click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий


У ДИАЛОГА АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

https://lh6.googleusercontent.com/-pGLEWHgxKsY/U7Znzr_r0-I/AAAAAAAAEhc/igguefcIS0c/s125-no/c.jpg

Гость «Русского клуба» - Специальный представитель премьер-министра Грузии по вопросам взаимоотношений с Россией Зураб Ираклиевич Абашидзе. Корреспондент «РК» побеседовала с ним на актуальные темы, касающиеся перспектив развития отношений между двумя странами.

- Зураб Ираклиевич, когда полтора года назад вас назначили на должность Специального представителя  премьер-министра Грузии по вопросам взаимоотношений с Россией, вы воздерживались от каких-либо комментариев по этому поводу. Но вот прошло время и можно подводить первые  итоги.
- Эта должность была создана новым правительством после парламентских выборов первого октября 2012 года. Новое правительстьство и, прежде всего, Премьер-министр Бидзина Иванишвили, выступили с инициативой  начать прямой диалог с Россией. В связи с моим назначением на должность Специального представителя  Премьер-министра Грузии по связям с Российской Федерацией,  эмоции в  обществе  были  самые  противоречивые: от чересчур оптимистических до  весьма пессимистических. Умеренная позиция была не у  многих: одни ждали быстрых подвижек, другие считали, что вообще ничего не получится. Поэтому, когда Россия сделала ответный шаг и мы договорились встретиться в декабре 2012  года, нами были сделаны заявления о том,  что  быстрых результатов, особенно по таким сложным вопросам, как Абхазия и Южная Осетия, то есть, конфликтным регионам, ждать не следует. Предстоит  долгий путь, медленное продвижение. На этом пути нас ожидают немалые сложности, так что нужно воздержаться от чрезмерных ожиданий. И до сих пор, когда мы говорим о российско-грузинских отношениях, мы начинаем именно с этого и заканчиваем тем же: давайте будем прагматичными, не надо создавать иллюзий. С российской стороны подход такой же.
Наше правительство унаследовало, без преувеличения, катастрофическое состояние российско-грузинских отношений, что стало результатом войны августа 2008 года и признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии. Дипломатические отношения  оказались прерванными, никаких межгосударственных связей не было. Единственное место, где встречались официальные представители России и Грузии, - это Женевские международные консультации. Это важнейший, подчеркну, формат, где обсуждаются вопросы, связанные именно с конфликтными регионами, с вопросами безопасности, проблемами гуманитарного характера. Встречи проходят раз в три месяца. Это консультации, как известно, с участием представителей таких международных организаций, как ООН, ОБСЕ, Евросоюз. В них принимают участие и американцы, а также представители де-факто властей Абхазии и Южной  Осетии. Но вот мы начали и прямой диалог. Мы не называем это ни переговорами, ни консультациями, нет раундов... Короче говоря, это встречи неформального характера. Мы встречаемся в Праге, в неформальной обстановке  – без галстуков. В этих встречах принимают участие по одному представителю наших МИД-ов. Поначалу мы задумались: «О чем же мы будем говорить? Какие темы рассматривать? Если сразу начнем обсуждать проблему Абхазии и Южной Осетии, разговора не получится. Россия  признала их как независимые государства, и сегодня-завтра это решение, видимо, останется неизменным». В то же время в России понимают, что мы с этим никогда не смиримся. Вот такой заколдованный  круг получается! Что делать? С другой стороны, говорить о проблемах, обсуждаемых в Женеве, тоже не имело смысла. Нельзя дублировать столь важный формат. Поэтому был  выбран иной  путь: обозначить и потихонечку, шаг за шагом решать практические вопросы, интересные и для российской, и для грузинской сторон.
- Что имеется в виду под практическими вопросами?
- Это торгово-экономические связи, гуманитарные вопросы, транспортные проблемы. Мы сделали небольшую инвентаризацию и начали понемногу продвигаться вперед. После 2006 года возник очень серьезный  дисбаланс в торгово-экономической сфере. Россия ввела эмбарго на ввоз грузинских товаров, то есть наш экспорт на российский рынок не поступал. В то же время около 200 российских компаний чувствовали себя в Грузии хорошо как до 2006 года, так и до и после войны 2008-го.  Против них ни бывшие власти, ни нынешнее руководство ничего плохого не предпринимало  и не собирается предпринимать. Но для нашего экспорта дверь на российский рынок была закрыта. То же  самое можно сказать и о российских визах для наших граждан.  До 2011 года виза для российских граждан  оформлялась в аэропорту по прибытии в Грузию. Теперь не нужно и этого: чем больше туристов прибывает в Грузию, тем лучше.  Эту ситуацию с  российскими визами тоже нужно было как-то изменить. Существовала несправедливость и в области транспорта.  Если говорить о наземных перевозках грузов, то российские компании в этом принимали участие – через контрольно-пропускной пункт  Верхний Ларс. А у наших не получалось – опять-таки из-за виз, других проблем. В этих перевозках – кстати, очень прибыльное дело! - участвовали армянские, азербайджанские, турецкие  компании...  Словом, все, кроме грузинских. Почему? Я напомню, что в 2011 году Грузия поддержала вступление России во Всемирную торговую организацию. Так что соблюдать международные нормы в торгово-экономических связях необходимо! Вот мы и стали заниматься всеми названными вопросами, проблемами, и за полтора года продвинулись вперед в их решении. Прежде всего, важен сам диалог –  деловой,  прагматичный. Он  несколько снизил температуру конфронтации в двусторонних отношениях, разрядил психологический накал. Уменьшился риск возобновления военного конфликта, большого насилия в близлежащих к конфликтным зонам регионах – Абхазии и Южной Осетии. Это тоже дело серьезное.  И еще: к сегодняшнему дню мы полностью открыли российский рынок для грузинских товаров.  За полтора года товарооборот увеличился в три раза! Грузинские вина на российском рынке занимают сейчас третье место. Рывок произошел очень быстро, никто не ожидал, что возникнет такой бум. Мы уже можем экспортировать в Россию все, что мы можем продавать. Разумеется, для России то же самое. Мы добились реализации шагов,  вовлекающих  в это дело наши транспортные компании. Для них оформляются специальная документация, специальные визы. И они наряду с другими компаниями – российскими, турецкими, армянскими – тоже участвуют  в товарообороте. Снят запрет на перевозку грузинской продукции по российской железной дороге – РЖД. До этого существовал какой-то конвенционный запрет на перевозку грузинских товаров, и он был отменен: теперь наши товары могут поступать в Россию и по железной дороге через Азербайджан.  
- А как обстоит дело с регулярными авиарейсами из Грузии в Россию?
- Мы обсуждаем этот вопрос.  Нет политических препятствий для восстановления регулярных авиарейсов. Чартерные, как известно,  были и есть, но мы хотим, чтобы рейсов было больше, а для этого надо, чтобы у  этих рейсов был регулярный  статус. Эта тема тоже подошла вплотную к  своему  решению.
Все, о чем я вам рассказал, содействовало увеличению числа российских туристов. В прошлом году их  было более 700 тысяч. Может быть, там не все русские, среди них немало и наших соотечественников. Мы их  здесь  ждем, все заинтересованы в том, чтобы количество российских туристов росло,  и я не слышал, чтобы кто-нибудь здесь к ним плохо относился. В этом году мы ожидаем более миллиона туристов из России.
Еще одна тема. Чего греха таить, и у нас, и в России за шпионаж были привлечены к ответственности российские и грузинские граждане,  особенно в период русско-грузинской войны. Они были осуждены на длительные сроки  и здесь, и там. Мы стали искать ключи к решению этого очень деликатного вопроса. И к сегодняшнему дню с обеих сторон этот процесс пошел: люди  вернулись к своим близким, в свои семьи. Правда, этот процесс еще не завершился, и мы его, видимо, продолжим.
Грузия приняла участие в Олимпийских играх, хотя это было для нас очень не простое решение. Ведь Олимпиада проходила недалеко от Абхазии. Тем не менее, правительство Грузии и Олимпийский комитет пошли на такой  шаг – с нашей стороны это был акт доброй воли. Думаю, в России это увидели и отметили. В период Олимпийских игр мы сотрудничали с Россией и по вопросам безопасности. Это немаловажно, потому что у нас есть определенные обязательства по борьбе с международным терроризмом. На территории Грузии мы предприняли дополнительные шаги по обеспечению безопасности в аэропортах, на границах. В рамках законности, конечно. Слава Богу, удалось избежать всяких эксцессов.  
Из реальных достижений последнего времени – изменение атмосферы двусторонних отношений, что позитивно восприняли наши соотечественники, проживающие в России. Их большое количество. В период «горячей»  и «холодной»  войн между Грузей и Россией они испытывали психологическое давление. Были и серьезные трудности, как, в частности, в 2006 году.  Так что определенные положительные изменения в политическом  фоне наши соотечественники приветствуют.
Хочу отметить, что наиболее обсуждаемая на сегодняшний день в Грузии тема – подписание 27 июня Ассоциированного соглашения с Евросоюзом. Были не совсем добрые ожидания, что Россия будет оказывать давление на Грузию, возникнут проблемы. Но с российской стороны мы услышали о том, что Россия этого делать не собирается. И в Грузии, и в других странах эта позиция нашла одобрение.  До 27 июня  остается какое-то время, и надеемся, что все  так и будет, и это станет  позитивным сигналом с российской стороны. В Ассоциированном соглашении есть  два основных компонента: режим свободной торговли с ЕС и свободный визовый режим для граждан Грузии. Грузия – маленькая страна, и если у нее не будет выхода на большие рынки, она не сможет развиваться. Поэтому мы кровно заинтересованы в выходе и на европейский, и на  российский, и на американский, и на другие  крупные рынки. И тут  одно другому нисколько не противоречит. Более того, мы хотим предложить российскому капиталу нашу страну в качестве небольшого мостика для бизнеса – через Грузию на европейский рынок. У нас очень хорошая бизнес-атмосфера, поэтому россияне могут воспользоваться этой возможностью. Думается, российские предприниматели увидят в этом для себя интересную  перспективу. Так что пусть россияне приезжают, делают бизнес,  открывают производство и экспортируют  затем товары в Европу в условиях режима свободной торговли Грузии с Евросоюзом.
- Зураб Ираклиевич, вы рассказали об успехах. А с какими трудностями вы столкнулись на пути решения наболевших проблем?
-  Обойти вниманием  и умолчать о  больших сложностях,  которые существуют между нами,  не получается. В вопросах, которые являются главными противоречиями в наших отношениях, никакого прогресса, к сожалению, нет. Я имею в виду территории, которые по нашему законодательству являются оккупированными. В Женеве эти вопросы обсуждаются, и мы заинтересованы  в  том, чтобы и в этой сфере наметился прогресс. Но, к сожалению, мы не видим с противоположной стороны политической воли для того, чтобы  продвинуться  вперед, и это очень болезненно воспринимается в Грузии. Прежде всего, речь идет о милитаризации Абхазии и Южной Осетии, невыполнении в этом плане Россией международных обязательств, взятых в 2008 году. Десятки тысяч людей, в основном грузины, по сей день не могут вернуться в свои дома. Кстати, на днях Генеральная ассамблея ООН большинством голосов утвердила проект резолюции о необходимости возвращения грузинских беженцев в Абхазию и Южную Осетию. Продолжается похищение людей, грубо нарушаются их права. Рано или поздно мы должны подойти к решению этих самых сложных вопросов. Мы своим российским коллегам говорим, что  пока  эти проблемы существует, мы критику в адрес России продолжим. Пока не будет серьезного продвижения вперед по этим важнейшим проблемам, восстановить дипотношения никак не получится. Это тоже большая проблема. Но, несмотря на отсутствие дипотношений, нам пока удается-таки что-то делать. Думаю, продвижению вперед отсутствие  дипотношений не помеха. Я, в частности, имею в виду и ослабление или либерализацию визового режима со стороны России. Нам  российские коллеги говорят, что визовый режим упрощается, но, если честно,  мы этого не видим, не чувствуем. Нам показывают статистику: на столько-то больше людей  в прошлом году получили виз, чем в позапрошлом… Но ко мне приходят люди и говорят: как было, так и есть. Разве что для родственных связей визовый режим вроде стало чуть помягче.  
- Как вы оцениваете кризис власти в Абхазии?
- Нам  нужно время, чтобы разобраться, что же там произошло и куда все это будет идти. Никакие власти в Абхазии мы не признаем как законные. Считали нелегальной прежнюю власть  и эту считаем такой же!  И не только мы, но и все  мировое сообщество. В Абхазии  были проблемы, внутреннее противостояние, и мы это видели. Главное – чтобы там не было насилия, дестабилизации, человеческих жертв. Мы в этом не заинтересованы, нас не может не волновать судьба грузин, которые там проживают, особенно в Гальском районе.  Их права всегда попирались. Нас беспокоит перспектива:  как новые обстоятельства могут сказаться на дальнейшей судьбе грузин, проживающих в Абхазии. Безусловно, Россия  несет ответственность за ситуацию в этом регионе.  Кризис власти  в Абхазии – это отражение  политики России на Южном Кавказе.
- Существует ли  в мировой практике односторонний визовый режим?
- Да. Нам  говорят: давайте сначала восстановим дипломатические отношения, а потом подумаем  о визовом режиме.  Что мешает упрощению визового режима  при  отсутствии дипотношений?  Нам же оно не мешало полностью отменить визы для российских граждан? Но мы не настаиваем. Хотят отменить визы – пусть отменяют, хотят оставить – пусть оставляют. Перед Олимпийскими играми Президент Российской Федерации Владимир Путин сказал, что если Грузия будет сотрудничать с Россией, своим участием в Олимпийских играх в том числе, это станет первым шагом на пути упразднения визового режима. Потом выступили другие высокопоставленные российские чиновники и подтвердили, что Грузия с ними сотрудничала. Но в итоге ничего не изменилось. А мы и не настаиаем. Пусть решает Россия.
Если будет серьезное продвижение вперед в основном в решении проблем, связанных с Абхазией и Южной Осетией, какие-то прорывные телодвижения, вопрос о восстановлении дипотношений станет в повестку дня. Восстановить дипотношения в данной ситуации, - значит  примириться с  тем, что Абхазия и Южная Осетия не являются частью Грузии, согласиться  с нарушением целостности Грузии. И наши коллеги в России  об этом знают. Россия нас не «видит» в тех границах, в которых нас признает все международное сообщество. Если мы с этим согласимся, значит, легализируем ту «новую реальность», которую Россия устанавливает на Южном Кавказе.
- Иногда приходится слышать, что кто-то надеялся  на серьезный прорыв в русско-грузинских отношениях, а теперь испытывает разочарование от того, что мы как бы топчемся на месте.
- Такие настроения насаждают наши политические оппоненты. Они всячески стараются внедрить в сознание  граждан скептические настроения: «Ну, какой смысл разговаривать с Россией? Разговаривай – не разговаривай, результат один. С Россией договариваться не получится!» Мы отвечаем так: «У общения, диалога нет альтернативы. Мы попробуем решать вопросы мирным путем. Кое-что уже получается. Будем идти дальше, хотя это будет сложный, длительный процесс». Таков наш подход. Очень важно отметить, что все наши западные партнеры полностью поддерживают грузино-российский диалог и призывают нас продолжить его, несмотря на все трудности. Совсем недавно об этом говорила Канцлер ФРГ Ангела Меркель, во время визита в эту страну грузинского Премьера Ираклия Гарибашвили.
-  Зураб Ираклиевич, по вашему мнению, вы добились на своем посту  большего, чем ожидали, когда вас назначили на эту должность?
- Мне кажется, что большего. Когда мы дойдем до подписания Ассоциированного соглашения с Евросоюзом 27 июня, я смогу об этом говорить  громче и  увереннее.
-  Вы отметили, что в двусторонних отношениях  был период «горячей» и «холодной» войн. Какой период мы  переживаем  сейчас?
-  Мы стараемся выйти из того тупика, который создала Россия признанием  Абхазии и Южной Осетии независимыми государствами. Выхода из этого замкнутого круга в правовом смысле пока не видно. Но мы делаем совместные шаги чисто практического плана, приемлемые и выгодные для обеих сторон. Никто от этого ничего не потерял. Значит, при желании можно кое-чего добиться. Ну а дальше посмотрим. Будем разговаривать, мы настроены конструктивно. Следующую двустороннюю встречу в Праге наметили на начало июля, есть новые идеи,  в том числе в области инвестиционных проектов, в области транспорта, энергетики, инфраструктуры. Вместе с тем мы ждем определенного прогресса в Женеве. Хотелось бы, чтобы Россия проявила добрую волю, большую политическую решимость.
-  Недавно в Тбилиси должен был  приехать коллектив Московского губернского театра под руководством Сергея Безрукова, однако приезд не состоялся – приглашающая сторона в Тбилиси решила отменить гастроли из-за позиции Безрукова в отношении украинского кризиса. Как вы считаете, правильно ли, когда в сферу культурных контактов внедряется политика?
- Ни спорт, ни культуру, ни науку не стоило бы смешивать с политикой. Но в нашем политизированном мире это не всегда получается. Политическая конъюнктура, к сожалению, присутствует везде. Что касается этого конкретного случая, то он имел место буквально  в период обострения ситуации в Крыму. Это решение было принято фондом «Культура», который является  неправительственной,  независимой  организацией. Они приглашали, они же и передумали. Это не было решением правительства. Мы за то, чтобы культурные связи развивались. Они никогда и не прерывались. Даже после 2008 года, я помню, были культурные обмены, встречи экспертов. В меньшей степени, конечно. А вот за последние два года эти связи стали более интенсивными. Каждый год в Тбилиси проходят два театральных фестиваля, и на каждый приглашаются российские театральные коллективы. В прошлом году Тбилисский театр имени Грибоедова был признан лучшим русским театром зарубежья. В ближайшее время будем праздновать его 170-летний юбилей. Вчера я присутствовал на концерте-приеме в честь 200-летия со дня рождения Михаила Лермонтова, который был организован Международным культурно-просветительским Союзом «Русский клуб» при поддержке банка ВТБ. У «Русского клуба» на ближайшее будущее интересные планы. В июле пройдет поэтический фестиваль для молодых поэтов из разных регионов Грузии, в том числе из регионов, где живут армяне, азербайджанцы, может быть, будут осетины, абхазы. Конечно, в фестивале примут участие и грузины – все это молодые люди, граждане нашей страны в возрасте 14-15 лет. Они приедут  в Тбилиси, объездят всю Грузию, их будут встречать, они будут выступать.  Для молодых поэтов разработана очень интересная культурная программа, чтобы они лучше знали свою страну, чтобы воспитать у молодых  культуру общения и приобщения ко всему новому. У «Русского клуба» есть серьезный, многолетний опыт проведения поэтических фестивалей.  В России недавно вышла прекрасная книга – поэзия молодых грузинских поэтов в переводах молодых русских поэтов.  А в Петербурге выпустили книгу Давида Маградзе – сборник его стихов в переводах. Презентация сборника пройдет в сентябре. Таких проектов немало.
- В самые тяжелые времена кризиса русско-грузинских отношений не прерывались церковные связи между нашими странами. И в этом диалоге вы всегда принимали непосредственное, активное участие.
- Это действительно так. Даже во время августовской войны и после того, как дипотношения между странами разорвались, две церкви сохранили связи. И это было практически единственным мостом, связывавшим Грузию и Россию. Важна была позиция Московской патриархии, которая как признавала, так и до сих пор признает каноническое единство, целостность грузинской церкви, включающей Абхазию и Цхинвальский регион. Такая позиция явилась важнейшим фактором того, чтобы межцерковные отношения не подверглись пересмотру. Сотрудничество церквей продолжается, существуют постоянные контакты. Кстати, с 12 по 16 июля в Грузии должна быть реализована международная духовно-культурная программа общественного фонда «Единство православных народов» - «Голоса православной России в Грузии». Приезжает хор певчих, которые выступят в Тбилиси, во Мцхета, в Кахетии. Это  довольно большая группа, с участием  представителей Московской патриархии. Сейчас идет подготовка программы этого довольно масштабного проекта. Все это внесет  лепту в восстановление духовных, культурных связей между нашими народами. В городах, где будут проходить встречи, прихожане получат возможность приобщиться к произведениям русской духовной музыки в  исполнении лучших российских коллективов. Они уже побывали во многих странах. Интересно, что в эти дни  прозвучат и прекрасные произведения Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II, что  станет важной частицей  столь значимого духовного события.
- Известно, что вас всегда связывали очень близкие отношения с российскими деятелями культуры. Они  сохраняются?
- Да. Это я унаследовал от своего отца – поэта Ираклия Абашидзе. Целая плеяда грузинских и российских деятелей культуры дружила между собой. Об этом знают все, кроме разве что совсем молодых людей. Да,  была такая традиция: у моего отца были уникальные связи с российскими писателями! Потом, будучи послом в Москве, я с ними тоже  встречался и со многими дружил. Посольство Грузии в России было своеобразным культурным центром... Настоящие дружеские отношения связывают меня с Евгением Александровичем  Евтушенко. Он очень хотел приехать в Грузию, чтобы отметить здесь свое 80-летие, но не получилось по состоянию здоровья поэта. Однако Евгений Александрович не отказался от своего намерения приехать сюда,  и мы его ждем.

Инна БЕЗИРГАНОВА


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Журналист, историк театра, театровед. Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А. С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России. Член Международной ассоциации театральных критиков (International Association of Theatre Critics (IATC). Член редакционной коллегии журнала «Русский клуб». Автор и составитель юбилейной книги «История русского театра в Грузии 170». Автор книг из серии «Русские в Грузии»: «Партитура судьбы. Леонид Варпаховский», «Она была звездой. Наталья Бурмистрова», «Закон вечности Бориса Казинца», «След любви. Евгений Евтушенко».

Подробнее >>
 
Вторник, 17. Сентября 2019