click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

генерал победы

https://lh3.googleusercontent.com/-8O534bkw7Qo/T7nynmXPWlI/AAAAAAAAAN4/E7sD2rpgC-w/s147/i.png

В первый день Великой Отечественной войны капитан Влади­мир Джанджгава и водитель красноармеец Лев Май на пути в штаб дивизии, расположенный в местечке Теленешты, стали свидетелями воздушного боя в ут­реннем небе Бессарабии.
Бой завязался неравный – между пятью фашистскими «мессерами» и двумя советскими самолетами.
Первый объятый пламенем «мессер», стремительно падал на землю, когда на шоссе перед «эмкой», в которой си­дели капитан и водитель, из кустов выскочил тягач с пушкой на прицепе. Лев Май резко крутанул руль, и «эмка», избежав столк­новения, полетела под откос. Но, перевернувшись на три­ста шестьдесят градусов, автомашина чудом вновь оказалась на колесах. Опережая выговор командира, водитель как ни в чем не бывало рассмеялся и сказал: «Подумать только, чуть-чуть не улеглись в гробы в пер­вый же день войны... Но запомните слово одессита, товарищ капитан: теперь всю войну живыми пройдем».
Лев Май ока­зался провидцем.
Через несколько недель после этого эпизода капитан Джанджгава стоял у моста на берегу Днестра и налаживал переправу. Все дороги к мосту были забиты тан­ками, пушками, автомашинами, повозками с ранеными, бе­женцами. Все рвались на восточный берег. Столпотворе­ние у переправы нарастало с каждым налетом немецких пики­рующих бомбардировщиков.
Вдруг над самым мостом раздался пронзительный звук, и бомба прошила настил моста. Мощная взрывная волна сбросила капитана в реку.
К счастью, переправлявшиеся через Днестр на лодке бойцы успели подхватить тонущего командира.
Капитан очнулся в лодке. Красноармеец что-то говорил ему, но он не слышал. Попытался сам спросить, что с ним и где он, но обнаружилась потеря речи.
Владимир снова впал в забытье. Необычайно ярко, в реальных образах, память высветила нечто очень личное и значимое.
...1925-й год. Родное селение Патара Губи. Восемнадцатилет­ний Володя Джанджгава идет за плугом. Рядом односельчане. И опять капитан видит лицо склонившегося к нему крас­ноармейца. Его о чем-то спрашивают, но он ничего не слышит. Понимает только, что находится среди своих. Успокаивается. И вновь мелькают знакомые лица... Внезапно всплывают в памяти картины из полковой жизни в Батуми. 1936 год. Народный комиссар обороны К.Е. Ворошилов после посеще­ния части крепко жмет ему, совсем еще молодому командиру, руку и говорит: «Отлично. Везде порядок и чистота. И впредь работай­те так же. Желаю успехов».
«Это было, - думает капитан, - это было в действи­тельности. Но что-то было и потом. Что-то такое белое-белое, чего я никак не могу вспомнить...»
И только спустя много часов, придя в себя уже в санба­те, капитан Джанджгава вспомнил свое боевое крещение. Это было в необычайно суровую зиму 1940 года. Молодой офицер тогда сопровождал начальника штаба дивизии и заме­стителя начальника оперативного отдела к месту бое­вых действий полка. Из-за сильного мороза и глубокого сне­га за три часа прошли лишь полтора километра. Усталость с каждым шагом сказывалась все сильней.
Внезапно перед Джанджгава возникла группа белофиннов на лыжах. Они не ждали встречи. После корот­кой перестрелки белофинны отступили, оставив на снегу двух лыжников. Документы, взятые из планшета одного из убитых, свидетельствовали, что их владелец был графом и команди­ром батальона.
Война с белофиннами вскоре закончилась. Капитан Джанджгава за мужество и героизм в боях с белофиннами был удостоен ордена Красной Звезды.
...После выздоровления капитан вернулся в часть. Во время одного из боев около Доминешты немцы вывели из укрытия три танка, которые на большой ско­рости двинулись на наши позиции.
Чтобы остановить танки и не допустить их к позициям, требовалось быстро принять решительные меры.
«Где наши артиллеристы?» - спросил Джанджгава командира батальона.
«Где-то здесь... За лесом, - ответил он. - Но им немецкие танки не видны. Мешает рельеф».
«Необходимо срочно сообщить им: передвинуть орудия и нацелить их на танки», - приказал Джанджгава.
Командир батальона хотел вызвать адъютанта, но Джан­джгава перебил его: «Я сам это сделаю быстрее». И мгновенно устремился к лесу.
В условиях непрекращающегося обстрела надо было пройти примерно 250 метров.
Вот когда пригодилась капитану отличная физическая подготовка.
Артиллеристы прямой наводкой расстреляли два вражеских танка, а третий отступил.
Поздней осенью 1941 года два советских офицера 15-й стрелковой дивизии В.Джанджгава и Н.Слащев были напра­влены со специальным заданием в небольшой населенный пункт в район Донбасса. Вечером после выполнения задания офицеры зашли в парикмахерскую. Первым брился Слащев, а Джанджгава просматривал газету. Вдруг раздался звон, и над головой Джанджгава разби­лось оконное стекло. Нагнувшись, он обнаружил на полу еще теплую пулю. Невольно вспомнилось пророчество Льва Мая...
«Похоже, целились в тебя», - сказал Николай Слащев.
«Возможно, рикошет», - ответил Джанджгава.
Оба офицера быстро вышли на улицу. Темнело. Внезапно метрах в сорока показалась группа автоматчиков, одетых в советскую военную форму. Группа направлялась в сторону тыла армии. Джанджгава, решив, что это дезертиры, решительно скоман­довал:
«Стой, ни с места! Вы куда?»
Вместо ответа раздалась автоматная очередь. Не было сомнения, что стреляли немецкие десантники, переодетые в форму крас­ноармейцев. Враг старался захватить советских офицеров живыми.
Не поднимаясь с земли, они проползли в какой-то коридор, ведущий через двор на другую улицу.
«Бежим к вокзалу, - сказал Джанджгава. - Надо срочно сообщить нашим...»
Не успел докончить фразу, как вновь раздались выстрелы. Еще одна группа немцев шла навстречу. Слащева ранило в руку, и Джанджгава пришлось уходить, взвалив товарища на спину. Десантники были все ближе. Неожиданно в темно­те возникло препятствие – высокий деревянный за­бор. Никаких шансов обойти его в считанные секунды. Тогда запыхавшийся Джанджгава, собрав все силы, рывком поднял вверх раненого и перебросил через за­бор. Сам же отошел, разбежался и благополучно преодолел препятствие. Преследователи, растерявшись в тем­ноте, продолжали вслепую поливать автоматным огнем без­людные улицы.
Заканчивался июнь 1943 года. Советское командование располагало обширной и разнообразной информацией о про­тивнике, в частности, о сконцентрированном на Курском выступе.
Наша разведка установила срок начала вражеского насту­пления с точностью до трех суток. Оно ожидалось между 3 и 6 июля.
Командующий фронтом генерал армии К.К. Рокоссов­ский при посещении 15-й Сивашской стрелковой дивизии 1 ию­ля поставил задачу непременно добыть «языка» именно на участке дивизии. «Это мой личный приказ!» - подчеркнул он.
После отъезда командующего Джанджгава, началь­ник штаба и начальник разведки занялись разработкой кон­кретного плана захвата «языка». В соответствии с этим пла­ном две разведгруппы выступили 4 июля в 22.00.
Потянулись томительные минуты ожидания. Владимир Ни­колаевич в который раз взглянул на часы.
И вдруг, перевалив через бруствер траншеи, разведчик – сибиряк Федор Семенов сбросил со спины тяжелую ношу. Не скрывая радости, доложил:
«Задание выполнено, товарищ полковник! Фрица взяли в минных полях. Там их человек двадцать возилось...»
В ожидании ценных сведений Джанджгава обратился к переводчику:
«Спросите, что они делали на минном поле?»
Пленный назвал данные своего подразделения. Сообщил, что солдаты саперного взвода делали проходы через поле для танков и пехоты. «Проходы... - подумал Джанджгава. -  Значит, готовят наступление!»
«Спросите, когда они начинают наступление?» - сказал Джанджгава переводчику.
Пленный немедленно ответил:
«Пятого июля. Начало артподготовки в два часа трид­цать минут. Пехота и танки на исходных позициях. Для ата­ки. В частях уже зачитан приказ Гитлера о наступлении».
Владимир Николаевич связался с командиром армии и получил приказ доставить пленного в штаб.
До начала битвы на Курской дуге оставалось несколько часов...
Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления» пишет: «В течение всего дня 5 июля противник провел пять яростных атак, пытаясь ворваться в оборону наших войск, но не сумел добиться су­щественных результатов. Почти на всех участках фронта вой­ска твердо стояли на своих рубежах, и, казалось, что пока нет такой силы, чтобы сдвинуть их с места. Только к исходу дня в районе Ольховатки и еще кое-где части противника вклинились в нашу оборону на глубину от 3 до 6 км.
Особенно мужественно дрались воины 13-й армии, в том числе 81-я дивизия генерала А.Б. Баринова, 15-я ди­визия полковника В.Н. Джанджгава, 307-я дивизия ге­нерала М.А. Еншина и 3-я артиллерийская истребительная противотанковая бригада полковника В.Н. Рукосуева».
В ию­не 1944 года В.Н. Джанджгава вступил в командование 354-й стрелковой дивизией 65-й армии, которой командовал прославленный генерал Павел Иванович Батов.
Началось освобождение Белоруссии, а затем и Польши. Небывалое по масштабам и быстроте наступление советских войск требовало от каждого бойца и командира предельного напряжения духовных и физических сил.
До конца войны оставалось менее полугода. Но у диви­зии генерал-майора Джанджгава впереди были тяже­лые кровопролитные бои на берегах Нарвы, Вислы, по унич­тожению врага на побережье Балтийского моря – от устья Вислы до устья Одера. Предстояли сражения за города Гданьск, Гдыня, Щецин. Кстати, впоследствии командарм П.П. Ватов был удостоен звания почетного гражданина горо­да Гданьска, а комдив В.Н. Джанджгава был избран почет­ным гражданином города Щецин.
Наконец настал долгожданный День Победы. В 13 при­казах Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина были отмечены мужество и доблесть 354-й дивизии». Ее 38-летний командир гене­рал-майор В.Н. Джанджгава за выдающееся воинское мас­терство и героизм был удостоен высокого звания Героя Совет­ского Союза.
После войны генерал Джанджгава окончил Военную ака­демию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР им. К.Е. Ворошилова, командовал крупными воинскими соедине­ниями в разных военных округах страны. К этому вре­мени он был широко известен как один из самых опытных военачальников.
В 1953 году нашему отважному земляку было присвоено воинское звание генерал-лейтенант, а через год он возглавил Министерство внутренних дел Грузии.
С 1963 года до последних дней жизни – он скон­чался в апреле 1982 года – генерал В.Н. Джанджгава был председателем ЦК ДОСААФ Грузинской ССР и без остатка отдавал все свои силы и энергию, богатый опыт и знания де­лу укрепления организаций оборонного общества, развитию и пропаганде военно-технических видов спорта. Под его ру­ководством ДОСААФ Грузии выдвинулось в ряды лучших в стране. Он вел большую общественную работу, избирался де­путатом Верховного Совета Союза ССР трех созывов, членом президиума Советского комитета ветеранов войны, на протя­жении ряда лет возглавлял Тбилисскую секцию СКВВ. Он был добрым наставником молодежи, ей посвятил свои книги «Немереные версты» и «Верность».

Леван ДОЛИДЗЕ

Едва лишь колокол церкви Сан-Ильдефонсо "Скачать на песню любовь похожая на сон"стал сзывать к заутрене, из ворот одного из "Голые писки крупным планом"самых больших и богатых домов города выскользнула женщина.

Адамичек был человек "Бриджит джонс грани разумного скачать"чрезвычайно апатичный.

Его бы уж давно отпустили домой в "Скачать частушка красная плесень"чине капрала, но, как говорится, нянька его в детстве уронила.

Я являюсь представителем того, кто не "Скачать супер картинку"существует, и сам играю роль бога.


 
Пятница, 02. Октября 2020