click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


Спартаковский характер

Никита Симонян
В пятьдесят первом его достала всесильная рука Сталина. В Кисловодске, куда после трудного сезона поехали на отдых и лечение спартаковцы Игорь Нетто, Анатолий Ильин и он, Никита Симонян. Потом он вспоминал. Прошла первая беззаботная неделя. Почти каждый день ходили в кино, и вдруг во время сеанса слышит: «Симонян! На выход!» Выходит и видит Михаила Степаняна, адъютанта Василия Сталина, командующего ВВС МВО. Они были знакомы, и футболист, естественно, воскликнул: «Какими судьбами?» – «Есть разговор, – сказал Михаил. – Сядем в машину». Вскоре они были на одной из дач. К удивлению Симоняна, он увидел там и другого сталинского адъютанта – Сергея Капелькина, в прошлом футболиста ЦДКА. «Тебя приглашают в команду ВВС», – с места в карьер сообщил ему Степанян. – «Но я не собираюсь уходить из «Спартака» – «Представляешь, какой сдвоенный центр составите вы с Севой Бобровым», – сказал Капелькин, сделав вид, что не услышал его слов. – «Я преклоняюсь перед Бобровым, играть рядом было бы большой честью для меня, но и в «Спартаке» – отличные партнеры, к тому же многие из них – мои друзья!»
Капелькин и Степанян переглянулись, помолчали. Поняв, что Симонян тверд в своем решении, сменили тактику. «Слушай, если мы вернемся без тебя, командующий рассердится, сочтет это невыполненным заданием. Можешь ты, в конце концов, нас выручить? Ведь он послал за тобой спецсамолет».
В Минеральных Водах их и впрямь ждал самолет. Укрылись мехами – в воздухе действительно было холодно – и через пять часов приземлились на поле Центрального аэродрома. Их встретил полковник Соколов, начальник спортклуба ВВС, и поехали в правительственный особняк на Гоголевском бульваре.
Сталин, не мешкая, приступил к делу: «Ну, вот что, я поклялся, что ты будешь в моей команде. Сам понимаешь, клятв зря не даю». В тот момент Симонян ни о чем другом не думал, твердо знал одно: хочет остаться в «Спартаке». Так и сказал генерал-лейтенанту Сталину. Все смотрели на него с испуганным недоумением.
Василий Иосифович, помолчав, отрезал: «Ладно, иди». У выхода футболиста догнал один из адъютантов и попросил вернуться. Вернулся. Хозяин особняка спросил, может, он боится препятствий со стороны московских властей? Если так, то он все уладит. Никита Павлович ответил, что его воспитал «Спартак», поэтому видит только одну возможность играть в футбол – играть за свой клуб, не может предать тренеров, ребят.
Снова наступила гнетущая тишина, и он услышал: «Спасибо, что не стал здесь вилять, сказал, что у тебя на душе. Иди играй за свой «Спартак».
За свой «Спартак» Симонян играл одиннадцать лет. По прошествии времени возвращался к тому разговору. Не жалел, что остался спартаковцем. Так может зря он тогда? Не только ребятам бы изменил, дружбе, но и спартаковским принципам, которыми они дорожили. И подтверждает с гордостью: из «Спартака» футболисты почти не уходили. Может, причиной тому была история, традиции клуба, у истоков которого стояли братья Александр, Андрей, Петр и Николай Старостины, основоположники этой народной команды. Может, почитатели, среди которых числилось немало знаменитых людей – писателей, артистов МХАТа. Почему народная команда – объясняет Никита Павлович. Московское «Динамо» – это МВД, КГБ; ЦДКА, а позже ЦДСА, ЦСКА – это армия; «Локомотив» – железная дорога; «Торпедо» – ЗИЛ. А «Спартак»? «Спартак» – все остальное. Вот к этому «всему остальному» он прикипел душой на всю жизнь. Сам отрицательно относится к тем, кто легко и часто меняет клубы. Куда хуже, когда футболист сыгрался со всеми, стал частицей единого целого, единого организма, и уходит из-за того, что где-то ему пообещали благ побольше. И вообще, заключал футболист, преданность – свойство отнюдь не лишнее. Хотя жизнь, случалось, и подбрасывала соблазны, но не представлял себя ни в одной другой команде.
Так и отвечал людям министра госбезопасности Николая Рухадзе в Сухуми, когда приехав, узнал, что в доме обыск и арестовали отца, вынуждая сына, знаменитого центрфорварда, играть в тбилисском «Динамо». Предложение само по себе заманчивое, можно сказать, судьбоносное. Он уроженец Армавира, где родился 12 октября 1926 года, в семье, хлебнувшей горя и лишений, спасаясь от турецкого ятагана в страшном пятнадцатом году, прежде чем перебрались в Сухуми на местожительство, и Никита никогда не забывал, как начинал свой долгий и славный путь в футболе – с детской, а потом и взрослой команды местного «Динамо», где стали выпускать его, школьника, играть за сухумских динамовцев в товарищеских матчах с именитыми клубами, которые по весне приезжали на юг, за солнцем, набираться сил. Когда сам Михаил Бутусов, первый капитан советской сборной, увидев, с каким трудом в бросках знаменитый вратарь ленинградского «Зенита» Леонид Иванов, обладатель Кубка СССР 1944 года, отбивает пробитые Симоняном мячи, воскликнул: «Ого!», а позже добавил: «Из этого парня будет толк!»
Никогда не забывал своих абхазских и грузинских друзей, с кем начинал играть на облюбованном пятачке пустыря, на пляже, этой сухумской Копакабане, и позже на зеленом поле, оспаривая золотые медали и хрустальный кубок – верх мечтаний любой команды. Как не забыл, что внимательно приглядывался к Борису Пайчадзе, лидеру тбилисских динамовцев, с его неповторимым почерком новатора и бойца; что здесь посватались к нему московские тренеры из «Крыльев Советов» Владимир Горохов и Абрам Дангулов, предложили переехать в Москву. Аттестат был получен, и после длительной беседы с Дангуловым о необыкновенных способностях сына, родители согласились отпустить Никиту в столицу учиться футбольным и прочим премудростям. Горохов, сам бессребреник, приютил его в своей крошечной квартирке – будущая легенда отечественного футбола два года спал на сундучке в крошечном чуланчике, но был счастлив в своей свирепой молодости. Такое не забывается, и когда закончилась его футбольная служба в московских «Крылышках» – команда заняла последнее, 14-е место в чемпионате СССР 1948 года, и ее игроков разобрали по клубам, перед Никитой стал вопрос: куда идти дальше? Больше склонялся он в пользу «Торпедо». Сам знаменитый директор ЗИЛа Иван Лихачев настойчиво приглашал, но когда Дангулов перешел в московский «Спартак», Симонян последовал за наставником. А ученик из него получился отменный, в рекордно короткий срок пробежавший футбольные университеты. И вот в блокнот патриарха спортивной журналистики, футбольного летописца Мартына Мержанова ложатся первые записи о вполне созревшем современном центральном нападающем Симоняне, в игре которого можно было найти «блуждание» Пайчадзе, федотовскую технику, бобровский «таран», дементьевский пас, пономаревский прицельный удар. Крупицы опыта первоклассных советских футболистов становились достоянием нового поколения нападающих, и, в частности, Никиты Симоняна, дает профессионально точную оценку Мартын Иванович.
И добавим от себя, эти крупицы опыта выплавлялись в редкий сплав, разящее оружие, прокладывающее путь к победам.
Сороковые огневые ... Враг рвется к сердцу Родины – Москве. На подмосковный полигон доставлены сверхмощные немецкие танки «тигр» и «пантера», броню которых не пробивали наши противотанковые пушки. На испытаниях присутствовали Сталин, Молотов, Маленков, Берия, Хрущев, Тевосян. Председатель Государственного Комитета Обороны Сталин, обращаясь к присутствующему директору горьковского пушечного завода Амо Эльяну, говорит: В двухнедельный срок сконструировать и отлить пушки, которые с первого попадания пробивали броню таких танков. Задание наркому черной металлургии Ивану Тевосяну – в недельный срок добиться такой брони для наших танков и самолетов, которую бы не пробивали немецкие пушки.
Вот так воевали. «Гремя огнем, сверкая блеском стали, Пойдут машины в яростный поход, Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин, И первый маршал в бой нас поведет...», – с этими словами наши отцы и деды, старшие братья шли на смертный бой, делая все для фронта, все для победы.
Такой самоотдачи требовали в те трудные послевоенные годы уже в спортивных сражениях, где сынам народа-победителя не к лицу пасовать перед соперниками.
Все лучшие качества Симоняна-чемпиона проявились в победоносных для спартаковцев пятидесятых годах. В 1953-м, в конце сезона, в Москву приехал знаменитый венский клуб «Рапид» и проиграл «Спартаку» – 0:4.  Через пять дней на этом же динамовском стадионе спартаковцы держали экзамен в матче с футболистами клуба «Дожа» из Будапешта, одного из сильнейших в Венгрии.
В этот день из Сухуми приехал Павел Никитич Симонян, вспоминает все тот же Мержанов. Он много лестного слышал об игре сына, но никогда не видел его на футбольном поле. И вот счастливый случай: сын занят в международном матче, а отец едет в трамвае по Москве и слышит отовсюду: «Симонян, Симонян, Симонян…» Первое время он думал, что это к нему обращаются, оборачивался. Потом привык, понял, что обсуждают игру с венграми. А события на поле разворачивались удивительные. После нулевого первого тайма закрутились в темпе, которого не ждали гости. На 53-й минуте Симонян забил первый мяч, затем второй. Игорь Нетто доводит счет до разгромного – 3:0, и тот же Симонян, под сплошной гул трибун, забивает четвертый гол. За несколько минут до окончания матча Симонян обошел финтом защитника, потом другого и выходит один на один с вратарем. Казалось, нужно бить самому, но нападающий передает мяч назад набегавшему Ильину, и мяч в воротах – 5:0. Победа, в которой Никита Симонян был лучшим на поле. Но его отец так и не доехал до динамовского стадиона: опоздал на электричку из Тарасовки или спутал маршруты трамвая, сел не на ту станцию метро, но информацию в тот день о сыне получил сполна: «Симонян забил гол. Никита делает счет 2:0». И уехал из Москвы, убедившись во всенародной славе Никиты, о котором, впервые о спортсмене, даже песню сложили в пятидесятых: «И если Симонян забьет в ворота…»
А он забивал и забивал десятками. Михаил Пираев, которого связывала с Симоняном большая дружба, в частности, завоеванные в составе «Спартака» золотая и серебряная медали чемпионатов СССР начала 50-х годов, подтвердил в беседах со мной: «На поле Никита был исключительно корректный, я бы даже сказал, вежливый игрок. Но как только возникал голевой момент, он моментально преображался, делал мощный рывок и неотразимо бил по воротам. Бывало, подойдет и спрашивает: «Деньги тебе не нужны?» Я уже знал: как-то он одолжил мне – и забил сборной Чехословакии два мяча. Бельгийскому «Андерлехту» – четыре в одном матче, правда, без моей помощи».
На протяжении четверти века, до того как раскрылся талант Олега Блохина, Никита Симонян оставался самым результативным форвардом отечественного футбола.
Ему, олимпийскому чемпиону в Мельбурне, заслуженному мастеру спорта и заслуженному тренеру СССР, четырехкратному чемпиону СССР и двукратному обладателю Кубка СССР, кавалеру Олимпийского ордена МОК, ордена ФИФА «За заслуги», Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», Дружбы, «За заслуги перед Отечеством III и IV степеней, Ордена Почета (Армения), принадлежит множество рекордов результативности в истории клуба, лучшего бомбардира трех сезонов чемпионата страны (1949, 1950,1953), знаки спортивной доблести выступлений за родной клуб, за сборную страны.
На чемпионате мира 1958 года в Швеции, по существу для него прощальном, он четыре раза выводил на поле советскую сборную в ранге ее капитана, и там в первом матче с англичанами открыл счет четким низовым ударом. Потом он гордился этим ударом, и его понимали специалисты – сборная Англии не рядовой соперник, и наш дебют в финальной части чемпионата мира, в котором он с командой дошел до четвертьфинала, и удар получился на загляденье. А форварду, не будем забывать, было тридцать два.
Но об одном симоняновском рекорде – абсолютном рекорде лучшего бомбардира чемпионата СССР следует сказать особо. В 1950 году Никита Симонян забил 34 мяча в 36 матчах. Этот рекорд оставался незыблемым 35 лет! И только в 1985 году был «превзойден» Олегом Протасовым при очень сомнительных обстоятельствах. Вот как отличался форвард «Днепра»: 10 голов забито в первом круге, во втором – 25! 28 с игры, семь – с пенальти, 25 мячей дома, 10 – в гостях!
Сам Симонян спокойно реагировал на эту «поправку» к своему рекорду: «Я считаю, что рекорд все же побит. Я забил 34 мяча, а Протасов – 35. Очень уважаю Олега Протасова, он в самом деле владел всеми качествами настоящего забивалы. Не хочу бросать камень в его огород, он должен сам, если захочет, сказать о том, как забивал свои мячи, помогали ему или нет. Обиды нет, но по этому поводу могу сказать вот что: а может ли получать удовлетворение от «легких» голов сам игрок? Когда к концу сезона у Протасова начались серии по два, по три мяча в каждом матче, мой знакомый сказал Владимиру Емецу, тренеру «Днепра»: «Владимир Александрович, чувствуется, что вы таким путем хотите побить рекорд Никиты Павловича. Но он ведь забивал голы честные, трудовые, а вы явно подтягиваете Протасова к рекорду». На что Емец сказал: «А Стаханова, что не подтягивали?»
После такого откровения тренера остается только пожать плечами и аплодировать безупречной корректности Никиты Павловича, как ему аплодировали на стадионах Венгрии, Англии, Польши, Бельгии, Болгарии, Швеции, Германии, Италии…
А заодно снимем шапки перед ним за его великие успехи на тренерском поприще. А этот послужной список знаменитого форварда 40-50-х годов поражает воображение. Он – старший тренер московского «Спартака» (1960-1965, 1967-1972), ереванского «Арарата» (1973-1974, 1984-1985), одесского «Черноморца» (1980-1981), тренер сборной СССР (1977-1979). Дважды спартаковцы под его руководством становились чемпионами страны, трижды выиграли Кубок СССР, араратовцы и вовсе отличились – сделали золотой дубль.
10 октября 1973 года, в туманный вечер на московском лужниковском стадионе Никита Симонян и его араратовская дружина дали бой в финальном кубковом поединке признанным фаворитам последних лет – киевским динамовцам. За три минуты до конца основного времени киевляне вели в счете – 1:0. Мяч с пенальти забил Колотов – за снос в штрафной площадке Буряка. Волнуется старший тренер украинской команды Александр Севидов, крупными силами защищаются киевляне. Как опытный полководец, Симонян бросает в бой свой резерв – неудержимых в атаке Казаряна и Погосова. Когда оставалось играть две минуты, Севидов заменяет нападающих Блохина и Буряка на защитников Зуева и Кондратова – решение вроде правильное. Но что-то назревает. В центре поля завязывается комбинация. Взвился выше рослых киевских защитников Андриасян, выиграл верховой мяч. Бьет по воротам – Самохин отбивает. На этот раз расстреливает ворота Казарян. Бьет и идет на вратаря, словно угадывая, что Самохин не удержит мяч. И действительно – упускает. Мяч у Иштояна, удар! Неужели гол? На последней минуте. В добавочное время ереванцы неудержимы. Тринадцатая минута третьего тайма. Тот же Иштоян проводит победный мяч, после стремительной комбинации, выстрелив в верхний угол ворот, и став в один вечер самым популярным человеком в Армении.
С Бобровым Симоняну все же довелось поиграть в одной команде – в «Спартаке», в сезоне 1953 года, когда он с 17 мячами стал лучшим бомбардиром чемпионата. Четыре – на счету Боброва, замученного травмами, всего перебинтованного, и вынужденного выбирать между футболом и хоккеем. Хоккей без Боброва терял больше. И ему повезло – Бобров предпочел ледяное поле.
Середина шестидесятых. Симонян - гость редакции «Вечернего Тбилиси» - делится с нами, журналистами, подробностями о предсезонной подготовке «Спартака» в Средней Азии. Говорит о финансовых трудностях клуба. Вот, если бы прибавить к его названию приставку «Аэрофлот», то многие из них можно решить, сэкономить огромные суммы только на одних авиабилетах для команды. Уже подготовлены необходимые документы, нет только одной подписи. Мы молчим, догадываясь, чья эта подпись. Потом спрашиваем, как прошла последняя контрольная игра спартаковцев с командой «Алга» (Фрунзе), где играющим тренером, после многих лет ухода из большого футбола, выступал Симонян. Не изменил ли он своему правилу не уходить с поля, не забив мяча. Симонян отвечает просто: «Я сделал пять передач» - «И что же?» - «5:0 в пользу «Спартака».
Свое 85-летие первый вице-президент Российского футбольного союза Никита Симонян встретил в Чехии, куда выехал вместе с супругой, и здесь, казалось, поздравлениям не будет конца. А потом был в праздничных огнях зал «Метрополя», где ведущими были друзья-спартаковцы Евгений Ловчев и Александр Мирзоян, и снова яблоку негде упасть. Это, пожалуй, первый вечер, когда Никита Симонян пропускал матч своего «Спартака», который играл с «Локомотивом», но подробности о всех событиях на поле немедля сообщались виновнику торжества. Когда Симонян узнал, что «Локо» побежден со счетом 3:0, он с удовлетворением отметил: «Теперь, можно сказать, вечер удался!»
Еще не вечер, дорогой Никита Павлович!
Здоровья вам, здоровья и здоровья, чтобы бодро и по-деловому встретить главные футбольные события, когда самые знаменитые гости со всего мира, сойдя с трапа самолета, первым делом могли спросить: «Где Никита?» и поспешить навстречу с дружескими улыбками.


Арсен Еремян

прибавила она, поворачиваясь прямо "Скачать фильм очень плохая училка"к Норне.

С места "Скачать многоточие зачем я нужен тебе"не сойти, это безголовый!

Вы как будто уже упоминались где-то, но "Скачать скрипты для скачивания музыки вконтакте"это, безусловно, "Аура дион скачать"лучше и ярче.

Эти постройки как бы гигантской цепью опоясывают всю "Скачать песню непогода непогода"территорию Соединенных Штатов.


Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017