click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

Живая легенда

https://lh3.googleusercontent.com/-vBbk-9SDD58/U7Zn4f5gXbI/AAAAAAAAEjI/kUgjEd6XzkM/w125-h136-no/o.jpg

Мы знали, что профессору Наталье Константиновне Орловской  много лет, а по отмеренным человеку всего нескольким десятилетиям, даже очень много. Но когда она ушла этой весной (а произносилось именно «ушла»), все близкие были не просто опечалены, а удивлены, как будто на нее не действовали законы бренного существования. Она стала постоянной величиной в нашей жизни – в  жизни нескольких поколений ее студентов, студентов уже ее студентов, коллег, читателей и просто жителей Сололаки, да  и всего Тбилиси, даже не причастных к литературе. Наталья Константиновна и была постоянным высоким примером, недоступным в своем неторопливом и благородном, уникальном по интеллекту, отличном от любой обыденности мире.
Уже само имя, фамилия и отчество торжественны, благородны и неторопливы – Наталья Константиновна Орловская. Их не произнесешь скороговоркой, следует прочувствовать и проникнуться уважением. Какой генетический сплав должен был участвовать в создании этой необыкновенной женщины! Подобный сплав органично возникал лишь в немногих местах нашей планеты, и одно из них – Тбилиси. Польский прадед – Константин Иванович Орловский, прибыв в Грузию, не просто вписался в жизнь страны, а с 1860 по 1876 годы был Губернатором Тифлисской губернии. Его сын получил юридическое образование в Петербурге и работал там, но вернулся в уже родную для него Грузию. Отец Константин Валерианович окончил Институт путей сообщения, который выпускал элиту  тогдашних инженеров.  Дед со стороны мамы, Надежды Константиновны Надеждиной, принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, потом получил назначение в Карс, женился и остался на Кавказе. Еще один предок был чехом по происхождению.
Дома говорили по-французски,  а английский Наташа Орловская начала учить в 8 лет. Немецкий добавился в университете и аспирантуре. Итальянским занималась самостоятельно. Западноевропейскую филологию студентка изучала в Тбилисском университете по-грузински. На стыке культур рождаются многие ценности, и именно в Наталье Константиновне соединилось их столько, что она свободно в своем преподавании и исследовании переходила из давних эпох в современную, от одной литературы к иной, с одного языка  на другой.
В этот хор культур включилось консерваторское образование, которое позволяло исполнять сложнейшие произведения мировой классики на фортепиано. Вряд ли в новом поколении, хотя оно и славится знанием языков, может родиться человек со столь многосторонним и фундаментальным образованием. Руководителем юного ученого  в аспирантуре стал академик Шалва Нуцубидзе. Казалось бы, он был исследователем  в иной области, но малоизученные в те годы литературные взаимосвязи, восприятие грузинской литературы за рубежом, стали точкой соприкосновения выдающегося переводчика и его подопечной. А много позже Ш.Нуцубидзе решил вверить свою дочь Тамар  Наталье Орловской как руководителю диссертации.
Книга «Грузия в литературах Западной Европы XVII-XVIII веков» стала докторской Натальи Константиновны, а вторая часть, вышедшая отдельной монографией  в 1986 году, была посвящена взаимопересекающемуся явлению – восприятию европейской литературы в Грузии.
Институт рукописей, многочисленные архивы, литературные и языковедческие институты – таков спектр интересов и деятельности Натальи Орловской, ее привычная среда обитания. А в целом – глубины человеческого интеллекта и художественного творчества, будь то переводы  Шекспира Иванэ Мачабели или французские переводы лермонтовского «Демона», или стиль У.Теккерея, или воспоминания европейских путешественников о Грузии, или интерес к деятельности грузинских царевичей в Москве и Петербурге.
Профессор Орловская в наши уже далекие студенческие времена вела курс истории зарубежной литературы XVII-XIX веков. Она неторопливо, но зато навсегда вводила нас в мир английского и французского классицизма, сентиментализма и романтизма. И сама она – словно представитель эпохи Просвещения, своей любимой эпохи. Ее гении считали, что разум спасет мир, а грехи и преступления происходят от  невежества. Эта наивная уверенность жила и в Наталье Константиновне, которая никогда не взрывалась, не боролась, а учила своим примером. Но сколько душевной силы в этой наивной уверенности, и как редка она сегодня! Наталье Орловской, как и всем ее современникам, довелось жить отнюдь не в эпоху Просвещения, а в страшные 1930-е, в жестокие военные и послевоенные годы. И испытать на себе идеологический пресс соцреализма. Лишь самым стойким личностям удалось работать в гуманитарной области, не запятнав себя, не участвуя в идеологической травле или не испытать ее на себе в полной мере. Именно в полной мере, потому что и Наталье Константиновне довелось защищать свою позицию литератора в сложнейшей ситуации. И при этом, перечитывая работы профессора Орловской, нигде не встречаешь реверансов власти. Это высокий дар.
Скрупулезная, неустанная работа с полной отдачей продолжалась и в страшные 1990-е годы, и до этого, 2014 года. Рассказывали, что в 90-е, когда мало кто засиживался в читальнях, Наталью Константиновну чуть не заперли на ночь в библиотеке Академии наук Грузии  – в зале она находилась одна. А в библиотеку можно было добраться лишь пешком.
Хочется верить, что Наталья Константиновна была счастлива. Ощущая любовь и признание нескольких поколений.  В 2010 году в Тбилисском Государственном университете состоялась научная сессия, посвященная 70-летию научной и педагогической деятельности профессора Орловской (не подчеркивали, что автору трудов – девяносто). Ее вела декан гуманитарного факультета профессор Дареджан Твалтавадзе, открывшая торжественную  часть.  Педагогическую и научную деятельность юбиляра осветил инициатор сессии и один из верных учеников  юбиляра профессор Заза Гачечиладзе. Многогранность деятельности Натальи Орловской предстала в нескольких выступлениях коллег разных поколений. Профессор Тамара Нуцибидзе Наталью Орловскую как талантливую ученицу своего выдающегося отца. Профессор Элгуджа Хинтибидзе посвятил свое выступление роли ученого в исследовании грузино-западноевропейских взаимосвязей. С воспоминаниями о Наталье Константиновне – педагоге выступили профессор Русудан Энукидзе и Русудан Цихитатришвили.
А от имени Кутаисского университета юбиляра приветствовали профессора западноевропейского отделения Ираклий Цхведиани и Нанули Какулия. Они вручили Натальи Орловской диплом почетного доктора Кутаисского унивреситета им. Акакия Церетели. Это звание было присуждено за совокупность научной деятельности и вклад в подготовку научных кадров вуза – 5 профессоров университета защитили диссертации под руководством тбилисского ученого.
Президент чешского землячества в Грузии «Злата Прага» Гарольд Шмальцель рассказал о предке Натальи Орловской чехе Иване Антоновиче Прибиль. Он прибыл в Грузию в качестве военного врача, остался здесь навсегда и связал свою судьбу с грузинкой, стал одним из основоположников Тифлисского Военного госпиталя. Его старшая дочь вышла замуж за поляка Константина Ивановича Орловского.
По окончании торжественной части состоялась научная сессия, на двух лекциях которой были зачитаны доклады по широкому спектру проблем европейских литератур и литературных взаимосвязей. Таким образом, юбилейная встреча стала новым вкладом в литературоведение Грузии.
В прошлом году профессору Орловской в Тбилисском университете вручали медаль университета, и снова восхищенные коллеги организовали торжественную сессию, отметив необычный масштаб ученого и вклад в грузинскую и мировую филологию.
Сама Наталья Константиновна продолжала преподавать и писать – выступать перед студентами чуть ли не 73-й «сезон». И в этом году, как выяснилось, уже безнадежно больная, она пыталась собрать силы и начать новый семестр.
Вспоминаются встречи с профессором Орловской последних лет. В прошлом году, в июле, всего несколько месяцев назад, VI Международный русско-грузинский поэтический фестиваль «Во весь голос» в Тбилиси открылся презентацией книги Натальи Орловской «Очерки по вопросам литературных взаимосвязей». Автор выступила на двух языках, не заглядывая в бумаги, наизусть помня весь текст пятисот страничного тома, в который вошли ее исследования – от программного аналитического обзора «Грузия как тема в европейской художественной литературе» до филигранно детализированных статей о Шекспире, Золя, Жюле Верне, Гамсуне, английских, французских и американских авторов в их многомерных сопряжениях с Грузией. Поэты и ученые – представители нескольких континентов были потрясены ее блестящей речью, чувством меры, юмором, способностью ощущать давние эпохи и быть современной. Автору исполнилось уже 93 года.
На Международной толстовской конференции «Война или мир?», организованной «Русским клубом», Наталья Константиновна, в отличие от некоторых докладчиков, ни на минуту не превысила регламента и заявила: «Я не буду утомлять присутствующих, представлю неизвестные моменты о корреспондентах Льва Николаевича, посылавших ему материалы для «Хаджи-Мурата». Зал был поражен изяществом выступления и совершенно новыми для толстоведения данными.
Несколько лет назад в Драматическом театре имени А.С. Грибоедова состоялся вечер памяти известного филолога и поэта Константина Герасимова и презентация его книги, подготовленной учениками. Наталья Константиновна начала свое выступление словами: «К сожалению, я здесь единственная из преподавателей Котика Герасимова…» А потом рассказала о его студенческих годах и курсовой работе, написанной под ее руководством. Конечно, Герасимов был ярким студентом. Однако его курсовая была выполнена 60 лет назад…
Навсегда врезался в память еще один эпизод. В дни тбилисской войны 1991-1992 годов я оказалась в эпицентре событий. В доме в первый же день, 22 декабря, автоматной очередью выбили все стекла, во дворе расположился  штаб боевиков, мы были в состоянии шока. С улицы постучали в дверь. Я боялась подойти. Раздался голос: «Я зав. кафедрой английского языка Заза Гачечиладзе. Меня прислала Наталья Константиновна…»  Оказалось, что Заза должен вот-вот защитить докторскую, да вот оппонент вряд ли приедет в военный город, а я к тому времени уже была доктором наук, и Наталья Константиновна рекомендовала обратиться ко мне. Мы с Зазой сидели на полу – встать было невозможно – в комнату залетали пули, одна из них просвистела над головой. И диссертант – любимец профессора Орловской – поведал мне об исследовании Чосера, он только что занес хлеб своей учительнице и с ней оговаривал детали защиты. Я пыталась выйти из шока, но не могла. Кстати, защита состоялась, и мне довелось стать оппонентом. Сейчас я думаю: может быть, так и надо – под пулями обсуждать английского поэта из глубины веков, в 93 года издавать новый фолиант и рассказывать о нем на нескольких языках… И поддерживать дух в тех, кто годится во внуки. Хочется, ох, как хочется верить в то, что семь десятилетий непрерывной творческой деятельности  – это норма. Но это удел избранных…
Своей необыкновенной стойкостью, скромной стойкостью истинного интеллигента Наталья Константиновна вдохновляла своих учеников, младших коллег, друзей, детей, внуков и правнуков этих друзей. Я как-то писала, что пока живы столь редкие, как профессор Орловская, люди, мир еще стоит на «своих ногах». Она из тех людей, к которым хочется молча прислониться и поверить, что в стремительно меняющейся жизни есть стабильные ценности. Ведь если сегодня раздаются голоса, что те, кому старше сорока, безнадежно устарели, а Наталью Константиновну восьмой десяток лет продолжают приглашать для чтения лекций, значит, она нужна… Сейчас ее нет с нами, но память о ней будет помогать нам устоять. Она была живая легендой, одним из последних представителей великого давнего мира. Родному городу и району Сололаки, по которому она шла своей размеренной походкой, очень будет недоставать Натальи Константиновны.

Мария ФИЛИНА


Филина Мария
Об авторе:
 
Среда, 05. Августа 2020