click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


«ЭТО ЗОЛОТО БУДЕТ НАШИМ!»

zoloto-1Он сидел на длинной скамье в просторной борцовской раздевалке приземистого, похожего на ангар зала «Пистахело» олимпийского Мехико и думал, как справиться с тревогой. Четыре долгих года Роман Руруа шел к этому дню. На кону – золотая медаль, последняя из разыгрываемых.
«День финала», – подумал он и усмехнулся. Усмешка получилась какая-то вымученная. Время, близкое к полуночи. Олимпийцы других видов спорта уже завершили соревнования. Борцам классического стиля предстояло поставить последнюю пробу на мексиканском золоте. Почему-то происходило это в полулегком весе. Четыре серебряные медали у товарищей по команде – чемпионов мира различных годов Владимира Бакулина, Валентина Оленика, Николая Яковенко, Анатолия Рощина. И ни одной золотой. Заколдованные вроде эти Олимпиады. Не повторится ли токийская история, когда одному Анатолию Колесову в советской сборной удалось завоевать золотую медаль в полусреднем весе.  «На Олимпиаде в Токио мне очень не повезло с судьями, – рассказывает Роман. – В шести схватках заработал 50 баллов – вот сколько провел приемов. Финальную схватку с Имре Пояком явно выиграл, на пятой минуте сбил его в партер и заработал выигрышное очко, но судьи не засчитали приема. Снова провожу прием. Выигрываю, стою, улыбаюсь и слышу: «Ничья».
Олимпийским чемпионом объявляют Пояка. Роман Руруа – второй.zoloto-2
Венгр тоже легенда борьбы, но на Олимпиадах вечно второй. В Хельсинки его опередил наш Яков Пункин, в Мельбурне – финн Рауно Мяккинен, в Риме – турок Музахир Силле. В Токио – на четвертой своей Олимпиаде чемпион мира из Венгрии сделал все, чтобы к своей главной финальной схватке обеспечить наиболее комфортное положение, когда ничья с Романом гарантировала ему победу в турнире.
Так у Романа отняли заслуженное первое место. Он его выиграл, а ему дали только серебряную олимпийскую медаль. А теперь их пугают высокогорьем, в котором гибнут надежды. Подумаешь, высокогорье! В Грузии есть горы повыше. Надо просто честно делать свое дело. И тогда он сказал негромко, удивляясь хрипоте своего голоса: «Это золото будет нашим!» Но его услышали у противоположной стены. Люди, не мешавшие ему настроиться на схватку.
Роман увидел Колесова, он теперь старший тренер советской сборной, заместитель председателя Спорткомитета страны. Высоко забрался, а остался таким же близким и совестливым. Анатолий Иванович будет секундировать Роману в решающем поединке. Сто двадцать градусов жары в сауне, а он – с ним – парит подопечного. Роман уже, казалось, не выдержит, а друг: «Терпи, Рома!» И кладет на голову холодное полотенце. «Ну, – говорит Руруа, – умру, но сгоню лишний вес!» – «Зачем тебе умирать! – смеется Колесов. – Живи сто лет на страх соперникам».
Вчера Колесов собрал сборную на последнюю тренировку. Невеселая она вышла.
«Анатолия Ивановича я не подвел, – говорит Роман. – Вышел из гостиницы и скоро забрел на окраину Мехико и дальше – в какое-то селение. Ребятишки голые бегают, дым из труб домиков валит, женщины стирают белье в больших деревянных корытах.
Олимпиадой, от которой обезумел мегаполис, здесь и не пахнет. Добрых четыре часа я начисто о ней забыл. Ушел за село – в горы. Ребятишки за мной гурьбой. Я им по-грузински про свое село Мухурча рассказываю, а они хохочут и все по-своему: ци, ци, ци-ци, ри, си. Но мы прекрасно понимали друг друга. Я их учил петь грузинские песни, а они меня – танцам. Далеко забрели в горы. Один малыш заплакал – устал. Посадил я его на плечи и повернули мы вниз. Передал спящего ребенка матери, которая уже начала волноваться. Угостила меня молоком и маисовой лепешкой. Потом отец малыша отвез меня в гостиницу на колымаге, наверно, выпуска начала века. Голова моя после вылазки в горы стала ясной, напряжение сняло как рукой. Вспоминаю с благодарностью, как Колесов разрешил мне эту прогулку. Считай, помог мне стать олимпийским чемпионом».
Помня уроки Токио, Роман одного за другим положил на лопатки четырех соперников – Исмаила Карагхали из Ирана, американца Джеймса Хозевинкеля, будущего чемпиона мира югослава Сретена Дамяновича, Лотара Шнейдера из ГДР, по очкам победил турка ХадираАлакоча и болгарина Димитра Галинчева.
Но схватку со старым знакомым японцем Хидео Фудзимото еще предстояло провести.
Ничья устраивает Руруа, у него два штрафных очка против пяти штрафных у Фудзимото. Японцу нужна только победа. Годом раньше на чемпионате мира в Бухаресте первым был Руруа, Фудзимото – третий призер. Но японские борцы известны тем, что никакие высокие титулы не оказывают на них парализующего действия. И Фудзимото оказался не робкого десятка.
Более двух часов их не вызывали на ковер. Роман раз шесть разминался, мог и перегореть. Фудзимото в первые минуты не делал ни одной попытки пойти в атаку. И усыпил своим миролюбием – ничья делала Романа олимпийским чемпионом. Уловив момент, «мирный» японец провел молниеносный бросок с захватом руки. Роман оказался на мосту. Два очка проиграно. Руруа бросился отыгрываться. Скоро счет сравнялся. Мог он обострить схватку, но тренеры ему запретили рисковать без нужды. А как обострить без риска? Золото это последнее действительно стало нашим. И командой победила наша сборная.
Специалисты потом подсчитали: у семерых  олимпийских соперников Руруа выиграл 83 очка, а уступил только два. 83:2 – очень подходящий счет!
Получая чемпионскую медаль 26 октября 1968 года, Роман Руруа, названный на пресс-конференции самым сильным и техничным борцом Олимпиады, вспомнил свой долгий спортивный путь по маршруту Мухурча–Мехико, и ничего хорошего о своем детстве в селе, отмеченном тяжелым физическим трудом.
С поступлением в школу забот прибавилось. Уроки приготовить, за скотиной ухаживать надо – травы накосить и домой притащить. Пуда два тащит, бывало. Не видно его, огромная охапка травы идет по дороге, а человека нет. Умирает, а тащит. Иначе, как в глаза родителям посмотрит.
Так прожил Роман 15 лет, накапливая силу и выносливость не в тренажерных залах – в изнурительном крестьянском труде.
Первым его увлечением в спорте стал футбол. Узнал, что в Тбилиси есть знаменитая 35-я футбольная школа, приехал, поступил и поиграл один год в основном составе юношеской команды «Динамо». Но не оценили, проглядели футбольные наставники искру божью в молодом пареньке. То, что высмотрел орлиным взглядом один из лучших тренеров страны Акопов, называвший Романа Руруа своим самым любимым борцовским сыном. Через два года по окончании чемпионата Грузии Нерсес Григорьевич объявил друзьям: «Отрежьте мне голову, если Роман лет через пять-шесть не будет чемпионом мира».
И Роман начал отрабатывать этот щедрый аванс. В 1961 году Романа включили в сборную Грузии. Первым номером в полулегком весе был чемпион страны Мераб Гудушаури – борец редкостного таланта и силы, и огромного человеческого обаяния. Роман рос при нем, набирался драгоценного опыта в спарринг-встречах в части техники и тактики. Гудушаури на заседании тренерского совета предложил ввести Романа в команду. Роман потом с признательностью отмечал, окажись на месте Мераба другой человек, может, его приход в большой спорт был бы значительно позднее.
Командное первенство СССР в Тбилиси. Во Дворце спорта нет свободных мест. Акопов говорит Роману: «Это все тебя пришли смотреть – большие люди! Покажи, какой ты храбрый и смелый!»
И 19-летний юноша последовал совету учителя – победил чемпиона мира Владимира Сташкевича и доселе непобедимого Олега Караваева, чемпиона Олимпийских игр, мира и СССР, с запоминающимся счетом 7:1. В их следующем поединке на 3-ей Спартакиаде народов СССР (август, 1963) Руруа удалось повторить тбилисский счет, и Караваев вынужден был признать, что в полулегком весе появился борец сильнее его.
Вручая Роману золотую медаль чемпиона, президент Международной любительской федерации борьбы (ФИЛА) Милан Эрцеган сказал: «В Советском Союзе, где выросло столько первоклассных полулегковесов, таких, как чемпионы мира и Олимпийских игр Яков Пункин, Владимир Сташкевич, Константин Вырупаев, Геннадий Сапунов, появился еще один борец с большими потенциальными возможностями и прекрасным будущим.        Темпераментно ведя схватки, отлично владея приемами, Роман Руруа стоит в одном ряду с самыми искусными борцами. Я не сомневаюсь, что очень скоро о нем узнает весь мир».
В семидесятом году смелый прогноз заслуженного тренера СССР Нерсеса Акопова получил новое подтверждение: Роман Руруа превзошел удивительное достижение своего старшего товарища трехкратного чемпиона мира Гиви Картозия. В канадском городе Эдмонтоне Роман добыл свою четвертую золотую медаль сильнейшего борца в мире.
zoloto-3Вот что говорит Роман Руруа о своем кумире: «Рождаются талантливые, смелые, верные... Он каким родился? – Добрый, правдивый, гордый, лидер, авторитет, физически красивый и сильный, с себя снимет и на тебя наденет, сам не съест и с тобой поделится, даст и не отнимет у тебя, положенное сам платит – его не опередишь, не обидит бедного, у богатого возьмет – отдаст бедному. Брат ты ему или друг, его ребенок или родственник, кто бы ни был, скажет тебе правду, защитит, если нужно, и побьет. Самолюбивый, скромный, непреклонный, бесстрашный, решительный. Специалисты борьбы в сильнейших сборных мира всех времен называют Гиви Картозия и наряду с ним – еще одного грузина Арсена Мекокишвили. Два грузина в сборной мира всех времен! В мире нашей борьбы Гиви управлял ситуацией. Вожаком никто его не назначал, но само собой так получилось, что спрашивали его совета, и следовали ему. Много внес в борьбу человечности и мужества. Когда сегодня говорят о большой борцовской семье и мужестве борцов, это его заслуга, и он создал традиции, которые никто не менял после смерти, в этом качестве никого не назначают и не избирают. Такими рождаются».
Многие годы спустя заслуженный мастер спорта 6-кратный чемпион СССР и капитан сборной страны, член Парламента Грузии (1999-2003) Роман Руруа, этот непререкаемый авторитет в спорте, вместивший в себя целую школу классической (греко-римской) борьбы, отвечая на вопрос, чему научил его спорт, скажет: «Терпению». И обращенный мыслями в прошлое, добавит, что для него главное в спорте: «Он быстро выдает результаты труда, но еще быстрее их забирает».
В этих словах – весь Роман, обычно не щедрый на откровенность, словно ушедший в раздумья, но предельно честный, прежде всего перед собой. И слава его не тяготит, он ее будто не замечает.
И вспомнился заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР Александр Сенаторов, которому довелось бороться с Иваном Поддубным, – целая эпоха в спорте. Человек, стоявший у колыбели советской сборной, выходящей на международную арену. Когда тренеры у него спрашивали, кого он считает самыми выдающимися борцами за все годы, он называл Арсена Мекокишвили, Иоганеса Коткаса, Александра Мазура, Гиви Картозия. Из молодых – Романа Руруа, Анатолия Колесова, Виктора Игуменова.
Такая вот богатырская дружина.

Арсен ЕРЕМЯН

В дни моего выздоровления, за все время, "Скачать ключи для антивируса касперскаго"проведенное на "Май карл скачать"плантации, я ни в чем не мог себя упрекнуть.

Второй продолжал свое дело "Кучин скачать музыку"до тех пор, пока не отсчитали двадцать пять "Скачать каталог автозапчастей"ударов.

Фелим улегся спать, а "Скачать фильм на телефон ужасы"Зеб остался у постели мустангера.

Такой разговор гораздо лучше, чем дурацкие доносы.


Еремян Арсен
Об авторе:
Филолог, журналист, литератор. Заместитель главного редактора общественно-художественного журнала «Русский клуб».

Родился в 1936 году в Тбилиси. Окончил  филологический факультет Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Работал в редакциях газет «Вечерний Тбилиси», «Заря Востока» («Свободная Грузия») и др., а также на партийной работе. Заслуженный журналист Грузии, член Союза журналистов СССР с 1964 года, с 1991 года — член Федерации журналистов Грузии. Автор книг, изданных в Москве и Тбилиси: «Все еще впереди», «Семнадцать весен Майи», «Играю против мужчин», сборника рассказов об отечественном спорте «Гром победы» (2002), поэтического сборника «Автограф» (2007), сборника рассказов «Робинзоны в городе» (2009).
Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017