click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

Ясная и любимая ДУШОЙ цель

Зарисовка М.Калашникова

8 июня в Национальном музее Грузии, в  музее истории города “Карвасла“ состоится открытие выставки, посвященной 125-летию со дня рождения М.Калашникова.

Архитектор Михаил Георгиевич Калашников - один из тех, кто оставил свой значимый след, как в истории изучения древнегрузинского зодчества, так и в архитектуре Грузии. Достаточно вспомнить хорошо известный для коренных тбилисцев топоним “ у одиннадцатиэтажного “, связанный с самой значительной из его построек. Его отец – Георгий Григорьевич Калашников (1848 г. рождения), дворянин, уроженец Тбилиси, был сыном интендантского чиновника, служившнго в Грузии. Окончив Военно-медицинскую академию в Петербурге в конце 70-х годов XIX века со званием лекаря , он также работал в Грузии. Мать – Нина Викентьевна (1856 г. рождения) ,  как отмечает Михаил Георгиевич  “ происходила из весьма почтенной польско-грузинской семьи“. Ее отец – Викентий Львович Карпович после окончания Киевского университета и получения диплома врача был направлен на работу в Грузию. Он появился в Тбилиси в начале 50-х годов XIX века , где “ сразу по приезде “ женился на княжне Мелании Павловне Туманишвили. В дальнейшем, как вспоминает Михаил Георгиевич, дед “ занимал хорошее место “  будучи тифлисским губернским врачом. Мать была пианисткой, в молодости выступала на концертах с известным в то время дирижером Труффи. Давала частные уроки фортепианной музыки. Наряду с этим преподавала музыку в учебных заведениях, например,в “ Заведении Св.Нины». После открытия Тифлисского музыкального училища, по выражению Михаила Георгиевича “ мать перекочевала туда “ .
Михаил Георгиевич родился 19 (6) июля 1886 года в Дагестане, в г. Темир-Хан-Шуре ( ныне г.Буйнакск), куда из Грузии в то время был командирован его отец – Георгий Григорьевич для борьбы с эпидемией трахомы. В 1887 году отца перевели в Боржоми, а через два года в Ахалцих, в качестве старшего врача Таманского полка. Полк был расквартирован в Ахалцихской крепости ( Рабате) . Там же находилась квартира Калашниковых.  Ахалцихская крепость, это“грандиозное“ сооружение, произвело на него в детстве неизгладимое впечатление и предопределило дальнейшее его увлечение памятниками культуры и архитектурой.
Позже Михаил Георгиевич вспоминал: “сама крепость как инженерное и архитектурное сооружение со всеми ее башнями, стенами, бойницами, ходами, лестницами и сводами явилась фактором формообразующим меня как человека ...
Благодаря ей, с самых ранних лет я воспринял и освоил толщину, высоту, длину, размер, т.е. масштабность сооружения и это чувство никогда мне не изменяло в течение всей архитектурной жизни и являлось путеводной звездой при решении всяких задач. Я останусь всегда благодарен Ахалцихской крепости. Это был мой главный вуз, и он определил меня как архитектора и как исследователя памятников старины, чем я занимался всю жизнь“.
В 1894 году Георгия Григорьевича перевели из Ахалциха в Тифлис старшим врачом стрелкового батальона. В 1896 году М.Калашников поступил в Тифлисское реальное училище, которое закончил в 1904 году “ почти восемнадцатилетним юношей “ . В том же 1904 году он отправляется в Петербург, где поступает в Институт гражданских инженеров.Однако, в 1910 году Михаил Георгиевич которого учеба в институте, по его же словам, “не удовлетворяла своей примитивностью”,  переходит в Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств в Петербурге, где у него появилась “ ясная и любимая всей душой цель: стать художником, развить свой вкус ... “ .
Во время учебы в Петербурге он встречался со многими известными деятелями искусства. Это архитекторы Алексей Щусев, Иван Фомин, Владимир Щуко, Евгений Шреттер, Николай Лансере, брат художника, который впоследствии довольно длительное время жил в Тбилиси и воспитал не одно поколение грузинских художников (с Е.Лансере Михаил Георгиевич долгое время дружил ). Он также познакомился и   “близко сошелся “ со своим однокурсником по институту тбилисцем Николаем Северовым, ставшим потом исследователем древнегрузинской архитектуры, архитектором-практиком, педагогом,с братьями Весниными, которые затем с 1920-х годов возглавили направление, известное под названием конструктивизм, особенно с двумя из них – Виктором и Александром (Виктор Александрович один из авторов ДнепроГЭСа ), со Львом Рудневым, автором здания Академии им.Фрунзе, Московского университета, Дома правительства в Баку. В числе его знакомых оказалась и Мария (Маруся) Жибровская – “очаровательная полька несколько авантюристического характера”, ставшая затем женой одного из основоположников современной архитектуры Франка Ллойда Райта.
Уже с первого курса Института гражданских инженеров М.Калашников начал работать сначала чертежником, а затем и помощником у различных архитекторов. В частности, работал он у Е.Шреттера, В.Щуко, а позднее (в 1913 или 1914 гг.) у И.Фомина.
В 1905 году он поступил на работу к известному тбилисскому архитектору Александру Рогойскому, автору нескольких значительных зданий в Тбилиси. В то время А.Рогойский строил здание православной духовной семинарии в Ваке и церковь в Надзаладеви. Михаилу Георгиевичу было поручено составление орнаментированных шаблонов для отделки актового зала семинарии и технический надзор за постройкой церкви.
В целом же, как он отмечает, на его формирование как художника огромное влияние оказала вся художественная атмосфера Петербурга начала XX века, выставки “ Мира Искусства “, у Ивана Фомина и Владимира Щуко, а также участие в многочисленных конкурсах совместно со Львом Рудневым”.
Первой самостоятельной работой М.Калашникова был обмер в 1911 году                         по “собственному почину“  церкви и колокольни Гударехского монастыря ( XIII в.) .
Эта работа постановлением Совета профессоров была зачтена ему как курсовая – “Изучение памятников средневековой архитектуры“, а Комиссией по приобретению  была приобретена для музея Академии художеств, хотя впоследствии Михаил Георгиевич считал, что “по всей вероятности, я эту работу сделал скверно, т.к. у меня не было никакого навыка, но тогда я отдал ей все свои силы“. Тем не менее, пишет он, “я завоевал себе репутацию (конечно, незаслуженно) серьезного исследователя памятников старины“.
Летом 1912 года он был послан Комиссией  по изучению памятников старины Академии художеств в Грузию, в “ большое путешествие “по Кахетии  “с авансом в 300 рублей“ для обмера памятников архитектуры. Одновременно с этим, Общество истории и этнографии Грузии, которым руководил Эквтиме Такайшвили,  выдав ему такую же сумму денег, также послало его в Кахетию с аналогичным заданием.
“Мой маршрут по Кахетии“, - вспоминает он, - “был точно расписан Эквтиме Семеновичем Такайшвили, с указанием не только памятников старины, подлежащих обмеру, но также, где я должен у кого остановиться“.  Главные обмеры этой экспедиции – церковь Квелацминда в Гурджаани (VIII-IX вв.) и церковь Вачнадзиани (IX в.) были приобретены Музеем Академии художеств, а также “исполненные в другой манере“ – Обществом истории и этнографии в Тбилиси. “Мое кахетинское путешествие сыграло в моей жизни огромную роль в развитии моего вкуса как художника и наполнило мою жизнь многочисленными событиями чисто этнографического характера“, - пишет Михаил Георгиевич. Так завершилось его первое, но далеко не последнее путешествие в Кахетию.
С 25 ноября1914 года Михаил Георгиевич “находился в мастерской профессора - руководителя“ Леонтия Николаевича Бенуа, который в те годы был и ректором Академии художеств. Под руководством того же Л.Н.Бенуа он впоследствии и исполнил свой дипломный проект на тему “Военно - исторический музей“.
В декабре 1917 года, окончив Академию художеств и получив звание художника-архитектора, М.Г.Калашников из Петрограда “ прибыл на родину в Тбилиси “. Вернувшись в Тбилиси он “тотчас же“ начинает работать в Кавказском историко-археологическом институте художником-архитектором, а затем с 1922 по 1931 год - штатным ученым архитектором института. С 1938 года он работает в Отделе по охране памятников культуры Грузии, где был “занят  как изучением, так равно и ремонтом памятников старины“.
В течение нескольких десятилетий им было обмерено большое количество памятников древнегрузинского зодчества, в т. ч. такие значительные, как храмы VII в. – Атени и Цроми (альбом этих чертежей был издан в 1925 году), монастырь Дзвели Шуамта (V – VII вв.), церкви – Икорта (XI в.),Тимотесубани (XIII в.), Питарети (XIII в.), Бетаниа (XIII в.), Кинцвиси (XII-XIII вв.), Тисели (XIV-XV вв.). Кроме того, многочисленные памятники Кахетии (культовые, оборонные, хозяйственные), отдельные объекты в Западной Грузии, в частности, крестьянские жилища в Вани, оборонные сооружения в Цагери и другие. Во время войны, зимой 1941-1942 и 1942-1943 годов Михаил Георгиевич был послан  на границу с Турцией и предгорье Кавказа с целью фиксации памятников старины, которые могли пострадать от военных действий, за что был награжден медалью „За оборону Кавказа “.
“Обмер с натуры, а главное исполнение чистовых чертежей “, -  пишет он, - “ я всегда приравнивал к игре пианиста. Можно сыграть Баха и Бетховена и так и сяк. Тоже при подаче обмера. Я старался всегда подать обмер так, чтобы будущее поколение зажглось желанием творчества “ и продолжает “ при исполнении чертежей обмеров я считал, что они, кроме передачи композиционной сущности памятника и его форм, должны графически зажигать зрителя своим художественным исполнением“.
Следует отметить, что при исполнении обмерных чертежей исключалась “тушевка кистью“, поскольку при их публикации это удорожало издание. Поэтому “все надо было выразить линией“. Именно такую задачу ставили перед ним ученые, “ибо тогда можно было бы печатать в два раза дешевле цинкографией, а не фототипией ...” . В связи с этим он “ вынужден был искать сам свое выражение линии“.
За 40 лет упорной работы, особенно над обмерами Цроми, Атени, Дзвели Шуамта и Тисели“, – пишет Михаил Георгиевич, - “ мне кажется я достиг некоторой виртуозности в этом деле. Линия получилась у меня лаконичной, не жесткой и снабжена вкусом“. Здесь не лишены интереса его высказывания о графике и о линии “как о таковой“: «Линия это не просто черта карандаша по бумаге. Линия – это глубоко продуманная композиция. Если линия проходит через 3 точки, то дальнейший ее ход уже предопределен. Этот культ линии был доведен мною до конца, считает он. Линией мне даже удавалось передавать объемы и фактуру».
В чем он достиг несомненного совершенства так это в обмерах памятников архитектуры Грузии, считает внук Михаила Георгиевича заслуженный архитектор России Кирилл Дмитриевич Фомин. Его обмерные чертежи надо видеть. Желательно в оригинале. Они обладают редким сочетанием точнейшей документальности со столь же точным художественным образом объекта.
У Михаила Георгиевича необычайно было развито чувство пропорций. Он испытывал реальные, почти физические страдания при виде здания с плохими пропорциями.
Однажды он даже сказал, что у него, если бы он мог загадать три желания, то первым была бы способность исправлять неудачные пропорции во встречающихся зданиях (две другие мечты: маленький грузовичок “ полуторка “ для поездок по Грузии и должность библиотекаря в Ватикане на старости лет).
Параллельно с изучением и обмерами памятников архитектуры Грузии М.Калашников занимался и творческой деятельностью – вел работу архитектора –строителя. С 1915 года по 1940 год ( т.е. начиная с Петербурга, а затем в Грузии ) им было составлено свыше 100 проектов различных зданий и сооружений, из которых 18 было осуществлено.
В своих проектах, которые отличаются высоким профессиональным мастерством, он опирался на традиции русского классицизма, использовал и принципы современного ему конструктивизма. Часто в своей деятельности пытался использовать формы  грузинской национальной  архитектуры, хотя, по его же словам, ”в натуре эти попытки успеха не имели“, за исключением, лишь старой колокольни Сионского собора, восстановленной по его проекту.
Среди его проектов наиболее интересны конкурсные проекты: Института марскизма-ленинизма, 1933 г.; стадиона «Динамо» в Тбилиси,1933 г. (совместно с архитектором Д.Фоминым);  Дома правительства, 1934 г. (совместно с архитекторами  М.Непринцевым, Н.Тоидзе, Ш.Тулашвили); Музея искусств “Метехи“, 1939 г.; административного здания  «Грузугля» в Тбилиси, 1946 г.(совместно с архитектором Н.Паремузовой ). Наряду с ними, проекты гидростанций для Западной Грузии (1925 г.); проекты мостов через Куру в г.Мцхета,1924 г. (совместно с инженером П.Соловьевым) и в Тбилиси (1927 г.); проект театра для г.Ленинакана, 1926 г.; проект дома на 200 квартир в Тбилиси, 1935 г. (совместно с архитектором Н.Тоидзе, при участии И.Эрн и Б.Карбина ); проект 38- квартирного дома  киностудии  в Тбилиси, 1939 г.
Среди осуществленных по его проектам построек наиболее значительны здание санатория в Либани (Грузия), 1926 г.; театр в г.Хашури, 1927 г.; здание железнодорожного вокзала на станции Сардарапат (Армения), 1927 г.; административное здание с магазином по ул.Кирова (ныне ул.Леонидзе,2) в Тбилиси, 1934г.; ванное здание Бальнеологического курорта в Тбилиси, 1937 г. (совместно с архитекторами Ю.Житковским и  Б.Карбиным); жилой дом по проспекту Плеханова, 147, 1935 г.; здание 100-квартирного жилого  дома на площади Героев в Тбилиси, 1939 г. (это здание представляет собой самую значительную постройку архитектора); реставрация колокольни (XV в.) Сионского собора, 1946 г., которая несомненно может служить образцом мастерски проведенной реставрации, а также бывший дом патриарха Грузии по Сионской улице, проект которого был составлен в 1942-1944 гг. (к сожалению, по мнению автора, при постройке облик зтого здания был значительно искажен ).
«Он очень, очень любил Грузию», - вспоминает К. Фомин.Всерьез примеривался к фамилии Хачапуридзе, рассматривая грузинское хачапури как эквивалент русскому калачу. Гордился своим званием “ Заслуженный деятель искусств Грузии “ которое получил в 1947 году  ( до этого в 1945 году был награжден орденом “ Знак Почета“).
В 1957 году  М.Калашников по семейным обстоятельствам был вынужден переехать в Москву, где скончался 21 мая 1969 года.
Тамаз Герсамия

воскликнул "Песню скачать жанны агузаровой"чей-то голос, когда вышло два туза подряд.

О Морис Джеральд, укротитель диких коней, "Бесплатные игры на двоих шрек"ты покорил сердце, которое будет страдать "Фильмы профессионал скачать"долго и, быть может, никогда не забудет этого урока!

Правда, день был не "Скачать учебный автосимулятор игры"рабочий, а праздничный, и Желтый Джек мог свободно располагать собой.

На худой "Новый кодек скачать бесплатно"конец он удовлетворялся и санитарными двуколками.


Герсамия Тамаз
Об авторе:
 
Понедельник, 23. Сентября 2019