click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер

ОДНАЖДЫ В МОРДОВИИ

Добирались до Саранска  более суток:  грибоедовцам – художественному руководителю Автандилу Варсимашвили, актерам Валерию Харютченко, Инне Воробьевой и автору  пришлось  лететь на самолете через Киев в Москву, томиться  в аэропортах и, наконец, ехать на поезде Москва-Саранск… Но дорожное долготерпение было с лихвой компенсировано  радушием хозяев – организаторов фестиваля, горячим приемом публики и благосклонностью взыскательной критики. А также обаянием весеннего, такого уютного города…


ПУШКИН, ДОСТОЕВСКИЙ, ЧЕХОВ…    
До поездки в столицу Мордовии мы знали об этом городе, признаться, совсем немного. А о международном театральном фестивале русских драматических театров  «Соотечественники» и того меньше.  Хотя  проводился он  в пятый раз и вновь собрал лучшие театральные коллективы ближнего и дальнего зарубежья.
На этот раз в Мордовию съехались Санкт-Петербургский молодежный театр на Фонтанке, Молодежный театр Латвии «Общество свободных актеров», Николаевский академический художественный русский драматический театр (Украина), Государственный национальный русский театр драмы имени Ч. Айтматова (Кыргызская Республика), Драматический театр Белорусской армии, Театр «Русская сцена» (Германия), а также мы, грибоедовцы. По традиции  в фестивале приняли участие  хозяева – Государственный русский драматический театр Республики Мордовия, на базе которого проходил праздник сценического искусства (оргкомитет фестиваля возглавляют заместитель председателя правительства, министр культуры Республики Мордовия  Петр Тултаев и Председатель СТД РФ, худрук театра «Et сеtеrа» Александр Калягин).
Репертуар фестиваля  включал преимущественно русскую классику – так, петербуржцы показали «Позднюю любовь» А. Островского, украинские артисты – «Руководство для желающих жениться» по произведениям А. Чехова, театр из Бишкека – «Смерть Тарелкина» А. Сухово-Кобылина, немецкие гости – «Маленькие трагедии» А. Пушкина, грибоедовцы привезли  «Кроткую» по Ф. Достоевскому.  Музыкально-поэтический спектакль «Женя, а вы знаете» по произведениям Е. Евтушенко представил молодежный рижский коллектив.
А завершили фестиваль два спектакля на военную тему,  в основе которых произведения А. Дударева. К этому автору обратились белорусы, поставившие спектакль «Рядовые», а также саранские служители Мельпомены – они приурочили к 65-й годовщине Победы и фестивалю героическую балладу «Ты помнишь,  Алеша…» в постановке главного режиссера театра Андрея Ермолина.
На торжественном открытии  своим отточенным мастерством блеснули артисты Санкт-Петербургского молодежного театра на Фонтанке, возглавляемого Семеном Спиваком, – в спектакле «Поздняя любовь», поставленном  Владимиром Тумановым в старых добрых традициях  русского психологического театра. Можно было почувствовать и оценить чуткость саранской публики, умеющей слушать, реагирующей на тончайшие нюансы смысла, юмора, пластических моментов. Одну из главных ролей в спектакле сыграла звезда театра и кино Эмилия Спивак, известная по работам в кино и на телевидении.
На следующий день актеры тбилисского театра имени Грибоедова Валерий Харютченко и Инна Воробьева показали зрителями трагическую историю «Кроткой» Федора Достоевского… По предварительному согласованию с организаторами в спектакле приняли участие актрисы русского драматического театра Мордовии  Ольга Вдовина и Людмила Пузанкова, сыгравшие  роли  Лукерьи и Капитанши. Людям театра известно, как  непросто актеру входить в  уже готовый спектакль, тем более – с одной репетиции. Но обе замечательно справились со своей  задачей.  
Впрочем, участие организаторов фестиваля  выразилось не только в этом: на месте для спектакля были изготовлены декорации… Быстро и профессионально сработали все цеха… Тбилисская «Кроткая» никого в зале не оставила равнодушным. А потом прозвучали добрые слова заместителя председателя правительства, министра культуры Республики Мордовия Петра Николаевича Тултаева – страстного театрала, всемерно поддерживающего фестиваль «Соотечественники».

КАКАЯ ОНА, КРОТКАЯ?
На  другой день по традиции состоялось обсуждение нашего спектакля с участием членов экспертной комиссии фестиваля: писателя, главного редактора журнала «Иные берега», шеф-редактора журнала «Страстной бульвар, 10» Натальи  Старосельской; театроведа, автора и ведущей цикла передач на «Радио России» Майи Романовой; ответственного секретаря журнала «Иные берега», редактора журнала «Страстной бульвар, 10», театрального критика  Анастасии Ефремовой;  театроведа, обозревателя журнала «Театральная жизнь», театрального критика Риммы Кречетовой. Состоялась интересная полемика.
Н. Старосельская:
- Очень рада, что привезли именно Достоевского. Я считаю, что русские театры, работающие в других странах, обязательно должны обращаться к русской классике. Потому что только в этом случае они воспитают своего зрителя, причем совсем не обязательно только русского. Достоевский - для всех. У людей моего поколения есть, конечно, свой стереотип – спектакль «Кроткая» Льва Додина, с Олегом Борисовым в роли героя. Однако счастье нашей профессии в том, что  каждый раз мы можем отключаться от  того, что видели,  и говорить о том, что посмотрели сегодня. А сегодня для меня был абсолютно безукоризненный, замечательный Валерий Харютченко и очень хорошая актриса Инна Воробьева. Хотя  ее героиня  в спектакле отнюдь не Кроткая, у нее нет пути к бунту. Она сразу бунтарка. Не потому, что она курит или  ловит извозчика так, как мы ловим сегодня  левака на улице.  Но я вижу эту сильную женщину и начинаю сомневаться, что тетки могут ее кому-то продать. Ее не очень-то продашь. Такая трактовка - от Достоевского чуть в сторону современности. С этим можно поспорить. Кто-то может такое решение абсолютно принять, и я понимаю почему.  Но для меня здесь нарушается равновесие. В то же время я очень благодарна Автандилу Варсимашвили за то, что мне не хватало в спектакле Льва Додина, но что есть в спектакле тбилисцев. Этот рассказ Достоевского, как известно, родился из его личного впечатления («Маша лежит на столе. Увижусь ли с Машей?»). Это очень точно пойманный момент. Часть текста из начала перенесена режиссером  в конец, и поэтому стала более логичной и оправданной. Когда финальный монолог произносит человек, всю историю которого мы только что увидели, это по-настоящему сильно действует. Мне кажется, Автандилом Варсимашвили и Валерием Харютченко создан абсолютно «достоевский» характер, что мне очень и очень дорого. Удивительно точно выстроилась  «достоевская» тема противоборства двух сильных личностей. Бесконечный поединок, битва самолюбий, человеческой воли… Герой спектакля хотел жениться  на тихой, скромной девушке. А получилось, что она достойный его противник. Валерий играет классику, а Инна – современность, и  в этом тоже невероятно интересный конфликт. Думаю, он был задуман – конфликт классики с современностью. Он очень интересный, о нем хочется думать…  
Колонны в финале спектакля – это выход в  вечность. Вспоминаю слова Достоевского о двух существах в беспредельности. И  выход Кроткой  в бесконечность, и то, что герой остается в одиночестве, со мной  – это очень сильное эмоциональное впечатление… В финале у меня было ощущение, что актер обращается ко мне, я видела его глаза. Понимала, что это монолог великого страдальца – опять по Достоевскому. Потому что от него ушло то, что, как ему казалось, уже у него в руках. Но в любом случае любви не было – был расчет…
А. Ефремова:
- Поливариантность восприятия спектакля – это, наверное, самое интересное, что может быть. А я увидела совершенно замечательный спектакль про любовь. Герой «Кроткой» - человек, который не мучает, а бесконечно мучается сам в поисках того, чего он был лишен всю жизнь, в чем заблуждался и заблудился. Конечно, она не Кроткая.  Она разная… Он  любит ее любую. Бесконечно. И про это абсолютно совершенно играет Валерий Харютченко. Правда, тут еще почти портретное сходство актера с Достоевским. Для меня Олег Борисов в роли героя «Кроткой» в спектакле Додина  – определенная планка, абсолютный актерский идеал, но это тот случай, когда я  про него совершенно забыла.  Это не хуже и не лучше, это абсолютно другая ситуация. Совершенно оригинальное, очень современное произведение. Когда весь Достоевский пропущен и выдан оригинальный как драматургически, так и режиссерски, исходя из тех огромных знаний, которые мы получили с тех пор, как жил Федор Михайлович. Вот такая обогащенная огромным опытом  любовь к этой, конечно, не кроткой девушке… Сначала она похожа на Элизу Дулиттл – и тогда он Пигмалион. А если она безумная Офелия, значит, он Гамлет. Он готов быть для нее всем. Возможно, он придумал Кроткую, и ее на самом деле не существует. Кроткая – его мечта, которую он не материализовал и которой живет. И вот этот истекающий разорванным сердцем человек на сцене – самое завораживающее зрелище, которое только можно придумать.
Р. Кречетова:
- Название «Кроткая» Достоевский придумал не впрямую, а в контрасте. Кротость по Достоевскому – это не кротость по сентиментальности женских романов. Это  сжатый внутри себя человек, который в данный момент не может себе позволить выйти наружу. Трагедия героя в том, что он действительно придумал ее, как в романах мужчина присматривает девочку-ребенка в какой-то семье, воспитывает ее, делает из нее для себя идеальную жену, а потом эта идеальная жена, перейдя через это воспитание, как река через берега, оказывается человеком, которым действительно нельзя управлять. Да, это спектакль про любовь. Но и про то, что любовь двух разных людей, любовь, запланированная с двух сторон, не осуществима. Потому что герой видит и думает одно, а реальность совершенно другая. Но ведь и она тоже! Для Достоевского это его личное, прожитое… Он осознал, как людям трудно сосуществовать рядом друг с другом. Это мы и видим на сцене. Чисто мужская психология: мужчинам кажется, что жизнь управляема. Только художники, в том числе Достоевский, изначально знают, что управлять ничем нельзя. Задуманная героем Харютченко  партия была разыграна по другим правилам, прежде всего, внутри него самого. С одной стороны, он понял, что это не то существо, а с другой – его застигло чувство к «не тому» существу, и с этим  он не может справиться.  Все это есть в спектакле… У актрисы очень чистая, графически выразительная пластика в молчании. Я  всегда думала, что зритель чутко реагирует на настоящее в человеческих отношениях или в каких-то проблемах. И  в первый раз на спектакле тбилисцев  я  увидела, что зритель реагирует на пластическую выразительность сцен.
Генеральный директор Тюменского драматического театра Владимир Коревицкий:
- Особенно поразили в спектакле  две сцены: сцена припадка – как бы проявление бесовщины в  Кроткой; другая  сцена – когда она как груз ложится на него. Герой с трудом поднимается, и мы понимаем, что он не выдержит этого груза, потому что не способен этот груз воспринять и нести. И в Кроткой рождается понимание, что любовь, в которую она на секунду поверила, невозможна. А он, осознавший, что рухнули его мечты, его представления о мире, сам стал превращаться в Кроткого, в гибнущего человека, что выражено в его пластике. В этом глубокий трагизм  образа. Когда Кроткая уходит из жизни, в герое происходит взрыв. «Люди, любите друг друга! Кто это сказал? Чей это завет?» - кричит он в молчащую бездну. За актерской работой все время хотелось наблюдать.
М. Романова:
- Тбилисцы играли не про Петербург,  а про что-то другое. Сценография –  красиво, театрально, эффектно!  Мне этого закладчика очень жалко – он думал, что осчастливит девочку, а она, совершенно немыслимое существо, оказалась абсолютно вне времени и пространства. Я  не помню, чтобы на «Кроткой» возникала  мысль: «А счастье было так возможно!» В спектакле тбилисцев  есть  потрясающие моменты, когда герой начинает верить, что счастье возможно: «В Булонь! Новая жизнь!». Танец, закружившие мизансцены! И казалось, все сейчас произойдет. Но ничего произойти не может… с  Кроткой – с  этим существом,  совершенно для меня странным и непонятным, хотя вызывающим интерес,  такой же, как у этого героя. Возникает удивительное ощущение – спектакль тебя захватывает, завораживает, ты в него включаешься. Ты видишь замечательных актеров,  традиции, культуру, влюбленность в театр, что рождается из различных ассоциаций, может быть, из детства. Я очень рада, что привезли этот спектакль, что вообще приехали. Каждый фестиваль мы ждем грузин!
В рамках фестиваля не только играли и обсуждали спектакли – состоялся мастер-класс замечательного режиссера Семена Спивака, художественного руководителя петербургского театра на Фонтанке уже в течение двадцати лет.  По словам Н. Старосельской, он часто ставит добрые, гуманные спектакли, потому что «считает себя не вправе отправлять зрителя в темную непроглядную ночь в плохом настроении. Режиссер отпускает нас с надеждой».
- Мы много занимаемся атмосферой спектакля. Нас часто обвиняют в том, что наши спектакли далеки от жестокой реальности. Художник не должен быть у времени в плену и  рассказывать о «собачьей» жизни. Театр – не жизнь, а стихотворение о жизни.

«ПЕРВЫЙ ШАГ В ТЕАТР – КАК ПЕРВЫЙ  ШАГ В ХРАМ»
- считает министр культуры Республики Мордовия  П.Тултаев:  - Долгое время мы  жили в одной стране. Не стало страны, но интерес друг к другу, к культуре других народов сохранился. Когда появилась идея проведения в Мордовии фестиваля русских драматических театров, поначалу ограничились пределами Российской Федерации –  коллективами из Республики Марий-Эл, Удмуртии, Чувашской Республики… А на следующий год подумали, а почему бы нам не приглашать русские театры из стран ближнего и дальнего зарубежья. Попытались… На одном из наших фестивалей встретились театры Армении и Азербайджана, участники тесно общались между собой в Актерском клубе. Это дорогого стоит. Люди стали ближе и, быть может, понятнее друг другу.
Честно говоря, не ожидал, что в нашем маленьком городе на всех спектаклях, идущих  в течение восьми-десяти фестивальных дней, будут аншлаги: уже за полтора-два месяца все билеты проданы. Интерес к фестивалю с каждым годом растет. Это объяснимо, ведь приезжают театры, представляющие страны, некогда входившие в единую страну. Так что у нашего фестиваля открываются новые перспективы. На прежних фестивалях у нас выступали театры из Франции, Дании, в нынешнем году приехал коллектив из Германии. Я считаю, что это дело государственное. Ведь фестиваль формирует психологическую и культурную среду, театрального зрителя. Если раньше в театр приходили преимущественно люди зрелые, то сейчас появилось много молодежи. Это очень важно.
Благородное дело уже отзывается добром… За эти годы у нас побывали театры практически из всех стран бывшего Союза. К таким постановкам, как «Кроткая», молодой зритель Саранска  не был приучен. Но, тем не менее, спектакль был воспринят, публика стоя кричала «браво!»… Я давно понял, что театр - это действительно мощнейшее средство воздействия, воспитания. Сейчас и для бизнесменов, и для чиновников  стало дурным тоном не ходить в театр. Первый шаг в театр – как первый шаг в храм. Хотя еще совсем недавно отношение к театру  было другое… Я всегда мечтал, чтобы у театра была только одна проблема – проблема лишнего билетика.
Фестиваль хорош прежде всего тем, что на нем представлена самая разная театральная эстетика. И зритель понимает: театр может быть самым разным, и готов принять новое, незнакомое. Не спеши отвергать! К примеру, в спектакле тбилисцев затронуты глубокие проблемы духа. В обыденной жизни ты бежишь от каких-то вопросов, некогда задуматься. Но однажды  слышишь об этом со сцены. И я вижу, что равнодушных нет.
Одним словом, фестиваль «Соотечественники» нужен прежде всего нам самим.  Да и стране необходимы такие фестивали. К сожалению, не все это понимают!
Около трех лет назад мы построили национальный драматический театр, который сейчас набирает творческую силу. Строится новое здание будущего театра оперы и балета. Правда, придется решать много проблем – прежде всего, с творческими силами.  Для таких городов, как наш, это принципиально  важно. Человек, регулярно посещающий театра, ребенок, обучающийся в музыкальной или художественной школе, скорее всего станет достойным гражданином своей страны.
- Фестиваль – это, конечно, хлопотно, но это приятные хлопоты! – говорит директор фестиваля, директор Государственного русского драматического театра Мордовии Сергей Игонькин. – Когда видишь сияющие лица актеров, режиссеров после встречи со зрителями, когда  зал долго аплодирует стоя, ты понимаешь, что все усилия были не зря. Существует традиция сосуществования народов бывшего Союза  в едином пространстве, что определяет во многом и духовное единство. У людей творческих схожие взгляды на искусство, театр. Они не разделены, они – вместе. Да и проблемы – общие: репертуар, пополнение театра новыми творческими силами. Приятно, что именно Мордовия собирает русские театры ближнего и дальнего зарубежья. Зал ежедневно переполнен, и мы этим горды! У нас есть уникальная возможность посмотреть совершенно разные театры. Фестиваль всесторонне поддерживается властями, нам ничего не нужно «выбивать». Хочу подчеркнуть, что в отличие от многих других фестивалей,  «Соотечественники» - непомпезный, домашний фестиваль.
- Как все-таки родился фестиваль?
- Мы с главным режиссером нашего театра Андреем Ермолиным обратились к министру культуры Республики Мордовия Петру Тултаеву с идеей проведения фестиваля на базе русского театра. Потом было хождение по Москве и вышли на Наталью Давидовну Старосельскую,  горячо поддержавшую нашу идею. Понимание было достигнуто с полуслова. Так все и началось. К нам приезжают с удовольствием, а, попав однажды, стремятся приехать еще. Главная наша идея – показать коллегам, братьям по искусству, что отношение  к ним в России нисколько не изменилось, что духовная общность осталась, несмотря на разделяющие нас границы. К тому же в провинции сохранилось искреннее, патриотическое отношение к театру! Конечно, у нас не те масштабы, что у фестиваля «Балтийский дом», но мы выполняем президентскую программу поддержки русских театров за рубежом – материальной, моральной. Фестивалей в России много, а наша фишка особая – теплота. Мы очень ждали приезда театра из Грузии. И вот дождались…   
Кроме просмотра и обсуждения спектаклей, на саранском фестивале была замечательная возможность пообщаться в неформальной обстановке в Актерском клубе. Здесь обычно проходят веселые актерские капустники с участием гостей и хозяев. По традиции во время таких встреч выступает, как говорят,  без галстука, и сам министр культуры -  играет, причем делает это лихо, с куражом,  на гармони. А помогает ему  импровизированный «вокальный ансамбль критиков», задушевно  исполняющий  русские народные песни и получающий удовольствие от  своего пения и всеобщего ликования.

Старик "Скачать русский шашки"любил свою племянницу, как родную дочь.

Но так как вы залили мою рубашку, "Скачать мобильную версия вконтакте"то разрешите мне ответить тем же и смыть крахмал "Скачать электронные книги донцовой"с вашей.

Но теперь "Игра астерикс и обеликс скачать бесплатна"до меня донесся и другой звук, напоминавший собачий вой.

Он излагал хозяину этого погребка "Скачать гостья из будущего"историю разных покушений.


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России.

Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017