click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

МЕЧТА О КРЫЛЬЯХ

krilia-1

Сто лет назад, в Тифлисе, на сабурталинских холмах, впервые в истории Грузии были проведены экспериментальные полеты на планерах.

До этого гастролировали воздухоплаватели-иностранцы, но на аппаратах тяжелее воздуха к тому времени еще никому не удавалось продемонстрировать успешные полеты. Все попытки местных пионеров авиации кончались безрезультатно. В. Хечинов в своей книге «История летания в Грузии», изданной в 1935 году, писал: «Планеризм – это первые реальные шаги авиапионеров, имеет в Грузии также свою небольшую историю, вписанную полетами конструкторов-самоучек: Тереверко, Кебурия, Шиукашвили (Шиуков) и Клюй. Каковы бы ни были эти полеты, даже неудачные, все же доказывают, что великая идея покорения воздуха нашла в Грузии последователей, вложивших в общее дело свой труд, свои средства и даже свою жизнь».
Первым в Грузии успешные опыты с планером провел Виссарион Кебурия. По свидетельству автора книги «Первые крылья» Варлама Родоная, В. Кебурия в 1908 году пролетел на своем планере до 200 метров, достигая при этом высоты 20-30 метров.
krilia-2В книге С.Тепнадзе и Г.Кебурия «История покорения неба – от мечты до реальности» рассказывается о том, как 14-летним мальчиком Бесо Кебурия увязался за пастухами, перегонявшими стадо коров из Чхороцку в Поти, и, впервые увидев  паровоз, остался на строительстве железной дороги у инженера Сливицкого, дяди знаменитых режиссеров Эльдара и Георгия Шенгелая. Через несколько лет юноша экстерном заканчивает Петербургский институт путей сообщения. Основатель института и председатель Русского научного общества Михаил Гарсеванишвили (это с него рисовал Илья Репин фигуру запорожца) предложил Кебурия остаться в институте для продолжения научной работы, но выпускник обратился к наставнику с необычной просьбой. Николай Жуковский в то время вернулся из поездки в Германию, где встречался с Отто Лилиенталем, знаменитым планеристом, и привез чертежи планера. По совету Гарсеванишвили Виссарион перечертил конструкцию и был одержим мыслью построить у себя на родине планер и летать на нем. После завершения образования в Петербурге и прохождения практики на строительстве железных дорог Кебурия работал в железнодорожных мастерских Тифлиса и параллельно строил планер. Несмотря на известие о гибели Лилиенталя, он бесстрашно пытался покорить небо.
В.Хечинов: «В.Кебурия... несомненно является первым авиатором в Грузии».
Работая на скромной должности дорожного техника в Тифлисе, Кебурия зачитывался скудными сведениями о полетах в далекой Франции и решил посвятить себя этому делу. На первых порах, желая испытать свои силы, на чердаке собственного дома по улице Гоголя,56 занялся постройкой планера. Планер обошелся ему почти в 50 рублей. Он представлял собой биплан с размахом крыльев 7,5 метров.
Первые полеты совершались в Сабуртало, где позже построили кирпичные заводы. Это место благодаря отлогим склонам было выбрано для совершения полетов. Балансировочный планер Кебурия запускался посредством тросов, которые  тянули несколько человек, бегом спускаясь с холма. Впоследствии этот планер разбился. Неудача не разочаровала Кебурия, и он вскоре задался целью поехать во Францию и стать авиатором. Приняв смелое решение, Кебурия осуществил его, пожертвовав всем своим состоянием.
В конце июля 1909 года весь мир облетела сенсация:  французский авиатор Луи Блерио  на моноплане собственной конструкции перелетел Ла-Манш и покрыл расстояние в 42 километра за 32 минуты. Газеты писали: «Англия перестала быть островом!» На английском берегу авиатора встречал с французским флагом редактор газеты «Матен» Фонтен.
Впоследствии моноплан, оснащенный двигателем в 25 лошадиных сил, был приобретен и установлен на стене редакции в Париже.
Блерио не только завоевал приз в 10 тысяч фунтов стерлингов, учрежденный газетой «Дейли мейл», но и стал национальным героем Франции. Он открыл летную школу и получил диплом №1 Парижского аэроклуба. Все свои деньги он вложил в конструирование и производство новых аэропланов. Нелегко далась ему эта победа. 11 неудачных попыток, пожар летательного аппарата в воздухе. Его конкурент Юбер Латам был подобран спасателями в нескольких милях от английского берега с обгорелыми ногами. Он решился на еще одну попытку и вошел в историю авиации, как братья Райт и другие первопроходцы, обгонявшие время.
При жизни Блерио стал живой легендой, а набережная Сены и по сей день носит его имя.
В мае 1910 года в парижской гостинице «Брабант», где останавливались почти все авиаторы, поселился никому не известный мужчина сорока лет из далекой Грузии – Виссарион Кебурия.krilia-3
В августе он сдает теоретический курс и получает диплом пилота-авиатора №210 Парижского аэроклуба. Затем проходит курс обучения в школе Луи Блерио и получает лицензию пилота на самостоятельные полеты от комиссии по спортивной аэронавтике. Инструкторы в школе обучали летному искусству, но в воздух ученик поднимался один. Поэтому часто случались аварии, и каждое повреждение аппарата курсанту обходилось втридорога. Немногие состоятельные люди, как, к примеру Александр Кузминский (племянник жены Льва Толстого и сын петербургского губернатора), могли позволить себе такую роскошь. Кроме того, надо было ждать своей очереди, поскольку летательных аппаратов не хватало. Виссарион принял неординарное решение – приобрел моноплан типа «Блерио ХI» и выполнил перед комиссией все условия тогдашнего высшего пилотажа. Восхищенный Блерио подарил ему запасные части к мотору.
В одном из номеров журнала «Караван» были опубликованы воспоминания Анны Ахматовой: «Как-то раз мы с Модильяни зашли в кафе. За длинным столом вместе с нами разместились «живая легенда Парижа» авиатор Луи Блерио и какой-то кавказец. Мне очень жали туфли, и, не меняя строгого выражения лица, я сняла их, спрятав ноги за длинной скатертью. Блерио не обращал на меня внимания, но зато кавказец не сводил с меня глаз. После того, как они ушли, я обнаружила в туфле визитную карточку».
В Тифлисе Виссариона ждали жена и дети. Надо было возвращаться домой. Но покорение неба Франции дорого обошлось авиатору из Чхороцку и денег на дорогу почти не оставалось.
В том же 1910 году в предместьях Парижа шла работа над первой грузинской скульптурой.
Недалеко от летнего поля в Исси-ле-Мулино, в Медоне, была мастерская Огюста Родена, где проживал и работал его ученик Якоб Николадзе. Его скульптурная композиция «Скорбящая Грузия» была представлена на выставке в Париже, а впоследствии установлена на могиле Ильи Чавчавадзе в пантеоне писателей и общественных деятелей Грузии. Земляки подружились и часто общались. Кебурия будучи в гостях у Якоба любовался шедеврами Родена, а скульптор приходил на летное поле наблюдать за полетами авиаторов.
Париж того времени был признанным центром мировой авиации. Его называли «парижским птичником». Открывались летные школы, проводились состязания на денежные призы. После Луи Блерио в ноябре 1909 года дипломы пилота-авиатора Парижского аэроклуба получили бразилец Сантос-Дюпон (№13) и братья Уилбер и Орвилл Райт (дипломы №14,15), которые в 1903 году первыми в мире поднялись в воздух на аэроплане.
Особой популярностью пользовались русские авиаторы Михаил Ефимов (№34 в 1910 году), Николай Попов (№50), Лев Матыевич-Мациевич (№158), борец Иван Заикин, (№191) которому доводилось выступать и в Тифлисском цирке, и другие. Заикин был настолько сильным человеком, что когда однажды при посадке отказали тормоза, он, чтобы не врезаться в публику, на ходу спрыгнул с биплана и, ухватившись за хвост, остановил его. Во время показательных полетов в Одессе Заикин взял с собой пассажиром писателя Александра Куприна, который также отличался богатырским телосложением. Не выдержав их веса, биплан рухнул на землю. Оба остались живы, но с тех пор Заикин дал себе слово больше не летать.
С Виссарионом Кебурия (чья фамилия по тем временам была переиначена на русский лад - Кебуров) в летной школе учился богатый адвокат из Казани Александр Васильев. Он предложил совместное турне по приволжским городам с тем, чтобы по приезде в Тифлис открыть летную школу. Кебурия спешил домой, но летная школа была его мечтой, и он согласился. Васильев купил два моноплана Блерио с моторами в 50 лошадиных сил и нанял двух механиков-французов. Первые показательные полеты состоялись в Варшаве. Васильев остался в Париже, так как не успевал из-за частых поломок закончить школу.
Дедушка рассказывал мне, что, после успешного полета над городом, генерал-губернатор Скалон решил оштрафовать его на 500 рублей золотом, что для того времени было большой суммой. «Вы могли упасть на жилые дома, и, кроме того, вы напугали лошадей». И все это несмотря на то, что в дипломе Кебурия на шести языках предписывалось оказывать помощь и содействие авиатору со стороны властей гражданских и военных. Тогда, как известно, не было аэродромов, и полеты устраивались на ипподромах.
Паузу прервала миниатюрная особа, которая возразила градоначальнику: «Победителей воздуха не судят!». Она оказалась супругой генерал-губернатора и к тому же изъявила желание подняться в воздух. Дедушка предусмотрительно заручился официальным разрешением мужа. Тот охотно подписал бумагу, тайно желая, чтобы она попала в катастрофу. К счастью, этого не случилось. Следует отметить, что из первых 345 авиаторов, окончивших летные школы в 1909-1911 годах, около ста погибли в авиакатастрофах.
Показательные полеты Кебурия продолжались в Нижнем Новгороде, Саратове, Казани (здесь к нему присоединился Васильев), Астрахани, Баку.
24 октября 1910 года первый грузинский авиатор наконец-то покорил небо родного города. Но справедливость требует  отметить, что до Кебурия и Васильева первые показательные полеты в Тифлисе совершил на своем биплане легендарный русский авиатор Сергей Уточкин. Он и раньше приезжал в Тифлис, но как чемпион России по велосипедному спорту. Тогда ему впервые пришлось испытать горечь поражения от директора цирка, популярного артиста Ладо Кавсадзе. Уточкин пригласил его на соревнования, проходившие в Петербурге, где Ладо отлично выступил и завоевал приз за самое красивое телосложение.
Узнав о том, что в Тифлис прибудут Васильев и Кебурия, Уточкин совершив два показательных полета, продал право на аренду скакового поля коллегам и уехал в Батуми. Его биплан «Фарман»  обладал большой грузоподъемностью и мог подниматься в воздух с пассажиром. Монопланы были сложнее в управлении, но обладали  большей скоростью и маневренностью. И визуально имели большое сходство с парящей птицей. Полеты проходили при огромном стечении народа.
Васильев вскоре забрал свои летательные аппараты и уехал в турне. Кебурия, все еще не терявший надежды открыть летную школу, остался на родине и принялся конструировать новый моноплан, купив более мощный мотор в 50 лошадиных сил. Получив патент, он стал одним из первых авиаконструкторов Российской империи. Необходимо отметить, что дедушка строил моноплан самолично, даже такую сложную конструкцию, как пропеллер. Ему часто приходилось ремонтировать свой аппарат после поломок и аварий. Однажды над Муштаидом из-за остановки мотора моноплан стал падать. Кебурия, заметив два дерева, спланировал на них. Моноплан застрял в ветвях. Авиатор отделался легкими ушибами и, отремонтировав аэроплан, продолжал летать. krilia-4На новом аппарате он совершил перелеты Сухуми-Сенаки, Сенаки-Поти, Поти-Батуми. После полетов читал  популярные лекции об авиации, а большую часть выручки жертвовал Грузинскому обществу распространения грамотности. Суеверие перед техническим прогрессом в то время преодолевалось с большим трудом. К примеру, пассажиры конки перед мостом сходили, шли пешком и усаживались в вагон уже на противоположной стороне реки.
Васо Чачанидзе в журнале «Мнатоби» (№10, октябрь 1972 года) описывает курьезный случай, имевший место в 1911 году. Известный духанщик Утрухуне (Асатиани), описанный Иосифом Гришашвили в книге «Литературная богема старого Тбилиси», решил расширить свое заведение, которое располагалось на берегу Куры и пользовалось большой популярностью. Из-за большого балкона его называли в народе «Аэропланом». Утрухуне попросил Нико Пиросмани соответственно оформить вывеску духана, но в то же время опасался отпугнуть суеверных посетителей. Поэтому он предложил Пиросмани, знакомого с Кебурия, и двум популярным в то время людям, на двух фаэтонах, в сопровождении музыкантов, игравших на дудуки и зурне, приехать на летное поле и при публике вручить Кебурия два мешка бати-бути с тем, чтобы он во время полета высыпал на летное поле, чтобы народ убедился, что ничего сатанинского в его полетах нет. Но молодежь, увидев падающую с неба «манну небесную», высыпала  на поле и свободного места для посадки уже не оставалось. Кебурия решил совершить посадку на краю поля, аэроплан задел колесами забор и, перевернувшись, упал на землю. При этом авиатор сломал ребро. Восхищенная публика на руках донесла его до дома.
Пиросмани выполнил заказ духанщика, написав на вывеске слово «Аэроплан», а на одной из стен духана изобразил Виссариона Кебурия с его монопланом.
Всю свою жизнь Кебурия посвятил организации и строительству гражданской авиации в Закавказье. Он одним из первых получил звание «Заслуженный летчик», был представителем закавказских республик в первых акционерных обществах «Укрвоздухпуть» и «Добролет». Строил первые аэродромы в Тбилиси, Баку, Сухуми и других городах. Организовал первые авиасообщения между Тбилиси и Баку, Сухуми, Москвой. Неоснащенность самолетов и наземной службы приводила к частым авариям, и кавказское направление считалось одной из самых опасных трасс.
По предложению Кебурия, полеты в Москву через Баку и Минеральные Воды, на которые уходило до трех дней, были заменены на полеты через Сухуми, а вскоре начались полеты через Кавкасиони, что свидетельствовало о высоком профессионализме грузинских и русских летчиков, составлявших одну дружную команду. Когда в 1923  году было организовано Грузинское управление гражданской авиации, Кебурия к тому времени успел принять участие в надстройке двух этажей здания напротив театра оперы и балета, на проспекте Руставели, где оно и располагалось долгое время.
Впоследствии Кебурия работал в ДОСААФ и многих молодых людей привлек своим авторитетом в ряды авиаторов. Во время Второй мировой войны, собрав добровольцев, построил аэродром в родном Чхороцку.
Скончался Виссарион Кебурия в 1958 году, в возрасте 88 лет, прожив счастливую жизнь человека, осуществившего свою мечту, одним из первых поднявшегося в воздух в Грузии и дожившего до полетов космических кораблей.

Гугули КЕБУРИЯ

Если ``Красавица'' "Земфира спид скачать"сдрейфит, пусть не показывается больше в наших "Презентация графические редакторы"местах, так и знайте!

Они молча и быстро удалялись "Ваенга елена скачать"в каком-то новом направлении ни к друзьям, ни к врагам.

Он как "Скачать браузер мазила фаерфокс"будто бы едет прямо сюда, мистер Пойндекстер.

Каждый день "Картинки голых баб скачать"приносил новые инструкции, наставления, анкеты и распоряжения.


 
Суббота, 18. Ноября 2017