click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


ТЕАТРАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ

https://i.imgur.com/9uHewbd.jpg

В октябре в Москву на несколько дней слетелись музейщики, театроведы, искусствоведы, специалисты других областей из разных стран, чтобы принять участие в международном музейно-театральном форуме «Мировое театральное наследие: сохранение и репрезентация в музейном пространстве», посвященном Году театра в России и 125-летию старейшего очага мировой культуры – Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина, обладающего уникальным собранием по истории отечественного и зарубежного театра.
Официальная дата рождения чудесного детища русского купца, мецената Алексея Александровича Бахрушина – 29 октября 1894 года, когда коллекция впервые была представлена общественности. В фондах музея хранится более 1,5 миллиона экспонатов. Это эскизы костюмов и декораций выдающихся мастеров сценографии, фотографии и портреты, сценические костюмы великих актеров, программы и афиши спектаклей, редкие издания по театральному искусству, предметы декоративно-прикладного искусства и т.д. Бахрушинский музейный комлекс включает главное здание, три мемориальных дома, четыре музея-квартиры, музей-мастерскую и музей-студию. Несколько лет назад открыли представительство «бахрушинцев» в Ульяновске. Существует филиал и в подмосковном Зарайске, на родине Бахрушиных.
Юбилейный научный форум проходил в Каретном сарае – замечательном музейном пространстве историко-культурного значения, где проводятся презентации, выставки, встречи.
Генеральный директор Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина Дмитрий Родионов обратился к участникам форума со вступительным словом:
– Форум для нас – большая радость, честь и ответственность. Темы, которые вы затронули в своих исследованиях, очень актуальны. При той яркой, масштабной палитре театрального процесса, происходящего в стране, необыкновенно вырастает роль музейных институций и их ответственность перед будущими поколениями. Многое зависит от того, насколько профессионально мы с вами сможем ответить на вызовы этой расширяющейся театральной вселенной и сохранить наиболее важное, насколько крепко мы будем внедрены в этот процесс и соединены с ним, для того, чтобы носить звание театрального музея. Музея не только как кладовой артефактов, но и как непосредственного участника этого процесса, действующего в нем на равных с театральными творцами. Потому что если не будет этих равных, человеческих, профессиональных отношений, значит, не будет доверия друг к другу. А без доверия музей существовать не может! Если театральное общество не доверяет театральному музею, – это проблема институции. Что значит «репрезентация наследия театрального музея»? Это современные подходы к тому колоссальному наследию, которое мы сосредоточили в нашей коллекции, ежедневно прирастаемой новыми артефактами. Это предлагает сама жизнь – поиск новых форматов представления материалов коллекции современной аудитории, особенно молодой, которая выросла и формируется в совершенно в других условиях. Я имею в виду, прежде всего, информационные каналы, которые существуют в мировом, общечеловеческом пространстве. В рамках театрального форума, в обмене практиками мы сможем найти ответы на многие вопросы. Мы можем помочь друг другу жить полнокровной творческой жизнью, не пугаясь вызовов нового времени. Мне кажется, это самое важное в нашей встрече. Личное,  человеческое общение – главное. Это – люди, ради которых мы работаем, для которых бережем культурное наследие. Память о наших выдающихся актерах, режиссерах, художниках, театральных деятелях.
Сегодня музей – модель, с одной стороны, вполне очевидная, устоявшаяся, понятная, и, казалось бы, у людей, работающих в музее в спокойствии и взаимопонимании, нет никаких проблем. Но, с моей точки зрения, в последние десятилетия возникли некоторые внутренние накопления, которые подталкивают и общество, и музейных работников менять взгляд на привычные модели и парадигмы. Это связано с изменениями в обществе, с изменениями социокультурного пространства, причем в общемировом масштабе. Для нас эти изменения настолько ощутимы, что мы не можем существовать в прежнем представлении о тех моделях, которые до сегодняшнего дня были привычными и незыблемыми. Изменения, происходящие в обществе, влияют сегодня на модель музейных институций по всем направлениям, сложившимся даже не в последние десятилетия, а за столетия! Естественно, движущей силой происходящих перемен являются люди. В том числе – образующие музейно-научное  сообщество. И наша встреча вносит лепту в это изменение привычных, устоявшихся моделей музейных институций, связанных с сохранением неуловимых, эфемерных субстанций под названием театральное искусство. Это проблема стояла перед создателями театральных музеев с самого начала. Как, в каких формах хранить театральное наследие? Как зафиксировать эту неуловимую атмосферу, обаяние, энергию театра и его людей? Пытаемся искать корреляцию адекватной передачи и сохранения памяти и самого предмета искусства. Как и памяти о людях, которые его создают.
С докладом – «Исследование театральной среды как важнейшей задачи сохранения и репрезентации театрального наследия России» – выступил Олег Иванов (Центр исследований культурной среды филсофского  факультета МГУ им. М.В. Ломоносова):    
– Очень важно не оставаться все время в условиях, когда мы думаем про артефакты, смыслы и совсем небольшое время уделяем тому, чтобы обсудить, как с этим наследием будут обходиться те, для кого оно по большому счету сохраняется и кому адресовано. Исследования культурнои? среды (разработка терминологии, статистики, платформации) должны быть направлены на создание образа будущего, в котором наследию отводится достои?ное место. Цифровая трансформация затронет культурную среду, ее структуру и содержание, пространство театра,  но самым существенным образом это отразится на зрителях. Сохранение театрального наследия – это не только его прошлое и настоящее, но и то, каким образом оно будет восприниматься в будущем. В последние десятилетия время уплотняется, и те изменения, которые нас окружают, происходят быстрее нашей мысли. Мы даже не всегда в состоянии осознать то, что происходит с людьми, с их восприятием, системой ценностей, потребительским поведением. В этих условиях находится вся наша практика и теория сегодня. Грядущее культуры становится все непредсказуемее. Каким образом его рассматривать и как к нему готовиться?  Мы как исследователи говорим о четырех формах будущего. Первое – продолженное настоящее время, в котором мы живем сегодня и которое закончится в ближайшей перспективе. Второе – вероятное будущее. Его можно прогнозировать с учетом каких-то изменений, ломок, новых событий и технологий.  Третье – желаемое будущее: то, что нам самим хотелось бы видеть. Наконец, есть объективное будущее, которое непременно наступит, и нам очень важно максимально детально все знать, чтобы решать проблемы сохранения театрального наследия именно для следующего поколения. Те, кто профессионально занимается вопросами исследования будущего, знает, что, кроме того, чтобы сохранять наследие, необходимо создавать для него комфортный завтрашний день. А это зависит от нас. В прошлом году в МГУ был создан Центр исследований культурной среды. Существует еще одна организация –  в ГИТИСе. Это Лаборатория будущего театра под руководством ректора Григория Заславского. Для нас важно прогнозировать, что произойдет в театре будущего, как изменится пространство театра, как будут сосуществовать в нем живая актерская игра и новые технологии, какой диалог сложится у режиссеров, актеров, художников и др. с обществом, какие будут предпочтения у публики. Мы осуществили перепись театров.  По ее результатам в нашей стране сейчас 1762 театральных коллектива, из них государственных – чуть больше шестисот. С каждым годом театральных компаний становится все больше, и точные цифры необходимы для любого исследования в данной области.
О. Иванов (куратор исследовательских программ Лаборатории) рассказал также о совместном проекте Лаборатории будущего театра ГИТИСа и Бахрушинского музея – «Взгляд на театральное исследование из будущего».
Александр Чепуров (Россия, Санкт-Петербург, Александринский театр):
– Музей театра хранит лишь артефакты, а не само искусство театра. Как представлять  историю театра в спектаклях? Необходимо их документирование и исследование. Систематизация сценической документации в рецензиях – это важнейший момент! Реконструировать можно любой спектакль – даже эпохи Федора Волкова, причем с мизансценами. Необходимо сделать архивные материалы вновь живыми и разбудить свою театральную фантазию. Театральный музей – это творческий музей!
По мнению Сергея Коробкова (Россия, Москва, Российский государственный гуманитарный университет), рассказавшего о значении домашнего архива для истории театра, «собрать эмоциональное впечатление от спектакля невозможно. При всех реконструкциях и технологиях записи спектаклей».
– Время поменялось, и оно необратимо. Не будет ощущения подсматривания, подкрадывания. Это не может не волновать. Генетическая память передается в четвертом поколении.  Понятие «домашний архив» касается и театров. Театр-дом – это тот же архив. Не растеряли свое наследие те театры, где ночью звучат голоса актеров и где кулисы намолены.   
Владислав Иванов (Россия, Москва, Государственный институт искусствознания) представил доклад «Альманах «Мнемозина» и его предшественники. Документы и факты из истории отечественного театра ХХ века» – об уникальном издании, одном из важнейших проектов в современной театроведческой литературе.
По словам театроведа П. Руднева, редактор-составитель альманаха Владислав Иванов, прежде всего, восстанавливает потерянные страницы в истории театра от Серебряного века до Второй мировой войны: тема зарубежья, русского театра в рассеянии. Иванова также характеризует желание избавить науку от исторических умолчаний, от изъятых советской цензурой фрагментов в документах по истории театра».
– Картина истории театра XX века искажена, и это мешает пробиться к живому содержанию театра,  – отметил В. Иванов на форуме. – Сложился миф: что из России уехали все по-настоящему талантливые. Этому мнению можно противопоставить изучение русской театральной эмиграции. Создается  новая база истории нашего театра. Альманах «Мнемозина» – артельная, коллективная работа архивистов, музейщиков, библиотекарей и т.д. Все мы – части кентавра. Сложился системный подход к исследованию источников – дневников, воспоминаний, мемуаров, театральной критики (рецензий), писем. Увы, в советский период существовала идеологизированная критика. «Мнемозина» – это и новый журнал, и описание архива. Театр, начиная от безымянных скоморохов и кончая современными режиссерами, – это единый, непрерывный процесс, и тут каждая бумажка важна.
С презентацией проекта «Театральные музеи России в пространстве культуры» выступила Тамара Бурлакова (Россия, Москва, зав. отделом научно-методической работы  Музея им. А.А. Бахрушина). В частности, были определены основные направления работы с музеями театров: выявление и создание современной компьютерной базы данных музеев/архивов театров, государственных театральных музеев и их руководителей и кураторов (сегодня в базе данных 350 музеев театров России и 15 музеев/архивов театров русского зарубежья, с которыми начали работу в 2019 г.); разработка и внедрение современных форм и методов работы с театральными музеями и музеями/архивами театров, включая информационные технологии; формирование системы научно-методической и методологической поддержки в области современного музееведения, направленной на их включение в единое музейное пространство; повышение профессиональной компетентности их сотрудников. Определены формы работы ГЦТМ им. А.А. Бахрушина с музеями театров: подготовка и издание справочника «Театральные музеи и архивы России», программы всероссийских семинаров «Театральный музей в современном культурном пространстве», создание научно-методической группы.
Создан уникальный портал «Театральные музеи и архивы России и русского зарубежья» (руководитель проекта – Д. Родионов, куратор – Т. Бурлакова) как форма презентации отечественного и мирового театрального наследия, а также как форма работы с музеями театров и профессионального развития их кураторов.
В форуме приняла участие и завмузеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова Инна Безирганова, выступившая с докладом об истории русского театра в Грузии и его наследии. Другие темы, затронутые на форуме: «Проблемы открытых сетей: разработка диаграммы базы данных для исполнительских искусств» (Вайберг Бирк, Швейцария, Люцерн, Университет прикладных наук и искусства), «Русский рок в актуальном пространстве театра: перспективы музеефикации» (Юрий Доманский, Россия, Москва, РГГУ – ГЦТМ им. А.А. Бахрушина), «Движущиеся изображения – коллекции аудиовизуальных объектов, документирующих театральное искусство в университетах и научно-исследовательских учреждениях» (Кристин Хеннигер, Германия, Берлин, Международный институт театра),  «Стойкий идентификатор для создания базы знаний о постановке и сети театральных архивов Италии» (Донателла Габрилович, Италия, Рим, Университет «Тор Вергата») и др.   

Круглый стол
В белом зале Академии художеств прошел круглый стол на тему «Театральный эскиз и макет художника как музейная ценность».
Борис Мессерер (Россия, Москва, академик – секретарь Отделения театрально- и кинодекорационного искусства и член президиума Российской академии художников, народный художник РФ):
– Академия художеств активно участвует в театральном деле, я сам сосредоточен сейчас на ценности театрального эскиза. Музей Бахрушина – развивающийся организм. И по территории музея, и по сохранности, по объему работ, которые здесь проводятся, количеству выставок. Я был сейчас на Пражском квадринале. И получил большое впечатление. Выставка квадринале, занимавшая несколько павильонов, отличается от того, к чему мы привыкли. Форма подачи неожиданная – были представлены инсталляции самых разных, невероятных форм. Важно, чтобы мы были в курсе новых тенденций и относились прогрессивно к развитию театрального дела. Если бы к Бахрушинскому музею пристроили авангард, с инсталляциями, – это было бы здорово!
Сергей Бархин (Россия, Москва, академик РАХ, народный художник РФ, профессор):
– Как нам работать? Всякое искусство сохраняется. Только то, что сохраняется, и есть искусство. Сохраняется поэзия, живопись, скульптура, архитектура, музыка. А что можно сохранить от театра, вся суть которого – это сиюминутное ускользающее существование? При чем тут эскизы, компьютеры? От спектакля сегодня остается лишь статья театроведа. Причем очень мало кто может написать о театре интересно, описать спектакль, а не давать оценку, – на это способен один из двадцати. Видеофильмы, запечатлевшие спектакли, попадаются неплохие… И наконец, эскизы и макеты. Макет не может быть искусством. Не потому, что его делает макетчик. А потому, что искусство сохраняется, а макет обязательно сломается – даже при наличии макетчика. Что касается эскиза, то он не свидетельствует о спектакле или театре – он говорит об умении художника. И потом, эскиз не может работать так, как макет. Макет создает архитектон спектакля,  а эскиз – «Явление Христа народу», и не более. Макет и эскиз – два разных метода, а компьютер – уже третий. Но для меня существует только один метод более или менее адекватного представления объекта искусства. Его мог придумать только такой гений, как французский архитектор Ле Корбюзье. Он издал восемь томов, в которых подробно и наглядно описал свои здания и проекты. Точно так же нужно заботиться о спектакле. Нужно думать о структуре самого спектакля, а не о чувствах, переживаниях, которые испытывал режиссер, художник, актеры, которые его создавали. Нужно думать о том, чтобы сохранить спектакль. Сохранить и передать будущим поколениям.
00(Россия, Москва, академик РАХ, народный художник РФ, профессор):
–  Хочу признаться в любви к рукотворному эскизу, проявляющему индивидуальность художника в большой степени (в отличие от компьютера). Хочу отметить высокое искусство сценографов, пришедших из графики, живописи. Верю в этот этап создания спектакля, который называется «эскиз». Театр предполагает коллективное творчество. А театральный эскиз – зона свободной фантазии, свободного размышления, которое предполагает квалифицированного собеседника. Только в эскизе сохраняется идеальное представление о будущем спектакле. Пусть развиваются инсталляция, компьютерный эскиз, но пусть сохранятся индивидуальность. В основе всего должен лежать рукотворный эскиз, который несет и образ времени.

Public talk
В рамках форума состоялась встреча с ректором Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, народным артистом РФ Николаем Цискаридзе. Он рассказал о том, как формировались его интересы в детстве и юности:  
– Я вырос в аристократической части Тбилиси, в доме, где меня ориентировали на то, чем я буду в дальнейшем заниматься. Когда поступил в Тбилисское хореографическое училище (кстати,  оно располагалось в старинном особняке), то обнаружил там огромную библиотеку, связанную с балетом. Все знали, что я мальчик из хорошей семьи, и разрешали мне брать книжки домой. Я их читал и в маршрутке, и дома. Мне это занятие настолько понравилось, что я навсегда полюбил книги. Когда стал зарабатывать первые приличные деньги, то из-за границы книжки привозил, а не шмотки. Сейчас, кстати, очень обидно, ведь все уже можно купить здесь. Мне очень нравится все знать, все читать, ведь меня так учили, что нельзя на сцену выходить с холодным носом, что к роли нужно готовиться. Поэтому я ходил в библиотеку – изучал, выписывал, интересовался каждым героем, знакомился с шедеврами мировой музыкальной культуры. И на самом деле я сейчас могу сходу прочитать лекцию о любом спектакле. Не потому, что я вот такой гениальный, а потому что это – мое хобби, это то, что я действительно люблю. Первое, что я сделал в должности ректора Вагановского училища – это вернул закрытую кафедру балетоведения, поскольку уверен, что если мы не будем знать то, чем занимаемся, откуда идут истоки, зачем дети этому учатся, на каких примерах и как им преподносить сегодня эту информацию, ничего у нас не получится. Я хотел, чтобы все это возродилось. Всем своим ученикам говорю: «Я вас обожаю, вы самые лучшие! Но балет я люблю больше!» Мне это никто не прививал, просто – нравилось!
Во время встречи Д. Родионов и Н. Цискаридзе вспомнили и совместную работу над уникальной книгой «Матильда и Иосиф Кшесинские. Дневники, письма, воспоминания» Марины Радиной и Николая Цискаридзе. В основу издания легли ранние дневники балерины Императорского театра Матильды Кшесинской и воспоминания ее брата,  танцовщика и педагога Иосифа Кшесинского. Эти рукописи, хранящиеся в Театральном музее имени Бахрушина, никогда ранее не публиковались в полном объеме.
Книжное издание великолепно проиллюстрировано фотографиями из архивов Театрального музея им. А.А. Бахрушина и Академии русского балета им. А.Я. Вагановой.
Николай Цискаридзе рассказал о музейной коллекции Академии Вагановой – точнее, о  коллекции Мемориального кабинета истории отечественного хореографического образования. Она тщательно собиралась сотрудниками в течение многих лет.
– После того, как я стал ректором, коллекция стала активно пополняться. Очень многие люди по всему миру из-за хорошего отношения ко мне стали дарить, отдавать в нашу школу артефакты, связанные с выдающимися людьми. Они имеют непосредственное отношение к этому учебному заведению – балетмейстеры, композиторы, художники, театральные деятели. Когда-то здесь преподавала балерина Ольга Преображенская, одноклассница Матильды Кшесинской… В школу передали костюм и головной убор, которые хранились у Т. Тумановой – ученицы Ольги Преображенской. Один из моих друзей, специалист по историческому костюму,  увидев кокошник Преображенской,  сказал, что у этой вещи огромная историческая ценность – это настоящий артефакт начала XIX века. Таких вещей у нас много. Предметы, связанные с великой Анной Павловой, Матильдой Кшесинской, портрет Агриппины Вагановой, висевший в спальне ее первой ученицы Марины Семеновой, и многое-многое другое.  


Инна Безирганова


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Журналист, историк театра, театровед. Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А. С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России. Член Международной ассоциации театральных критиков (International Association of Theatre Critics (IATC). Член редакционной коллегии журнала «Русский клуб». Автор и составитель юбилейной книги «История русского театра в Грузии 170». Автор книг из серии «Русские в Грузии»: «Партитура судьбы. Леонид Варпаховский», «Она была звездой. Наталья Бурмистрова», «Закон вечности Бориса Казинца», «След любви. Евгений Евтушенко».

Подробнее >>
 
Воскресенье, 12. Июля 2020