click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

ПО ЗАКОНАМ ЛЮБВИ

https://lh3.googleusercontent.com/-hv86KNRD7xE/UVq1HVjXvuI/AAAAAAAAB2U/6ETnfKv4TSQ/s125/k.jpg

О, Грузия, лишь по твоей вине,
когда зима грязна и белоснежна
печаль моя печальна не вполне,
не до конца надежда безнадежна.

Белла Ахмадулина 

Бывают такие моменты в жизни, такие встречи и совпадения, о которых  говорят с удивлением и трепетом: «Бог ведет!» И запоминают люди надолго эти встречи, и чтут такие совпадения наравне с чудом. А разве объяснишь чудо? Можно лишь склонить голову при  соприкосновении с ним, делающим нашу печаль неполной и надежду  – небезнадежной… 
И вот, всего-то несколько дат – уход, рождение, дни памяти… 
Январь  1837 года. Как будто вся Россия пришла в Санкт-Петербург  и встала  вдоль набережной Мойки,  провожая своего любимого Поэта. Но  поэты не умирают, великий Пушкин остался с нами навсегда и парит его душа над бескрайними просторами родной земли, осеняя ее своей любовью. 
Сикварули – так звучит слово «любовь» по-грузински…
Октябрь 1837 года. Далеко-далеко от Санкт-Петербурга, в Грузии родился мальчик Илья. Илья Чавчавадзе. И было суждено ему приехать в юности в Санкт-Петербург и прочесть стихи Пушкина и Лермонтова, и перевести их на родной язык…  И стать  великим грузинским писателем, борцом за свободу своей родины, выдающимся человеком, названным соотечественниками Отцом своего народа и причисленным церковью к лику Святых… И было суждено ему заслужить вечную народную любовь.  Сикварули…
Так органично это слово вплетается в строчки стихов великого русского поэта Беллы Ахмадулиной:

О, Боже, - я прошу – о, Гмерто!
Оборони и сохрани,
Не дай, чтоб небо помертвело
Свирельное сикварули –
вот связь меж мной и Сакартвело.

Белла Ахмадулина родилась весной 1937 года – через столетие после…
И вот еще даты, еще  совпадение – в 2012 – 175 лет со дня рождения Ильи Чавчавадзе и  75- летие Беллы Ахмадулиной …
Бесконечна ее нежность к городу на Неве:  Опять дана глазам награда Ленинграда…или Все б глаз не отрывать от города Петрова…
И город отвечает поэту восхищением. Весной в Санкт-Петербурге отметили юбилей  Беллы Ахмадулиной как настоящий праздник – в Фонтанном доме звучали ее стихи, прекрасно прочитанные актерами петербургских театров, длились воспоминания близких друзей, и, конечно, было много музыки, как и подобает на празднике.    
И вот осень. И день памяти – 29 ноября. День ее ухода. Два года нет с нами Беллы Ахмадулиной. Но поэты никогда не умирают насовсем – такая у них привилегия – оставаться  в своих стихах...  Поэтому скорбь, как бы она ни была велика,   никогда не может победить людей, отмечающих  дату ухода поэта. Так бывает всегда, так было в тот день – вот слезы, они горьки… А вот стихи – они же есть, они будут всегда, они бессмертны.
«А помните, как она тогда сказала?..» «А в тот день, на берегу, помните,  как она смеялась…» И опять звучат стихи. И музыка, конечно. И кто-то  улыбается, и слезы прячутся глубоко-глубоко.
Так и произошло в  мраморном зале Мраморного дворца на вечере, названном «Промельк Беллы». Звучала чудесная музыка, молодой актер читал страницы из воспоминания Беллы Ахмадулиной, Борис Мессерер рассказывал о счастливых мгновениях их долгой совместной жизни, а в завершении  мы услышали  живой голос Поэта – Белла Ахмадулина в предзимний холодный вечер читала стихи про черемуху... И холод отступал за кромку свершавшегося чуда, и Белла как будто стояла у микрофона  совсем рядом с нами...
И еще по одной  причине  печаль наша была печальна не вполне – День памяти Беллы Ахмадулиной совпал с «Днями Ильи Чавчавадзе в Санкт-Петербурге». И это стало свершившимся на наших глазах чудом. Дни великого классика грузинской литературы – в Санкт-Петербурге совпали с Днем памяти великого русского поэта Беллы Ахмадулиной, любившей Грузию всем сердцем. 

Она  бесконечно любила Грузию,  ее народ, природу  и поэзию. Скольких прекрасных грузинских поэтов она открыла русским читателям, в своем подвижническом труде переводчика.    
Белла Ахмадулина  щедро делилась своим поэтическим даром с переводимыми ею авторами, она  восхищалась звучанием грузинской речи, нежно и бережно прикасалась к грузинскому поэтическому слову. Она писала о работе над переводами с грузинского:     
Я старалась служить переводу, я упивалась переводом. Мне хотелось, чтобы дивная речь другого народа звучала на моем языке, чтобы она была удивительной.
А вот слова-открытие, слова-прозрение Андрея Битова:
Она переводила с любви, а не с подстрочника.
Повторяю вслед за ним, смешивая русские и грузинские слова: она переводила с сикварули.
Любовь Беллы Ахмадулиной к Грузии и огромное ответное чувство грузинского народа, которое ей довелось ощутить и которое согревало ее всю жизнь и даже  дольше земной жизни – это было, это есть на свете и никуда не денется, и растопит любые глыбы льда и разрушит любые стены…
Потому и возникают такие совпадения – по законам любви, рождающей поэзию.

Ирина АЛЕКСЕЕВА


ИРИНА АЛЕКСЕЕВА 

К «Снам о Грузии» Беллы Ахмадулиной


Мерани, в твоих крыльях скрыты сны
о Грузии любимой виноградной,
где виночерпий под лозой отрадной
со щедростью тифлисской безоглядной
наполнил кубки…

Где теперь они –
друзья по праведному  трепетному слову –
Отар, и Гия, и Галактион…
Тот несказанный, тот легчайший сон…
Мерани, о,  домчи же его снова!

Найди ту женщину, окутай, обнадежь
ее мечтой о Грузии далекой!
Там рядом с древней Мцхетой светлооко
цветут деревья… Им не одиноко
их ровно девять… Просто их найдешь…

Мерани, мчись! Там отдых долгожданный
и тень ветвей, ручей, прохлада, тишь…
И женщина… не к ней ли ты летишь?
Неси же к ней свой дар небесно странный…

Ты снишься ей?.. Но где она сейчас?
В каком саду, среди каких долин
дорога ей к белейшей из вершин,
быть может, знаешь только ты один…
Но ты  – безмолвен – покидаешь нас,

и только оклик за тобой вослед,
и только слышен шорох темных крыл…
И только память как ее любил
Светицховели животворный свет…

Но девять дэвов вслед за ней идут
и девять рощ зовут в свою прохладу
и девять солнц уже доступны взгляду
и, подчинясь таинственному ладу,
о ней – о Белле в Грузии поют

ветра, деревья, травы и ручьи,
Тифлис и Мцхета, и вода в Риони…
Мерани, что ж, кто твои крылья тронет,
наверно, руки обожжет свои…

Будь с нею тих – не обжигай – ни взглядом,
ни крыльями – она ко всем добра,
лишь доброта из-под ее пера
с утра до ночи, с ночи до утра
лилась и становилась домом, небом, садом,

тобой, прохожим, улицей, цветком,
гепардом, облаком, собакой,
развеянным, совсем нестрашным мраком                 
и бабочкой под белым потолком.

Добрее слова Беллы только слово
– ее – другое, вставшее за тем,
за первым, что уже известно всем,
и всем родня среди любимых тем
и Грузию обнять оно готово,

и «Сакартвело» тихо прошептать,
пространство, подчиненное любви:
«сикварули» - просвищут соловьи,
и все, что было,  будет здесь опять…

Здесь так заведено, чтоб сны сбылись,
по замыслу, звенящему упруго
одной любовью сомкнутого круга  
здесь в ночь идут, чтобы увидеть друга,
и друга посылает ночь-Тифлис,

и день-Тифлис сомнения стирает,
и нежит Беллу за отсутствие их,
она здесь пребывает в снах своих
и поводы для яви выбирает…

Она приемлет сны как волшебство,
как утешенье посреди ненастья,
как в празднике тифлисском соучастье,
и промельк ускользающего счастья
и влаги виноградной торжество…

Мерани, да, ты ведом ей, ты друг,
и долгожданный гость, и царь суровый,
так приоткрой над таинством покровы
коснись крылом ее нежнейших рук…

Пусть будет ей светло в Светицховели,
крещенья ангел охранит в пути –
чтобы смогла преодолеть, дойти,
и по дороге хрупкий слог спасти
и вырастить до слова, как до цели…

Слова растут, смыкаются в строку,
они сильны, они уже бессмертны,
и шепчет небу женщина: «О, Гмерто!»
на Мтквари вечно юном берегу…

15 мая – 23 июня 2012
(Запрудня – Париж – Женева – Лозанна)

 
Пятница, 23. Августа 2019