click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


НЕМЕРКНУЩИЙ СВЕТ ТВОРЧЕСТВА

https://lh6.googleusercontent.com/-6mJQWm47vDU/UicUVOfMCbI/AAAAAAAACjM/0AMeeoZKMIg/s125-no/q.jpg

Весть о кончине народного артиста Грузии, лауреата Государственной премии им. Руставели, профессора Тбилисской консерватории Тенгиза Амирэджиби глубоко опечалила музыкальную общественность Армении. Для меня же уход из жизни Тенгиза (Гизи) стал невосполнимой утратой. Из блестящего созвездия грузинских пианистов Гизи был, пожалуй, одним из самых близких мне по духу. Еще с давних времен знакомство с ним перешло в ту степень близости, которую допускали пространственная разделенность и редкие встречи. Но и при ограниченном общении мне с достаточной полнотой открылась духовная суть неповторимого артиста. Я кратко охарактеризовал бы его музыкально-личностный облик так: врожденная вельможность, аристократичность духа. Это качество его натуры выражалось, в частности, в утонченности, изысканности создаваемых им музыкальных образов, в обаятельной поэтичности интерпретаций. Мне, к счастью, довелось слышать игру Гизи в живом исполнении также в Ереване, по случаю юбилея нашей консерватории. Кроме вдохновенно исполненного скерцо №2 Шопена, восторг аудитории был вызван также темпераментной, яркой передачей благородного, героически-ратного духа грузинского танца «Хоруми».
Мое недостаточное приобщение к живому исполнительскому искусству Гизи было компенсировано целой серией дисков, которые он любезно подарил мне. Мы с наслаждением прослушали все записи в кругу нашей семьи. Помню, как он деликатно предупреждал, что некоторые из них были сделаны в период его тяжелого недомогания. После прослушивания я позвонил Гизи, поблагодарил и сказал: «Теперь так не играют». Этими словами я как бы выразил сожаление о том, что столь утонченная душевность, искренность и благородная элитарность искусства постепенно сходят с исторической арены, становясь чуждыми нашей действительности.
Поэтичная сущность артиста Гизи Амирэджиби проявлялась также в его педагогике. Будучи председателем госкомиссии выпускных экзаменов Тбилисской консерватории, я с интересом замечал реакцию Гизи на исполнение студентов. Высказывания его были, если можно так сказать, одухотворенно-афористичными. Как-то по поводу «шелестящих» фигураций в конце соль-минорной сонаты Шумана он взволнованно заметил: «Это словно рой звезд». В другой раз, после неудачного исполнения студентом, он сказал кратко: «Разговор не состоялся».
Гизи Амирэджиби был педагог, как говорится, от Бога. Его педагогика была замечательной не только в силу талантливости, но и по острой душевной привязанности к любимому делу и неустанной заботе о музыкальном росте своих питомцев. Мне также помнится, как на последнем (под моим председательством) госэкзамене Гизи перед выступлением своей студентки «открылся» мне в том, что работая с ней он не питал особой надежды добиться желаемого результата. Успокоив его, я стал внимательно слушать, и чем дальше, тем больше поражался самобытной проникновенности ее игры. Если не подводит память, она исполняла си-минорную сонату Шопена. Я от души поздравил Гизи за необычно высокое педагогическое достижение.
Должен отметить, что Тенгиз Амирэджиби был одним из тех выдающихся пианистов, в творчестве которых ярко очерчивалось величие грузинской фортепианной школы. И примечательно, что лучшие черты этой школы в его исполнительстве и педагогике нашли ярчайшее индивидуальное воплощение.
Несколько слов о личности. Гизи, если он принимал тебя в свой круг, бывал на редкость обаятельным. Но входить в его круг общения было возможно, если отношения строились по его принципу «приоритетности достоинства». Изысканный внутренне и внешне, он одновременно был душевным, простым и доступным для тех, кто придерживался уже упомянутого принципа. В этом смысле мне повезло. Как-то, знакомя меня с одной дамой, он представил меня: «Это мой духовный двойник».
Если бы мне довелось навсегда попрощаться с моим музыкальным другом, я бы обратился к нему с такими словами: «Дорогой Гизи, ты одарил нас неувядаемой красотой своего искусства. Мы все, в том числе и армянские музыканты, будем бережно хранить драгоценную память о тебе».

ВИЛЛИ САРКИСЯН
Пианист, заслуженный артист Республики
Армения, профессор Ереванской консерватории

 
Понедельник, 03. Августа 2020