click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий

Соотечественники

«ГРУЗИН В ПАРИЖЕ»

https://lh5.googleusercontent.com/-4ZfwvpRo0rw/VI6xffMx5iI/AAAAAAAAFRw/QBl9KsNDxUI/s125-no/p.jpg

Под патронажем Министерства культуры Франции, в выставочном центре Де Блан-Манто, в квартале Марэ, в центре Парижа, прошла 24-ая выставка более 150 французских и бельгийских толстых журналов, специализирующихся на теме искусства, кино, театра, литературы, истории, социологии, философии, политики.  
Отдельный стенд на выставке был посвящен изданиям Ильязд-клуба, Карне де л’Ильязд-Клуб (т.е. «Записки Ильязд-клуба»), начиная с 1990 года – года создания этого общества друзей и ценителей творчества Ильи Зданевича. Члены Ильязд-клуба – известные филологи, литературоведы, почитатели творчества Ильязда из разных стран мира. За 24 года его деятельности было издано восемь томов. Восьмой том, вышедший в октябре 2014 г., посвящен «Поэзии незнакомых слов» (1949 г., Париж) Ильи Зданевича. Инициаторами появления на выставке Карне де л’Ильязд-Клуб стали его члены и активные участники, супруги Анри Дуар (брат Элен Дуар, последней супруги и музы И.Зданевича) и Бернадетт де Виллартэ.
В этом томе опубликован перевод статьи Ирины Дзуцовой «Четыре события одного года», посвященной 100-летию со дня знакомства И.Зданевича и Нико Пиросмани, первой публикации И.Зданевича о Нико Пиросмани в газете «Закавказская речь», его «Тетради Николая Пиросманашвили» и первого экспонирования (по инициативе И.Зданевича) картин грузинского мастера на выставке «Мишень» в Москве в 1913 г.
На полках стенда Ильязд-Клуба также был представлен журнал «Русский клуб» №2 (февраль 2014 г.) со статьей И.Дзуцовой «Грузинские мотивы зарубежья», посвященной обзорам творчества И.Зданевича из двухтомника «Шедевры русской театральной живописи. 1880-1930» (Лондон, 2013 г., на английском языке), а также из книги «Дада по-русски» (Белград, 2013 г., на русском, английском и сербском языках).
На парижской выставке рядом с журналом «Русский клуб» экспонировалось и литературно-аналитическое приложение (специальный выпуск) к журналу «Русский клуб», «Ли 100 К!» (№1-3, январь-март 2014 г., Тбилиси). Издание приурочено к 120-летию со дня рождения И.Зданевича и включает в себя биографический очерк и ранние стихотворения поэта.
Знаменательно, что упомянутая выставка в Париже проходит в год 120-летия со дня рождения И.Зданевича (1894, Тифлис – 1975, Париж), этого замечательного поэта, прозаика, дизайнера книги, исследователя древнехристианской архитектуры, издателя, одного из открывателей и неутомимого пропагандиста творчества Нико Пиросмани.
Отрадно, что на парижской выставке со специальным стендом, посвященным Илье Зданевичу, экспонировалась вышеупомянутая тбилисская периодика, с горячо любимой родины Ильи Михайловича, одного из ключевых персонажей мирового авангарда, называвшего себя «грузином в Париже».

Ирина ДУМБАДЗЕ
Париж

 
БАТУМИ – ГОРОД ДРУЖБЫ

https://lh4.googleusercontent.com/-bQarc9PxibE/VEo_8uBFQ2I/AAAAAAAAFBg/2MYCHC8UjXs/s125-no/j.jpg

Первого сентября Батуми отметил 126-ю годовщину со дня основания большим городским праздником. Торжества «Батумоба-2014» охватили весь город – многочисленные уголки, выставки и перформансы радовали батумцев и гостей аджарской столицы. На праздник приехали делегации из Армении, Греции, Латвии, Литвы, Украины, Испании, Израиля. Одним из главных событий праздника стала церемония присвоения звания Почетного гражданина Батуми. Она прошла в Батумском Летнем театре и в этом году звания удостоились Гурам Эмиридзе, Теймураз Болквадзе, Александра Анисимова, Феридэ Ацамба, Мераб Киладзе, Валерий Мокерия и Джемал Беридзе. Как отметил новоизбранный мэр Батуми Георгий Ермаков – Батуми, как город с большими традициями, всегда являлся примером межнационального согласия и взаимопонимания и каждая диаспора в городе  играла и играет важную роль в  поддержке и развитии добрых начинаний и традиций. Символично, что слоганом «Батумоба-2014» было краткое и яркое словосочетание «Батуми – город дружбы».
Заслуженное звание Почетного гражданина Батуми стало приятной неожиданностью для большого друга «Русского клуба» Александры Юрьевны Анисимовой.

- Александра Юрьевна, в первую очередь, примите наши самые теплые и искренние поздравления. Что вы почувствовали, когда мэр города объявил ваше имя среди награжденных?  
- Радость. Я была счастлива. Приятно, когда твою работу оценивают по достоинству. Признаюсь откровенно, у меня были слезы радости. Ведь Батуми – мой родной город, которому я с удовольствием отдаю свои силы и умения. Поэтому, несмотря на то, что у меня много различных наград, в том числе Орден Чести, звание Почетного батумца для меня – самое большое признание.
- И признание заслуженное. Вы ведь ровно сорок лет работаете врачом.
- Да, я окончила Ставропольский государственный медицинский институт в 1974 году и с тех пор работаю. Сначала  врачом – кардио-ревматологом, ординатором кардиологического отделения, анестезиологом-реаниматором в Республиканской больнице, консультировала кардиологическую помощь в санитарной авиации. А с 1989 года работаю в Батумском медицинском центре моряков главным терапевтом больничного объединения. Надо сказать, что доктором я мечтала стать с раннего детства – лечила кукол, давала им лекарство.
- С медициной связана и ваша обширнейшая общественная работа.
- Несколько лет назад на базе медицинского Центра Управления Делами Президента РФ я освоила метод экстракорпорального лечения – плазмаферез и получила сертификат на право работы, а с 2000 года начала с успехом применять этот метод в Аджарии. Многие годы была ректором двухгодичного Народного Университета «Здоровье», который ежегодно выпускал до ста и более слушателей. А общественных дел действительно очень много. Я – член Президиума и председатель нескольких общественных организаций Аджарии. В 2001-2004 гг. была депутатом Совета Республики парламента Аджарии.
- Когда мы говорим о соотечественниках в Аджарии, сразу на ум приходит ваше имя. Расскажите об Ассоциации грузино-русских взаимосвязей Аджарии, которую вы возглавляете.
- Наша Ассоциация создана в 1996 году, а с 2000-го я ею руковожу. Наши приоритеты, как и в большинстве организаций соотечественников – это оказание посильной помощи, сохранение русского языка, культурные проекты. Вне зависимости от национальности, всех членов Ассоциации объединяет любовь к русской культуре. Многие обращения членов Ассоциации связаны с высоким уровнем безработицы. Мы подготовили несколько проектов, на поддержку которых очень надеемся. Работаем мы на общественных началах, поэтому приходится привлекать к работе родственников и друзей. Моя сестра – Валентина Анисимова, врач эндокринолог, сопредседатель Ассоциации грузино-российских взаимосвязей Аджарии.
- А какие проекты вы считаете самыми успешными?
- Могу сказать, что прошлый год для нас был на редкость продуктивным. Одним из основных достижений стала организация для преподавателей русского языка поездки в Санкт-Петербург для прохождения курсов повышения квалификации. Тема курсов, прошедших в Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования – «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово...» Педагоги ознакомились с инновациями в области РКИ (преподавание русского языка как иностранного) и РР (преподавание русского как родного). Аджарские педагоги побывали в Санкт-Петербурге при содействии организаций соотечественников в Аджарии (А.Гогитидзе, И.Зей, О.Чекалова). Содействие распространению и сохранению русского языка – это только часть нашей работы. Мы регулярно проводим интеллектуальную игру Брэйн-ринг. Широкомасштабные мероприятия, посвященные общественным деятелям, поэтам и писателям России и Грузии, приуроченные к знаменательным датам. Например, по традиции, 6 июня мы собираемся у памятника Пушкину на Батумском бульваре.
- Ваша деятельность не ограничивается только Ассоциацией. Кто вам помогает в такой напряженной работе?
- «Русский клуб» оказал мне доверие быть куратором в автономной республике Аджария. Также являюсь заместителем президента Союза Соотечественников Грузии «Отчизна» и соответственно куратором диаспоры по Аджарии. Я часто езжу на конференции в страны Южного Кавказа, на Съезды соотечественников и другие мероприятия. С открытием в Батуми «Дома Дружбы» помощь в проведении мероприятий оказывает мэрия города, центр культуры и искусства г.Батуми, за что большое спасибо хочу сказать его менеджеру Медее Микеладзе. Истинная толерантность дорогого стоит. Моя общественная деятельность по делам диаспоры имеет поддержку со стороны местных органов власти, что радует. Я отмечена благодарностями Посольства РФ в Грузии, Государственной Думы РФ, обществом ветеранов ВОВ Аджарии и других общественных организаций.
- История одного человека, пусть даже очень успешного, это всегда продолжение истории его семьи. Вы тому яркое подтверждение.
- Александрой я названа в честь дедушки, Александра Траубе, многогранного, образованного человека – он учился в дореволюционном Петербурге – очень грамотного специалиста и до конца жизни живо интересующегося новостями со всего света, и привившего нам тягу к знаниям. Он внес большой вклад в строительство Батуми, за что его с благодарностью и уважением вспоминают до сих пор. В доме дедушка с бабушкой, Марией Петрик, говорили на русском, французском и немецком языках. До школы с родителями я  жила в Австрии, по месту службы отца, Юрия Анисимова, кадрового военного. Он тоже был родом из Петербурга. Австрийцы все здоровались «Gutten Morgen», «Gutten Tag» и с детства традиция желать друг другу добра осталась. Мама, Галина Александровна Траубе, свободно говорила на немецком. Прекрасно рисовала, вышивала, много читала.
- Расскажите о вашем спутнике жизни.
- Мой супруг, Геннадий Ахаладзе, был профессиональным футболистом. Защищал ворота батумского и сухумского «Динамо», других ведущих футбольных клубов Грузии и Советского Союза. Затем работал в морском пароходстве Грузии. Побывал на всех континентах. Горжусь тем, что Генрих посвятил мне несколько стихов и написал два моих портрета. Он любит животных, знает о них очень много. Кошки, собаки, обезьяны, попугаи, ужи и даже орел были нашими  домашними питомцами. У него даже был зоомагазин. А я собираюсь издать сборник новелл и рассказов о животных.
- Вы ведь в юности хотели стать актрисой?
- Какая девушка не мечтает стать актрисой? Но это продолжалось недолго, потом я все равно поступила на медицинский. Правда, меня однажды сняли в кино. Это было в 93 году, в Батуми снимали телесериал «Праздник ожидания праздника» по Фазилю Искандеру. Одну из эпизодических ролей должна была играть Елена Соловей. Но она по каким-то причинам не приехала, и вместо нее попросили сыграть меня. А десять лет спустя фильм, документальный, сняли уже обо мне. Аджарское телевидение подготовило обо мне передачу к 8 марта. Надо сказать, что весь фильм, который обычно готовят в течение месяца, мы сделали за три дня – день снимали и два монтировали. Телевизионщики были очень удивлены, говорили, что у нас дома хорошая энергетика. А еще большая статья обо мне вошла в сборник Теймураза Комахидзе «Истинные батумцы», изданный в 2004 году.
- В вашей насыщенной жизни, что дает больше всего поводов для радости?
- А почти все и вместе. Иногда удивляюсь, как одновременно радуюсь морю, музыке, дождю. Обожаю ароматы вкусной еды. Я иногда думаю, что у меня такой запас жизнерадостности, потому что во мне намешано пять кровей – русская, немецкая, сербская, татарская и абхазская, от каждой понемногу, вот и получилось с лихвой.
- А чего вы не любите?
- Не люблю, когда люди болеют. Когда в мире неспокойно, никогда не могу смириться с войной. Это не пафос – это так. Вообще ссориться и долго обижаться я так и не научилась. Но не терплю предательства! Жалею завистливых. Подглядывая за чужой жизнью, они пропускают свою.
- А чем вы гордитесь?
- Горжусь своими крестниками. Я крестная мама троих молодых людей. Старший, Тарас Кварацхелия – успешный, красивый сын прекрасных родителей, отзывчивый брат, любящий супруг, отец двух дочерей. Анастасия Карданова – красавица, а главное умница, бизнес-леди, живет в Европе. Младший – Александр Миминошвили, мой племянник. Уверена, что и он скоро обретет свое счастье.
- Как вы думаете, в чем секрет молодости и счастья?
- Любите каждый день. Любите себя, солнце, море, ближних и не забывайте о страждущих. Благополучия всем!

Нино ДЖАВАХЕЛИ

 
Живая легенда

https://lh3.googleusercontent.com/-vBbk-9SDD58/U7Zn4f5gXbI/AAAAAAAAEjI/kUgjEd6XzkM/w125-h136-no/o.jpg

Мы знали, что профессору Наталье Константиновне Орловской  много лет, а по отмеренным человеку всего нескольким десятилетиям, даже очень много. Но когда она ушла этой весной (а произносилось именно «ушла»), все близкие были не просто опечалены, а удивлены, как будто на нее не действовали законы бренного существования. Она стала постоянной величиной в нашей жизни – в  жизни нескольких поколений ее студентов, студентов уже ее студентов, коллег, читателей и просто жителей Сололаки, да  и всего Тбилиси, даже не причастных к литературе. Наталья Константиновна и была постоянным высоким примером, недоступным в своем неторопливом и благородном, уникальном по интеллекту, отличном от любой обыденности мире.
Уже само имя, фамилия и отчество торжественны, благородны и неторопливы – Наталья Константиновна Орловская. Их не произнесешь скороговоркой, следует прочувствовать и проникнуться уважением. Какой генетический сплав должен был участвовать в создании этой необыкновенной женщины! Подобный сплав органично возникал лишь в немногих местах нашей планеты, и одно из них – Тбилиси. Польский прадед – Константин Иванович Орловский, прибыв в Грузию, не просто вписался в жизнь страны, а с 1860 по 1876 годы был Губернатором Тифлисской губернии. Его сын получил юридическое образование в Петербурге и работал там, но вернулся в уже родную для него Грузию. Отец Константин Валерианович окончил Институт путей сообщения, который выпускал элиту  тогдашних инженеров.  Дед со стороны мамы, Надежды Константиновны Надеждиной, принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, потом получил назначение в Карс, женился и остался на Кавказе. Еще один предок был чехом по происхождению.
Дома говорили по-французски,  а английский Наташа Орловская начала учить в 8 лет. Немецкий добавился в университете и аспирантуре. Итальянским занималась самостоятельно. Западноевропейскую филологию студентка изучала в Тбилисском университете по-грузински. На стыке культур рождаются многие ценности, и именно в Наталье Константиновне соединилось их столько, что она свободно в своем преподавании и исследовании переходила из давних эпох в современную, от одной литературы к иной, с одного языка  на другой.
В этот хор культур включилось консерваторское образование, которое позволяло исполнять сложнейшие произведения мировой классики на фортепиано. Вряд ли в новом поколении, хотя оно и славится знанием языков, может родиться человек со столь многосторонним и фундаментальным образованием. Руководителем юного ученого  в аспирантуре стал академик Шалва Нуцубидзе. Казалось бы, он был исследователем  в иной области, но малоизученные в те годы литературные взаимосвязи, восприятие грузинской литературы за рубежом, стали точкой соприкосновения выдающегося переводчика и его подопечной. А много позже Ш.Нуцубидзе решил вверить свою дочь Тамар  Наталье Орловской как руководителю диссертации.
Книга «Грузия в литературах Западной Европы XVII-XVIII веков» стала докторской Натальи Константиновны, а вторая часть, вышедшая отдельной монографией  в 1986 году, была посвящена взаимопересекающемуся явлению – восприятию европейской литературы в Грузии.
Институт рукописей, многочисленные архивы, литературные и языковедческие институты – таков спектр интересов и деятельности Натальи Орловской, ее привычная среда обитания. А в целом – глубины человеческого интеллекта и художественного творчества, будь то переводы  Шекспира Иванэ Мачабели или французские переводы лермонтовского «Демона», или стиль У.Теккерея, или воспоминания европейских путешественников о Грузии, или интерес к деятельности грузинских царевичей в Москве и Петербурге.
Профессор Орловская в наши уже далекие студенческие времена вела курс истории зарубежной литературы XVII-XIX веков. Она неторопливо, но зато навсегда вводила нас в мир английского и французского классицизма, сентиментализма и романтизма. И сама она – словно представитель эпохи Просвещения, своей любимой эпохи. Ее гении считали, что разум спасет мир, а грехи и преступления происходят от  невежества. Эта наивная уверенность жила и в Наталье Константиновне, которая никогда не взрывалась, не боролась, а учила своим примером. Но сколько душевной силы в этой наивной уверенности, и как редка она сегодня! Наталье Орловской, как и всем ее современникам, довелось жить отнюдь не в эпоху Просвещения, а в страшные 1930-е, в жестокие военные и послевоенные годы. И испытать на себе идеологический пресс соцреализма. Лишь самым стойким личностям удалось работать в гуманитарной области, не запятнав себя, не участвуя в идеологической травле или не испытать ее на себе в полной мере. Именно в полной мере, потому что и Наталье Константиновне довелось защищать свою позицию литератора в сложнейшей ситуации. И при этом, перечитывая работы профессора Орловской, нигде не встречаешь реверансов власти. Это высокий дар.
Скрупулезная, неустанная работа с полной отдачей продолжалась и в страшные 1990-е годы, и до этого, 2014 года. Рассказывали, что в 90-е, когда мало кто засиживался в читальнях, Наталью Константиновну чуть не заперли на ночь в библиотеке Академии наук Грузии  – в зале она находилась одна. А в библиотеку можно было добраться лишь пешком.
Хочется верить, что Наталья Константиновна была счастлива. Ощущая любовь и признание нескольких поколений.  В 2010 году в Тбилисском Государственном университете состоялась научная сессия, посвященная 70-летию научной и педагогической деятельности профессора Орловской (не подчеркивали, что автору трудов – девяносто). Ее вела декан гуманитарного факультета профессор Дареджан Твалтавадзе, открывшая торжественную  часть.  Педагогическую и научную деятельность юбиляра осветил инициатор сессии и один из верных учеников  юбиляра профессор Заза Гачечиладзе. Многогранность деятельности Натальи Орловской предстала в нескольких выступлениях коллег разных поколений. Профессор Тамара Нуцибидзе Наталью Орловскую как талантливую ученицу своего выдающегося отца. Профессор Элгуджа Хинтибидзе посвятил свое выступление роли ученого в исследовании грузино-западноевропейских взаимосвязей. С воспоминаниями о Наталье Константиновне – педагоге выступили профессор Русудан Энукидзе и Русудан Цихитатришвили.
А от имени Кутаисского университета юбиляра приветствовали профессора западноевропейского отделения Ираклий Цхведиани и Нанули Какулия. Они вручили Натальи Орловской диплом почетного доктора Кутаисского унивреситета им. Акакия Церетели. Это звание было присуждено за совокупность научной деятельности и вклад в подготовку научных кадров вуза – 5 профессоров университета защитили диссертации под руководством тбилисского ученого.
Президент чешского землячества в Грузии «Злата Прага» Гарольд Шмальцель рассказал о предке Натальи Орловской чехе Иване Антоновиче Прибиль. Он прибыл в Грузию в качестве военного врача, остался здесь навсегда и связал свою судьбу с грузинкой, стал одним из основоположников Тифлисского Военного госпиталя. Его старшая дочь вышла замуж за поляка Константина Ивановича Орловского.
По окончании торжественной части состоялась научная сессия, на двух лекциях которой были зачитаны доклады по широкому спектру проблем европейских литератур и литературных взаимосвязей. Таким образом, юбилейная встреча стала новым вкладом в литературоведение Грузии.
В прошлом году профессору Орловской в Тбилисском университете вручали медаль университета, и снова восхищенные коллеги организовали торжественную сессию, отметив необычный масштаб ученого и вклад в грузинскую и мировую филологию.
Сама Наталья Константиновна продолжала преподавать и писать – выступать перед студентами чуть ли не 73-й «сезон». И в этом году, как выяснилось, уже безнадежно больная, она пыталась собрать силы и начать новый семестр.
Вспоминаются встречи с профессором Орловской последних лет. В прошлом году, в июле, всего несколько месяцев назад, VI Международный русско-грузинский поэтический фестиваль «Во весь голос» в Тбилиси открылся презентацией книги Натальи Орловской «Очерки по вопросам литературных взаимосвязей». Автор выступила на двух языках, не заглядывая в бумаги, наизусть помня весь текст пятисот страничного тома, в который вошли ее исследования – от программного аналитического обзора «Грузия как тема в европейской художественной литературе» до филигранно детализированных статей о Шекспире, Золя, Жюле Верне, Гамсуне, английских, французских и американских авторов в их многомерных сопряжениях с Грузией. Поэты и ученые – представители нескольких континентов были потрясены ее блестящей речью, чувством меры, юмором, способностью ощущать давние эпохи и быть современной. Автору исполнилось уже 93 года.
На Международной толстовской конференции «Война или мир?», организованной «Русским клубом», Наталья Константиновна, в отличие от некоторых докладчиков, ни на минуту не превысила регламента и заявила: «Я не буду утомлять присутствующих, представлю неизвестные моменты о корреспондентах Льва Николаевича, посылавших ему материалы для «Хаджи-Мурата». Зал был поражен изяществом выступления и совершенно новыми для толстоведения данными.
Несколько лет назад в Драматическом театре имени А.С. Грибоедова состоялся вечер памяти известного филолога и поэта Константина Герасимова и презентация его книги, подготовленной учениками. Наталья Константиновна начала свое выступление словами: «К сожалению, я здесь единственная из преподавателей Котика Герасимова…» А потом рассказала о его студенческих годах и курсовой работе, написанной под ее руководством. Конечно, Герасимов был ярким студентом. Однако его курсовая была выполнена 60 лет назад…
Навсегда врезался в память еще один эпизод. В дни тбилисской войны 1991-1992 годов я оказалась в эпицентре событий. В доме в первый же день, 22 декабря, автоматной очередью выбили все стекла, во дворе расположился  штаб боевиков, мы были в состоянии шока. С улицы постучали в дверь. Я боялась подойти. Раздался голос: «Я зав. кафедрой английского языка Заза Гачечиладзе. Меня прислала Наталья Константиновна…»  Оказалось, что Заза должен вот-вот защитить докторскую, да вот оппонент вряд ли приедет в военный город, а я к тому времени уже была доктором наук, и Наталья Константиновна рекомендовала обратиться ко мне. Мы с Зазой сидели на полу – встать было невозможно – в комнату залетали пули, одна из них просвистела над головой. И диссертант – любимец профессора Орловской – поведал мне об исследовании Чосера, он только что занес хлеб своей учительнице и с ней оговаривал детали защиты. Я пыталась выйти из шока, но не могла. Кстати, защита состоялась, и мне довелось стать оппонентом. Сейчас я думаю: может быть, так и надо – под пулями обсуждать английского поэта из глубины веков, в 93 года издавать новый фолиант и рассказывать о нем на нескольких языках… И поддерживать дух в тех, кто годится во внуки. Хочется, ох, как хочется верить в то, что семь десятилетий непрерывной творческой деятельности  – это норма. Но это удел избранных…
Своей необыкновенной стойкостью, скромной стойкостью истинного интеллигента Наталья Константиновна вдохновляла своих учеников, младших коллег, друзей, детей, внуков и правнуков этих друзей. Я как-то писала, что пока живы столь редкие, как профессор Орловская, люди, мир еще стоит на «своих ногах». Она из тех людей, к которым хочется молча прислониться и поверить, что в стремительно меняющейся жизни есть стабильные ценности. Ведь если сегодня раздаются голоса, что те, кому старше сорока, безнадежно устарели, а Наталью Константиновну восьмой десяток лет продолжают приглашать для чтения лекций, значит, она нужна… Сейчас ее нет с нами, но память о ней будет помогать нам устоять. Она была живая легендой, одним из последних представителей великого давнего мира. Родному городу и району Сололаки, по которому она шла своей размеренной походкой, очень будет недоставать Натальи Константиновны.

Мария ФИЛИНА

 
Зачем мы тогда обнимаемся?

https://lh5.googleusercontent.com/-wPpmGWMmUNI/Uo9IkJKTEVI/AAAAAAAACuQ/ybTYCm5b63Q/s125-no/c.jpg


День первый. В Тбилиси нас встречали как родных. И удивлялись, почему так давно мы не были, если в любой момент могли купить билеты на самолет и запросто прилететь. Дорого, конечно, но запросто. Грузины так не могут. Нормальную визу в консульстве (ту, что стоит 200 долларов!) получить почти нереально (и нам рассказывали душераздирающий случай, как старушка не смогла прилететь в Россию на похороны своей сестры). Правда, в нескольких метрах от консульства добрые люди из агентства предлагают помощь. Цена такой услуги — 2000 долларов.
Мы не были в Грузии «с тех самых пор». И если бы не инициатива журнала «Дружба народов» выпустить номер, посвященный юбилею Маяковского, родившегося, как известно, в Грузии, то не знаю, когда бы еще осмелились приехать. Ведь с пустыми руками к друзьям не ездят. А встречали нас так, будто каждый день ждали.
Днем нас принял министр культуры Грузии Гурам Одишария, сухумский грузин. Мы сразу бросились друг другу в объятия.
— А помнишь, как у тебя в Сухуми?
— А помнишь, как мы в Гульрипшах у Евтушенко? Как он сейчас? Как его нога? Привет передавайте и скажите, что мы все очень сочувствуем.
Кто — мы? Кто — все?…
Вечером оказались в нескольких километрах от Тбилиси, в древней Мцхете, где нас ужинал в своем ресторане известный винодел, который почему-то ежегодно помогает в организации фестивалей русской поэзии в Грузии. Я спросила, зачем ему это. Гуджа Бубутеишвили улыбнулся: «Кушайте на здоровье, вы еще даже рыбу не попробовали». Я тогда подумала: он так гостеприимен из любви к искусству или из уважения к Николаю Свентицкому? Хотя это одно и то же: Николай Николаевич — директор известного Тбилисского государственного русского драматического театра им. Грибоедова, заслуженный деятель культуры РФ и при этом грузинский театральный и общественный деятель.
День второй. С утра отправились в РИА Новости. Шли через чистенький, почти безлюдный проспект Руставели. На самодельном книжном развале пожилой грузин торговал стоящими вперемежку грузинскими и русскими книгами. Все — секонд-хенд.
В РИА говорили о Маяковском, о любви и дружбе. Один журналист вдруг спросил: «А как вы, писатели, относитесь к тому, что одним из первых факелоносцев, которые несут огонь Олимпиады по России, стал Иван Нечаев, бомбивший Грузию в 2008 году?» Ну и что мы могли ответить?
Из РИА Новости отправились в Союз писателей. На встречу с нами пришли те, кто пишет по-русски. Их было много. Смотрели на нас с надеждой, жадно обменивались книжками. Мы-то, конечно, с интересом прочитаем. Но кто еще? А ведь грузинская литература не менее колоритна и вкусна, чем грузинское кино и грузинское вино. Хорошо еще, что есть в Москве журнал «Дружба народов», который публикует произведения наших «бывших» братьев и сестер. Но разве бывают бывшие братья, сестры, белки, соловьи?..
Александр Эбаноидзе, главный редактор «Дружбы народов», представил и раздарил номер, посвященный Маяковскому (где у меня, кстати, вышла повесть «Последний день Лили Брик»). И ничего, что номер вышел летом, а привезли журнал только в октябре. Рады, что вообще привезли.
К концу встречи в зал на крыльях любви влетел наш старинный товарищ, замечательный художник Нугзар Мгалоблишвили, и повез показывать Тбилиси. Это тот самый Нугзар, у которого «тогда» в Сухуми бомба попала прямо в мастерскую, уничтожив все картины. Это тот Нугзар, который поставил на Переделкинском кладбище уникальный памятник своему и нашему другу, Юре Щекочихину. Сейчас Нугзар не живет в Сухуми. Живет в Тбилиси.
Его город — это не «тбилисский Монмартр», полностью отреставрированный и превращенный в гламурный туристический островок. Тбилиси Нугзара — это старые улочки с еще сохранившимися ветхими домами, которые сами по себе — произведения изящного искусства. Нугзар хочет успеть нарисовать их все, пока существуют.
Вечером смотрели в Русском театре Грибоедова «Холстомера». Постановка посвящена памяти Евгения Лебедева. Зал был полный. Спектакль отличный. Но цветов артистам не дарили. Я спросила, почему. Оказывается, отвыкли с «тех самых» пор, когда приходилось выбирать между букетом и куском хачапури.
После спектакля оказались на грандиозном ужине у красивой женщины, владелицы небольшого заведения и знакомой все того же Свентицкого. Она все говорила Николаю Николаевичу: «Подожди, Коля, не представляй гостей. Вот сейчас подруга придет с мужем… Подожди, сейчас еще дочка придет… еще должен товарищ прийти… А вот теперь рассказывайте!»
Но выяснилось, что и рассказывать-то ничего не надо. Они знали, кто к ним приехал: писатель (автор знаменитого «Брака по-имеретински») и главный редактор журнала Александр Эбаноидзе, его коллега Елена Жирнова, отвечающая за связи с общественностью, прозаик Фарид Нагим, поэт Олег Хлебников да я, Анна Саед-Шах. Они хотели с нами поговорить. «А вот как вы относитесь к тому, что совсем недалеко от Тбилиси протягивают колючую проволоку — укрепляют границу с Южной Осетией? Тянут, не щадя домов, где живут люди. Рушат их, и арматуру продают как металлолом. А еще эта проволока отделяет людей от кладбища, на котором похоронены их предки. Как вы это объясните?» А как мы можем это объяснить? Но и не отвечать нельзя. Потому что, проснувшись утром и подойдя к зеркалу, хочется честно смотреть себе в глаза.
День третий. В кутаисскую гимназию, где учился Володя Маяковский в 1902—1906 годах, мы приехали с опозданием. Занятия в гимназии уже закончились. Директор встретил нас с горделивой недоверчивостью и, чуть помедлив, провел в свой просторный кабинет. Мы говорили о дружбе и языке, на котором мы все дружили. И о том, как жалко, что молодежь уже почти не говорит по-русски.
Директор сначала молчал, а потом буднично заметил, что в своей гимназии он снова ввел уроки русского языка.
Потом директор спросил: «А как вы относитесь к тому, что рядом с Тбилиси протягивают колючую проволоку? А как вы объясните, что один из факелоносцев Олимпиады — летчик, бомбивший Грузию в 2008 году? И почему же вы ничего не делаете? Зачем мы тогда обнимаемся?»
…Днем навестили дом в Багдади, родовое гнездо поэта.
Здесь юный Володя нашел способ перекричать стремительную горную речку Ханисцкали — он забирался на квеври (огромные глиняные кувшины, употребляемые для хранения вина в земле) и читал стихи, наслаждаясь удивительным резонансом.
В его не самом известном стихотворении, посвященном Грузии, есть такие строчки:
А дальше я видел: в пробоину скал
Вот с этих тропиночек узких
На сакли, звеня, опускались войска
Золотопогонников русских.
Это он случайно не в 2008 году написал?
Кстати, Музей Маяковского в Багдади сейчас не стыдно показывать даже гостям из дальнего зарубежья. И это его нынешнее состояние — заслуга Фонда КАРТУ и Союза «Русский клуб».
…В Батуми мы попали поздно вечером. Когда наш микроавтобус плыл по ярко освещенной набережной мимо шикарных офисов и отелей, кто-то, протирая глаза, заметил: «А вы уверены, что мы в Батуми? Дайте навигатор, кажется, нас привезли в Арабские Эмираты».
День четвертый. Встречались со студентами (в основном девушками) русского отделения Университета имени Шота Руставели. Они охотно спели нам под гитару русскую песенку. А мы говорили о Маяковском, о любви и дружбе. Пили кофе и боржоми.
Есть такое выражение: «Поздно пить боржоми — почки отвалились». Но мы пили. Может, еще не поздно?
А в самолете Олег Хлебников написал стихотворение:

После поездки в Грузию

Перестают говорить на моем языке.
Раньше-то разве что — не всегда
понимали,
как и сородичи, впрочем…
Но генацвале
и батоно — даже с добрым бокалом
в руке…
Ну не хотят продолжать на великом,
могучем
тост благодарственный матери,
дому, друзьям…
Стал он для них, как проволока,
колючим,
этот свободный наш, отданный
блатарям.
Перестают говорить на моем языке.
Как же я с ними смогу без него
объясниться?
Что невиновен почти. Что мне
Грузия снится
раем потерянным —
где-то невдалеке.
Кто прочитает хотя бы вот эту
страницу? —
Перестают говорить на моем языке.


Анна САЕД-ШАХ
 
ТЕАТР КАК ЧАСТЬ СТРАНЫ
https://lh5.googleusercontent.com/-Y71dJVZUrxg/Uni9UbBLWtI/AAAAAAAACps/F7bXZ44ZOV8/s125-no/cb57999b2ef0.jpg
Рижскому русскому театру имени Михаила Чехова исполнилось 130 лет. Поздравить коллег съехались руководители русских театров стран СНГ и Балтии. Не только поздравить, но и поговорить о насущном.
В рамках юбилейных мероприятий директор Рижского театра Эдуард Цеховал и художественный руководитель Игорь Коняев позвали коллег на первую и уникальную в своем роде практическую конференцию «Жизнь русских театров за пределами России». В ней приняли участие художественные руководители, директора и завлиты русских театров из Киева и Таллинна, Вильнюса, Еревана и Кишинева. Главными темами, обсуждавшимися на конференции, стали взаимодействие театров с государственными структурами, экономические аспекты, репертуарная политика русского театра в пространстве и контексте культуры другой нации, подготовка новых кадров.
Грузию на юбилее представляли директор Тбилисского государственного русского драматического театра им. А.С. Грибоедова Николай Свентицкий и художественный руководитель театра Автандил Варсимашвили. Николай Свентицкий выступил с докладом «Тбилисский русский театр имени Грибоедова: уроки выживания, школа сотрудничества, феномен традиций». Он рассказал, что театр со 168-летней историей остался в Грузии носителем живого русского языка, вспомнил, как в лихие 90-е, когда в Грузии не было ни света, ни тепла, ни хлеба, он собрал группу самых энергичных, мобильных артистов. «Мы поставили на сцене Грибоедовского сказку «Принц-Горбун». Я поехал в Москву с просьбой к директорам московских театров: кто предоставит бесплатную площадку для театра. Получил с десяток предложений. Мы играли с аншлагами, и объездили с этой музыкальной постановкой все постсоветское пространство. Так выжил театр.  Сегодня театр получает дотацию государства, но живет в основном на личную меценатскую помощь премьера Бидзины Иванишвили.
Как отметили участники форума, Николай Свентицкий лучше других сформулировал рецепт выживания русского театра за пределами России: «Мы не театр по обслуживанию русских. Мы часть страны под названием Грузия. Иначе мы останемся инородным телом. Грибоедовский театр был воплощением единства, центром пересечения русской и грузинской культур. Это был особый театр. Феномен Грибоедовского – это феномен русско-грузинских культурных взаимосвязей. И в наши дни 90 процентов публики Грибоедовского – этнические грузины. Они приходят не только увидеть талантливые спектакли, но и услышать русскую речь». Тем не менее, по мнению Николая Свентицкого, Россия должна помогать русским театрам материально. Он рассказал о своем диалоге с одной актрисой, депутатом Госдумы России, которая в ответ на его пожелание заявила: «Россия вам ничего не должна!»
Автор идеи проведения конференции Игорь Коняев обострил проблему: «Кому нужен русский театр за пределами России?» Ответы последовали самые диаметрально различные. Тем не менее, во всех странах постсоветского пространства русские театры продолжают жить и ставить спектакли. Более того, все они без исключения пользуются государственной поддержкой тех стран, в которых находятся. Другое дело, что поддержка эта очень часто выделяется по остаточному принципу. Но гости согласились, что и экономическая ситуация в большинстве государств не самая благоприятная для развития искусств.
Как отметил почетный гость конференции специальный представитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, у России есть определенная зона ответственности, которая состоит в том, что мы должны поддерживать своих соотечественников за рубежом, которые хотят иметь русский театр. Должна быть некая программа русских театров.
К юбилею Рижского театра было приурочено открытие нового 131-го сезона. Он открылся спектаклем «Комедиант Господина» по пьесе Михаила Булгакова «Кабала святош» в постановке главного режиссера театра Игоря Коняева. Днем рождения Рижского русского театра считается 2 октября 1883 года. За 130 лет театр несколько раз менял свое название. Изначально он назывался «Театральная труппа антрепренера Лаврова», с 1958 по 2006 годы носил название «Рижский театр русской драмы», после чего был переименован в Рижский русский театр имени Михаила Чехова. В настоящее время в репертуар театра входят русская и мировая классика, а также работы молодых драматургов, спектакли всех жанров. Театр часто и с успехом гастролирует. 
Логическим итогом юбилейных торжеств прозвучало предложение Николая Свентицкого о создании Совета руководителей русских театров за пределами России. Эта организация позволит реально решать многочисленные и зачастую совершенно разные проблемы, стоящие перед ними.  
Участники конференции единодушно сошлись во мнении, что свою формулу выживания Рижский русский театр продемонстрировал в документальном фильме «Дорога длиной в 130 лет». Драматическая, неровная, полная взлетов, катаклизмов и даже терактов, история русского театра в Риге в общем показала, что во все времена перед театром стояли три проблемы: искусства, финансирования и языка.

Нино ДЖАВАХЕЛИ
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 Следующая > Последняя >>

Страница 3 из 6
Воскресенье, 18. Ноября 2018