click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

«Я ПРИШЛЮ ТЕБЕ СТИХИ НА ОБЛАКАХ...»

ctixi-1МАКВАЛА ГОНАШВИЛИ – ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ ГРУЗИИ, ЛАУРЕАТ ПРЕМИЙ ГАЛАКТИОНА ТАБИДЗЕ (2007), АННЫ КАЛАНДАДЗЕ (2008), ИЛЬИ ЧАВЧАВАДЗЕ (2009), АВТОР 20 СБОРНИКОВ СТИХОТВОРЕНИЙ, ПЕРЕВОДОВ И СКАЗОК, ОБЛАДАТЕЛЬНИЦА ЗОЛОТОЙ МЕДАЛИ И ПОЧЕТНОГО ДИПЛОМА МЭРИИ ТБИЛИСИ «ПОСЛАННИК ГРУЗИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ».
- Маквала, как все начиналось?
- Я родилась в Кахетии, в Цители-Цкаро. Родители, Карло и Изольда, учились в Тбилиси, и до шести лет меня воспитывали бабушка Эло с дедушкой Никой. У них высоко в горах были виноградники, ореховые деревья, и мои первые воспоминания – как дедушка сажал меня на одну сторону хурджина, в другую клал провизию и одолевал несколько километров вверх по крутым козьим тропам. А бабушка – за ним, правда, налегке. Не всякий профессиональный тяжелоатлет справился бы с такой задачей. А по вечерам дедушка уводил меня в мир народных сказок – он был необыкновенным рассказчиком – весь фольклор на богатейшем грузинском я впитала в себя от него, и он по сей день служит мне источником творчества. Это было лучше, чем телевизионные постановки – он менял голоса, сопровождая рассказ музыкальными вставками, подражал звериному рычанию, пению птиц. Это были не сказки перед сном, а целый театр одного актера. Дедушка использовал слова, которых нет ни в одном из словарей – как то «оволчецветилось» (о сумерках) или «роснослезая» (о нежной красоте).
- И когда пришла пора идти в школу, эта идиллия сменилась на гораздо более суетную столичную жизнь...
- Да, меня привезли в Тбилиси, определили в школу с физико-математическим уклоном, которую я окончила с золотой медалью. Но тяга к поэзии уже была неистребима. Где-то я услышала, что поэтов посещает муза. И заявляла, что «ко мне пришла поза», едва не сведя с ума старших, ломавших голову над этим ребусом. А первое стихотворение «написала» в шесть лет, еще не умея писать. Оно было философского содержания - о жизни и смерти, вернее, о том, что смерти нет. И, записанное взрослыми, оно сразу же было опубликовано в журнале «Пионер», вместе с моими прозаическими миниатюрами. Этот удачный дебют, имевший много откликов, окончательно определил мой жизненный путь. В школьные годы я часто публиковалась, а в десятом классе решилась показать свои стихи Джансугу Чарквиани, бывшему тогда главным редактором журнала «Цискари». Повезло – он был в кабинете один, даже дверь была открыта. Я протянула ему свою 100-листовую тетрадь, он внимательно читал несколько минут, потом встал, пожал мне руку и сказал: «Ты – поэт». А вот на факультете журналистики ТГУ, куда я собралась поступать, декан Давид Гамезардашвили, как меня предупредили, считал, что абитуриентам-поэтам дорога – на филологический.
- Да, и я проходил через этот «комплекс» «гвардейцев кардинала» и «мушкетеров короля», но я был в «филологическом лагере»...
- Поскольку я публиковалась, ничего невозможно было скрыть: тогда все читали, а публиковались не все, как сейчас. Декан сказал: «Прочти одно стихотворение. Понравится – приму без опроса, не понравится – прогоню по всей программе – мало не покажется. Я прочла стихотворение «Гадалка». Он спросил: «А ты правда была у этой гадалки?» Я ответила утвердительно. «И что она тебе сказала?» – «Она сказала: «Ты будешь сдавать на факультет журналистики ТГУ, Гамезардашвили попросит тебя прочитать стихотворение, ты прочтешь, и он тебе поставит пятерку». Что он и сделал, заметив при этом, что «такие умницы нам нужны».  Сразу по окончании университета я начала работать на телевидении, с которым контакт был установлен уже давно – мы с композитором Дато Евгенидзе, учась еще в седьмом классе, победили на телевизионном конкурсе. Придя на телевидение еще почти девочкой, я проработала там 20 лет ведущей и редактором детской редакции. А вот замуж я вышла поздновато. Но все проходило в духе «старинного красивого обычая». Я тайком покинула отчий дом, «дорогой жених» Мераб Кезуа поджидал меня за рулем автомобиля, и мы поехали в Зугдиди, в его вотчину. На полдороге за руль пересела я, и ответственность за похищение мы поделили поровну. Мераб не преминул пошутить: «Теперь никто не установит, кто кого похитил». Мама моя была очень сердита на Мераба – приехав в Зугдиди, она сразу напустилась на него: «Да как ты посмел, да как на такое решился...». На что Мераб смиренно ответил: «Я больше не буду». Конфликт был разрешен, и вскоре в Зугдиди «свадьба пела и плясала».
- Первая твоя книга вышла, когда тебе только исполнилось 22 года. И это по тем временам было большой редкостью.
- Да, как и участие столь юного автора во многих солидных торжествах и фестивалях, куда приглашали заслуженных, именитых «зубров». На одном из первых для меня таких праздников, в День милиции, я попала в трагикомическую ситуацию. Что и говорить, приглашение знаковое. Оказаться в одной компании со звездами эстрады и признанными мастерами сцены – это месседж от сильных мира сего, и означает он: «вы приняты». На беду организаторов концерта, они доверили выбор стихов мне, только что вернувшейся из Москвы. Там, побывав на Птичьем рынке, я была до слез тронута печальными взглядами собак, выставленных на продажу. И прочла стихотворение о жизни собачьей, которое заканчивалось строками, с пафосом брошенными со сцены в зал, переполненный милицейским генералитетом:
У собак, точно как у людей,
Чем чиновнее пес, тем дороже…
ctixi-2Аплодисментов не последовало. Почти. Чему, заходя за кулисы, я немало удивлялась, будучи уверена в успехе своего нового опуса. Но навстречу мне уже бежал схватившийся за голову главный режиссер: «Что ты прочитала! Ты с ума сошла!» И только тут до меня, похолодевшей, дошел смысл содеянного. К счастью, милиция Советской Грузии оказалась не лишена чувства юмора, и эта «выходка» сошла мне с рук. На этих фестивалях, Днях поэзии, просто в командировках я познакомилась и подружилась с прекрасными русскими поэтами, литераторами – ректором Академии поэзии Валентином Устиновым, с Наталией Соколовской, «невесткой Грузии», и Олесей Николаевой, первой переводчицей моих стихов на русский язык; с семьей талантливейшего художника Роберта Кондахсазова, на днях скончавшегося в Москве, его супругой Викторией Зининой и их дочерью Диной, вдовой еще одного друга – Владимира Еременко, умершего совсем молодым. Один из ближайших моих друзей – Евгений Сливкин, живущий сейчас в США. Он в давние годы приглашал меня на отдых в Комарово, где мы возложили цветы на могилу Анны Ахматовой. В последние годы появились и новые друзья, и доказательство нашей дружбы и творческого сотрудничества – недавно вышедшая книга «Строфы нового века», где я, с твоей «подстрочной помощью», перевела 15 современных русских поэтов. А с Еленой Ивановой-Верховской мы сейчас работаем над книгой переводов друг друга, которая завершается взаимными стихотворными посвящениями. И это – еще одно доказательство того, что, несмотря на возводимые с усердием, достойным лучшего применения, преграды и границы, мы продолжаем любить друг друга, и эта сила притяжения непобедима. В посвящении Елене я пишу: «Если между нами возведут непреодолимую стену, я пришлю тебе стихи на облаках».
- Наша с тобой дружба зарождалась в начале 90-х, когда была организована Ассоциация молодых писателей «Гулани», президентом которой ты была избрана...
- Да, это была первая неправительственная организация, где объединились наиболее яркие представители «новой волны». Из многих реализованных под эгидой «Гулани» проектов  наиболее яркие – это сборник «Рок», где под одной обложкой «сошлись» 100 блестяще одаренных, в основном молодых,  грузинских деятелей искусства, погибших в лихие 90-е на тропах братоубийственных войн или от отчаяния, в нищете. И второй – издание рукописной версии «Витязя в тигровой шкуре», не появлявшейся в Грузии со времен учреждения первой типографии в 17 веке. Это специальное издание, предназначенное в приданое невестам, как то было принято в семьях наших предков - плод многолетних усилий подвижницы, прекрасного каллиграфа Нанули Шубитидзе-Хуцишвили.
- А затем большинство членов «Гулани» было принято в Союз писателей Грузии. Тебя избрали ответственным секретарем, а с 2004 года - бессменным по сей день председателем Союза.
- Это большая честь, но и огромная ответственность. На нашу долю  выпала нелегкая задача – бороться за возвращение незаконно отнятого у нас здания Союза писателей...
- Ошибки властями признаны и учтены на будущее, мы еще в мае отпраздновали в саду нашего особняка День поэзии, впервые в мире учрежденный в Грузии Галактионом Табидзе и «голубороговцами». Но рубец на сердце остался.
- Ты помнишь, как мы получили от тогдашнего Министерства экономического развития хамскую директиву «освободить нежилое помещение», внесенное в приватизационный список. «Нежилым помещением» тогдашние юные «отцы-руководители» осмелились назвать  храм, лестницы, обагренные кровью безвинного Паоло Яшвили, который предпочел ружейную пулю позору пыток в бериевских подвалах, стены, где ковалась героическая дружба Бориса Пастернака и Тициана Табидзе, где жил не имевший тогда крыши над головой Акакий Церетели и приезжавший в Грузию Сергей Есенин, где  были созданы шедевры грузинской и русской литературы… Предупредили серьезно. И наш ответ был соответствующим – мы организовали Комитет по защите здания, ночные дежурства. Одно из них, где вахту несли мы с тобой, посетил создатель бессмертного фильма «Отец солдата» Резо Чхеидзе, который был готов присоединиться к нашему «ночному дозору»… Но уже через день в атаку на очередную смену вахтенных было брошено до ста вооруженных полицейских. Захват производили в начале четвертого утра, 21 августа 2007 года… Спешно выгружали инвентарь, архивы, библиотеку и увозили на склады, где раньше хранилось имущество жертв сталинских репрессий. Скандал с изгнанием грузинских писателей из собственного дома имел громкий международный резонанс. По приглашению СП Украины мы прибыли в Киев на учредительный съезд Международного Союза писателей «Слово без границ». Первым же документом киевского форума стало обращение к властям Грузии с требованием незамедлительно вернуть писателям принадлежащую им собственность. Свои подписи под этим воззванием поставили писатели 15 стран, в том числе  России, Великобритании, Японии... Отдельное письмо поддержки грузинские писатели получили от СП России. Да разве только из Белокаменной шли потоки возмущенных писем! ЮНЕСКО, Комитет по культуре НАТО, правление писательского союза «Бассейна трех морей» на греческом острове Родос, объединяющее писателей 50 стран, Восточная и Западная Европа, ближайшие наши соседи – Азербайджан и Армения – возмущению коллег не было предела. Тогда Католикос-Патриарх всея Грузии, Святейший и Блаженнейший Илиа II дал мне аудиенцию, напутствовал «посетить все уголки Грузии, и везде говорить о добре». Патриарх предложил нам помощь, предоставив для литературных мероприятий по средам помещение Центра духовного и интеллектуального развития молодежи при Кафедральном соборе Самеба. И все эти годы мы с благодарностью пользуемся этой возможностью. Это позволило Союзу писателей не прерывать своей деятельности...ctixi-3
Но в последнее время ситуация кардинально изменилась. Здание нам решено вернуть, и президент страны выразил неподдельное удовлетворение окончанием неприятного конфликта. Мы получили поддержку от тбилисской мэрии. За счет городского муниципалитета осуществляется ремонт здания, куда мы заново вселимся осенью этого года.  Мы сотрудничаем со службой по культуре и социальному обслуживанию и отделом просвещения и культуры. И все наши проекты на сегодняшний день осуществляются Союзом писателей под эгидой и при поддержке городского муниципалитета. Один из наиболее значительных проектов – создание «Золотого фонда» - своего рода «банка» видеофотоматериалов о наших писателях и деятелях искусства. Готовятся фильмы о всех лауреатах премии Руставели – от Георгия Леонидзе до Бесика Харанаули. Мы будем показывать эти фильмы в школах – дети должны знать наших замечательных поэтов. Оживилась деятельность издательства Союза писателей «Национальная литература», вышла в свет «Антология грузинской поэзии», антология детской поэзии «Солнце дома». Приятными открытиями ярких талантов были ознаменованы проведенные нами конкурсы молодых поэтов им. Н. Бараташвили, молодых прозаиков им. Г. Рчеулишвили, конкурс детской поэзии, лауреаты которого награждены «Золотой медалью Маквалы Мревлишвили». По итогам этих конкурсов были изданы сборники произведений их лауреатов, награжденных также и денежными призами. Нельзя не упомянуть и об активном, теплом творческом сотрудничестве с нашими соседями - Арменией и Азербайджаном. В Ереване была выпущена «Антология грузинской поэзии» и «Антология грузинской прозы» на армянском языке, в Тбилиси вышла аналогичная антология армянской поэзии на грузинском языке, готовится к изданию армянская проза.
- Не пора ли нам вспомнить о завершившемся недавно четвертом Международном русско-грузинском поэтическом фестивале, участниками которого, с разной степенью интенсивности, были мы с тобой...
- У этого фестиваля – особая миссия. Он проходит в самый сложный за всю историю период грузино-российских взаимоотношений. Надо быть действительно большим энтузиастом и поборником возвращения этих отношений в нормальное русло, таким, как президент Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб» Николай Свентицкий, чтобы решиться на проведение подобных форумов. Те, кто сомневается в том, что после всего, что случилось за последние годы, россияне и грузины смогут вернуться к прежним, доброй памяти, временам, должны бы были проникнуться духом этого фестиваля, видеть, как со слезами на глазах местные и зарубежные его участники возлагали цветы к Мемориалу погибших в августе 2008 года. И нам не надо полагаться на политические решения – нам надо встречаться, и эти встречи возможны благодаря организаторскому таланту Николая Николаевича и его команды. Знаменательно и то, что фестиваль проходил под благородным и для всех нас близким девизом «Мир поэзии – мир без войны». Мы, миролюбивые грузины и россияне, лучше других знаем, что нет для народов несчастья хуже, чем война. И  я верю в народную поэтическую мудрость:
Известно всем – в подлунном мире
За ночью – день наступит вновь,
И то, что злобою разрушено,
Построит заново любовь.

Владимир САРИШВИЛИ

Посмотрим, что он будет делать.

Возьми вот "Сельское хозяйство россии статистика"это и это,-продолжал он, передавая ему свой нож "Скачать игры на виндовс фон"и револьвер.

Если я пойду по этим двум, то мне "Музыка питбуль скачать"уже заранее известно, куда они приведут "Скачать путеводитель по севастополю"к той самой луже крови.

До этого времени о соперничестве пароходов "Бумбокс ресницами касаясь неба плакало скачать"почти забыли.


Саришвили Владимир
Об авторе:

Поэт, переводчик, журналист. Доктор филологии.

Родился в 1963 г. в Батуми. Окончил факультет русской филологии Тбилисского государственного университета. В 1999 г. защитил диссертацию «Сонеты К.Бальмонта».
Член Союза писателей Грузии, координатор по международным связям. Член Федерации журналистов Грузии. Действительный член Союза переводчиков России. Член Союза переводчиков стран СНГ и Балтии. Президент Ассоциации русскоязычных литераторов и деятелей культуры «Новый современник». Лауреат Всесоюзного литературного конкурса на шахматную тему. Лауреат Пушкинского конкурса педагогов-русистов СНГ. Лауреат Международного конкурса Фонда Ельцина на лучший перевод с национального на русский язык в номинации «Мэтр». Автор книг «Стихи. Поэмы. Переводы» (Москва, «Садовое кольцо», 1990); малой антологии «Грузинская поэзия в русских переводах» (Тбилиси, «Мерани», 2003); сборника стихотворений «Afterlife» (Тбилиси, 2007). Автор двух переводов стихотворения Э.А.По «Ворон» в юбилейном сборнике, выпущенном Российской академией наук в серии «Литературные памятники».

Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017