click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ПЕРЕВОДЫ

Годердзи Чохели

Годердзи Чохели ярким метеором ворвался в грузинскую литературу в конце 70-х годов прошлого столетия. Первые же его рассказы привлекли внимание читателей, как справедливо отмечала критика, он утвердился в грузинской литературе, не тратя время на ученичество, сразу же заявив о себе как о мастере. В малую форму рассказа он ухитрялся втиснуть образы эпического масштаба, и как ему это удавалось – загадка.
А еще Годердзи Чохели снимал фильмы. По своим сценариям. И все о жизни горцев. Съемки фильмов были, по его собственному признанию, лучшей из причин его периодического бегства в горы. Он тосковал без них. Вынужденный по роду своих занятий жить в столице Годердзи Чохели никогда не расставался с ними сердцем. Они питали его талант, наполняли силой и здоровьем. Он любил их. И тяжело переживал, когда в годы безвременья был лишен возможности подниматься в горы.
Может быть потому он так
рано ушел от нас...


ВОРОНА


Из птиц воробьи и вороны особенно преданы гудамакарцам. Разумеется, и других пернатых здесь великое множество, особенно в летнее время, но с наступлением осени из страха перед здешней долгой зимой они обычно покидают Гудамакари, и в ущелье остаются лишь воробьи и вороны. Впрочем здесь зимуют и другие птицы: сойки, дрозды, орлы, галки и, по-моему, даже совы, потому что с наступлением ночи слышно, как они перекрикиваются с горы на гору:
– Абрамооо!
– Ооо! Ооо!
– Что, нашел?
– Нет, нет! – плача отвечает сова, и обреченная безысходность ее голоса леденит сердца и колени и без того обледенелых гудамакарских гор.
Сойки избегают гудамакарцев, пролетят над головой, поднимут за что-нибудь на смех и усядутся где-нибудь на ветке шиповника.
А орлов и подавно не выкуришь из скал. Галки стайками носятся в расщелинах высоких гор, им нет дела до жизни гудамакарцев, они днями напролет оглашают горные вершины своими криками: «Чка-чка!»
И лишь воробьи да вороны ведут себя здесь по-домашнему. Воробьи гомонят в саманках, а вороны с высаженных возле домов деревьев ведут наблюдение за гудамакарцами: кто чем занят, кто к кому ходит в гости, похоже, им известно и то, как кого зовут. А вообще-то они лишь каркают дни напролет, мол, не требуйте от нас большего, мы знать ничего не знаем.
Раз зимой Пхукия заметил, что одна ворона тенью следует за ним, куда Пхукия, туда и ворона, опустится на ветку дерева и кричит:
– Каррр!
Поначалу Пхукия не обращал на нее внимания, но со временем так привык к ней, что если птицы не оказывалось рядом, он испытывал непонятное беспокойство.
Пришла весна.
Пхукия вынес на плоскую кровлю своего дома лоток с сыром, ячменным хлебом и маринованным чесноком. Пхукия радовался весне.
– Эй, дед, поднимайся, – крикнул он старику, – выпьем по одной!
– Напою коров и приду, – отозвался тот.
Пхукия сидит и ждет старика. Перед ним – лоток, рядом – кувшин, полный «жипитаури»
Вдруг с дерева слетела ворона и под носом у Пхукии стащила с лотка кусок сыра.
– Ты смотри на нее! – разозлился Пхукия.
А ворона, вернувшись на ветку, проглотила сыр и каркнула в адрес Пхукии:
– Каррр!
– Каррр! – передразнил ее Пхукия.
– Каррр! – вновь каркнула ворона и уставилась на Пхукию.
Потом слетела с дерева и уселась прямо перед ним. Пхукия наполнил рюмку «жипитаури» и выпил. Когда он вторично наполнил рюмку, ворона, не дав ему опомниться, опорожнил ее, и притом добавила, как это обычно делал Пхукия:
– О, хорошо!
Пхукия чуть не спятил.
– Ты, что, разговариваешь? – невольно вырвалось у него.
– Ты, что, разговариваешь?! – повторила ворона.
– Да она же чокнутая, черт возьми! – в сердцах воскликнул Пхукия.
– Да она же чокнутая! – эхом отозвалась ворона.
Жена стояла тут же и безмолвствовала.
– Валико! Валико! Поднимись на минутку!
– Что у тебя? В чем дело?! – крикнул в ответ Валико.
– Поди сюда! Я тебе такое покажу!
Поднялся Валико.
– Ну что у тебя?
– Послушай, мне это кажется или...
– В чем дело, объясни!
– Да вот эта ворона только что разговаривала.
Валико бросил на соседа подозрительный взгляд.
– Ворона!? Еще чего!
– Еще чего! – повторила ворона.
– Вот это да!
– Она на самом деле разговаривает?!
– А я о чем! Не кажется ли мне это...
– А что она сказала в первый раз?
– Пхукия!
– Господи, спаси и сохрани!
– Спаси и сохрани, – повторила ворона и выпила водку.
– Она еще и пьет, я ее...
– Я ее, – сказала ворона и перелетела на дерево. – Пхукия! Пхукия! Пхукия! – прокричала она оттуда.
Валико ушел, и через час удивительная новость облетела все село.
Люди шли и шли к дому Пхукии.
– Нет, определенно война начнется! – пришел к заключению Эфрос.
– Нет, определенно война начнется, – передразнила его ворона и добавила, – не к добру это, когда вороны начинают трепаться!
Пхукию забросали вопросами: откуда он ее взял, как приручил, как вырастил... И Пхукия рассказал. Валико, сосед Пхукии, в тот же день притащил домой десять воронят и подсадил их у цыплятам.
– Убейте эту ворону, не то война начнется, – требовал Эфрос.
Но люди скорее убили бы Эфроса, нежели ворону.
Валико сутки напролет учил своих воронят говорить, но они, чуть окрепнув, набросились на цыплят и принялись их есть. Валико терпел-терпел, а потом шуганул их из курятника.
Когда Пхукия оставался один, он вытаскивал на крышу лоток, ставил одну рюмку для себя, вторую для вороны  и произносил тост:
– Давай выпьем за мир!
– Нет, нет! Определенно война начинается! Когда вороны начинают разговаривать – это к войне, – голосом Эфроса отвечала ворона.
– Что ты его слушаешь, не понимаю, пей за то, что я говорю!
– Да здравствует мир! – отзывалась ворона голосом Джгуны и опрокидывала рюмку.
Потом они пили за будущее поколение, потом – за погибших на войне, потом – за ушедших от нас, потом – за тех, кто остался.
– Что наша жизнь – пшик! Приходим, уходим и что оставляем после себя?..
– Наша жизнь – пшик, – согласилась ворона.
– Порой мне хочется улететь с земли, мне страшно, я знаю, земля съест меня, и мне страшно.
– Земля съест меня, и мне страшно, – повторила ворона.
Пхукия закурил, выпустил через ноздри струи дыма. Положил на столик сигарету. Ворона взяла ее и тоже затянулась.
– Но я все же должен сказать правду, я люблю землю, несмотря ни на что люблю.
– Несмотря ни на что люблю, – произнесла ворона.
– Знаю, что она съест меня, но все равно люблю.
– Все равно люблю, – откликнулась ворона.
– Тебе-то что, ты вот ворона, а говорить умеешь. Вот если бы я мог летать, тогда быть может я улетел бы с земли.
Ворона взлетела в воздух и, передразнивая Эфроса, закричала:
– Нет! Нет! Определенно война начнется!
– Спускайся, выпьем еще по одной! – зовет ее Пхукиа. Они выпили еще по одной.
У вороны на дереве устроено что-то вроде ложа – Пхукия постарался.
Ворона сидела на дереве и передразнивала Эфроса:
– Нет! Нет! Начнется война, если не убить эту ворону!
И не видела ворона, что Валико целится в нее.
Звук выстрела оглушил все село.
Ворона камнем упала с дерева и глухо стукнулась о землю.
– Молодец! – одобрительно крикнул Эфрос в адрес Валико. – Правильно сделал, что убил ее, не то непременно началась бы война!
Все село устремилось к дому Пхукии.
Тем временем ворона очнулась. Пулей ей оторвало лапку, и она тщетно пыталась встать. Но вот она взмахнула крылами и полетела.
Все село бежало за ней, а ворона постепенно поднималась все выше и выше. Под конец достигла края неба и растворилась в его голубизне.
– Куда она подевалась?
– Куда она могла податься?!
– Почему она не возвращается? Где она до сих пор? – спрашивают Пхукию соседи. Что-то тревожит их. Они чувствуют, что утратили нечто значительное.
– Куда она могла деться, куда?!
– Наверное, улетела с земли, – сказал однажды Пхукия.
Соседи ничего не поняли. Они прочно, надежно стояли на земле, и земля, в свою очередь, надежно вращалась в небесной бездне.

ДЕВЯТЬ ВОПРОСОВ
О СУЩНОСТИ ЛЮБВИ


1.
– Простите, ваше имя?
– Гоча.
– Фамилия?
– Чопикашвили.
– Сколько вам лет, Гоча?
– Шестнадцать.
– Подружка? Чего смеешься?
– Да не знаю...
– Как зовут?
– Кого?
– Твою подружку.
– Да не знаю...
– Не знаешь имени своей подружки?
– Нет, я и видел ее всего-то раз, да и то издали.
– Как ты думаешь, что такое любовь?
– Да не знаю... Может быть это вечная мечта...

2.
– Марта Пирвели.
– Ого! Какие звучные у вас имя и фамилия!
– Правда?
– Да, мне очень нравится.
– Ой, большое спасибо.
– Марта, можно задать вам несколько вопросов о любви? Вы не рассердитесь?
– Ну что вы, я очень люблю поговорить на эту тему.
– Ну раз так скажите откровенно, вы любите кого-нибудь?
– Нет, я замужем!

3.
– Ваше имя?
– Мое?
– Коля, Николоз, а вообще-то меня зовут Никифоре.
– И какое имя вы предпочитаете?
– Я? Нико.
– А как ваша фамилия?
– Чукуртмишвили. Никифоре Чукуртмишвили.
– Жена и дети есть?
– От первой жены – сын, он сейчас в армии, вот жду от него письма. От второй жены – дочь и сын, младший в восьмом, старшая в десятом учится. Она у меня умница, а вот парень хитер, все обмануть норовит. Ну это не страшно. Парень таким и должен быть, выносливей будет в жизни. А я что не таким был? Третья жена бездетной оказалась, но ничего не поделаешь, не выгонишь же... И потом у нее такие братья, сожрут, не подавятся.
– А как вы думаете, что такое любовь?
– А ты не слышал, страх творит любовь, это так, на сто процентов. Ну что мне делать, если она родить не может, а братья у нее просто людоеды. Вот и люблю, ничего не поделаешь, выше головы не прыгнешь.
– А что скажете о любви к детям?
– О, это самое святое для меня.
– Часто видитесь?
– Нет, но исправно отсылаю алименты.

4.
– Ты в каком классе учишься, Ладо?
– В четвертый перехожу.
– Какие у тебя отметки?
– Да не знаю...
– А вот твоя одноклассница сказала мне, что ты двоечник, это правда?
– Двоечник? Еще чего!
– Какие же у тебя отметки?
– Пятерки, четверки, иногда тройки.
– Как твоя фамилия?
– Циклаури.
– Подружка есть?
– Подружка? Еще чего...
– А мне сказали, есть.
– Враки.
– Она твоя одноклассница?
– Кто?
– Ну та, которую ты любишь.
– Никого я не люблю!
– А мне сказали.
– Что сказали?
– Ладо, мол, любит девочку, что сидит в классе за ним.
– Не за мной, а передо мной, – вырвалось у Ладо и, вспыхнув от стыда, он опустил голову.

5.
– Что я могу сказать о любви, я уже не в том возрасте.
– В каком это?
– В том, когда думают, что любовь действительно существует.
– Вы хотите сказать, что...
– Да, да, раньше и я так думала, но, как оказалось, все это детские иллюзии.
– А как вы поняли, что любви нет?
– Очень просто. Мы расстались, когда закончили школу. Я поступила в институт, а он ушел в армию.
– Что было потом?
– Потом я вышла замуж за своего однокурсника.
– Почему, вы не любили своего парня?
– Вы прямо как мой муж рассуждаете.
– И все же?
– Любишь, не любишь, любит тебя, не любит... при чем тут слова, главное элементарно понимать друг друга, так ведь?
– И в чем же заключается это элементарное понимание?
– Думаю, во многом, ну, хотя бы в том, чтобы не требовать отчетов – где была, почему опоздала, это ведь мелочи, не так ли?
– Смотря по обстоятельствам.
– И вы туда же!
– Куда это туда же?!
– Вы рассуждаете как мой бывший муж.
– Мириться не собираетесь?
– С кем? С ним?
– Простите.
– Ничего.
– Еще один вопрос: встреть вы свою первую любовь, и предложи он вам возобновить прежние отношения, как бы поступили?
– Это вы о ком?
– О вашем однокласснике. Надеюсь, он уже вернулся из армии.
– А, вы о Гоче... А мы встретились, и он, узнав, что я развелась с мужем, предложил возобновить отношения. Так, мол, и так, без тебя жизнь не жизнь.
– А вы что?
– Я сказала, что подумаю. Это случилось 29 января, и мы договорились встретиться через месяц, 29 февраля, и я обещала дать ответ. Своего адреса я не оставила намеренно, и всех общих знакомых предупредила, чтоб не говорили ему, куда я переехала.
– Почему?
– Потому что хотела знать, любила ли я его на самом деле или нет. Если да, я безусловно встретилась бы с ним в условленном месте ровно через месяц. Но не ранее, понимаете? Я проверяла себя.
– И что же выяснилось?
– А то, что в том феврале было 28 дней.
– И вы не встретились.
– Я пришла в условленное место и 28 февраля, и 1 марта.
– Он не явился?
– Недавно я встретила его, совершенно случайно, и знаете, что он мне сказал? Прости, говорит, 29 февраля у меня было неотложное дело, и я не мог вырваться. Тогда я поняла, это было детское увлечение.
– И уже не верите в любовь?
– Ни в коем случае.
– И все же о какой любви вы мечтали бы?
– Когда есть взаимопонимание, разумеется.

6.
– Бабуля!
– Что детка?
– А что такое любовь?
– Любовь это ты, солнышко, кто же еще!

7.
– Меня зовут Аполлон.
– Фамилия?
– Мгебришвили.
– Где работаете?
– Там.
– Где там?
– Ну какое это имеет значение!
– Могли бы вы пожертвовать собой ради любви?
– Кто я?! Из-за женщины?! Чтобы ради какой-то там любви мужчина жертвовал собой?!

8.

– Нынешняя молодежь?! Они же ни стыда не знают, ни совести – любим и все тут! Прилепятся друг к другу и лижутся. А на тебя и не смотрят, есть ты. нет тебя, им все одно – они, видите ли, любят! И что же? Муж с женой нынче ходят так, как мы себе никогда не позволили бы. А разве мы не любили? Или коли они ученые, они и любят по-другому?! Да когда я просто смотрела на своего мужа, меня аж дрожь брала. Но разве я выказывала это? Что имя, но я и по имени к нему на людях не обращалась, как-то неловко было. Так он и лег в сырую землю, что я ни разу за свою жизнь не посмотрела ему в глаза. А эти? Они же почти жрут друг друга глазами. Нет, я в такую любовь не верю. Хоть убей меня, не верю, и все тут!

9.
Девятый и последний вопрос. Впрочем почему последний? Разве предыдущие ответы пролили свет на проблему? Ведь о сущности любви можно спрашивать до бесконечности. И наверное все ответы на вопрос – что есть любовь? – будут правдивыми, потому что каждый понимает ее по-своему. И в итоге вряд ли кому удастся объяснить этот феномен, так как любовь по своей природе изменчива и непостижима. Не так ли, дорогие читатели?!
Постарайтесь дать свой собственный ответ на вопрос: И все же что такое любовь, какой она природы, и хотели бы вы прожить жизнь, не познав ее?
Это продлило бы мой рассказ до бесконечности, ибо постичь природу любви невозможно.
А возрази вам кто-либо на ваш вопрос: – Докажите, что любовь существует! – вы дадите единственно возможный ответ – любовь не нуждается в доказательстве, она сама заявляет о своем приходе.

Годердзи ЧОХЕЛИ
Перевела Лиана ТАТИШВИЛИ

У них были основания предполагать, что Карлос, "Скачать российский сериал"объявленный вне закона, поселился здесь, в "Скачать аудио английский для начинающих"пещере, в этом ущелье, хорощо знакомом Мануэлю.

Конечно, его признали виновным, и он "Муравьёва ирина позвони мне позвони скачать"должен был заплатить жизнью за свои "Скачать взломщик игр алаваръ"преступления.

Но трудно представить себе, что негр способен на это, он был слишком "Звук барабанной дроби,скачать"благороден.

Оставьте меня в покое, Швейк, с вашими россказнями!


Татишвили Лиана
Об авторе:
Филолог, переводчик.

Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета им. Ив.Джавахишвили. Работала в отделе информации газеты «Вечерний Тбилиси»; была        литературным сотрудником, впоследствии – ответственным секретарем журнала «Литературная Грузия».
Подробнее >>
 
Суббота, 20. Июля 2019