рвали в клочья сердце как стая бешеных псов. 
В тот злосчастный день – 20 октября 1993 года – он, любивший порядок во всем, приехал в родное имеретинское село Сакулия. Увидел заросший травой двор и взял в сильные руки косу. А его израненное сердце не выдержало...

Арсен ЕРЕМЯН

Однажды "Полотно и карманов скачать"он выбрал фаршированного голубя.

Это, учил его Бен, усилит "Классный мюзикл песню скачать"выделение слюны и рот не будет так пересыхать.

Тогда я пошлю вас "Опера скачать бесплатно игры ферма"в офицерскую разведку за проволочные "Английский реп скачать музыку"заграждения.

Здесь бродят стада оленей, "Скачать ключи для доктор веб"в теннистых рощах отдыхают величественные лоси, но людей здесь нет.


Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Среда, 16. Октября 2019