click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

ВСПОМИНАЯ ВЫСОЦКОГО...

https://lh3.googleusercontent.com/-4eRaOdod5Ig/UTcE3ryRUQI/AAAAAAAABw0/Kni8VVB9Vi4/s125/b.jpg

У каждого свой Владимир Высоцкий, свое представление о его творчестве, его жизни, обретениях и потерях… И все-таки не оставляет ощущение, что при всей ясности образа поэта, он ускользает от нас  –  близкий и понятный и одновременно далекий и непостижимый. Но вновь бесконечно притягательный, даже спустя три десятилетия после кончины… Впрочем, разве это срок для творца, признанного великим?
25 января Владимиру Высоцкому исполнилось бы 75 лет. Всего лишь 75. Юбилей собрал в Большом зале театра имени А.С. Грибоедова артистов и зрителей, объединив их любовью к тому, кого без преувеличения можно назвать властителем дум нескольких поколений. В концерте, организованном Международным культурно-просветительским Союзом  «Русский клуб» при поддержке благотворительного фонда «КАРТУ», приняли участие звезды грузинской сцены и эстрады: Вахтанг Кикабидзе, Ирма Сохадзе, Каха Бахтадзе, Нини Циклаури, Слава Натенадзе, Саломе Бакурадзе, Дато Отиашвили, Нино Дзоценидзе, Вахтанг Гордели-Палиашвили, Верико Турашвили, Бесик Каландадзе, Ирина Мегвинетухуцеси, Ото Немсадзе, Ирма Сохадзе, Тамрико Чохонелидзе, Нугзар Квашали, Эка Квалиашвили, Темо Саджая, ансамбль «Форте», группа «Сейшен», «Театральный квартет», детская студия «Бзикеби», детский дуэт Эка и Петр Малания. Выступили  и зарубежные гости: Самир Раджабов, Эльхан Челяби (Азербайджан), Давид Хачатрян (Армения), Артур Федорович (Белоруссия), Михаил Грицкан (Украина). Специальным гостем вечера стала приехавшая из Германии грузинская певица, композитор, исполнительница грузинских и русских романсов Манана Менабде… Поставил вечер управляющий и художественный руководитель театра имени А.С. Грибоедова и  Свободного театра Авто Варсимашвили. На концерте присутствовал министр культуры и охраны памятников Грузии Гурам Одишария. Перед началом выступил директор театра имени А.С. Грибоедова, президент «Русского клуба» Николай Свентицкий, пригласивший собравшихся в символический «дом Владимира Высоцкого». По окончании вечера его участники размышляли, вспоминали, оценивали …

Нугзар Квашали:
- Высоцкий для меня – это в первую очередь музыкант с «расстроенной» гитарой. Такого строя действительно ни у кого не было! Когда я впервые в пятнадцать лет взял в руки гитару, он был запрещен. Это неудивительно – ведь все его песни, стихи  были абсолютно несовместимы с тогдашней идеологией. А все, что запрещено, всегда привлекает,  особенно музыкантов. Когда мы  слушали Владимира  Высоцкого в каких-то записях – официальных не было,  и, конечно, качество самодельных записей было ужасным, - то уже тогда понимали, что это уникальная личность. В свои сорок один год он успел очень много… Прошло уже больше тридцати лет, как Высоцкого нет с нами, но он  по-прежнему дорог каждому, кто однажды соприкоснулся с его творчеством. Высоцкий – это в первую очередь прекрасная русская песня. Не знаю, как это сегодня называется – бардовская песня, шансон… Но Высоцкий – это  Высоцкий! Таким  и останется в нашем восприятии. Знаменитая песня, которую я исполняю на вечере, - «Где мои семнадцать лет?» - это всего лишь два-три куплета… Но как это сделано!   Это целый спектакль... Так что легенда  Высоцкого будет жить очень и очень долго. И я счастлив, что меня пригласили принять участие в этом вечере…
А Высоцкий-актер? К сожалению, я не видел его театральные работы – только отрывки. Но его кинороли – это великолепно!


Ирма Сохадзе:
- Мне кажется, причина неумирающей любви к Высоцкому лежит на поверхности:  Владимир  Семенович – гениальный поэт. Может быть, он не гениальный музыкант, не гениальный актер, да простят меня его поклонники. Но то, что он гениальный поэт, никто оспаривать не будет. А все гениальное вечно. Почему поэты отдаленных от нас эпох звучат сегодня как наши современники? Потому что они опережают время, вернее, говорят о вечном, а не о преходящем. О том, что волнует и будет волновать многие поколения. На мой взгляд, он  всегда будет актуален, ведь то, что беспокоило и мучило поэта, беспокоит и мучит самых разных людей. Действительно, творчество Высоцкого стоит того, чтобы обновлять его, еще и еще раз воспроизводить на сцене. Потому что музыка, поэзия, существующие только в книгах и аудиозаписях, лежащие на пыльных полках, устаревают и умирают. Я считаю, что столь прекрасный проект, осуществляемый здесь, в замечательном зале театра Грибоедова, очень своевременен. И я рада, что такой яркой личности мы уделяем должное  внимание.
Мне близки самые разные произведения  Высоцкого. Очень нравятся его военные песни.  А знаменитая  «Я не люблю» - это же манифест! Все гениальное – просто! На вечере я исполнила песню «Беда». Это – шедевр. Найдется, наверное, не больше двух-трех примеров, когда мужчина – поэт, писатель – так точно выражает эмоции и чувства женщины. В грузинской поэзии это Паоло Яшвили, создавший маску Елены Дариани. Для меня Высоцкий в песне «Беда» открылся еще одной гранью своего таланта – он великолепно понимал психологию женщины. Любимой, покинутой, оставшейся со своей бедой навсегда. Но даже в этой печали женщина счастлива. В трехминутной песне – богатый спектр эмоций, целая жизнь! И не одной, а многих женщин…  Потому и говорю: Высоцкий  – вечен, потому что гениален. Я его обожаю… Я прослушала разные варианты исполнения песни «Беда». Ее пела и Марина Влади. Сам автор исполняет ее в совершенно ином ключе. Существует несколько вариантов исполнения «Беды» Аллой Пугачевой. Я предложила свою версию, соединив стиль Высоцкого с манерой  Пугачевой, и еще добавив кое-что свое.

Эка Квалиашвили:
- В искусстве невозможно не быть родственными душами. Я не впервые принимаю участие в проектах «Русского клуба», очень люблю его и не меньше – Владимира Высоцкого. Поэтому мне бы и в голову не пришло ответить  отказом на лестное предложение принять участие в вечере его памяти. Высоцкий – очень глубокий  и многогранный человек, и выделить что-то одно в его творчестве невозможно. Я исполнила  песню «Бокал». Если вникнуть в эти стихи, то они поражают.  В них такая боль! Это близко каждому человеку…

Артур Федорович (Белоруссия):
- Чем тебе дорог человек, которого ты искал всю жизнь? Выразить это не просто. Высоцкого я открыл для себя, когда мне было лет шестнадцать. Сначала привлекали  завораживающий тембр его голоса, доверительность интонации… Бывает момент, когда  ты на уровне подсознания что-то принимаешь, интуитивно поняв, что это твое… А потом, когда повзрослел, я начал вслушиваться в тексты, осмысливать манеру исполнения, осознавать, что это новый, совершенно особенный стиль Владимира Семеновича. Ведь если не вкладывать в песню энергию, нерв, то, конечно, она не прозвучит…
Вспоминаю детство, утро, пионерский лагерь,  все идут на зарядку. Из динамиков звучит песня Высоцкого: «Вдох глубокий! Руки шире! Не спешите – три-четыре…» И что происходит? Все идут на зарядку, а мои ноги держат меня у динамиков. Я стою, самозабвенно слушаю… Почему – не знаю. Когда в тринадцать лет я взял в руки гитару,  потом услышал интонацию шедевра Владимира Семеновича «Только он не вернулся из боя»… И это начало цеплять уже за струны души, проникать в глубины сознания. Потому что душа каждого человека  чиста и нежна. Только часто мы что-то на себя навешиваем, чтобы спрятаться от этой чистоты под масками. А когда послушаешь Владимира Семеновича, то понимаешь: вот это настоящее! И начинаешь открывать для себя что-то новое. Есть у Высоцкого такие строки: «Мы беду-напасть подожжем огнем, Распрямим хребты втрое сложенным, Меду хмельного до краев нальем, Всем скучающим и скукоженным!» Только позднее понял, что распрямить хребты «втрое сложенным» означает: «распрямим людей, стоящих на коленях, поднимем их». Вот когда начинаешь копать, анализировать, то понимаешь, насколько Высоцкий осознанно и вдумчиво писал о многих вещах. И порой  противоречил сам себе... В одной из песен Высоцкий поет: «Вот только жаль распятого Христа!» А в первых вариантах было по-другому: «И мне не жаль распятого Христа!» и «Я не люблю распятого Христа!» Вот эти метания  Высоцкого от признания  Бога до его отрицания  есть проявление философского склада  ума. «Нет, ребята, все не так, все не так, ребята…» - пел  Высоцкий. Стараешься,  чтобы было так, но происходит все иначе… И от этого мучительно больно. Для меня Высоцкий – это огромная, значимая фигура. Живу с этим чувством и радуюсь, что Господь  даровал мне способность понимать этого человека и его творчество. Да еще и песни его исполнять…            

Михаил Грицкан (Украина):
- Владимир Высоцкий – мой заочный учитель с самого детства. Он вдохновил  меня на творчество. Помню, как с родителями отдыхал на море в Одессе – мне было тогда лет шесть-семь, не больше.  И вдруг  увидели обыкновенного, коренастого, невысокого роста мужчину в джинсах клеш – Высоцкого! Я попал на его концерт. Меня, совсем еще ребенка, Высоцкий буквально поразил своей энергетикой. После этого я начал слушать его песни, исполнять их  на гитаре… А когда в десятом классе у меня начались мутации голоса, все стали отмечать, что мой баритон  стал чем-то похож на неповторимый  голос Высоцкого. 
Считаю, что творчество Высоцкого будет актуально всегда, во все времена. Потому что его песни – это нечто большее, чем просто песни. Это великий поэт! Я знаком с сыном, Никитой Высоцким, внуком  Семеном… Никита проходил срочную службу в моем городе Черновцы. В день рождения и день памяти Высоцкого я обязательно отправляюсь в Москву и выступаю в Доме его имени. Еду на Ваганьковское кладбище. Есть ли, был ли  еще в мире человек, которого так же преданно, самозабвенно любят?  На кладбище возникает  ощущение, будто происходит нечто экстраординарное – толпы людей, море цветов! Они читают стихи, поют песни Высоцкого… 
В Москве у меня появились друзья, с которыми мы совершает этот ритуал. А потом едем  в Таганский тупик, где находится  Государственный культурный центр-музей  имени Высоцкого. Словом, для меня это имя значит очень много.  
Я исполнил в Тбилиси песню «Кони привередливые», - одну из наиболее любимых. Всегда на своих сольных концертах пою что-нибудь из Высоцкого. Например, пророческую песню «Корабли». «Не пройдет и полгода, как я появлюсь!» - обещал поэт. И Высоцкий действительно уже больше тридцати лет каждые полгода возвращается, «весь в друзьях и мечтах, чтобы снова уйти на полгода». Каждые 25 января и 25 июля мы слышим и видим его по радио и ТВ, слушаем свои архивные записи, смотрим фильмы и просто вспоминаем с друзьями и знакомыми.

Манана Менабде (Германия):
- Я  могу сказать абсолютно четко: интерпретировать песни Высоцкого нельзя! Мне это до сих пор не удалось сделать как певице. Как только я начинаю что-то в этом роде пробовать, личность Высоцкого выступает столь явственно, выпукло, что  я  сама,  музыкант, ухожу на второй план. Высоцкому очень часто подражают голосом. Я считаю это очень большой глупостью. Высоцкий неподражаем, и повторить его невозможно. Конечно, есть личности, которых можно интерпретировать. Но есть и другие, которых интерпретировать нельзя. К этой особенной касте принадлежит Высоцкий. С ним ничего невозможно сделать, настолько он ярок. И поэтому на вечере  я прочитала свое любимое стихотворение, посвященное поэту, - оно родилось через семь лет после кончины Владимира и  называется «Прощальная песнь». Оно  написано в стиле Высоцкого. Хочу, чтобы люди окунулись в его настоящую поэзию. Считаю, что он по-настоящему большой поэт…  

Вахтанг Кикабидзе:
-  Я его очень любил. К сожалению, молодежь сегодня не очень интересуется  творчеством Высоцкого. Но мои внуки, правнуки – все про него знают.  Когда Высоцкий  скончался, мы вместе с актером Анатолием Ромашиным пошли на кладбище. Было раннее утро, еще темно. Думали, что народа в этот час не будет. Но ошиблись: когда мы пришли на могилу, то увидели в темноте огромную толпу людей. Так его любили...

Анна БЕЛОВА




МАНАНА МЕНАБДЕ

ПРОЩАЛЬНАЯ ПЕСНЯ 
Посвящается Владимиру Высоцкому

В день отъезда,
моего отъезда день,
я взгляну на дождь
и взгрустну.
Вспомню дом,
вспомню сад,
вспомню день...
Вспомню плач,
вспомню смерть
и усну.

А в глазах отражаешься ты,
вся в тумане, как хрупкая ель.
Иногда ты небесная высь,
быстроногая иногда ты газель...
А снега, затаившись в тиши,
опадут, припадут, пропадут.
Берега, города и судьба
далеко, далеко упадут.
Ты, наверно, поймешь все не так –
то я жил, то не жил,
пел да пил…
Уходя – я всегда приезжал.
И приехав – всегда уходил.

Исчезают вдали голоса…
Исчезает в снегу синий свет...
И беда, как судьбы полоса,
на плечах отпечатает след.
Все пройдет, и обида уйдет,
может, крик мой услышишь в ночи.
Мне уже не добраться туда,
до вершин синих гор,
до вершин...

Да что мне, высота, высота,
суета, суета перемен.
Круг сомкнулся уже навсегда,
и в кругу меловом я теперь.

07 января 1987
г.Москва

 
Понедельник, 26. Августа 2019