click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

PAS DE НИНО

https://lh3.googleusercontent.com/-gCdYQlJttHQ/T9h-jitaHjI/AAAAAAAAAYQ/b4SqskaIdbw/s125/e.jpg

Мир балета представляется многим чем-то белым, светлым, легким и на пуантах. Убедиться в этом утверждении еще раз можно было не так давно. На большой сцене Грибоедовского театра прошел выпускной вечер Тбилисского государственного училища балетного искусства им. В.Чабукиани.
На сцене сменяли друг друга еще совсем маленькие и те, кто на будущий год будет танцевать в балетной труппе Тбилисского оперного. А может, и не только тбилисского.
Программа вечера составлена на любой, даже самый взыскательный вкус. Вот полька-мазурка, вальс, тарантелла и па-де-труа, и здесь же – модерн и грузинский танец.
Запомнились девочки в белоснежных пачках и характерный артист в роли Арлекина, который в июне едет на конкурс в Финляндию. Здесь же выпускницы во фрагменте из балета «Ундина» - хоть завтра выпускай на сцену.
Во втором отделении все воспитанники представили балет «Доктор Айболит» И.Морозова.
Все до единого буквально купаются в музыке. Модерн и классика. Старое и новое. Можно без преувеличения сказать, что воспитанники хореографического училища получили боевое крещение в стенах Грибоедовского. Первый успех, первые восторги.
История Тбилисского хорегорафического училища начинается в 1916 году, когда известная в Тифлисе танцовщица Мария Перини открыла здесь балетную школу. Впоследствии ее воспитанники стали легендами. Назвать хотя бы основоположников грузинского классического балета Вахтанга Чабукиани и грузинского национального балета Нино Рамишвили. И еще выдающихся танцовщиков и хореографов – Марию Бауэр, Тамар Чабукиани, Георгия Алексидзе.  
А в 1934 году при Тбилисском театре оперы и балета была создана хореографическая студия, которую возглавил Д.Джавришвили. Два года спустя оба этих училища объединились. В 1950-1972 гг. хореографическим училищем руководил Вахтанг Чабукиани, имя которого присвоено учебному заведению сегодня. 
Последние восемь лет Тбилисским государственным училищем балетного искусства им. В.Чабукиани руководит прима-балерина Нино Ананиашвили. О новшествах в учебной программе и вечных ценностях классического танца она побеседовала с корреспондентом «РК».

- Я не устаю ни от зала, ни от репетиций, так, как от административной деятельности, - говорит калбатони Нино, когда мы сидим в ее «келье» - это и гримерная, и кабинет, и комната для гостей, - это такой прессинг. Ответственность. Ладно, давайте начнем.
- Мы видели замечательный выпускной ваших воспитанников. Такой яркий и запоминающийся. Как вы думаете, чем отличается хореографическое училище имени Чабукиани сегодня от тех времен, когда вы в нем учились?
- Мне трудно сказать. Детские воспоминания это одно. Каждое поколение разное. Как говорили наши мамы – и собаки в наше время лаяли лучше. Но отличия, безусловно, есть. Могу сказать, что условия наших детей сегодня комфортнее. Потому что когда я училась, у нас был один большой зал, а все остальные залы – это коридоры переделанные. В Тбилиси ведь не было построено специально оборудованного здания. Сейчас мы пока находимся в перестроенном для балетных залов здании, там высокие потолки. Я надеюсь, что когда-нибудь моя мечта свершится и у нас будет хореографическое училище, построенное как полагается.
- А как изменилась учебная программа? 
- В этом смысле есть улучшения. Я внесла небольшие перемены, только потому что вагановская система, по которой мы занимаемся, хорошо работает. Я ввела предмет актерского мастерства. А сейчас хочу сделать еще больше – открыть театральное отделение. Эта идея у меня появилась, потому что многие наши девочки поступают в театральный. Движение, пластика у нас совершенно другие.
Я ввела сценическую речь, актерское мастерство. Я думаю, современному актеру мало говорить, он уже должен и петь, и танцевать. А добавив эти необходимые предметы в нашу программу, мы увеличиваем возможности наших учеников.
- Кроме того вы ввели в программу одно из китайских боевых искусств. Для чего это нужно артистам балета? 
- Да, я ввела в программу тай чи. Это позволяет ребятам укреплять ноги и спину, но делать это плавно и постепенно. Когда я только приехала, я заметила, что многие ученики жаловались на боли в спине и ногах. На вопрос, почему так происходит, мне сказали, что большинство, для развития гибкости, занимается гимнастической растяжкой, а это оставляет травмы на всю жизнь. В тай чи мне нравится мягкий шаг с плавными движениями, которые  позволяют сохранять равновесие при всех движениях.
- А есть ли что-нибудь, с чем вы не согласны, как руководитель училища?
- Единственное, чему я не очень рада, это тот факт, что нашим ученикам нужно учить математику, физику, химию. Понимаете, если наше училище специализированное и единственное во всей Грузии, и мы после 9-го класса принимаем учеников, все из которых гуманитарии, то мне кажется, что заставлять их учить естественные науки, значит, тратить их время. Мне жалко этого времени. Правда, мне доказывают, что они должны получить общее базовое образование. Но у наших учеников совершенно другие нагрузки. Ведь они вместе с тем, чему учат во всех общеобразовательных школах, получают и театральное образование – это классический танец, характерный танец, грузинский танец, история театра, история балета. Дети заканчивают занятия в восемь вечера. Хотя примеры были, и мне это лестно и приятно – пару лет назад мои девочки поступили на юридический и на медицинский. Данные в балете или форма у них были недостаточными, и они решили поменять профессию. Я хочу сказать, что поступая в хореографическое училище, необязательно становиться танцором. Школа дает образование, позволяющее заниматься другой профессией.
- Балетная труппа Тбилисского театра оперы и балета им. З.Палиашвили, которую вы возглавляете, уже второй сезон гостит на большой сцене грибоедовцев. Каково выступать на «небалетной» сцене?
- Я приняла большое участие в том, чтобы открылась большая сцена театра Грибоедова. Сцена очень удобная. Иногда зритель больше любит такую сцену, она более интимная. К моему большому сожалению, там нельзя посадить оркестр, сцена на это не рассчитана. Зато с любого зрительского места ее видно очень хорошо. Размеры зрительного зала по сравнению со сценой идеальные. Конечно, для балета с большими громоздкими декорациями сцена немножко мала. Но современные программы идут отлично. Я говорю, какое счастье, что у нас есть сцена, на которой мы можем выступать.
- А как обстоят дела с ремонтом вашего родного оперного?
- Насколько я знаю, театр должен быть готов в 2013 году. Я всегда говорю, что для артистов балета, как для футболистов, нужен стадион, площадка для постоянных занятий. Можно дома репетировать на рояле, а потом  выйти на сцену и сыграть. А танцевать балет дома нельзя. Нам нужен простор, мы должны бегать, двигаться.
- Сколько сейчас артистов в балетной труппе театра? 
- Около 70-ти. Сейчас их число сократилось, потому что мы не играем больших спектаклей. Но я считаю, что оптимально иметь в труппе около 80-ти артистов. Вот сейчас три человека болеют, а пятеро в декрете, и уже сложно ставить большие спектакли. Был период, когда у нас двадцать танцовщиц одновременно ушли в декрет. Преставляете себе кордебалет, в котором не хватает двадцати человек.  
- Как вы думаете, частые гастроли – это хорошо или плохо?
- В год два раза у нас большие гастроли. Как, например, Япония, куда мы едем, как только завершим сезон. И маленькие выезды – на фестивали, юбилеи. Мы периодически показываемся. Я думаю, что частые гастроли разбалтывают труппу. Большие гастроли в год, в два года раз – это нормально. Даже полезно, потому что ты показываешь себя, заряжаешься новой энергией. Ведь говорят, что гастроли – это всегда премьера, потому что играешь для нового зрителя. Я думаю, гастроли важны еще и потому, что ты показываешь свою культуру. Понятно, что наша национальная культура уникальная, самобытная, древняя. Но и в классическом жанре мы показываем свои возможности. Люди на Западе иногда удивляются – у вас классическая культура на таком высоком уровне, вы и это умеете!
- Что везете в Японию?
- Будем танцевать балеты Эштона, Килиана и Ратманского. Знаете, у меня такой напряженный график получился в этом месяце. Я сейчас еду в Финляндию на конкурс, где буду членом жюри. К моей большой радости, от Грузии выступают двое наших учеников. А потом еду в Украину, буду танцевать «Лебединое озеро» с Денисом Матвиенко целых девять раз.
- В среднем сколько выпускников хореографического попадают в вашу труппу? 
- Немногие. В этом году у нас получился скорее характерый выпуск. Посмотрим в сентябре, как они себя покажут. Еще у меня в труппе проблема пенсии. В балете на пенсию уходят после двадцати лет на сцене. В 38 лет у нас уходят на пенсию. Я давно уже пенсионерка. Как-то в Москве прихожу в Сбербанк, чтобы оформить пенсионную книжку. И вдруг женщина за стойкой как завопит: «Ниночка! Какая тут может быть пенсия!» Я говорю: «Я двадцать лет отработала». А она: «Бог ты мой, не  может быть, мы только вчера вас видели на сцене!»
- Что вы считаете главным в профессии?
- Профессия наша очень тяжелая. Ответственная, трудоемкая. Но если ты любишь ее, то только тогда получаешь удовольствие. Я всегда говорю, что каждый артист кордебалета – часть этого большого праздника. Каждый из них солдат и каждый на своем месте. И как вы понимаете, есть кордебалетные девочки, которые задают настроение спектаклю, и я их ценю даже больше. Они очень добросовестно относятся к своей работе, хотя знают, что никогда не получат главную роль. Ведь красивее слаженного танцующего кордебалета ничего не может быть. Эта удивительная ансамблевая красота.
- Расскажете о Фонде вашего имени. Какими проектами он сейчас занимается?
- Фонд маленький, он существует около шести лет. Я бы хотела особо поблагодарить моих друзей и коллег. Мы в меру своих сил устраиваем гала-концерты, и буквально каждый зритель становится нашим спонсором. Мы, в основном, помогаем детям, которым нужны операции. Я пытаюсь хотя бы несколько раз в год провести спектакль, в котором мои друзья принимают участие без гонораров. И на собранные средства мы помогаем людям. В ближайшее время я хочу провести спектакль и профинансировать двум детям операции. Это, может быть, небольшие деньги, но в какой-то степени мы спасаем жизни. Или например, к нам приезжали педагоги, которые не взяли гонорар, и на эти деньги мы выкупили у банка квартиру для многодетной семьи. К сожалению, мы не можем помочь всем. Но самое обидное, что попадаются люди, которые занимеются аферами. Ведь для другого человека эти деньги стали бы спасением. Так что теперь директор моего фонда тщательно все проверяет, чтобы мы помогали действительно нуждающимся. Думаю, я с удовольствием делала бы больше.
- Не так давно вы вместе с супругой экс-посла США Мариэллой Тефт создали фонд «Друзья грузинского балета» («Friends of Georgian Ballet»). Он больше занимается образовательными проектами, не так ли?
- В этот фонд входят, в основном, иностранцы. Он финансирует учебу детей на подготовительном отделении в хореографической школе. А еще мы ежегодно посылаем на конкурс танца в стиле Бурнонвиля в Биаррице наших артистов и студентов. И они настолько успешно выступают, что их уже стали приглашать. Фонд частично оплачивает транспортные расходы. Это настоящая помощь. А у ребят появляется реальный шанс.
- Правда, что начинать танцевать никогда не поздно?
- Ну, как сказать. К нам пришло шестеро ребят старше 16 лет, в основном, из грузинскимх танцев. Но они так стараются, что мы их уже начинаем ставить в кордебалет. Я хочу сказать молодым, которые думают что балет – очень женственный. Поверьте, это самая мужественная профессия. Здесь нет границ, хотя бы потому, что нет языкового барьера. Если ты хорош, ты хорош везде. Поэтому я и хочу сделать театральный факультет. С драматическим образованием у них больше шансов. В последние годы восстанавливаются театры в регионах. Не все же должны работать в столичных труппах. Вы не представляете, какой благодарный зритель в регионах. Мы в этом сезоне ездили в Кутаиси, Поти, Гори и Телави. Как нас принимали! В Поти мы танцевали прямо на улице. Но таких аплодисментов мои артисты, по-моему, никогда не получали.
- Что бы вы пожелали вашей труппе под занавес сезона?
- Развития, много зрителей, успехов. Это безусловно. Возвращения в наш родной дом. Чтобы мы там сделали много интересного. Я хочу, чтобы из них выросли хореографы и педагоги, которые продолжат наше дело. И еще, это очень важно, я хочу, чтобы молодежь стала по-другому относиться к театру вообще. Театр всем понятен и всем доступен. Я намеренно не поднимаю цены на билеты, зачастую в ущерб себе. Я просто хочу помочь. Иногда бывает, что это не оценивается и становится обидно. Но я это делаю ради будущего, ради наших учеников. Мои подруги смеются: «Мы приходим на спектакли с внуками, а ты все те же  балеты танцуешь».

Нино ЦИТЛАНАДЗЕ

Пока эти юнцы "Скачать музыку громкую музыку на телефон"проспятся, хватит времени обыскать каждый уголок зарослей на две мили в окружности; и, если только "Альбом алексина скачать"труп там, я обязательно найду "Скачать песню алексей гоман"его.

Если же берешь, то на свой риск.

Очевидно, это замечание "Гонки на спортбайках игры"относилось к плантатору и его племяннику, потому что следопыт украдкой "Красивый минет крупным планом"посмотрел на них.

Это крик отчаяния и ненависти, подобный вою окруженного собаками ягуара.


Цитланадзе Нино
Об авторе:
Журналист. Ответственный секретарь журнала «Русский клуб».

Родилась в 1987 г. в Тбилиси. Окончила факультет социальных и политических наук Тбилисского государственного университета им.Ив.Джавахишвили. Магистр журналистики. Организатор и участница университетских научных конференций в ТГУ.
Обладатель сертификата ВВС «Отношения НПО и медиа» с правом преподавания.
Ведет рубрику культуры в информагентстве «Новости-Грузия». Публикуется в различных периодических изданиях г.Тбилиси.
Подробнее >>
 
Пятница, 02. Октября 2020