click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ПИРОСМАНИ И ХУДОЖНИКИ

https://i.imgur.com/C9ukdH0.jpg
История жизни и творчества Нико Пиромани документирована весьма скудным количеством документов, но литература, посвященная ему – обширна, и немалая часть ее – вымыслы, домыслы и мифы. Мы и сегодня не можем ответить на некоторые вопросы, связанные с художником. Так, Пиросмани оставил нам необыкновенное наследие – мы же не имеем ни одного его прижизненного живописного портрета.
Мы благодарны первооткрывателям Пиросмани, авторам первых статей о нем, покупателям и собирателям его картин, тем, кто сделал их экспонатами музеев. Мы благодарны тем, благодаря кому мы знаем Пиросмани в лицо по трем фотоснимкам, и тем художникам, кто запечатлел образ Пиросмани в карандашных зарисовках в 1916 г. Все они первыми воздали хвалу художнику. Три графических листа с натуры уже немолодого Пиросмани выразили больше, чем любые слова. Рисунки подписаны, а это значит – авторы считали их достойными своего имени. «Беглые» карандашные зарисовки, сделанные нервными линиями и широкой штриховкой, воссоздают образ уже немолодого, уставшего, сосредоточенно-печального Пиросмани. Авторы рисунков раскрыли образ Пиросмани и максимально точно зафиксировали черты его лица и психологическое состояние. Жаль, что эти зарисовки не стали основой для живописных портретов. Но они остаются достоверными самостоятельными произведениями искусства.
Рассматриваешь портретные зарисовки и невольно возникает вопрос, который, увы, не беспокоил ни одного исследователя жизни и творчества Пиросмани: почему ни одному из художников-современников Пиросмани – а именно художники открыли Пиросмани, именно художники восхищались им – не захотелось создать живописный портрет художника? Все живописные портреты Пиросмани – посмертные, написаны уже в наши дни нашими современниками. Почему до 1918 г. (года смерти Пиросмани) никто из художников не сохранил для потомков прижизненный образ того, кого они единодушно восхваляли? А ведь на протяжении 107 лет, со дня открытия его в 1912 г., Пиросмани остается самым знаменитым, узнаваемым и любимым грузинским художником.
Художники, создавшие портретные зарисовки Пиросмани – это Александр Мревлишвили (1866-1933), Шалва Кикодзе (1894-1921) и Яков Николадзе (1876-1951). Зарисовки были осуществлены с натуры 25 мая 1916 г. на общем собрании Грузинского художественного общества. Портретные зарисовки даны в одном и том же композиционном формате: в трехчетвертном развороте головы. Ведь рисовали не позирующего Пиросмани, а спонтанно, с натуры и прилюдно, в том ракурсе, в котором было доступно обозревать его. Образ Пиросмани на всех трех рисунках – реальный, убедительный. Отсутствует фиксация мимики, какого-либо характерного жеста и других деталей. Пиросмани запечатлен непредвзято, без приукрашивания. Художники запечатлели внешность и внутреннее состояние Пиросмани. Облик его был достаточно красноречив, и авторские дополнения здесь были бы излишни. Перед нами предстает Пиросмани – отрешенный и задумчивый. Значимые, проникновенные и возвышенные зарисовки – единственные прижизненные. Как жаль, что они не были претворены в столь же проникновенные живописные портреты…
В этот же день, по предложению художника Дмитрия Шеварднадзе (1885-1937) Пиросмани был сфотографирован в ателье Эдуарда Клара. Пиросмани был приглашен на это заседание по инициативе Д. Шеварднадзе. А привел Пиросмани на заседание художник Гиго Зазиашвили (1868-1952). Общество создало комиссию для оказания помощи Пиросмани. Членами комиссии были художники Ладо Гудиашвили (1896-1980), Дмитрий Шеварднадзе, Мосе Тоидзе (1871-1953) и Гиго Зазиашвили.
Известны еще два изображения Пиросмани: зарисовка 1916 г., приписываемая Рихарду Зоммеру (1866-1939), и живописный этюд 1910-х гг., приписываемый Гиго Габашвили (1862-1936). Они опубликованы в книге Эраста Кузнецова «Пиросмани» (Санкт-Петербург, 2012, стр. 244, 248). Доказательств авторства этих работ, к сожалению, нет, хотя, вне всякого сомнения, на них изображен Пиросмани, и выполнены они убедительно и с большим мастерством.
В том, что не существует ни одного прижизненного живописного портрета Пиросмани есть определенный драматизм. Факт странный. Ведь первым, кто обратил внимание на картины Пиросмани, был молодой петербургский художник Михаил Ле-Дантю (1891-1917), весной 1912 г. знакомившийся с достопримечательностями Тифлиса в сопровождении своего друга художника Кирилла Зданевича (1892-1969). Ле-Дантю был сведущ в вопросах теории и практики живописи и разделял интерес российских авангардистов к народному творчеству, примитиву. Несмотря на свой юный возраст, Ле-Дантю понял художественное значение и размах личности Пиросмани. Во время пребывания в Тифлисе, Ле-Дантю создал не только графические, но и живописные работы, в том числе живописный портрет своего друга художника и писателя Ильи Зданевича (1894-1975), находившийся в собрании Дамиана Алания в Тбилиси. Охарактеризовав Пиросмани как «гениального художника», сравнив его с великим флорентийцем Джотто и став первым собирателем его картин, Ле-Дантю создал в Тифлисе акварельный лист «Рыбак» (хранится в Гос. театральном музее им. А.А. Бахрушина, Москва), явно вдохновившись картиной Пиросмани «Рыбак среди скал» (Гос. Третьяковская галерея, Москва). Замечу, что И. Зданевич считал Ле-Дантю выдающимся художником, умным и талантливым человеком. Согласимся с ним: «Главным образом, его заслугой является открытие художника Нико Пиросманашвили».
Отсутствует прижизненный портрет Пиросмани и в творчестве К. Зданевича. Ведь он был вторым (после Ле-Дантю) восхищенным зрителем картин Пиросмани, а самого художника Зданевич увидел воочию 30 января 1913 г.. Лишь в 1914 г. К. Зданевич создает «Натюрморт с картиной Нико Пиросманашвили» из серии своей «оркестровой живописи». Работа экспонировалась на выставке К. Зданевича в Тифлисе в октябре 1917 г. В 1915 г. вместе с художниками Сигизмундом Валишевским (1897-1936), Ладо Гудиашвили и Александром Бажбеук-Меликовым (1891-1966) К. Зданевич находится в поиске картин Пиросмани. Он купил тринадцать его работ в увеселительном саду Титичева «Эльдорадо». С 1913 года появляются первые статьи о Пиросмани И. Зданевича, журналиста и писателя Александра Петроковского (?-1948), М. Тоидзе. 5 мая 1916 г. И. Зданевич устроил первую (однодневную) выставку работ Пиросмани в своей тифлисской мастерской. Идея выставки принадлежала Д. Шеварднадзе. Вторую выставку клеенок Пиросмани И. Зданевич организовал в октябре 1916 г. на квартире своих родителей, где уже находилось несколько десятков работ Пиросмани.
К. Зданевич участвовал в подготовке и издании монографии «Нико Пиросманашвили» в 1926 г. Он создал эскизы по мотивам картин Пиросмани (бумага, тушь), в качестве заставок и концовок текстов. Девять эскизов хранились в коллекции С.А. Шустера в Петербурге, местонахождение других неизвестно. В 1920-е годы К. Зданевич создал кубо-футуристический портрет Пиросмани (бумага, карандаш, цветные карандаши, Центр Помпиду, Париж). Это трагический образ художника.
У К. Зданевича было несколько зарисовок с картин Пиросмани, как, например, «Женщина доит корову» (бумага, карандаш, собрание П.С. Навашина, Москва). Лишь в 1960-е гг. он написал «Воспоминания о Пиросмани» (картон, гуашь, темпера, собрание семьи К. Зданевича, Тбилиси). Важно сказать и о написанной К. Зданевичем книге «Нико Пиросмани» (Тбилиси, 1963), обложку которой автор украсил изображением Пиросмани с ланью.
Все эти факты свидетельствуют о непреходящем интересе К. Зданевича к творчеству Пиросмани, и тем более удивляет, почему он не создал прижизненного портрета художника?
Утром 30 января 1913 г. с Пиросмани познакомился Сигизмунд Валишевский, известный грузинский и польский художник, не раз участвовавший в поиске картин Пиросмани. Но ни он, ни А. Бажбеук-Меликов, еще один участник «поисковых» экспедиций, не оставили даже портретной зарисовки Пиросмани. Никак не отразилось знакомство с картинами Пиросмани в творчестве М. Тоидзе, хотя 21 мая 1916 г. он опубликовал в газете «Сахалхо пурцели» свою статью «Нико Пиросманашвили и его картины».
Три дня спустя, на очередном заседании Грузинского художественного общества, он был включен в комиссию по собиранию сведений о художнике (вместе с Д. Шеварднадзе и А. Мревлишвили), а 15 мая он вошел в комиссию по приобретению картин Пиросмани (вместе с Л. Гудиашвили, Д. Шеварднадзе и Г. Зазиашвили). В мае 1916 г. М. Тоидзе пригласил художника к себе домой, где уже висели «Калооба» и «Фаэтон у духана».
Позже М. Тоидзе упрекал других художников в том, что им картины Пиросмани были важнее человека. Сам он, однако, относился к Пиросмани неоднозначно, считая ценным в его творчестве народную основу, но отмечая признаки ремесленничества. Называя Пиросмани примитивным художником, М. Тоидзе заключает свою статью словами: «Такое примитивное народное творчество имеет немалое значение для нашего национального самоопределения».
Из записи от 31 января 1913 г. в дневнике встреч И. Зданевича с Пиросмани известно, что в тот день И. Зданевич и художник Егише Татевосян (1870-1936) вместе с журналистом и художественным критиком В. Анановым, поэтом Юрием Верховским (1878-1956) находились в духане «Варяг» и после осмотра картин Пиросмани Е. Татевосян отметил, что Пиросмани напоминает ему персидских художников: «Хотя краски значительно грубее. Краски – цвета никакого, вообще ничего замечательного». В то же время И. Зданевич считал, что Пиросмани «ставит удивительные цветовые задачи и удивительно умеет их разрешать».
Художнику Л. Гудиашвили Пиросмани сказал во время их последней встречи: «Вы, художники с Головинского проспекта, ходите в костюмах и боитесь перейти на этот берег Куры» (Л. Гудиашвили, «Нико Пиросманашвили», журнал «Дроша», 1964, N3-4). Пиросмани предложил Л. Гудиашвили написать его портрет. Молодой художник почему-то отказался от этого предложения. Эта встреча произошла в начале июня 1917 г. на ул. Потийской N35, где Пиросмани жил в чулане под лестницей. Л. Гудиашвили представился Пиросмани как художник и друг, а позже сделал две зарисовки жилья со двора и изнутри (Э. Кузнецов «Пиросмани», Санкт-Петербург, 2012, стр. 264-266; журнал «Дроша», 1964, N3-4). Л. Гудиашвили и прежде виделся с Пиросмани, в компании с будущим кинорежиссером Михаилом Чиаурели (1894-1974) и художником Давидом Какабадзе (1889-1952). Д. Какабадзе сказал: «Мне кажется, что с появлением его [Пиросмани] картин, моя жизнь стала богаче, счастливее» (И. Абашидзе, «О выставке картин Нико Пиросманашвили в Италии и Франции», журнал «Литературная Грузия», 14 апреля 1967).
Как уже было отмечено, Л. Гудиашвили был в числе тех, кто участвовал в поисках картин Пиросмани и его самого, чтобы передать ему 300 рублей от имени Грузинского художественного общества. В 1916 г. Л. Гудиашвили создает рисунки тушью – «Мечта Пиросмани», «Краски Пиросмани», «Пиросмани у винного погреба». Но не пишет живописный портрет.
Непонятно, почему прижизненный образ Пиросмани не остался запечатленным в творчестве Давида Какабадзе, художника, влюбленного в картины Пиросмани с 1912 г., когда он впервые увидел их в Петербурге у М. Ле-Дантю. Вернувшись в Тифлис, Д. Какабадзе активно участвовал в поисках картин Пиросмани и его самого. Летом 1918 г. он купил у духанщика Бего Якиева шесть картин полюбившегося художника.
Одним из самых преданных почитателей творчества Пиросмани был художник, музейный и общественный деятель Д. Шеварднадзе, но этот факт никоим образом не отразился в его собственном творчестве. Д. Шеварднадзе пригласил Пиросмани на заседание Грузинского художественного общества (25 мая 1916 г.), настоял на оказании художнику материальной помощи, участвовал в собирании сведений о Пиросмани. В 1916-1917 гг. одиннадцать картин Пиросмани из личной коллекции Д. Шеварднадзе легли в основу собрания созданной им Национальной картинной галереи Грузии. Он же был инициатором реставрации картин Пиросмани и намеревался устроить выставку в Дрездене в 1930 г. Вот как он писал о Пиросмани: «Живописный путь его – прекрасный образец для нашего нового искусства» (И. Дзуцова, «Пиросмани. Пиросмани…», 2013, Тбилиси, стр. 86). Благодаря Д. Шеварднадзе, на вечную память потомкам сохранилась фотография Пиросмани 1916 г. Д. Шеварднадзе беспокоило то, что для грузинских художников Пиросмани «проходит совершенно незамеченным». Это наблюдение почти соответствует действительности: никто не подумал запечатлеть кистью его образ. Поэт Георгий Леонидзе писал: «Самое удивительное в его облике то, что все видевшие вспоминают его как прекрасный сон» (Э. Кузнецов, «Пиросмани», Санкт-Петербург, 2012, стр. 80). Пиросмани действительно был красив: стройный, высокий, с большими черными глазами, орлиным носом, благородно посаженной головой. Не случайно его прозвали «графом» – за горделивый вид и нрав.
Творческие люди были заняты своей непростой в те годы жизнью, поисками своего пути. Нельзя ставить им в вину богемную беспечность. Как могли они пробивали дорогу сначала к признанию, а затем и к бессмертию Пиросмани.
Так почему же не писали Пиросмани при жизни знавшие его лично художники? Вряд ли причина – в равнодушии, каких-то условностях, в отсутствии профессионального интереса к личности Пиросмани. Ведь большинство художников высоко ценили его творчество, целенаправленно искали и покупали его картины и восторженно отзывались о них. Напрашивается вывод: интерес к картинам был более устойчивым, чем интерес к их автору. Д. Какабадзе был готов купить картины Пиросмани у Бего Якиева и за плату просил художника написать его портрет.
Созданные после смерти художника портреты являются фантазийными: в них художники искренне соединяли вымысел и легенды, которыми окутана жизнь Пиросмани. А знавшие лично Пиросмани художники были зачастую молоды, и – на фоне беспокойной и опасной эпохи, нестабильности, жестоких социально-политических перипетий – невнимательны к личности художника. Картины Пиросмани будто затмили автора, заслонили его собой, и за созданным им на клеенке мирозданием сам художник будто бы исчез, стал незаметен. Вместе с тем исключительность Пиросмани, экстраординарность его как явления искусства, уникальность его свободолюбивой и бескомпромиссной натуры ощущали все. Кроме того, не стоит забывать, что художник был открыт лишь за шесть лет до своей смерти – времени на общение со скитальцем было недостаточно.
С годами интерес к Пиросмани не только не угас после его смерти, но слава его ширилась и разносилась по России, а затем – и по всему миру. Еще в 1918 г. поэт-авангардист Алексей Крученых (1886-1968) посвятил Пиросмани стихотворение «Любовь тифлисского повара», которое можно считать первым поэтическим посвящением художнику, навеянным очарованием его эстетикой, глубокой народностью. В основе стихотворения – легенда (или история?) о любви Пиросмани к актрисе Маргарите, находившейся на гастролях в грузинской столице в 1905 г.
В 1919 г. в Тифлисе состоялась выставка произведений грузинских художников, на которой экспонировались и работы Пиросмани.
В 1922 г. газета «Бахтриони» посвятила номер творческой биографии художника.
В 1926 г. в Тифлисе издали первую иллюстрированную монографию о Пиросмани тиражом 1000 экземпляров. Л. Гудиашвили не создал прижизненного портрета Пиросмани, но известен его «Портрет Нико  Пиросманашвили» (х., м., Гос. музей искусств Грузии им. Ш. Амиранашвили, Тбилиси), написанный им в 1928 г. и экспонировавшийся на выставке «Москва-Париж» в 1981 г. в Москве. Эта картина не стала единственной: тема Пиросмани тревожила Л. Гудиашвили на протяжении всей его жизни, портреты Пиросмани были написаны им в 1946 г., 1949 г., 1964 г., 1965 г.
О Пиросмани написано в «Истории грузинского искусства» Ш. Амиранашвили (1961 г.). 6 июня 1961 г. состоялась премьера спектакля по пьесе Георгия Нахуцришвили в театре им. Ш. Руставели в Тбилиси.
В 1963 г. в Тбилиси издана книга К. Зданевича, которая переиздавалась несколько раз.
В 1966 г. художник Геворк Джотто-Григорян (1897-1976) написал портрет Пиросмани и двойной портерт Пиросмани с Л. Гудиашвили «Прыжок лани» в 1959 г.
В 1967 г. в Москве был издан альбом произведений Пиросмани под редакцией Ш. Амиранашвили.
В 1969 г. кинорежиссер Георгий Шенгелая снял художественный фильм «Пиросмани». В роли Пиросмани снялся грузинский художник Автандил Варази (1926-1977).
С 6 марта по 7 апреля 1969 г. прошла выставка работ Пиросмани в Лувре (Париж).
В 1972 г. художник Николай Игнатов (1937-2002) сделал стенную роспись парадного зала станции тбилисского фуникулера под названием «Посвящение Пиросмани». В центре монументальной композиции размером 6х2 метра изображен Пиросмани перед мольбертом с картиной «Девочка с шаром», а вокруг художника стоят с зажженными свечами тифлисцы. По словам российского искусствоведа Владимира Толстого, «Нико Пиросмани в росписи Игнатова – это поэтический символ душевной чистоты и бескорыстного служения людям. В этом образе, вероятно, воплощена заветная мечта автора о полном взаимопонимании между художником, с его особым миром, и с теми, для кого он живет и трудится» (журнал «Русское искусство», 2013 г., N1, стр. 135, Москва).
В 1975 г. скульптор Элгуджа Амашукели создал памятник Пиросмани в Тбилиси, и в том же году открылся дом-музей Пиросмани в его родном селе Мирзаани (Кахети), а в Ленинграде была издана книга Э. Кузнецова «Пиросмани», в Рустави состоялась премьера спектакля Вадима Коростылева (1923-1997) «Пиросмани».
В 1985 г. кинорежиссер Сергей Параджанов (1924-1990) снял короткометражный фильм «Арабески на тему Пиросмани». Роль Пиросмани сыграл художник Александр Джаншиев (1949-1988). Ранее, в 1976 г. С. Параджанов создал коллаж «Маргарита, еще раз Маргарита» (Дом-музей С. Параджанова, Ереван).
4 июня 1988 г. в Тбилиси на улице Пиросмани N29 (бывшая Молоканская, там жил и умер Пиросмани) открылся Дом-музей Пиросмани.
В 1992 г. по заказу телевидения Франции кинорежиссер Георгий Шенгелая снял документальный фильм «Пиросмани. Жизнь и творчество».
В 1995 г. (и в 2002 г.) в Музее молодежи в Екатеринбурге осуществился арт-проект художника-концептуалиста Антона Кузьмина «Солнце Пиросмани».
7 апреля 2010 г. в Пантеоне общественных деятелей Грузии на горе Мтацминда в Тбилиси освятили символическую могилу Пиросмани с гранитной плитой.
В 2013 г. в Тбилиси прошла международная конференция «Пиросмани и грузинская культура». В представленных докладах впервые были затронуты некоторые аспекты жизни и творчества художника. В рамках конференции состоялся круглый стол «Художественная форма Пиросмани – генезис и сущность», а также презентация новой книги Э. Кузнецова «Пиросмани». Состоялись выставки «Пиросмани в деталях», «Пиросмани на сцене и на экране» и детская акция «Мы рисуем Пиросмани». В этом же году в Москве была издана трехтомная «Энциклопедия русского авангарда» (авторы-составители В.И. Ракитин и А.Д. Сарабьянов) со статьей Е.В. Воронович о жизни и творчестве Пиросмани. В этом же году в Тбилиси вышла книга искусствоведа Ирины Дзуцовой «Пиросмани. Пиросмани…». В ней впервые представлен текст и анализ дневника встреч И. Зданевича с Пиросмани в 1913 г. Дневник, многие годы считавшийся утерянным, был обнаружен И. Дзуцовой в январе 1998 г. в архиве И. Зданевича в Париже. Сейчас этот бесценный документ хранится в Гос. музее искусств Грузии им. Ш. Амиранашвили.
В 2018 г. в Тбилиси была издана книга Ирины Дзуцовой «Заздравный тост», приуроченная к столетию со дня смерти художника. В книге представлена хронология жизни Пиросмани, высказывания известных деятелей культуры разных стран о творчестве и личности художника.
Всех событий и мероприятий, связанных с именем Пиросмани не перечесть. Не перечесть и художественных произведений, посвященных художнику. «Колоссальная фигура великого мастера давно стала настолько неотъемлемым компонентом грузинского художественного ландшафта, что к ней немыслимо как-то не прислониться – в разную меру и на разный манер» (Э. Кузнецов, «Графиня покидает бал», Москва, 2010, стр. 316).


Ирина Думбадзе

 
Четверг, 04. Июня 2020