click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ТБИЛИССКАЯ РАПСОДИЯ ГОГИ ЧЛАИДЗЕ

 

Утверждение древних о том, что нельзя дважды войти в одну реку, не относится к Гоги Члаидзе. В Тбилисскую государственную консерваторию имени Вано Сараджишвили он поступал дважды, и оба раза успешно окончил – сначала отделение фортепиано, класс профессора Гуревича, затем – композиции под руководством знаменитого композитора Давида Торадзе. Заслуженный деятель искусств Грузии, почетный гражданин Тбилиси Гоги Члаидзе за последние годы трижды удостаивался звания «Лучший композитор года Грузии». Эту высокую награду он получил в 2000 году за оригинальную музыку к постановкам «Не заходи, солнце!» и «О, Адонай, исминэ!», в 2005 году за моно-оперу «Книга Нестан-Дареджан», в 2015 году за хоровой цикл «Темы и вариации».


Недавно в рамках юбилейного фестиваля «Осенний Тбилиси» с огромным успехом прошла мировая премьера «Тбилисской рапсодии», концерта для фортепиано с оркестром Гоги Члаидзе в исполнении Тбилисского симфонического оркестра, за дирижерским пультом художественный руководитель Тбилисского музыкально-культурного центра им. Джансуга Кахидзе, главный дирижер и руководитель Тбилисского симфонического оркестра – Вахтанг Кахидзе, партия рояля – всемирно известный пианист Лексо Торадзе. Трудно выразить словами атмосферу творческого накала премьеры, достаточно сказать, что финальная часть концерта была с огромным воодушевлением исполнена на «бис». После столицы с «Тбилисской рапсодией» познакомились слушатели в Гори, а в Кутаиси произведение было исполнено на двух роялях – дуэтом пианиста Лексо Торадзе и Георгия Шаверзашвили, недавно избранного председателем Союза композиторов Грузии.

НА ВОЛНЕ РАПСОДИИ
К созданию концерта, которого, бесспорно, ожидает большое будущее, Гоги Члаидзе шел долгие годы.
С Лексо Торадзе композитора связывают не просто дружеские отношения, а скорее – братские. Недаром композитор посвятил «Тбилисскую рапсодию» Лексо Торадзе, подписав ее – «Брат брату».
Детство и юность они провели вместе. А потом наступили годы разлуки. В ставшие теперь историей годы застоя Лексо Торадзе принял непростое решение вырваться из-за «железного занавеса» и остался за границей. Для его отца – Давида Торадзе разлука с сыном была ударом, от которого он так и не смог оправиться – скончался слишком рано. Давид Торадзе понимал сына, гордился его достижениями, но в сердце образовалась пустота, которую не могли заполнить ни творчество, ни любимые ученики, ни дружеское участие. В эти годы Гоги Члаидзе постоянно был рядом с учителем, который утверждал: «Там, где кончается Лексо, начинается Гоги», подчеркивая духовную близость молодых талантливых друзей. К сожалению, Лексо смог приехать в родной город только после смерти отца. Гоги вспоминает, как они пошли на могилу, потом просидели ночь, вспоминая, горюя, выслушивая исповеди. Тогда Гоги пообещал другу, что напишет концерт на тбилисские темы, посвященный памяти учителя.
Все эти годы Гоги помнил свое обещание и делал наброски к неисчерпаемой теме, однако времена настали трудные, надо было выживать, а для этого выполнять бесчисленные заказы. Гоги Члаидзе на протяжении этого периода утвердился как один из самых востребованных грузинских композиторов. Тем не менее Лексо время от времени спрашивал, когда же будет написан обещанный концерт? Иногда с горечью иронизировал: «Когда я уже не смогу играть?».
– После очередной такой «шутки» я отложил все дела и буквально за месяц написал концерт, который мысленно вынашивал десятилетиями, – рассказывает композитор.
Затем он позвонил Лексо: «Готово!». «Не может быть!», – воскликнул пианист на другом конце планеты. После прослушивания Лексо принялся разучивать произведение, которое ему очень понравилось. Лексо приехал в Грузию, затем отправился в Дилижан, где в Доме творчества композиторов Армении начал работу над концертом. К сожалению, подобный Дом творчества в Боржоми грузинским композиторам сохранить не удалось, в отличие от армянских коллег. В целом работа Лексо Торадзе над концертом длилась год. Правда, в прошлом году возникла идея сыграть новый концерт на традиционном осеннем музыкальном фестивале в Тбилиси, но маэстро Вахтанг Кахидзе предложил отложить премьеру на год и приурочить ее к юбилейному 25-летнему фестивалю «Осенний Тбилиси». С его предложением согласились и не прогадали. В первом отделении Тбилисский симфонический оркестр под управлением Вахтанга Кахидзе исполнил технически чрезвычайно сложное, глубокое и эмоционально насыщенное произведение «Никорцминда» Давида Торадзе, а во втором отделении состоялась премьера «Тбилисской рапсодии» Гоги Члаидзе. Программа вечера символически объединила преемственность поколений, продемонстрировала не только дань уважения ученика учителю, но и дань любви родине. Давид Торадзе создал гимн, полный сакрального смысла, о Никорцминда. Об этом храме, воздвигнутом в живописных горах Верхней Рачи, Галактион Табидзе писал: «Музыку кто ваял?/Тот, кто обломки скал/ переколдовывал/ в церковь Никорцминды./ Правильней радуги/ арок излучины. / Нет математики! – /сны есть и случаи».
А Гоги Члаидзе, в свою очередь, создал полифонический музыкальный гимн родному Тбилиси, без которого, по собственному утверждению, не может прожить больше недели. Полная радостей и трудностей, взлетов и разочарований жизнь нашла отражение в многоплановой композиции «Тбилисской рапсодии» с гармоничным и мощным финалом, утверждающим истину, что, несмотря на все испытания, «жизнь хороша, и все мы чего-нибудь стоим».
– Лексо сыграл концерт с огромным воодушевлением и подъемом, конечно, он знал его наизусть, но для подстраховки поставил ноты! – рассказывает Гоги. – Для меня чрезвычайно важно, что исполнение Лексо и оркестр под управлением Вато Кахидзе до нюансов верно донесли до слушателей мой замысел. Надеюсь, что у концерта есть будущее. Лексо собирается исполнить его на фестивале «Белые ночи» в Санкт-Петербурге, – продолжает батони Гоги. – Когда я писал рапсодию, то учитывал манеру исполнения и физику Лексо и Вато, писал, представляя их визуально. Концерт уже вызвал большой интерес у других исполнителей. Хоть он и посвящен Лексо Торадзе, пианист не против, чтобы его играли другие музыканты. В частности, «Тбилисскую рапсодию» собирается исполнить очень талантливая молодая пианистка Тамар Личели.

НА СЕМЕЙНОЙ ВОЛНЕ
Наша беседа протекает в гостиной уютной квартиры композитора в тупике длинного, как корень выкорчеванного плехановского платана, двора на проспекте Агмашенебели. Старинная обстановка, портрет деда Гоги Члаидзе по материнской линии – Котэ Поцхверашвили – одного из столпов грузинской классической музыки, рояль «Бернштейн», громоздкий стол, за которым принимают гостей, балкон, идеальный для вечерних посиделок, увитый виноградом, открывающий неожиданный просторный вид со столетними кипарисами.
Мой собеседник рассказывает о своем творчестве, и то и дело переходит на творческие заслуги людей, с которыми работает, в их адрес постоянно звучат определения – «выдающийся, талантливый, многогранный». К слову, на вопрос, какие качества композитор не принимает в людях, Гоги ответил: «Злобность и зависть».
Жена композитора – Марина Чачанидзе – актриса, но в настоящее время полностью посвятила себя заботам о супруге. Гоги назначил Марину своим менеджером, перепоручив все организационные дела. Марина умудряется успевать делать сотни дел одновременно, при этом вести дом.
– Другого выхода нет, – говорит Марина, – Гоги тут же теряет интерес к написанному, сразу переключается на новые идеи, мои обязанности все сохранить и разложить по папочкам, полочкам, провести переговоры, утрясти детали.
По факту рождения и семейному окружению, а также в силу собственных достоинств Гоги Члаидзе относится к замечательной плеяде тбилисской «золотой молодежи» начала оттепельных шестидесятых – талантливой, интеллектуальной, аристократичной по духу, творческой. Гедонист по натуре, он является большим ценителем подлинных грузинских застолий, превращающихся в парад песнопений, веселья и остроумия.
Друзья и множество людей, с которыми он знаком чисто по-тбилисски – «по городу» – восхищаются не только его музыкальным творчеством, но цитируют его яркие афоризмы.
Детство Гоги протекало на проспекте Руставели, в просторной квартире знаменитого деда, автора музыки и слов «Дидеба» – гимна Грузии 1918-1921 и 1990-2004 годов. Рос наш герой мальчиком счастливым, живым и полностью избавленным от бремени детской гениальности. Ему было около семи лет, когда Котэ Поцхверашвили обратил внимание на добровольные набеги внука к роялю и предрек ему большое будущее. Однако никто его способности искусственно не культивировал, более того, Гоги настолько томился гаммами, что мама решила в шестом классе забрать его из музыкальной школы. Но директор отговорил ее от этого шага.
– Только в седьмом классе у меня открылось музыкальное дыхание, – вспоминает Гоги, – я заболел музыкой, возможно, благодаря тому, что педагогом оказалась симпатичная молодая женщина, которая хвалила меня и предлагала разучивать красивые произведения.
Произошел резкий перелом: если до седьмого Гоги был чуть ли не круглым отличником в средней школе и активным пионером, то теперь все внимание сконцентрировалось на музыке, которую он учился извлекать из инструмента по своей волшебной воле.
Надо отметить, что музыкальной была вся родня. Котэ Поцхверашвили был не только автором многочисленных классических произведений, но и организатором ансамбля чонгуристок, в котором выступала и мама Гоги – Елена (по-домашнему Додо), но потом она поступила в медицинский, и всю жизнь проработала очень успешным хирургом. Отца – Захария Члаидзе, обладавшего прекрасным тенором, приглашали петь в оперу, но он предпочел должность директора Тбилисского зоопарка, а затем много лет возглавлял Управление заповедников и охотничьих хозяйств республики. В зоопарке с ним произошел такой курьез: однажды вечером, когда все сотрудники уже разошлись, дверь в его кабинет распахнулась, и на пороге появился тигр. Захарий мгновенно сориентировался и притворился мертвым, тигр обнюхал его и двинулся в соседнее маленькое помещение. Клетку служители не закрыли, но хоть покормили хищника плотно! Директор мгновенно запер за тигром дверь и вызвал подмогу. Тигра благополучно загнали в вольер, а в газете «Комунисти» появилась заметка под названием «Кочаги Захари» («Отважный Захарий»).
– Отец пытался сделать из меня охотника, но без успеха. Как-то мне выдали ружье, поставили в цепь ждать под кустом, когда выскочит заяц. Я тут же поудобнее устроился и заснул, проспав всю охоту, – рассказывает Гоги
После того, как Гоги осознал, что его признание музыка, из разнообразных увлечений юности не были заброшены только баскетбол, ватерполо, футбол. Гоги неизменно входил в сборные консерватории по разным видам спорта.

НА ВОЛНЕ ОПЕРЫ
Карьера Гоги Члаидзе началась с большого успеха, всего через два года после окончания в 1975 году композиторского отделения консерватории была поставлена его опера «Невзгоды Дариспана».
Трагикомедию по произведению Давида Клдиашвили о том, как Дариспан пытается пристроить своих четырех дочерей, часто ставили на сцене, но первым задумал поставить инсценировку в виде оперы актер и режиссер Варлам (Лали) Николадзе. С готовым либретто он пришел к тогдашнему министру культуры Отару Тактакишвили и увлек его своей идей. Министр вызвал заведующего репертуарным отделом Антона (Татули) Цулукидзе и тот посоветовал поручить музыку к «Дариспану» Гоги Члаидзе.
– Знакомство с Лали Николадзе отпечаталось в памяти до мельчайших подробностей. Мы сели в машину и пока ехали, он пропел мне весь текст на имеретинский лад! Это было потрясающе интересно, но главное, сильно облегчило мне дальнейшую работу, я получил ключ к музыке будущей оперы. Писал и оркестрировал это произведение я больше года, который прожил в большом творческом подъеме, – рассказывает композитор. – Премьера «Дариспана» в Кутаисской опере состоялась в 1977 году, за дирижерским пультом был мой большой друг, талантливый музыкант Тенгиз Чумбуридзе, артисты прекрасно справились со своими партиями – спектакль прошел с большим успехом. Почти тридцать лет спустя я ввел в оперу хор девушек на выданье – женский хор дополнил первый камерный вариант спектакля. В дополненной редакции это произведение в постановке Давида Сакварелидзе было представлено на суд зрителей в 2011 году в полуконцертном исполнении, поскольку оперный театр в то время был на ремонте. Дирижировал маэстро Джанлука Марчиано, занимавший в те годы пост главного дирижера Тбилисского оперного театра. Теперь намечено перенести эту оперу на сцену, готовится ее постановка в полной редакции к 50-летию Кутаисского оперного театра.


 
Среда, 12. Августа 2020