click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


Для кре­пости союза муз

https://lh4.googleusercontent.com/-YtYHT3FyUaA/UAP2LrjqqAI/AAAAAAAAAj8/H_pe_yGTiQs/s125/d.jpg

Думаю, не будет преувеличением, если выскажу предположение, что в свое время в популяризации грузинской поэзии, и, в частности, - представлении ее русскому читателю Николо Мици­швили сыграл не малую роль – еще в 1921 году вышел в свет сборник «Поэты Грузии», сос­та­вителем и редактором которого был он. В сборник вошли 38 стихотворений 17 поэтов. «Вышла  в  свет  на  рус­ском  языке книга сти­хов – «По­э­ты Гру­­­­зии». Пере­воды О.Мандель­штама, В.Гап­­риндашвили, Н.Бобырева, Тать­­яны Ве­чо­рки, Трис­тана Мача­бели и др. Книгу сос­тавил Н.Ми­ци­швили», - писала газета «Фигаро» 6 февраля 1922 года. «В зале консерватории на текущей неделе состоится вечер поэтов. Предметом обсуж­дения  будет  недавно вышедшая  на русском языке книга «Поэты Грузии» и состоится диспут. В нем примут уча­стие русские и грузинские поэты» (газета «Баррикады». Тф. 1921, 1 февраля).
Книге предпослано краткое предисловие редактора. В нем, в частности, указывается, что «второе издание «Поэтов Грузии» пополнит все пробелы этой книги, являющейся первой попыт­кой ознакомления русских поэтов и русской читающей пуб­лики с новой грузинской поэзией».
Выполнить обещание Мицишвили удалось только в 1935 году, когда увидел свет второй сбор­ник «Поэты Грузии». «В изда­тельс­тве «Закгиз» под ре­да­кцией и с предисловием поэта Ни­ко­ло Мици­­швили вышел сборник сти­­хо­­тво­ре­­ний двадцати современных грузинских поэтов, в пе­ре­­водах Б.Пас­тернака и Н.Тихонова» (газета «На рубеже Востока». Тф. 1935, 12 декабря).
В сборник вошли 82 стихотворения 20 грузинских поэтов, 31 – в переводе Пастернака и 51(!) – Тихонова. В довольно прос­­­т­ран­ном пре­дисловии Н.Мицишвили го­во­­рится: «В ближайшем будущем Закавказский Госиздат намечает выпуск более расширенного издания сбор­ника «Поэты Гру­зии» и, нужно полагать, что в этом случае и поэты Пастернак и Тихонов найдут возмож­ность пополнить  начатый ими большой труд.
Благодаря усилиям этих поэтов грузинское поэтическое слово становится достоянием мно­гомиллионной массы советских читателей, говорящих на языке Ленина и Пушкина и без пре­у­ве­ли­чения можно сказать, что труд, выполненный этими двумя выдающимися поэтами так же связал их имена с гру­зинской поэзией, как с поэзией Армении  связано имя Валерия Брюсова».
Следует указать, что этот сборник в значительной мере явился результатом плодотвор­ного сотрудничества гру­зинских поэтов и издателей с созданной в 1933 году по инициативе М.Горького брига­дой оргкомитета Первого всесоюзного съезда советских писателей, в сос­тав которой входили: Петр Павленко, Юрий Тынянов, Ольга Форш, Виктор Гольцев и поэты – Борис Пастернак и Николай Тихонов (журнал «Литературная Грузия, 1984, №7).
Такое творческое сотрудничество, очевидно, способствовало духовно­му сближению участников этой совместной работы. Тому пример чудом сохранившаяся у нас почтовая кар­точка с портретом Ольги Форш, с надписью: «Дарю Николо Мици­швили для кре­пости союза муз – гру­зинской и российс­кой». Естественно предполо­жить, что эта работа взаимно обогащала их и приносила не просто удовлетворение за исполненный долг, но, очевидно, и радость. Вот, например, что сказал Б.Пастернак на первом все­союзном съезде переводчиков 4 января 1936 года: «Я оставил бы у вас какой-то след недо­умения, если бы я не сказал того, что эта работа меня и Тихонова осчастливила».
Тесные творческие связи русских и грузинских поэтов, между многими из них пе­ре­росшие затем в дружбу, создавали предпосылки того, чтобы начатая работа не прекращалась и, в самом деле, в 1936 году в Москве был издан третий сборник стихотворе­ний грузинских поэтов под редакцией Виктора Гольцева. Он насчитывает около двухсот стра­­ниц и в нем пред­ставлены про­изведения 16 поэтов, с краткими их биографиями. Мате­риал для сборника (около 100 стихотворений 30 поэтов!) был собран  и  переслан Голь­цеву Н.Мици­­швили. Можно предположить, что это был итог слаженности работы Мици­швили и Гольцева, в немалой степени обусловленной их взаимным уважением – «Дорогому Николо Мицишвили, которого я люблю и уважаю искренно, на память о наших встречах в Москве и Тифлисе. Виктор Гольцев. 16.IV.36». Это – дарственная надпись на книге Важа Пшавела «Поэ­мы», вышедшей в 1935 году под редакцией В.Гольцева и чудом уцелевшей во время погрома нашей семьи в 1937 году.
Возможно будет небезынтересно привести отрывки из писем Н.Мицишвили В.Голь­цеву:
- «Что касается поэзии, решил предоставить Вам более широкий выбор – заказал Гапринда­швили подготовить подстрочник в объеме 5000 строк. Кроме того, Бриком, Чернявским и самим Гап­риндашвили переведены более 3000 строк; особо следует выделить переводы Пастернака, который уже перевел стихотворения П.Яшвили, Т.Табидзе, С.Чиковани, И.Абашидзе, К.Нади­радзе, Г.Лео­нидзе, В.Гаприндашвили, А.Кутатели. Как видно, материал в избытке, нужно лишь, чтобы остав­шийся объем был распределен между московскими поэтами, особенно следует иметь в виду Н.С. Тихо­нова».     
- Издательство интересуется – чем заняты Б.Пастернак и Н.Тихонов. Свяжитесь с Тихо­новым – пусть он сообщит о своих успехах. Б.Пастернак пусть подытожит свои строки (объем перевода – И.М.) с Важа Пшавела и без него».
Чем же были заняты русские поэты? На этот вопрос хоть частично, но все же проливает свет отрывок из письма Н. Тихонова, адресованного Н.Мицишвили:
«Очень прошу Вас ускорить высылку стихов для антологии. Работа эта очень трудная  и ответственная и требует большого внимания и времени. Мне хочется к съезду хоть часть ее закончить.
Тифлис я вспоминаю очень часто и по-хорошему. Думаю, что все старые друзья встре­тятся  летом в  этом чудесном городе с новыми  своими достижениями.
Я имею сведения, что у Пастернака очень хорошо обстоит дело с переводами – а это конеч­но замечательно для антологии.
Только шлите нам переводы, милый Мицишвили, хорошие, проверенные, чет­кие – за нами дело не станет.
Привет всем тифлисским друзьям самый искренний».
Относительно духовной близости русских поэтов, особенно Пастернака, с грузинскими поэтами Паоло Яшвили, Тицианом Табидзе, Георгием Леонидзе и другими, сказано и напи­сано много восторженного и хвалебного. Предпосылкой таких отношений служили, не в пос­леднюю очередь, личностные качества грузинских коллег, однако мне кажется, что этому сближению не суждено было бы состояться, если бы русские мастера пера не нашли в них истоки духовности и не соприкоснулись с корнями грузинской культуры, кото­рые олицет­ворялись в поэзии. Вот как высказался об этом Б.Пастернак – непре­рекаемый ценитель поэ­зии и сам волшебник этого жанра литературы: «Думаю, что-нибудь мы дали вам и тем, которые пойдут по вашим стопам. Пусть плохо, но мы озна­комили пуб­лику с изу­митель­ной, огром­ной поэзией».
В качестве еще одного из примеров неустанного стремления популяризации гру­зинской литературы позволю себе сослаться на известную русскую писательницу Анну Антоновскую, которой Н.Мицишвили оказывал всяческую помощь при работе над книгой «Великий моу­рави» про Георгия Саакадзе, заслужившей широкую известность. Вот отрывок из ее письма от 28 ноября 1966 года жене Н.Мицишвили: «... Наде­юсь, что Ваше и мое огорчение будет рассеяно, когда выйдет моя книга «При­з­нание», где я вспоминаю Нико Мицишвили не только как редактора, содействовав­шего вы­ходу первого тома моего романа, но и как глубоко симпатич­ного мне человека и писа­теля».
Я уже писал («Письмо, не доставленное адресату». «Русский клуб», №5, 2008, стр. 40) о том, при каких обстоятельствах восстановилась прерванная на двадцать с лишним лет связь нашей семьи с Борисом Пастернаком. Восстановилась она и с Николаем Тихо­новым, но в несколько иных  условиях.
Моя сестра – Марина Мицишвили – специально поехала в Москву попытаться ускорить процесс реабилитации родителей (наш отец – Николай Мицишвили – был расстрелян в 1937 году, а мать – Тамара Багратиони, как жена «изменника родины», отбыла 8-летний срок зак­лю­чения в лагерях ГУЛАГа). За почти двухмесячное пребывание в Москве сестре ничего не удалось добиться, так как настала пора массовых реабилитаций и пробиться к кому-либо из должностных лиц не было никакой возможности. У сестры не оставалось ни времени, ни материальных возмож­ностей и, потеряв всякую надежду, она решилась на отчаянный шаг – добиться приема у Тихо­нова. Он тогда занимал очень высокую номенклатурную должность – был предсе­дателем Советского комитета мира – и, естественно, к нему попасть было не очень-то просто – следо­вало записаться в очередь и ждать, ждать – неизвестно как долго. В конец отчаявшись, сестра взмолилась сообщить ему только фамилию. Результат был мгно­венный – ее тотчас же допус­тили к нему. Николай Семенович принял ее очень тепло, высказав большое уважение к памяти отца. Когда узнал причину нахождения сестры в Москве, неза­медли­тельно велел сос­та­вить ходатайство перед соответствующими органами. Вручив сестре этот документ, Тихо­нов велел без стеснения обращаться к нему в случае необходимости и очень тепло с ней расстался. Его письмо оказало магическое действие – бюрократическая машина рас­к­ру­тилась сразу же и через месяц мы получили документы по реабилитации родителей.
После такого счастливого конца мне вроде нечего  добавить к сказанному, однако главное, о чем я хочу сказать, начинается именно с этого – с тех пор не было ни одного официаль­ного праздника – 1 января, 8 марта, 1 мая и 7 ноября, чтобы на имя матери от него не поступила бы поздравительная открытка. Их у нас набралось целых 37! Но удиви­тельно не то, что среди них не найти двух идентичных текстов, а то, что ни одна из них не была факсимильной – каждая была написана его рукой и даже на конвертах адрес он наносил собственноручно! Для меня до сих пор остается загадкой – как удавалось человеку, столь загруженному государственного ранга заботами, выкраивать время для поздравительных писем, а ведь таких ему приходилось отправлять регулярно, наверное, не один десяток!
И все же, думаю, загадка может быть решена и решение, наверное, состоит, во-первых, в интеллигентности, благородстве, чувстве ответственности и долга, присущих людям их поколения, и, во-вторых, в негасимом огне, навеки зажженном в сердцах русских кол­лег гру­зинскими поэтами.
Когда после реабилитации появилась возможность издать сборник избранных произве­дений Н.Мицишвили, мать попросила Николая Семеновича принять посильное участие в сос­тавлении сборника. Вот его ответ:

4 марта 1960 г.
Дорогая Тамара!
Приветствую Вас сердечно! Посылаю Вам 2 стихотворения нашего друга Мицишвили – «Письмо Серго Орджоникидзе из Имеретии» и «Настроение». Как получилось – не мне судить. Они написаны в давно прошедшие годы и трудно возвращаться к этим темам сегодня. И переводить не так легко.
Но вспомнив нашего поэта, я вспомнил и мои ранние переводы, которые вошли в первую книгу переводов грузинских поэтов, сделанную русскими поэтами...
Приношу искренние извинения за большую задержку, но я никак не мог раньше закончить работу. Множество самых срочных дел меня одолевало.
Спасибо Вам большое за память. Книга о Мцхетской древности – это сокровище и удивление! Я очень соскучился по Тбилиси и думаю, что в этом году все же увижу его, поброжу по его улицам...
Большой Вам сердечный привет – всему семейству от  Марии Константиновны и меня.
Напишите, как нашли переводы.
Ваш Николай Тихонов

Мне кажется, что суметь остаться Человеком, - достигнув больших высот – удел немно­гих. Николай Семенович Тихонов был достойным обладателем этого редчайшего дара.
Спасибо ему за это!

Иламаз МИЦИШВИЛИ


Привожу еще несколько писем Н.Тихонова нашей семье:

Декабрь, 1965 г.
Дорогую Тамару Константиновну и Марину сердечно поздравляю с Новым Годом, который должен быть мирным и счастливым, потому, что это год великого поэта Шота Руставели – год радости, дружбы и любви к прекрасному!
Лучшие пожелания.
Н.Тихонов

Май, 1970 г.
Дорогих друзей – Тамару Константиновну и Мариночку от всего сердца поздравляю и с победой Весны и с победой Весны Народов – с 9 мая – Днем нашего Всемирноисторического триумфа над фашизмом!
Желаю Вам всего самого лучшего, что есть на майском свете!
Большое спасибо за добрые слова в связи с моей премией! Большое спасибо за прекрасный труд Марины Николаевны: «Поливная керамика в древней Грузии». Слава молодому сердцу ученого! Молодец, Мариночка! С любовью и  (два слова трудно разобрать – И.М.)
Н.Тихонов

Май, 1972 г.
Дорогие друзья – Тамара Константиновна и Мариночка!
Каждая весна несет что-то свое – пусть в этом празднике Весны будет для Вас радость, здоровье, приток бодрости!
Всю жизнь вас сопровождала красота! Пусть она будет и сегодня Вашей подругой и спутницей!
Я Вас всегда помню и среди стихов и среди прозы жизни! Будьте благополучны!
Ваш Николай Тихонов

Май, 1973 г.
С Новой Весной, с 1 мая – дорогие Тамара Константиновна и Мариночка!
Старый поэт, влюбленный с юности в Грузию, от души желает Вам всего хорошего в этот сказочный период года, когда рядом с нами чудеса и так хорошо вспоминать милых друзей – краси­вых и добрых людей!
С глубоким уважением
Николай Тихонов

Март, 1978 г.
Дорогих друзей – Тамару Константиновну и Марину Николаевну сердечно поздравляю с празд­ником 8-го Марта, с днем торжества Женской Прелести и Мудрости!!
Желаю всех радостей жизни, успехов во всех добрых начинаниях, здоровья, бодрости, счастья и бла­гополучия!
Сердечно – Николай Тихонов

Апрель, 1978 г.
Дорогих друзей – Тамару Константиновну и Марину Николаевну сердечно поздравляю с Новым 1 Маем!
Желаю бодрости и много солнечных дней жизни. Представляю как чудесно в майском Тбилиси, - пусть все доброе подарит Вам Новый Май, пусть исполнит все Ваши желания и Вам будет хорошо на вечно новой родной земле!
Сердечно – Николай Тихонов

Публикация Иламаза МИЦИШВИЛИ
Публикуется впервые

В "Игры мототриал скачать"ту же сторону обращены и лица выстроившихся в ряд "Журнал делай сам скачать"воинов-индейцев.

Совершенно верно, является "Крит карты скачать"без спичек и не может дать "Бесплатные страшные игры"никому закурить.

Похоже, что они до нее "Скачать хиты лав радио"добрались!

Всадник прискакал слишком поздно и не для того, чтобы помочь.


 
Вторник, 19. Ноября 2019