click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

НАШ ГОГИ

gogi-1«Ну, как  тебе  нравится Гогина новая песня?» - спрашивает Котик Певзнер после  обсуждения  очередной   программы  «Рэро». «Которая?» - спрашиваю.
Не  стоит  вопрос - какого  Гоги - раз  Гоги,  значит,  Цабадзе.
Так  же,  как  не  надо  уточнять  фамилии.  Верико,  Софико,  Нани,  Робико – их  все  мы  знаем. А вот вопрос - которая - уже  посложнее. У  Гоги  песни  появлялись  на  свет  чуть ли не каждую неделю  и, я не побоюсь утверждать это – почти  каждая  третья, если не каждая вторая, - оказывалась маленьким  шедевром.  Честно  говоря,  наверное,  Гоги  и сам не смог бы назвать точное количество созданных им песен. И каждая становилась популярнейшим хитом. Впрочем, тогда мы просто не знали  что такое хит. Я  уже  не  говорю  об опереттах Цабадзе, которые  годами  не  сходили  со  сцены  театра  музыкальной  комедии.  
В  течение  нескольких  десятков  лет  Гоги Цабадзе был музыкальным руководителем Грузинской филармонии. И надо сказать наша  филармония в те годы была одной из ведущих и успешных во всем Советском  Союзе.  Это был поистине золотой  век  грузинской  эстрады.  В  нужное  время и в нужном  месте собрались  выдающиеся  люди. И какие! Это – Аполлон (Гугули) Константинович Кипиани – директор  филармонии, настоящий директор, Константин Певзнер, Роберт Бардзимашвили, Александр Басилая, Джемал  Багашвили, Гиули Чохели, Сулико Корошинадзе, Гия Чиракадзе, Картлос Касрадзе, братья Эбралидзе, Лили Гегелия, Котэ Макаридзе, Марехи Годзиашвили - да разве перечислишь всех, кто прославлял грузинскую эстраду  во  всем мире! Свыше тридцати творческих коллективов работало под ее крышей. И  каких коллективов! Симфонический  оркестр  Грузии, ансамбль танца Сухишвили и Рамишвили, эстрадный  оркестр Грузии  «Рэро», ансамбли «Орера», «Диэло», «Цицинатела», «Иверия», «Песня о Тбилиси» и многие, многие  другие – знаменитые  и не очень. И в репертуаре каждого звучали  песни  Георгия  Цабадзе. Причем, он  всегда знал, какую  дать  исполнить  Бубе,  какую Сулико, какая лучше прозвучит в трио, а какая -  в квартете. И «Рэро» не  было  исключением. Кто  не  помнит, прошу не путать  с  «Орера». «Рэро» был  биг–бэнд со многими солистами, танцевальной группой, оригинальными  номерами – один из популярнейших  в СССР.
Так  вот,  почти  каждый  из  наших  солистов, независимо от амплуа исполнял одну – две  Гогиных  песни.  И к великой  гордости  моей, из десяти песен – восемь  аранжировал автор этих строк.   И делал  это с превеликим  удовольствием. Да  простят  меня нынешние  «композиторы»,  которые, напевая свой очередной опус, просят друга или соседа, знакомых с музыкальной  грамотой, набросать  его  на клочке бумаги и тут же  бегом  несут  этот «клавир» аранжировщику. И  уж  как  это  произведение  гармонизовано и как оно прозвучит – об  этом  автор  узнает лишь после записи фонограммы. Так  вот, Гоги, как  правило, очень тщательно записывал клавир, он как–то неожиданно находил один – два штриха, какой–нибудь контрапунктик – и все  становилось  на  свои  места – характер песни, ее настроение, и  тут  уже  не  надо  было  ломать  голову, в каком  стиле ее аранжировать.  
И  еще  один  потрясающий  феномен  Гогиных  произведений.  Бывало откуда–то из памяти  всплывает какая–то народная  мелодия. Долго  ее  вынашиваешь, обдумываешь, представляешь, как  она  прозвучит в оркестре, выбираешь варианты. Наконец, оркестровая пьеса на тему народной песни  готова. Все  уверены,  что это именно народная. А потом выясняется, что эту мелодию Гоги написал в  19.. каком-то  году и называется  она  «Ты  стоишь  на  том  берегу». И таких случаев  можно  привести   сколько угодно.
gogi-2Мы  дружили  с  Гоги,  несмотря  на  разницу  в  возрасте.  Но  особенно  сблизились во время работы над  телевизионным  спектаклем  по  пьесе  Р.Эристави  «Сначала  умерли, потом  поженились».  Я  тогда  был  главным  дирижером  эстрадно-симфонического оркестра Грузинского радио и телевидения  и, естественно,  музыку  к  спектаклю  должен  был  записать  наш  оркестр,  а  аранжировать  ее  Гоги  попросил  меня.  Я,  конечно  же,  с  радостью  согласился.  И  правильно  сделал. Работать  с  Гоги  в  таком  тесном  контакте  было  одно  удовольствие.  Но  трудились  мы  в  условиях, приближенных к боевым – без  выходных  и  перерыва на обед – надо  было  укладываться  в  сроки. Репетиции и записи оркестра начинались в 10 часов  утра.  Мы  работали в т.н. литдрамстудии,  рассчитанной  на  запись  радиопьес,  и  для  оркестра  в  35  человек  она  была  несколько  маловата. А  уж  об  аппаратуре  и  говорить  страшно - там  стояли  магнитофоны, закупленные  в  Венгрии, по-моему, еще до первой мировой войны. Они  отказывались  работать  в  самое  неподходящее  время  и  мы  постоянно  были  в  ожидании  от  них  какой-нибудь  пакости.  В  8  часов  утра ко  мне  домой  звонил  Гоги  и  сообщал,  что  новый  номер  готов. До  репетиции  я  заезжал  к  нему, он  встречал  меня  уже  гладко  выбритый,  с неизменным  мундштуком с сигаретой в зубах. Мы  смотрели  клавир,  обсуждали  как  и  что  с  ним  делать,  потом  я  мчался  на  студию,  репетировал  и  записывал  предыдущий  номер, затем  сидел  на  очередном  нуднейшем  совещании или заседании худсовета и, совершенно обалдевший,  оглохший и голодный  добирался  до  дома. И  в  это  время  звонит Гоги и  весело  спрашивает,  как  дела  и  что  там  с  клавиром.  Я  ему  так  же  весело  отвечаю,  что  все  в  порядке,  и  что  партитура  почти  готова.  Ну, я, конечно, немного  утрирую,  но  все  это очень  недалеко  от  истины.
Но  зато  потом,  когда  оркестровые  фонограммы  были  готовы  и  мы  приступали  к  записи  голосов – вот  это действительно  доставляло  огромную  радость. Я  назову  участников  этого  праздника, а  читатель  может его оценить. Ставил  спектакль  замечательный  режиссер  и  чудесный  парень Каха Кахабришвили, а роли  исполняли великий Васо Годзиашвили,  Гиви  Берикашвили,  Заира  Лебанидзе  и  совсем  молодые  тогда  Мурман  Джинория  и  Марина  Вепхвадзе.  Я  очень  сожалею,  что  мы  не  додумались  снимать  на  видео  сам  процесс  записи:  Гогины  шутливые  реплики,  замечания батони  Васо  в  адрес коллег и, в первую очередь, в  свой, шутки  Гиви  и  Мурмана – все  это  могло  бы  стать  самостоятельным, отдельным  спектаклем.  И  главное, сама Гогина музыка была  настолько  мелодична,  доступна,  органична,  воспринималась  так  легко, и артисты – не профессиональные  вокалисты – так  здорово исполняли  свои  номера,  что  мы  с  Гоги,  записывая  по  несколько  вариантов  «на  всякий  случай», долго  потом  решали, который  из  них  выбрать – все  были  хороши! Кстати,  почти все песни  из  этого  спектакля  потом  исполнялись  нашими  певцами  в сольных  концертах,  а  некоторые и до сих пор звучат с эстрады.  
Потом  был  еще  праздник  с  Гогиной  музыкой – телеспектакль  «Шапка-невидимка»,  потом  еще  и  еще  песни – одна  другой лучше,  а  потом...  Потом  Гоги  не  стало. Но  разве  может  исчезнуть  человек,  песни  которого  сегодня  поет  и  стар  и  млад, и душу и сердце которого слышит каждый из нас - с экранов телевизоров,  из  радиоэфира, я  думаю, в Грузии не существует дома и семьи,  где бы не звучала музыка Георгия Цабадзе.

Тенгиз ДЖАИАНИ

Она "Скачать часы и календари на рабочий стол"скорее снисходила к забавам, чем предавалась им, и наибольшую радость доставляли ей серьезные и уединенные занятия.

Вахмистр закурил, дал "Игры защита базы башнями"набить трубку и Швейку, ефрейтор подкинул дров в печку, и жандармское отделение "Скачать авп модели"превратилось в самый уютный уголок на земном шаре, в теплое гнездышко.

Так и не приняв никакого "Мини игра мини крафт скачать"решения, я снова повернул коня и, пришпорив его, поскакал по береговой дороге.

Увидят нас в долине "Дневники барби игра скачать"еще догадаются, за кем это мы.


Джаиани Тенгиз
Об авторе:


 
Воскресенье, 19. Ноября 2017