click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

ХОРОШИЙ АКТЕР ЗАСТАВЛЯЕТ ДУМАТЬ О СЕБЕ

akter-1Арчил Бараташвили происходит из аристократического рода  Бараташвили – Чавчавадзе. Отсюда – его утонченная, породистая красота, привлекающая внимание окружающих, зрителей в первую очередь. Отсюда и его судьбоносный выбор – актерская профессия. Его мать, известная актриса Лика Чавчавадзе, долгое время служила в театре имени Ш.Руставели, а отец Гиви Бараташвили не один год был директором Грибоедовского театра. Мама и разглядела в сыне задатки будущего актера.
Я впервые увидела Арчила в спектакле театра имени Грибоедова  «Жизнь прекрасна» по произведениям А. Чехова (режиссер А. Варсимашвили) – он играл немца из одноименного рассказа писателя. Ослепленный ревностью герой  буквально кипел жаждой мщения, страсти  рвались в клочья…
Потом новая встреча с Бараташвили –  в популярном спектакле Авто Варсимашвили  «Мастер и Маргарита» М. Булгакова, где Арчил предстал в роли «демона безводной пустыни» Азазелло. Эта работа стала этапной в театральной карьере артиста, ярче выявила его творческие возможности, новые грани таланта. Зрители оценили не только виртуозную пластику Арчила, но и его эмоциональную, психологическую пластичность…
После небольшого перерыва –  новое перевоплощение, на этот раз в надутого, самовлюбленного Петуха из спектакля «Хранители нашего очага». Забавный герой Бараташвили оживляет сценическое повествование. В самодовольном, эгоистичном и при этом весьма информированном, продвинутом, наслушавшемся всякого рода радионовостей Петухе угадываются, разумеется, не столько птичьи, сколько человеческие черты. Эдакий шекспировский Мальволио! На помощь актеру приходят и внешние приспособления – выразительная, «говорящая» пластика, удачные – «кричащие» грим и костюм.
А затем – Агата Кристи,  чересчур подозрительный и эмоциональный хозяин гостиницы из «Английского детектива» («Мышеловку» поставил молодой режиссер  В. Николава).
akter-2Эти персонажи полюбились зрителям, продемонстрировали актерский диапазон Бараташвили, его яркую характерность, прямо-таки огненный темперамент.
Новый виток фортуны – и встреча артиста с Достоевским, где он опять предстал в новом качестве. Скупее стала актерская палитра, сдержаннее исполнительская манера, концентрированнее мысль. В  центре спектакля  «Достоевский.ru», поставленного А.Енукидзе по мотивам романа «Записки из Мертвого дома» – трагическая судьба треугольника: Фильки Морозова (его играет Арчил Бараташвили), Ваньки Шишкова и Акулины. Немногословная, гордая  Акулина становится жертвой роковой любви-ненависти этих двух мужчин: один – Филька – страшно оклеветал, другой – Ванька – зверски убил. Но причина здесь отнюдь не только в рогожинских неудержимых, дьявольских страстях, но и в борьбе за самоутверждение: Филька –  «авторитет», хозяин положения, дерзко бросающий вызов жизни, готовый на любое преступление ради достижения цели, Ванька – «тварь дрожащая», завидующая дерзости и популярности Фильки…
Зрители задаются вопросом: что движет Филькой, что заставляет его совершать такие ужасные поступки? Ответ содержится в словах самого героя Арчила Бараташвили: «Скушно!» Его внутренний конфликт – в экзистенциальном ощущении пустоты и безысходности жизни. От этой тоски (русской тоски, по определению!) Филька пытается уйти в пьянство и разгул, пуская на ветер отцовские деньги,  а затем вербуется на солдатскую службу вместо другого человека. Актеру удается передать глубинную раздвоенность Фильки, его трагическое одиночество.
Одна из лучших работ Арчила Бараташвили - Артуро Уи из одноименной пьесы Бертольта Брехта – здесь актер использует «шершавый язык плаката», острогротесковые, фарсовые краски. Артуро Уи в его исполнении – обобщенный образ среднестатистического мерзавца, дорвавшегося до власти благодаря другим мерзавцам. Бараташвили резкими, крупными мазками рисует эдакого истерика, труса, мелкого авантюриста и шантажиста, только в силу обстоятельств сделавшего преступную карьеру.
Недавно Арчил вернулся на грузинскую сцену в спектакле «Черные кеды» по пьесе Давида Турашвили в постановке, осуществленной в Свободном театре В.Николава.
- Актерская фортуна к вам милостива?
- В последние два года, пожалуй. До этого не могу сказать. У меня характер очень тяжелый. Я как-то сумел это перебороть в последние годы. Надо ведь общаться, как-то строить отношения.
-  Актерский путь определился сразу?
- Сначала мой отец очень хотел, чтобы я стал юристом – пошел по стопам своего знаменитого деда. Но в последний момент мать настояла на том, чтобы я стал актером  – что-то заметила во мне. Хотя сейчас могу с уверенностью сказать, что для мужчины очень сложно быть актером.  Нужно быть Серго Закариадзе, чтобы оставаться мужчиной и быть при этом хорошим актером.
- А что для вас значит быть мужчиной?
- Иметь характер, твердые принципы, которыми человек ни в коем случае не поступится. А в нашей профессии это не получается. Но все равно я не жалею, что стал актером.
- Обкатала вас жизнь актерская?
- Да, обкатала, научила многому. И это мне помогает в жизни – учит дипломатии. Меньше максимализма, бессмысленных идей, когда ты заранее знаешь, что ничего не получится. Сейчас у меня самое продуктивное время  для самореализации. Вообще-то самый продуктивный актерский возраст – от 35 до 45 лет, когда в тебе кипит энергия.
- Да, что верно – то верно: вы просто кипите энергией!
- Это тоже нужно уметь балансировать. Только на энергетике далеко не уедешь. Я стараюсь форму и психологию как-то соединить.        
akter-3 - Но яркая характерность – близкая вам стилистика, не так ли?                 
- Авто Варсимашвили, которому я за многое очень благодарен, считает, что я актер формы. Но я уже полгода – год, как  научился сближать яркую форму и психологический момент. Это самое непростое в нашем деле! Многие талантливые актеры осуществляли, и весьма успешно, этот сложный синтез.
- Вы начинали на сцене театра Руставели. Каким был для вас этот период вашей актерской карьеры?
- Тогда я мучился серьезной проблемой - у меня был ужасный зажим. Руки холодные! Знал, что нужно делать, но на сцене немел. Страшное ощущение беспомощности! Замечательный режиссер Леван Цуладзе пригласил меня  на главную роль в спектакле «Войцек». Я внутренне знал, что нужно, приходил домой и все замечательно делал, а выходил на сцену –  и все! Да, это была какая-то пытка, но через нее нужно было пройти!
- И что вам помогло преодолеть зажим?
- Жизнь… и то, что я ушел из театра Руставели.  
-  Но были же в этот период у вас интересные роли?
- На сцене театра Руставели я сыграл Треплева  в «Чайке» в постановке Беки Кавтарадзе. Роберт Стуруа тогда сказал, что это самая хорошая «Чайка» из всех, что он видел. Кстати, он и сам ставил эту пьесу…  Думаю, интересной была роль в спектакле «Соблазнитель» в постановке Роберта Стуруа. А в «Марии Стюарт» я сыграл Лестера – здесь мне пришлось поработать с режиссером Гочей Капанадзе. Но мои отношения в этом театре не сложились. Сейчас я понимаю, что пытался тянуть одеяло на себя, вел себя неправильно.  
- Но вернемся в день сегодняшний. В театре Грибоедова вы сыграли настоящего диктатора – Артуро Уи! Как создавался образ?
- Уже в процессе работы над спектаклем многое нашел… Есть, есть во мне эти качества – качества Артуро Уи! Упорство в достижении цели, неспособность прощать предательство, обиды…
- Значит, в работе над ролью от себя идете – от своего опыта, характера?
-  Мне сложнее играть Фильку из спектакля «Достоевский.ru», чем Артуро Уи. У Брехта яркая форма, краски, за которыми ты скрываешься. А в Достоевском и форма, и психологизм. Режиссер Андро Енукидзе так строит спектакль, что если ты в роли хорохоришься, то это должно быть психологически очень точно и оправданно. На репетиции приходилось нервничать, даже злиться на режиссера, а потом я понял, что все было правильно.
- А на репетиции случается спорить с режиссером?
- Могу поспорить с Вахтангом Николава – постановщиком «Карьеры», как с младшим,  попытаться убедить, навязать что-то свое. А вот с Варсимашвили это исключено. Хочу подчеркнуть, что с Авто Варсимашвили связан совершенно новый этап моего творчества, жизни вообще.  
-  Вам близок Филька из спектакля «Достоевский.ru» – с его надрывами, раздвоенностью, тоской?
- Надрывы мне свойственны. И потом, я очень влюбчивый. И это причиняет мне страдание.  Даже если любовь состоялась, надрыв остается. Если это не идеальная любовь, которой, в принципе, не существует.
-  Влюбленность мешает или помогает вам в работе?
- В данный момент помогает… А  вот позднее  уносит жизненные силы.
- Многое считают, что любовь – это болезнь.
-  Болезнь. Но приятная…
- Предпочитаете комедию или трагедию?
- Два в одном.
- Какие работы в театре Грибоедова вам особенно дороги?
- Из десяти, по крайней мере, четыре-пять  – немец из спектакля «Жизнь прекрасна», Азазелло, Артуро Уи, Филька, Петух…
- Многим полюбился ваш Петух из спектакля «Хранители нашего очага».  
- Валерий Харютченко в шутку спросил меня однажды: «Когда ты перестанешь играть моральных уродов?» Самый отрицательный среди них – Петух. Просто я сделал его обаятельным. И в нем тоже есть мои черты – себялюбие, артистичность, фанфаронистость. И потом - мой Петух недооцененный и гениальный!akter-4
-  Актер не может не быть амбициозным, не так ли?
- Конечно. Вот мечтаю сыграть Сальери. Это будет еще большее попадание в десятку, чем  Артуро Уи.  Во мне ведь часто говорит чувство справедливости: почему раньше не замечали мои возможности? На самом деле, проблема-то во мне, но об этом я не хочу думать. Человек так устроен, что все время на других сваливает свою вину. Но это, как ни странно, может помочь на сцене.
- Хотите продолжать играть моральных уродов?
- Еще два-три урода сыграю, а уж потом… Как говорил мой дядя, танцовщик и балетмейстер Михаил Лавровский, перетерпишь – выиграешь.
- Вы и перетерпели… По всей видимости, вы не тот человек, кто жалеет о прошлом.
- Я живу настоящим и чуть-чуть, хотя бы на месяц, вперед. И, конечно, я человек не слабый. Есть во мне жила, напор какой-то. Словом, что-то от Артуро Уи.
- В общем, я так понимаю, что театр для вас – главное.
- Так сложилась жизнь. Хотя кино, конечно, дает большую популярность.
- Расскажите, пожалуйста, о семье.
- Сыну семнадцать лет, дочери – пять. Сын категорически не хочет быть актером – видит, как я нервничаю из-за своей профессии даже дома. Говорит, если актерская профессия заставляет этот кошмар приносить в дом, то лучше уж я деньги буду приносить. Молодец! Материальная сторона очень важна в семье.
- Известно - мужчина должен быть добытчиком! А актер – это что-то как будто не очень серьезное? Вроде клоуна…  
- Хороший актер заставляет думать о себе. А клоунское искусство – на самом деле гениальное, очень серьезное дело. Как и актерская профессия. Если относиться к ней серьезно, не легкомысленно.
- Как некоторые молодые актеры сегодня…
- Да, некоторые считают себя очень крутыми, а на самом деле остались на уровне капустника… Я стремлюсь к другому.

Инна БЕЗИРГАНОВА  

Коллективы Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб» и Тбилисского государственного академического русского драматического театра им.А.С.Грибоедова выражают глубокое соболезнование А.Бараташвили по поводу смерти отца, Гиви Бидзиновича Бараташвили, а также родным и близким покойного.

За "Формулы по математике скачать"обедом вам обязательно сообщат, что этот жареный индюк или оленина результат его не знающего промаха ружья.

Но "Скачать самоучитель игрі на гитаре"вдруг он заметил, что неподалеку от него, в центре другой группы, стоит "Обновления для оперы скачать"Швейк и тоже что-то объясняет.

Оба упали на землю, но преимущество оказалось на стороне метиса.

Лукаш смотрел на Швейка, "Скачать боевую фантастику"как петушок, стоящий "Скачать сначала любовь, потом свадьба"перед курочкой и готовящийся на нее прыгнуть; он словно хотел его загипнотизировать.


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России.

Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017