click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ПЕПЕЛ СЕВАСТОПОЛЯ СТУЧАЛ В ЕГО СЕРДЦЕ

https://lh3.googleusercontent.com/-2lOVaHazB-M/VUtCA47qQ8I/AAAAAAAAFwU/x33kLb819MU/s125-no/d.jpg

Небольшая лодка, которую получил Ярослав, вызывала обидные реплики на базе. Друзья медлили поздравлять Иоселиани. Опытные подводники знали, что лодка, командование которой доверили отважному свану, не имела на своем счету побед. Молодой командир догадывался о толках, но знал он и другое: как ни мала его подводная крепость, она представляла опасность для немецких транспортов, а свести счеты с врагом ему хотелось давно, просто руки чесались от нетерпения.
За спиной остался опаленный огнем Севастополь. А дальше открывалась бесконечная морская ширь, за которой была его Сванетия. Мальчиком Иоселиани покинул родное селение Лахири. Ярослав жил в Гагрском интернате. Потом поступил в Сухумский педагогический институт. По комсомольской путевке в 1934 году пришел в ленинградское морское училище им. М.В. Фрунзе. Море властно звало юношу, год он работал штурманом на Черноморском флоте. Наступила пора овладения искусством военно-морского дела. В 1940 году окончил сектор подводного плавания Морской академии им. К.Е. Ворошилова.
Придя на море, Ярослав остался дозорным его рубежей. Черное море, знакомое с детских лет. Только все это отступило в прошлое, и золото пляжей, и гомон купальщиков.
В первый день войны Ярослав доложил комиссару дивизиона подводных лодок: «Нам не следует бояться мелководья. Мы не подходим близко к берегу, а потому не часты встречи с неприятелем».
Знал он твердо, что воюют не числом, а умением. И, обходя отсеки лодки, знакомился с экипажем. Уверенность и спокойствие Иоселиани передались людям. А командир не скрывал от экипажа своих намерений. Лодка-малютка в кратчайший срок должна была выйти на первое место в дивизионе. Это в будущем, а завтра выход в море.
Трое суток шли к боевой позиции. Еще в пути Ярослав принял решение подходить к неприятелю на предельно близкую дистанцию, а потом бить наверняка. Запас торпед, взятых на борт, был невелик, и расходовать их следовало бережно.
После обеденной вахты обнаружили семитонную баржу в окружении трех катеров. Иоселиани пошел в свою первую самостоятельную атаку...
Сколько их было, блестяще проведенных боевых операций, в обход минных полей, где на минрепах глубоко под водой притаилась смерть, многочасовые глубинные бомбежки, только первый залп по врагу запомнился до мельчайших деталей.
Вздрогнула, освободившись от грозного груза, лодка. Спустя несколько мгновений в носовом отсеке услышали, как торпеда глухо ударила в борт баржи. Командир начал разворачивать лодку на обратный курс. Мелькнули в последний раз иллюминаторы баржи, и тяжелая посудина неловко начала валиться на корму. Очень скоро от баржи остались одни круги на воде.
Не успели подводники отпраздновать первую победу, как над их головами прошел катер. Немцы решили, что баржа подорвалась на мине, и не проявляли признаков беспокойства. Неприятель считал район плавания чистым, а потому следовало запастись терпением и готовиться к новым схваткам.
Ждали до захода солнца. Несколько раз поднимали перископ, но в его окуляре отражалась одна водная пустыня, словно залитая алой кровью. Бежала легкая волна, и ничто не напоминало об упорном бое, разыгравшемся вокруг. Солнце утонуло за кромкой горизонта. Казалось, настало время возвращаться на базу, но подводники чувствовали присутствие врага. И вот перископ приблизил движущуюся мишень. К ним пожаловал транспорт тысяч на шесть тонн. После взрыва он заметно накренился и сбавил ход.
Очень скоро о молодом командире с уважением заговорили бесстрашные подводники. Но боевое умение оставалось бы лишь умением, если бы не огонь ненависти, полыхавший в его груди. Ярослав вспоминал пустынные улицы Севастополя, оставленного после ожесточенных боев, поверженный в руины город. Пепел Севастополя стучал в его сердце. Никакое неравенство сил не могло его заставить отказаться от боя.
Вот и сегодня он занял боевую позицию на виду у самого Севастополя. Погрузили лодку и легли вдоль Лукульского створа. Только Ярослав сомкнул веки, как его сбросил с койки шум винтов вражеских катеров. Загремели взрывы бомб. В лодке стало темно, как ночью. На центральном посту сорвало задрайку. Вода с шумом ворвалась в подводный корабль. Трюмные под ледяным душем бросились исправлять повреждения. Семь часов краснофлотцы находились под непрерывной бомбежкой, пока не оторвались от преследования.
К ночи обнаружили конвой, следовавший на Севастополь. В перископ отчетливо вырисовывались силуэты танкера водоизмещением на три тысячи тонн, транспорта – около двух тысяч тонн, четырех самоходных барж, следовавших под охраной 12 кораблей и нескольких самолетов.
Иоселиани помнил наказ командира бригады, человека легендарной смелости, предложившего вести бой на короткой дистанции.
Танкер раскололи с двух кабельтовых. Погасло освещение в отсеках. Горохом посыпались в воду глубинные бомбы, общим числом до восьмидесяти, шум катеров то удалялся, то настигал лодку.
Спасение подводного корабля зависело от быстрого погружения. Коснулись грунта на глубине сорока метров. Плотность батарей была на исходе, а сторожевые катера все еще не унимались. Лежать дольше становилось опасно. Оставалось только прорываться сквозь минное поле, несмотря на опасность каждую минуту взорваться. Катера проводили лодку до поля-западни, а потом повернули восвояси.
Вот раздался леденящий скрежет по обшивке корабля троса, к которому подвешена мина. Только ушли от опасности, как коснулись нового минрепа, и на этот раз смерть обошла стороной.
Так воевали до сорок третьего года, когда громовое эхо возвестило о разгроме немцев под Сталинградом. Снова бороздит воды подлодка, на рубке которой растет число отметок о победах.
Мастерски был потоплен транспорт, державший курс на Одессу. Охранялись транспорты только со стороны моря. Иоселиани учел это и ударил с берега, откуда его не ждали.
Черное море. Десятки тысяч миль в туманах и штормах прошел боевой экипаж, внося смятение в ряды неприятеля. Сдерживали чувства капитан Я.Иоселиани и его экипаж, прощаясь с кораблем, который уберегли от бомбовых ударов и мин.
Дорога. Разрушенные от налетов железнодорожные пути. Голые, покрытые мхом скалы. Край белой ночи, в котором не чувствовалось дыхание весны. Здесь, далеко от Сванетии, Я.Иоселиани узнал о присвоении ему 16 мая 1944 года звания Героя Советского Союза. В представлении было написано: «За 11 месяцев 1943 года подводная лодка под командованием капитана 3-го ранга Иоселиани выполнила 11 боевых походов и потопила 12 судов противника общим водоизмещением 14200 тонн, нанесла повреждения двум его транспортным судам...»
Отметить высшую награду решил командир в открытом море.
Баренцево море не было ласковым. Но настроение у командира было приподнятое, он и его люди вели корабль вдоль заснеженных, казалось, безлюдных берегов. Именно оттуда пойдут вражеские транспорты, эскорты военных кораблей. Сигнальщик доложил:
– Товарищ командир, курсовой угол пять градусов правого борта, дистанция двадцать кабельтовых, силуэт танкера!     
Танкер имел большую осадку, вез столько горючего, что мог обеспечить танковую часть на полмесяца боевых действий. Не дрогнула рука командира, не донес фашистский танкер бензин до своих «тигров», разлился он по морским волнам. Карающая торпеда сократила век нескольким десяткам убийц.
Венцом побед был назван позднее этот поход Ярослава Иоселиани. Боевой счет подлодки пополнился еще тремя победами. После танкера встретили и проводили два транспорта. Была короткая дистанция, был риск пострадать от собственной торпеды, яростный обстрел с суши и моря, была двухдневная погоня фашистского эскорта – двух эсминцев и нескольких сторожевых катеров, но, в конце концов, благополучное возвращение на базу, приветственный салют кораблей, поздравляющих с тройной победой...
Все население Верхней Сванетии, кажется, вышло встречать своего знаменитого земляка, который однажды, уже в конце войны, приехал домой. Когда его спросили, за что он удостоился Золотой Звезды Героя, 34-летний капитан сказал: «Эта награда принадлежит всему боевому экипажу «Советской Сванетии» и вам, мои дорогие друзья, которые отдали свои личные сбережения на строительство нашей замечательной лодки. И она оправдала ваше доверие».        
Прошли годы. Иоселиани работал инспектором Главной инспекции Вооруженных Сил СССР. В 1952 году окончил Высшую Военную академию Генерального штаба ВС СССР, командовал соединением подводных лодок, работал в Генштабе СА. Прославленный командир капитан 1-го ранга в отставке, кавалер ордена Ленина, четырех орденов Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Нахимова II степени, Красной Звезды, был занят мирным трудом, работал заместителем председателя Государственного комитета Совета Министров Грузии, писал книги о советских подводниках. Опыт и мастерство Ярослава Иоселиани стали достоянием истории, гордостью искусства военно-морского дела.


НУГЗАР ЦЕРЕТЕЛИ

СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ
ВАЛЬС

Закат не дает отстоять
Одному постоянному цвету.
Вспоминается мне опять
Что видел и слышал где-то.
За свободу платили кровью.
Рядом с Сапун-горой
Спят наши герои.
Безветренный порт тих.
К лайнеру жмется баркас.
Мерно качает их
Севастопольский вальс.
Крутится медленно порт –
Города синий штурвал,
Южная ночь плывет,
Тенями рисуя бульвар.
Улицы вальсу в такт:
На рейде стоит теплоход.
Луна забирается в парк,
С небом сверяя ход.
За проспектом встает проспект
До кипарисовой чащи.
Завтра представилось мне,
Тихое, светлое наше.
Ночь, а город не спит,
В окнах свет не погас,
Тихо мечты кружит
Севастопольский вальс.

Перевод Н.Тархнишвили


Арсен ЕРЕМЯН


Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Понедельник, 25. Июня 2018