click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ОБГОНЯЯ БЕСКОНЕЧНОСТЬ

https://lh4.googleusercontent.com/-0IpDBFvKzN0/UKD9m6TK2MI/AAAAAAAABM0/PRcnjaWEU_U/s125/n.jpg

Чтобы попасть к нему в гости, нужно идти по Серебряной улице, у дома номер 48 свернуть налево, открыть кованую калитку и по старым скрипучим лестницам подняться на второй этаж.  Светло-бирюзовый резной балкон – настоящий тбилисский – словно предвосхищает ожидания. Еще шаг, и я в мастерской художника.

Именно так, пожалуй, и должна выглядеть мастерская художника. Запах, свет, звук, атмосфера, настроение. И везде картины, картины в рамках и рамки без картин.
Я очутилась в этой мастерской осенним субботним утром. Георгий Кухалашвили, напевая себе под нос, хлопочет с чайной заваркой, подогревает румяный хачапури, ставит на стол тарелку с лимоном и яблоками. Наверно, он сначала их нарисует, а потом съест, думаю я.
На стенах много портретов. Разные лица смотрят со стен. Здесь много старинных вещей, которым он знает цену. Он вообще молод годами и умудрен душой. У Георгия умный, проницательный взгляд. У него классические грузинские черты и такое же воспитание. Есть в нем что-то пронзительное, такое же как в этом октябрьском утре.
Георгий Кухалашвили называет себя современным художником. И поясняет, что настоящих художников сейчас в мире совсем немного. Он считает, что арт-течения и всяческие «измы» – инсталляции, перформансы – это хорошие шоу. Но они, как правило, ничего не дают.
«Я не могу назвать это живописью, скорее в этом есть что-то театральное. Все нужно называть своими именами. Я делаю свое дело, служу станковой живописи, и основываясь на традиционном искусстве, создаю искусство современное».
И пусть говорят, что это старая форма, что это уже было. Новое для Георгия – это, как он говорит, интим. Неповторимость. Настолько личное и трудно переживаемое, что он переходит на шепот, рассказывая об этом.
Он в хорошем смысле традиционалист. Искусство невозможно без традиций. Ничего не появляется из ничего. Без базы, базы классической, не создается современное, ведь художнику необходимо чувствовать пульс своей эпохи.
«Застревать в XVI или XVIII веке недопустимо. Представьте, если я сейчас начну рисовать, как Рембрандт. Во-первых, у меня не получится. Старинные школы потеряны. Все, что я делаю, постигается интуитивно, например, техника грунтовки. И нет никакой необходимости повторять то что было. Живопись прошла огромный путь со времен классической школы, сильно изменилась и обогатилась. Художник сегодня должен вместе с тем, старым, внести в искусство нечто новое, эпохальное, что будет перекликаться с нашим днем».
У художника Джемала Кухалашвили пятеро сыновей. Отар – искусствовед, Лаша и Георгий – живописцы, Бека – дизайнер, Каха – скульптор.
Первое воспоминание: маленькому Георгию три года, он сидит на коленях у отца, рисующего и одновременно рассказывающего ему сказку о цветах.
«Я рисую с детства. Первая выставка у меня прошла еще в школе. В школьном коридоре развесили мои рисунки. Первые поздравления, восторг педагогов и одноклассников, первый успех – все это очень вскружило голову, стало большим праздником», - вспоминает Георгий.
Потом начался традиционный путь – поступление в училище им. Я.Николадзе и Академия художеств. Георгий учился в мастерской Автандила Попиашвили. Своими педагогами он называет также Гию Гугушвили и Тамаза Шатиришвили, ученика самого Серго Кобуладзе, научившего его главному – грамотной технике.
Впрочем, все это относительно. Научить рисованию невозможно. Великий Леонардо говорил, что может научить рисовать обезъяну, но она от этого не станет художником. Домашние – его главные критики. В остальном же все зависит от того, кто оценивает его работы. Если профессионалы – то можно и прислушаться, а если так, просто, то и принимать близко к сердцу не стоит.
Талант Георгий называет внутренней поэзией, которая выливается на холст.
Георгий показывает мне одну из этапных своих работ под названием «Рождественская мистерия». В ней чувствуется влияние классических мастеров. Почти Рембрандт. Но это работа отличника училища, еще не художника. И сразу же Георгий показывает одну из последних работ, над которой он работал семь лет. Перемены очевидны.
«В живописи есть один очень сложный момент. Например, когда ты пишешь стих и что-то в нем меняешь, ты можешь сохранить все варианты, их можно сравнивать. В живописи это невозможно. Если ты что-то стер с холста, это безвозвратно. Композиционная гармония требует многих изменений».
И тут я спрашиваю Георгия о музыке, котороую он любит слушать. Он встает, ставит на подрамник картину, на которую я сразу обратила внимание и включает Баха. «Agnus dei». «Агнец Божий», искупающий грехи. Музыка свекольного цвета заливает полотно. Над ним Георгий работал пять лет. И получилось оно продуманное, прочувствованное, выстраданное.
В его творчестве непривычно много картин на религиозную тематику.
«Никто не знает, откуда это приходит. Вообще, есть  работа сделанная и работа рожденная. Все серьезные работы рождаются. Например, я вышел на пленэр, профессионально поработал, сделал этот пейзаж. Это моя высота, уровень мастерства, то, что я могу делать хоть каждый день. Но когда я  рисую что-то пришедшее сверху, это совсем другое. Я даже удивляюсь иногда, я ли это нарисовал?»
Георгий Кухалашвили придерживается мнения, что у художника, как и у любого человека искусства, должна быть четкая гражданская позиция. Жизнь мастера в чем-то похожа на жизнь отшельника, закрытого в своем мире. Но когда дело касается жизни общества, он должен принимать в ней живое участие. Невозможно быть оторванным от окружающей среды. Без собственного мнения, видения невозможно нести то новое, что и полагается делать творцу. Например, у Георгия есть картина, которая называется «Стертое представление». В ней показано отношение к войне, к социальным потрясениям последних десятилетий.
Свою позицию Георгий и его друзья-единомышленники выразили очень просто – два года назад создали неправительственную организацию «Язык искусства». В ней объединены 25 молодых грузинских художников, для которых организация своими силами устраивает выставки. Создание собственного НПО стало для Георгия логическим продолжением той атомсферы, в которой он рос. В гости к отцу постоянно приходили не только художники, но и литераторы, музыканты, творческие люди, которые часто обсуждали самые насущные темы.
А вот с рынком ситуация довольно сложная. Георгий считает, что за последние годы в Грузии восприятие искусства как-то утеряно. События последнего времени, социальные потрясения. Не до искусства стало. Есть несколько коллекционеров, которых можно пересчитать по пальцам, но они не могут создать рынка. Зато творческая обстановка у нас необыкновенная.
Он считает себя вполне счастливым человеком. Каждый день в мастерской, рисует, думает, читает Рудольфа Штайнера, слушает музыку. 
«Искусство – это поиск окончательной, устойчивой формы бесконечности. Я стремлюсь этот бесконечный мир заключить в свои рамки, придать ему форму», - таково его творческое кредо.
В конце ноября в рамках организуемого МКПС «Русский клуб» научно-культурного форума «Дни Ильи Чавчавадзе в Санкт-Петербурге» в городе на Неве пройдет персональная выставка Георгия Кухалашвили. Будет представлено более сорока его работ. К выставке он готовится тщательно – продумывает, взвешивает, отбирает.
Персональная выставка для любого художника, в первую очередь, это возможность познать самого себя.
«В мастерской карины лежат вместе, прислонены к стене. Я не могу полностью их разглядеть. А выставка дает возможность себя самого оценить. И конечно, для меня важно мнение общественности. Когда ты выносишь свой внутренний мир на суд зрителя, тебе не может быть не важен этот самый суд. Можно ведь своим творчеством разрушить внутренний мир человека, отравить его душу. Я буду рад, если мои работы если не восхитят, то хотя бы заставят задуматься».
Чего лукавить, Георгий волнуется. Это и понятно – первая персональная выставка вне родных стен. К тому же он все делает сам по себе, не рисует на заказ. От этого ответственности только прибавляется. 
А еще специально для «Дней Ильи Чавчавадзе в Санкт-Петребурге» Георгий нарисовал икону святого Ильи Праведного. Она выполнена темперой на доске двухсотлетней давности, с использованием специальной грунтовки. Как признается Георгий, для него это первый опыт в иконописи.
Больше всего Георгий любит рисовать портреты, стремясь как можно лучше передать внутренний мир человека. Но вот результатом модели бывают довольны не всегда. «Если вы добиваетесь полного сходства, лучше снять полароид. Никто не будет в обиде», - с улыбкой советует Георгий.
«Нельзя требовать от всех поднимать по 100 килограммов. Кто-то может поднять 50, а кто-то меньше. Я очень рад, что есть художники в моем поколении, которые фанатично любят свое дело». Хотя, конечно, есть и те, которых Гете называл «дилетантами» и «спекулянтами». Подобные им всегда будут около искусства.
А молодым художникам он советует вооружиться тонкими кистями и большой силой воли. Ведь, как сказал Сальвадор Дали в своих «10 заповедях художника» - «Художник, рисуй!» Начинающие художники, в поисках оригинальности и самоутверждения совершают тысячи ошибок. А нужны всего-то верность делу и любовь, и однажды все обязательно получится.
Знакомство Георгия с «Русским клубом» началось еще весной 2010 года, когда он стал победителем конкурса, прошедшего в рамках «Дней Льва Толстого в Грузии». Георгий рассказывает, что узнал о конкурсе довольно поздно, всего за две недели до завершения его срока.  
«К тому времени у меня на полотне уже были какие-то наброски. Я даже не знал, что у меня выйдет в конечном итоге. А когда узнал о конкурсе, перечитал биографию писателя и нарисовал своего Толстого».
Действие происходит на том самом бирюзовом балконе, Лев Николаевич сидит в кресле и угощается чаем. А к нему выходит Муза с маленькой птичкой на руке.
А вот «Зима» - заснеженный уголок старого Тбилиси, грустный и в то же время умиротворяющий.
Он верит в то, что у каждого человека есть свое предназначение. Платон, говоря о «мире идей», писал, что мы все, находясь в мире идей, чем-то восхищаемся настолько, что привносим эту идею с собой в мир...
Мы разговариваем тихо, пьем чай и слушаем Баха.

Нино ЦИТЛАНАДЗЕ

Прерия это большая книга, мисс "Скачать голосовые прикол наркомана павлика"Пойндекстер, интересная большая книга, надо только уметь читать "Скачать хоббит или туда и обратно"по ней.

Но мысли каждого можно было прочитать на лице, ибо, несмотря на дымовую завесу, поляна была озарена "Игры на машинах просто игры на машинах"ярким светом и мы могли видеть друг друга с какой-то неестественной отчетливостью.

Я "Скачать развивающею игры"только говорю, что такие вещи бывали; возможно, "Скачать мультфильм карлсон который живет на крыше"он нас и заманивает.

Напротив, он всегда очень рад гостям, будь то незнакомые или же друзья.


Цитланадзе Нино
Об авторе:
Журналист. Ответственный секретарь журнала «Русский клуб».

Родилась в 1987 г. в Тбилиси. Окончила факультет социальных и политических наук Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Магистр журналистики. Организатор и участница университетских научных конференций в ТГУ.
Обладатель сертификата ВВС «Отношения НПО и медиа» с правом преподавания.
Ведет рубрику культуры в информагентстве «Новости-Грузия». Публикуется в различных периодических изданиях г.Тбилиси.
Подробнее >>
 
Понедельник, 21. Сентября 2020