click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ВЫСОТА ЧЕМПИОНА

Быстро смеркалось. На стадионе стало почти темно, но прожектора почему-то не включали. Очертания планки на расстоянии едва угадывались. Высоту еще надо было взять...
В тот первый день сентября на римском олимпийском стадионе Форо Италико американцы потерпели поражение в двух престижных финалах легкоатлетического турнира, где они шесть десятилетий удерживали мировое лидерство. Сначала Армин Хари из объединенной немецкой команды подтвердил свою репутацию рекордсмена мира в беге на сто метров, а потом в секторе для прыжков в высоту развернулись события, в которых фавориты оказались в роли догоняющих.
И это чудо сумел сотворить Роберт Шалакадзе.

 


До 1959 года он в течение пяти лет входил в число сильнейших прыгунов-высотников и в сборную страны. В силу своего характера слишком спокойно относился к ходу борьбы в любых, самых ответственных соревнованиях. Приходилось выслушивать от друзей: «Тебе, Роберт, злости не хватает». В 1959 году Шавлакадзе второй на Спартакиаде народов СССР, уступив победу Кашкарову по попыткам. В Филадельфии победил на матче гигантов СССР-США, опередив олимпийского чемпиона Мельбурна, экс-рекордсмена мира Чарльза Дюмаса, Вильямса и Кашкарова, но многие посчитали – повезло! Очень это его задело. И он решил доказать, что та победа была не случайной. Не где-нибудь - на Олимпийских играх-60.
Американцы были уверены – золотая медаль достанется их соотечественнику Джону Томасу. В начале лета этот гигант ростом 198 сантиметров установил потрясающий рекорд мира – 222 сантиметра. Советские спортсмены, готовясь к Олимпиаде, мысленно возвращались к этим магическим цифрам, но старший тренер сборной Владимир Михайлович Дьячков, экс-рекордсмен Грузии, убедил сборников, что Томас не сумеет продержаться более двух месяцев на пике формы, а они как раз к римским Играм войдут в свою лучшую форму.
Как он оказался прав! Томас приехал на Олимпиаду, твердо веря в свою победу. Передавали его заявление: «Если не выиграю, то пробегу по всем лестницам «Эмпайр Стейт Билдинг». Роберт не очень верил в эту браваду. Подумалось, придумали за него журналисты.
Мощный, стройный американский атлет в Риме пользовался повышенным вниманием представителей прессы. Они с Робертом подружились, ходили вместе обедать, на танцы, и его, бывало, бесцеремонно отодвигали в сторону. Мол, не мешай, парень, не путайся под ногами, никого ты не интересуешь. Его самолюбие было задето, и он сказал себе: «Ну, подождите, вы обо мне еще узнаете на стадионе!»
Еле дождался начала соревнований. И высота, с которой решил включиться в борьбу, – 195 см показалась небольшой. Смотрит, Томас с 2 метров начинает. Думает, а чем он хуже? Заявляет начальную высоту – 2 метра, спокойно берет ее.
В финале соревновались 17 прыгунов, в том числе трое из советской сборной. Валерий Брумель в олимпийском году имел результат 2,17. Виктор Большов уже прыгал на 2,15. Казалось, куда Шавлакадзе с ними спорить со своими 2,13 м. Высоту 2,09 с первой попытки одолели трое – Шавлакадзе, Большов и Томас. У Брумеля неожиданно начались затруднения – он дважды сбил планку. Следующая высота – олимпийский рекорд Дюмаса – 2,12 – оказалась непреодолимой для самого чемпиона Игр в Мельбурне и шведа Стига Петерссона. Из борьбы выбывают два опаснейших конкурента. Томас склонился над Дюмасом, охватившем руками голову – утешает. Сам он заявляет, что пропускает эту высоту.
Брумель со второй попытки, но взлетает над планкой. Судьи устанавливают ее на 2,14. В секторе остаются четверо – советское трио и Томас. Он прыгает первым и неудачно. Стадион ахнул от неожиданности и умолк: фаворит проигрывает! Не слышно шума даже на трибуне с американскими моряками. К тому времени соревнования в остальных видах программы закончились, и все внимание приковано к их сектору.
И тут происходит любопытный эпизод. Сбив планку, Томас бегом возвращается к месту разбега, на исходное положение, собираясь прыгнуть во второй раз. В это время Шавлакадзе готовился к прыжку. Судьям пришлось уговаривать американца сесть на скамейку и дожидаться своей очереди на вторую попытку. Поведение Томаса добавило Роберту злости, и с первой попытки он берет высоту. Потом Брумель назовет этот  прыжок гениальным, потому что динамовец из Тбилиси сумел резко оторваться от соперников. Во-первых, все предыдущие высоты брал с первой попытки. И только он один. Во-вторых, первым перепрыгнул 2,14. А это уже запас психологический. Соперники покорили этот рубеж со второй попытки.
Поставили 2,16. На стадионе стемнело, и только в темном небе горят на электротабло эти цифры. Пять с половиной часов прыгуны соревновались, а полной ясности нет. Опять же с первой попытки Шавлакадзе берет высоту. На четыре сантиметра превышает олимпийский рекорд и на три – личный! После прыжка планка затряслась, а он убегал от нее, оглядываясь, и она замерла наконец. Брумель вспоминал, что вторым гениальным прыжком Шавлакадзе полностью добил Томаса – американец вторично сбил планку. Сам Валерий со второй попытки взял эту высоту, обеспечив себе как минимум  серебряную медаль.
Главную задачу советский дуэт уже выполнил – лишил американцев победы, и в первую очередь, Томаса, который на тренировке (их пригласили присутствовать), для нашего устрашения восемь раз взял 2,10. Устанавливая планку, американский тренер объявлял: два пятнадцать! Получалась, что психологическая атака на стадионе «Аквачитоза» обернулась против рекордсмена мира...
Первым Роберта Шавлакадзе со званием олимпийского чемпиона поздравил Брумель, сказав, что выиграл он совершенно заслуженно, как сильнейший и самый мудрый прыгун.
Позже Валерий понял: в Риме победил опыт. Огромный соревновательный опыт и умная голова Роберта Шавлакадзе помогли ему сохранить силы для финала и предельно мобилизовать их. Но велика сила привычки: наутро газеты поместили множество фотографий Томаса, «проигравшего из-за дурного настроения», и скупое на похвалу сообщение о победе Шавлакадзе, истинного виновника этого настроения. Сам он с улыбкой листал газеты: начали верно писать его фамилию. А вначале с легкой руки работника, сидевшего за пультом электротабло стадиона, отправилась гулять по свету фамилия Шау Каладзе».
Мир узнал о Роберте Шавлакадзе. Американцы, шестьдесят лет подряд удерживавшие лидерство в этом виде спорта, начиная с первых Олимпийских игр 1896 года, вынуждены признать: в лице Шавлакадзе получили опасного соперника, не приученного к проигрышам.
Обращало на себя внимание постоянство чемпиона из Грузии. Он не проиграл ни одного соревнования за свою спортивную карьеру. Даже великому Брумелю, трижды в 1961-1963 годах признанному лучшим спортсменом года в мире, – ни разу. Случалось, выбывал из борьбы за первое место из-за травмы. Но слабее соперника никогда не был. И поблажек ему никогда не делали. И вот что удивительно: отношение наставников сборной к олимпийскому чемпиону в Риме, как бы это мягко сказать, было прохладным. На сборы приглашали не всегда, на тренировках больше внимания уделяли другим , считая их более перспективными. А он, самый старший в сборной, в совершенстве овладевший техникой прогрессивного и рационального перекидного способа прыжка, охотно раскрывал собственные секреты подготовки.
И он загорелся желанием доказать, что рано его списывать. В олимпийском 1964 году в Киеве, на чемпионате страны, отборочном перед Токио. В захватывающей борьбе, в принципиальном споре с сильнейшими прыгунами–высотниками Брумелем, Скворцовым, Большовым, Кашкаровым золотую медаль завоевал он, Шавлакадзе. С результатом – 2,17.
С личным рекордом в 31 год!
На свою вторую Олимпиаду отправился с верой в успех. За месяц до Токио с результатом 2,15 снова по попыткам победил Брумеля на крупном турнире в Москве. Мирового рекордсмена, которого по инерции продолжали считать фаворитом. И не без оснований: Брумель тем летом установил свой шестой рекорд мира – 2,28 и четырежды штурмовал 2,29. Но прыжки в высоту – вид спорта, где даже великие прыгуны могут оказаться в полосе резкого спада. Опустошенный и раздавленный, так и не наладив ритм разбега, приехал фаворит Брумель в Токио и начал по крупицам собирать волю.
Опасения его оправдались скоро. На утренних квалификационных соревнованиях мировой рекордсмен, по собственным словам, натерпелся такого страха и срама, каких раньше никогда не испытывал. На контрольном нормативе 206 сантиметров. Перепрыгнув два метра, Валерий застрял на 2,03. Идет первый раз – сбивает. Вторая попытка также неудачная. Подходит Шавлакадзе, говорит: «Ты что спятил? Это ведь 2,03». Брумель молчит. «2,03 – повторяет Шавлакадзе. – Понимаешь, 2,03. Ты эту высоту с места взять сможешь». А он молчит. Как-то отупел разумом, чувствами, мышцами, всем... «2,03, – продолжает уговаривать  Шавлакадзе. – Соберись! Тебе и прыгать не надо. Подумай только, что всего-навсего 2,03, и перелетишь сам...»
Брумель слушал и еле представлял себе это. Перед своей последней попыткой несколько раз подходил к месту разбега, подолгу смотрел на непокорную планку и отходил. Он вдруг совершенно некстати вспомнил себя молоденьким рабочим в общежитии Львовского жиркомбината, в комнате на двенадцать человек; соседи его почти все курили, по ночам резались в карты, не обходилось без спиртных напитков; сам он в коротком осеннем пальтишке, разбитых ботинках и уже вовсю заглядывался на девушек, подойти к которым не решался в подобном жалком обличье.
«Господи, – в смятении думал он, – за что ж так меня судьба на ржавые гвозди бросает? Что я кому сделал? А вдруг так и не возьму сейчас. Да нет, это 2,03. Понимаешь, 2,03. Да, я понял», – сказал он сам себе наконец. Он спокойно побежал вперед  и почти без усилия перелетел через планку. На следующей высоте проблем не имел.
Ощущение катастрофы все еще не покидало его, когда он, выходя в невысокую железную калитку из прыжкового сектора, увидел неестественно округленные от пережитого глаза Гавриила Витальевича Коробкова, руководителя легкоатлетической команды. И со всего маху ударился лбом в верхнюю перекладину железной калитки, почти теряя сознание на руках подхватившего его Коробкова и понимая, что проигрывать американцам они просто не имеют права.
На вечерних финальных соревнованиях вроде ничто не обещало неприятностей. Но беда не приходит одна. Разгоряченный интенсивной тренировкой, Шавлакадзе пошел в душевую и неожиданно для себя открыл кран холодной воды и принял холодную ванну. Схватил радикулит, такой жестокий, что не мог разогнуться. Попросил Брумеля взобраться ему на спину, потоптать ее ногами, но боль не отпускала. Судьи не хотели допускать его к финалу.
В таком состоянии Шавлакадзе нашел силы и остался среди основных соискателей золотой медали, выжал из себя все что мог и закончил соревнование на пятом месте с результатом 2,14. И прикрывал «тылы» Брумеля. Ходил за ним по сектору, как тень, «накачивая» на третью попытку на высоте, которая самому покорилась...
«Ты и только ты должен выиграть эту Олимпиаду... Соберись!» И это к нему поспешил Брумель, взяв с первой попытки 2,18. Как  в лучшие времена.
Потом оба следили за Томасом, который ушел на футбольное поле и бродил там, настраиваясь на последний прыжок. И уже Роберт первым поздравляет своего друга, счастливого от того, что сумел сделать почти неосуществимое – в своей наихудшей спортивной форме добился самого почетного для каждого спортсмена звания олимпийского чемпиона.
Трудно найти другой пример отношения великого спортсмена к главному своему сопернику, так не похожее на «инстинкт убийцы» во имя победы. В свете этого выступление Шавлакадзе в Токио стоит вровень с егоримским высшим достижением.
И вспоминаются брумелевские слова: «Шавлакадзе был великий боец. Великий потому, что всегда готов был протянуть руку помощи. Я учился этому у него».
Полвека отделяют нас от римского триумфа 27-летнего Роберта Шавлакадзе. Вспомним, как пришла к нему эта победа. 213,5 сантиметра, по-американски 7 футов, по тем временам считались показателем высшей спортивной доблести. Кто возьмет их, тот в США считался великим прыгуном в высоту. У самих американцев за всю историю легкой атлетики таких прыгунов тогда было двое – Чарльз Дюмас и Джон Томас. Успехи спортивной науки, появление новых выдающихся атлетов привели к качественному скачку результатов. Но не померкла с годами слава первого советского олимпийского чемпиона в прыжках в высоту, заслуженного мастера спорта, члена исполкома НОК Грузии, почетного президента Федерации легкой атлетики, почетного профессора Грузинского аграрного университета, кавалера высших орденов страны.
Великий боец, который, следуя толстовской сентенции, выигрывал сражения, твердо решив победить, и учил этому других, кому по характеру покорение высоты.

Если вы не боитесь драться с "Песни скачать про детский сад"ним на равных "Скачать ноггано новые песни"условиях, то должны отказаться от вашего ножа.

Все вокруг были предубеждены против семьи охотника на "Игра шиномонтаж на яндексе"бизонов, и потому "Скачать наша раша на на телефон"она почти не общалась с жителями долины.

Двенадцать присяжных "Видео про секс групповой"выражают согласие через своего старшину.

Но карета не трогается с места.


Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Четверг, 23. Ноября 2017