click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская
Презентация

ВЛАДИМИР ГОЛОВИН. СТИХОТВОРЕНИЯ
https://lh3.googleusercontent.com/-PxpAoR00I5Y/UxcTcrRlLXI/AAAAAAAADEY/4Aan1qwuJeY/s125-no/m.jpg
Журналист, член Союза писателей Грузии и редколлегии журнала «Русский клуб». Автор трех книг. Работал в Грузинформ-ТАСС, «Общей газете» (Россия), газете Russian bazaar (США), различных изданиях Израиля, главным редактором газеты «Головинский проспект» (Грузия).


* * *
Ну, вот и все. Пора не торопиться,
а, оглянувшись, посмотреть туда,
где выцветают имена и лица
и друг за дружку прячутся года.

Они – в ином, неизмененном мире.
Там есть иная правда, свой резон.
И небо выше, и дороги шире,
и радуга легла на горизонт.

И каждый день – в особенной огранке,
и не доказан жизнью постулат:
у горизонта есть своя изнанка,
и к ней вовек не подобрать заплат.

А мы с изнанки штопаем прорехи.
И, глядя в них, как в мутное окно,
считаем, словно памятные вехи,
ошибки, совершенные давно.

Пора не торопиться, сознавая,
сколь быстро может разорваться круг.
А здесь, с изнанки, радуга бывает?
Сомнительно.
Но все-таки…
А вдруг…


ВОТ ТАКАЯ СКАЗКА

Если будит по утрам
только крик вороны,
если рядом, по дворам,
шастают драконы,

если принцев и принцесс
в городе не стало,
если ваш любимый лес
нечисть истоптала,

если куксится больной
домовой у печки
и нетрезвый водяной
голосит из речки,

не корите добрых фей –
на себя пеняйте.
Но ни в мыслях, ни в строфе
сказку не сменяйте.


ТБИЛИССКОЕ

Я выйду из подъезда. Как всегда,
куплю в киоске пачку сигарет.
И поспешу в метро, где поезда
ритмично полосуют тень и свет.

Опаздывая, перейду на бег,
найду в кармане проездной билет.
И тут навстречу выйдет человек
И улыбнется: «Ты ли? Сколько лет!..»

И мы застынем с ним на мостовой,
и давние припомним времена,
и будем называть наперебой   
живущих и ушедших имена.

Конечно, будем говорить на «ты»,
твердить, что мир ушедший был неплох.
Его полузнакомые черты –
как отзвуки утерянных эпох.

Об очень многом не договорив,
не удивимся, что в ушах навяз
тот давний, очень простенький мотив,
ценившийся когда-то больше фраз.

Расстанемся. Я помашу рукой.
И мы растаем с ним в заботах дня.

Я буду вспоминать, кто он такой.
А он – пытаться опознать меня.

***
Какой звонок звучит для нас?
Второй? Последний? Или первый?
Он просто проверяет нервы,
иль четко отбивает час? 

И что же делать нам теперь,
когда затихла трель сигнала?
Вести, спокойно и устало,
подсчет находок и потерь?

Иль «спорить с целым морем бед»,
решив поставить под сомнение
сигнал – судьбы предупрежденье,
а может, даже и совет?

А если мерить тем  звонком
прошедшее, мечты, пределы?
Звонок звенит. Простое дело.
И ты не спрашивай, по ком.


***

Над провинциальной тишью
и имперской суетой,
там, где дворики и крыши
придавило высотой,
в небе, позабывшем грозы,
как аэростаты – в ряд –
люди, петухи и козы
местечковые летят.

Все они вполне здоровы,
то – не души, а тела.
И они вернутся скоро
в повседневные дела,
в те, где столько накопилось
– от сомнений и до драк…
А пока им воспарилось
над землею. Просто так.

И старуха, и невеста,
и младенец, и раввин –
каждому хватило места
средь подоблачных равнин.
И, познав полет однажды,
в жизни, пройденной в низах,
как спокойно смотрит каждый,
небо сохранив в глазах…

Ниспадает чудо детства
в эти самые низы.
Полон легкого кокетства
взгляд летающей козы.
И, как отблеск Холокоста,
цвет зари тревожно ал…
А все вместе это просто
называется – Шагал.


ПЕСЕНКА «ВОСЬМИДЕСЯТНИКОВ»

Ну что ж, по коням, господа!
По каравеллам и каретам!
- Туда, где в новые рассветы
плывут иные города.

Мы оказались не у дел,
нам не хватает зла и веса.
Увы, нет нужного замеса
у наших душ, у наших тел.
Мы ставки делали не те,
крапленых карт не замечали,
людей негромких привечали
по их наивной простоте.

Мы не старели до поры,
решив, что возраст управляем,
не понимая, что играем
по правилам иной игры,
что у родившихся проблем
- иные ценности и стражи…
Но скорострельность у «лепажей»
слабее, чем у АКМ.

Что ж, если мы не ко двору,
заполним рюкзаки и фляги.
Там, на дорогах – передряги,
но оставаться – не к добру.

Не зря же новая звезда
у горизонта нам маячит.
Жизнь продолжается. А значит,
вперед, по коням, господа!


***

Мой сосед беседует с Луной.
Что-то в его жизни надломилось.
И не верит он в людскую милость,
справедливость, дружбу, рай земной.

Мой сосед беседует с Луной.
Он до полнолунья адекватен.
А потом размывы лунных пятен
ворожат ему про мир иной.

Я не знаю, что он шепчет ей,
я не знаю, ждет ли он ответа,
и какие лунные секреты
всех земных забот ему важней.

Думаю, не жалуется он
на людей – далеких и соседних.
Просто ему нужен собеседник,
вот он и выходит на балкон.  

А потом – опять обычный день.
Рядом те, кто не умеют слушать,
но зато влезать умеют  в души
и швыряют тени на плетень.

Нам пока земным законом жить.
Но уже не всюду, не со всеми…
Неужели подступает время
с тем соседом на балкон сходить?


***

Гамлет смотрит «Мышеловку».
Смешаны судьба и роль.
Дворне страшно и неловко,
в ложе корчится король,
королева вся в ознобе,
и визгливых флейт минор
сотрясает, словно в злобе,
старый замок Эльсинор.

Ах, какая это пьеса!            
В ней суфлером – жизнь сама.
Вот приподнята завеса
тайны горя от ума.
Вот, набрав помалу скорость
в пышных залах и в людских,
вдруг являют страсть и корысть
все причины бед мирских.
И, сквозь годы, к нам направлен
масок нарочитый плач...

Смотрит «Мышеловку» Гамлет –
суд присяжных и палач.
 
ПУСТЬ ЦВЕТЕТ «КОЛХИДСКАЯ РОЗА»
https://lh5.googleusercontent.com/-DwjtIrp_Gmo/UrARaxoj09I/AAAAAAAAC1w/QD0xEvMV_fg/s125-no/i.jpg
Мартвили, городок в Мегрелии, хоть и невелик, но знаменит – собором, где некогда была усыпальница князей Дадиани, интересным краеведческим музеем, каньонами, в которых недавно нашли следы пребывания динозавров, монастырем VII века с фресковой росписью и, конечно, вином «оджалеши».
А теперь этот район примечателен еще и тем, что там создана и активно действует Центр-ассоциация изучения культурно-исторического наследия «Colhetis vardi»(«Колхидская роза»).
Рады и мы. Нашего полку прибыло. «Колхидская роза»  вошла в ближний круг друзей и соратников «Русского клуба», а основатель и президент ассоциации философ Елен Дорис (Россия) стала членом Общественного совета журнала «Русский клуб».
Первый же опыт сотрудничества оказался на редкость удачным. Ассоциация приняла участие в VI Международном русско-грузинском поэтическом фестивале «Во весь голос». По ее приглашению группа участников фестиваля прибыла в Мартвили, где провела незабываемый день, полный новых впечатлений и ярких эмоций. В числе гостей находились известные литераторы из Санкт-Петербурга Михаил Яснов и Анна Шульгат, которые по окончании фестиваля прислали в адрес ассоциации благодарственное письмо: «Памятным стало для нас посещение Мегрелии: благодаря представителям центра культурно-исторического наследия «Колхидская роза» мы побывали и в старинном еврейском поселении, и во владениях Грузинской Православной Церкви, где нас принимали монахи и угощали целебным вином «Оджалеши» собственного приготовления. В этой поездке мы по-настоящему прикоснулись к священным истокам древней мегрельской культуры».
Недавно «Колхидская роза» была презентована в Тбилисском международном пресс-центре  РИА Новости. Елен Дорис и члены ассоциации – публицист, переводчик Кетеван Томарадзе и студентка Мадона Ахобадзе, рассказали о культурной, научной,  просветительской работе, которую ассоциация проводит на протяжении ряда лет, о благотворительных и образовательных проектах, о планах на будущее.

Елен Дорис: Мы рады презентовать широкой общественности нашу ассоциацию в знаменательные дни, когда страна избрала нового президента. Мы поздравляем Георгия Маргвелашвили и желаем успехов на благородном поприще во благо Отечества. Что касается нашей ассоциации, то начиная с 1980-х годов мы, еще не будучи официально зарегистрированной организацией, осуществляли культурную и финансовую поддержку региона – помогали монастырю, храмам, библиотекам, музеям. Мы даже особо об этом и не распространялись, делали просто от души, а не для рекламы. Но эти шаги привели нас, группу единомышленников, к созданию в середине 2000-х Центра-ассоциации «Сolhetis vardi», которая активно включилась в культурную и общественную жизнь Грузии. Мы существуем и работаем на базе Мартвили. Нас привлекла история Колхиды – края, который известен всему миру. Мартвили является центром древнейшей цивилизации колхов. Мы основываемся на традициях и истории Колхиды и приобщаем народ Грузии и представителей мировой культурной элиты к ее наследию – мифам, легендам, памятникам архитектуры, фольклору. Наша цель состоит в том, чтобы Колхида по праву заняла достойное место среди культурных центров мира, и приоритетным для нас остаются интересы родного региона – Мартвили.
В числе реализованных проектов я бы хотела выделить, например, конкурс  «Есть такая легенда», проведенный нами среди школьников. В течение нескольких месяцев ребята из 34 школ нашего района собирали и записывали легенды, сказания, семейные предания. На конкурс было представлено более 200 работ. И все были примечательны. Но конкурс есть конкурс, и профессиональный экспертный совет выбрал самые интересные, которые были презентованы в музее Мартвили и опубликованы в сборнике «Есть такая легенда». Победители и лауреаты конкурса получили призы – ноутбуки, мобильные телефоны, и поощрительные подарки.
Наша ассоциация патронирует школу в Нахунаво. Мы подарили каждому учащемуся все необходимые школьные принадлежности, а коллективу педагогов - бытовое оборудование для учительской и школьных кабинетов (вплоть до чашек, ложек и электроприборов), чтобы учителям было комфортно работать, а ученикам – учиться. Мы будем поддерживать эту школу и в будущем.
С педагогами средних школ мы также решаем вопросы поддержания порядка в школах,  на прилегающих территориях и вдоль дорог. Наша ассоциация объявила три премии для школьников – за самый чистый класс, самый красивый двор и самую ухоженную школьную территорию. С этого мы начали. А дальше, возможно, вместе с «Русским клубом», мы объявим о начале длительной акции «Очистим и украсим родной район».
Многие знают, что в селах Бандза и Кулаши Мартвильского района расположены старинные синагоги. Синагоге в Бандза в этом году исполнилось сто лет. По нашей инициативе, при согласии бандзевской общины города Кирьят-Ата в Израиле и при поддержке фонда КАРТУ обе синагоги реконструированы.
Мадона Ахобадзе: Наш край знаменит тем, что в античные времена здесь царствовал царь Аэт, и у него была дочь Медея – волшебница, прорицательница и целительница. Я думаю, что Медея – это и есть настоящая колхидская роза. Она умела делать переливание крови, процедуры по омолаживанию кожи. В университете мы проходили курс древней медицины, и главный упор в этом курсе делался именно на Медею. Я горжусь, что иду по ее стопам. Вообще мы стараемся продолжать древние традиции целительства и, следуя мифам и сказаниям, использовать медицинские знания, которые отражены в Карабадине, книгах Тота, тибетских записях, которые дошли до наших дней.
Кетеван Томарадзе: Дохристианская эпоха Грузии на сегодняшний день изучена очень слабо. Есть материалы – археологические, исторические сведения, но их интерпретация оставляет желать лучшего. Необходим новый взгляд на античную эпоху Грузии. Наша ассоциация действует именно в этом направлении – современном и более глубоком. Мы также занимаемся изучением грузино-еврейских отношений. Под эгидой нашей ассоциации уже подготовлена книга – серьезный труд на 800 страниц. А вообще наша цель – привлекать к совместным исследованиям и научному общению ученых из разных стран, проводить международные конференции. «Колхидская роза» обещает открыть много тайн, которые пока еще сокрыты в мифах и легендах. У нас много академических книг, но мало научно-популярных текстов. Мы хотим восполнить этот пробел. И создавать книги, которые будут интересны не только специалистам, но и широкому кругу заинтересованных людей.
Е.Д.: После Нового года я собираюсь издать свою книгу «Мифическая Колхида», где, думаю, будет много нового для всех, кто интересуется працивилизациями, историей Грузии и цивилизованного мира вообще. А с «Русским клубом» в ближайшем будущем мы намереваемся организовать гастроли Театра-студии юного актера «Золотое крыльцо» при Грибоедовском театре по городам Западной Грузии и реализовать большой совместный проект – на базе школы в Нахунаво создать международный летний лагерь учебы и отдыха с приоритетным направлением изучения русского языка. Уже есть много желающих, в том числе, из-за рубежа – Испании, Италии, Великобритании, США. Этот проект направлен на долгую перспективу, в будущем он перерастет в культурный обмен – дети из Грузии поедут в гости к своим зарубежных сверстникам.
К.Т.: Я надеюсь, что это будет школа не только русского, но и грузинского языка – для иностранцев, которые интересуются историей Колхиды и Грузии. Необходимо выводить грузинскую культуру на международный уровень.
Е.Д.: Мы открыты для любого сотрудничества и хотим работать во благо Грузии. А в ее неотделимую часть – Колхиду – мы вкладываем все свои знания, таланты и заботу.

Нина ШАДУРИ
 
Я сказал любя
https://lh3.googleusercontent.com/-TnWbodA44zA/Ud11PpxDjsI/AAAAAAAACUQ/otWfuwpbtbw/s125-no/e.jpg

Конец 60-х годов. Приехавший на руставелевские юбилейные торжества в Тбилиси армянский писатель Гарегин Севунц сказал в интервью Арсену Еремяну, тогда корреспонденту «Вечернего Тбилиси»: «Наши два народа живут рядом, так близко, что мы слышим, как бьется сердце соседа».
И вот МКПС «Русский клуб» осуществил проект (руководитель – заслуженный деятель искусств РФ Николай Свентицкий) – издание книги А.Еремяна «Позови меня как сына» при поддержке Международного благотворительного фонда «КАРТУ». Она включает стихи и прозу автора, основанные на материалах о грузино-армянских взаимосвязях. С учетом культурного и политического значения данного издания для обоих народов, к участию в проекте были привлечены Союз писателей Грузии и Союз писателей Армении.
Презентация книги состоится в июле в Тбилиси и Армения.
«Добро – вот камертон, которым мы определяем непреходящую ценность литературного произведения будь то роман, рассказ или стихотворение. Очень хочется верить в победу добра в наше время ядерного безумия и оголтелого терроризма, что оно спасет мир», - пишет А.Еремян.
Приводим два его стихотворения из сборника.

Подробнее...
 
ЭТОТ СТРАННЫЙ МИР ТИМА ЧИГИРИНА
https://lh5.googleusercontent.com/-on1wzkH3SOo/UZy06kbIG-I/AAAAAAAACIo/nS8bJiVrxc4/w125-h153-no/o.jpg

Возможно, жизнь не совсем то,
за что она себя выдает.

Тим Чигирин. Сага о Рукоятке Зонта


Проза Тима Чигирина – явление в современной литературе столь необычное, что о ней трудно писать, используя привычную литературоведческую терминологию. «Облако тегов» (Тим Чигирин. Облако тегов: Саги и плачи. СПб.: Коста, 2011) – это собрание малоформатных произведений, жанровая природа которых несколько опрометчиво, на мой взгляд, определена автором как «саги» и «плачи». Если для Саши Соколова, например, «Облако тегов» – это «книга зловещих видений», то для Виктора Брегеды – художника-сюрреалиста, чьи работы красуются на обложках чигиринских книг, – это «дневник сновидений».
Шестнадцать саг – это шестнадцать «проб» переживания реальности героем «без родословной». Это не гомо советикус, не интеллигент постсоветского времени, не западный конформист, не бунтарь-одиночка, не «гражданин мира», не диссидент и не деклассированная личность без постоянной прописки. Это тот, кто не «над» и не «под» социумом, а вне социума изначально. Если угодно – вне мира, но очень даже «в себе». Весьма странным должен казаться мир тому, кто видит во внешнем его слое мифологическую изнанку. Но не обманчив ли сам внешний слой? Чтобы избежать смертельной стычки с бандой подростков в лунную ночь, герою не остается ничего иного, как воспарить по воздуху. Но самое интересное ждет его впереди, на «том берегу» жизни («Сага об Именах Существительных»). Читая саги Чигирина, ловишь себя на мысли, что если это и сюрреалистические видения, как в этом нас уверяют критики, то слишком уж они материально ощутимые, рельефные, апеллирующие не только к зрению, но и к слуху, осязанию, обонянию читателя. Собственно говоря, нет у прозаика грани между реальностью и вымыслом, не заботится он о самочувствии рядового читателя, растерянного и озадаченного: если уж принимать за исходный постулат положение, что вся художественная литература – это вымысел, то ведь есть же и конвенция между автором и читателем: что в этом вымысле надо принимать за реальность, а что за сон, видение или грезу. Поэтому читать Тима Чигирина нелегко: отточенный и прозрачный язык уверенно ведет нас в мир без опоры, как если бы к твоим ногам приделали ходули, но не удосужились их снять, и вот ты бредешь пошатываясь к костру, думая о том, что несгораем один лишь последний оскал мысли («Сага о Двух Шестах и Виноградных Косточках»). Некоторой опорой читателю могли бы служить просвечиваемые сквозь сюжет саг контуры мифов и притч, но архаические коды современным читателем, увы, утеряны, и ему приходится лишь скользить по блестящей поверхности.
Пафосная концовка «Саги об Овчинном Тулупе» – едва ли не единственное исключение из чигиринских правил. Радикальный противник длиннот, литературных прянностей и избыточных кружев не может укоротить предложение, где с каждым придаточным оборотом навинчивается еще один виток одиночества – до тех пор, пока мелодия фразы не выдыхается сама: «Когда все слова кончились, он, по примеру идиотов, стал мыслить глазами. Последнее, что запомнили зрачки Эгля – как его, лишенного дара речи, исхлестанного веревками грязных водорослей, слепнущего от искристого помета проносящихся косяков рыб, утыканного иголками неведомых портных, пригвожденного ко дну огромной белой раковиной, как его, стынущего на дне мирового океана, укрывает овчинным тулупом Отец».
В «Облаке тегов» много сложных метонимических и метафорических ходов, неочевидных сравнений, странных замещений и метаморфоз: шест может стать продолжением ноги («Сага о Двух Шестах и Виноградных Косточках»), а зонт – руки («Сага о Рукоятке Зонта»). Мир чигиринских саг расколот на множество фрагментов в сложно структурированном пространстве: переброшенный через ущелье трос соединяет два непохожих топоса, но ведь есть еще и нижний ярус, где протекает жизнь неведомого племени с непонятными для зависшего над пропастью героя обычаями и своим автономным солнцем («Сага о Рукоятке Зонта»). Двух героев другой саги разделяет, казалось бы, тончайшая преграда, но она непреодолима: персонаж находится в огромном мыльном пузыре со своим звездным куполом и пастбищами («Сага о Двух Словах»). Героя чигиринских саг и его рассказчика нимало не заботит дефрагментация – процесс собирания разрозненных частей мира в единое целое. Каждая часть мира живет у него по своим особенным законам: здесь своя физика и своя геометрия. Шизоидный дискурс повествования, разумеется, вызовет чувство дискомфорта у той части читательской аудитории, которая привыкла к успокаивающим схемам обобщений, позволяющим собрать из пазлов всю картинку. Мало того, что раздроблено пространство, само время у Чигирина поделено на дискретные сегменты, которые хочется порой (о, нетерпеливый читатель!) привести в движение одним нажатием кнопки. Но стоп-кадры нужны автору, чтобы мифологическая изнанка события обнажила свою праструктуру.
Новаторство Тима Чигирина особо зримо проступает в «Саге об Именах Существительных». Сталкивая привычные и непривычные, или, говоря научным языком, узуальные и окказиональные значения слов (причем последние выведены самим рассказчиком), прозаик достигает поразительного эффекта: знакомые каждому человеку с детства предметы и части тела открывают свои потаенные смыслы, вступая друг с другом и с миром в самые неожиданные и непредсказуемые отношения. Чудесное в чигиринском мире всегда рядом с героем: стоит лишь изменить положение тела в пространстве или сменить оптику – и мир меняет свое обличье. Как заметил один читатель, «окружающий мир и предметы служат продолжением человеческого тела (тела – тоже как предмета) – это вещи, приобретающие разные значения в зависимости от угла зрения и использования частей тела. Ноги, руки являются функцией вещей, окружающих человека: улица требует его силуэта, земля – его ног, булка и бутылка – его рук. Ноги устремлены к превратностям земли, руки – к сокрытостям неба». Дом, куда может прийти герой, не похож на дом, куда он прийти не может, потому что в доме, ждущем хозяина, предметы имеют другие значения. Чтобы приблизиться к миропониманию автора, надо привести хотя бы одно из определений саги: «Дом – телесная часть человека, избранное место для размещения различных органов во времени».
Двадцать пять плачей – это двадцать пять различных состояний сознания. Если в сагах рассказ ведется от третьего лица, то в плачах – от второго (в значении первого). Не так уж далека от истины Анна Кузнецова, когда замечает в «Знамени», что сюжет чигиринских рассказов «всегда один – пограничное состояние сознания и шаг за грань земного бытия». Однако нельзя не заметить и принципиального различия между рассказчиком саг – равно отстраненным от героя и читателя наблюдателем-протоколистом, и рассказчиком плачей, отождествляющим себя с героем. Интонация плачей – предельно-доверительная, исповедальная, даже когда речь идет о сугубо онтологических вещах: «Не забывай о дожде. С него все началось, им все и закончится (клянусь). Сперва ты был мыслью о дожде – хлипкой как сопли младенца. Потом ты вобрал в себя его структуру, все его силовые линии, чувствуя себя дырявой сеткой без опоры. После ты смешался с сырой землей и стал подкарауливать жизнь, принимая любое бульканье за ее примету. Все время хотел восстать из праха, но удерживался кем-то до поры. И вот шлюзы спущены: ты воссоединился со своим я. Правда, глаза (если они тебе даны) лучше открыть не сразу: переигровки не будет».
На одном из литературных диспутов мне довелось стать свидетелем жаркого спора между филологами: одни причисляли малую прозу Тима Чигирина к неоромантизму, другие – к сюрреализму, третьи – к магическому реализму. Возможно, время все и всех расставит по своим местам. Мне лично кажется, что ни к одному из известных -измов это творчество не сводится.
Чигирина-драматурга мало что роднит с Чигириным-прозаиком. Свои первые драмы автор представил на суд читателей и зрителей в 1990-е гг. В новый сборник (Тим Чигирин. Глот и Горт: Драмы. СПб.: Коста, 2011) наряду со старыми пьесами вошли новые – всего 13 произведений (из них один триптих и два диптиха). Пьесы очень компактны – несмотря на обилие сценических эффектов, некоторые предназначены для чтения.
Основное направление, в котором работает драматург, – драма постабсурда. Она отличается от драмы абсурда тем, что ее содержанием является не «абсурд без берегов», а абсурд строго логизированный и упорядоченный («Улитка готовится умереть», «Клюв и сердце», «Там и здесь» и др.).
В прессе уже писалось о том, что Тим Чигирин – создатель и разработчик так называемого зонтичного театра. Зонт является как продолжением руки актера, так и его «лицом». Лицо актера на протяжении всего действия скрыто под зонтом (когда зонт необходимо сложить, лицо погружается в темноту). Главное в этом театре – голос (каждому типу соответствует цвет зонта) и движение. В книге представлена первая зонтичная драма – «Тихая Азия». Думаю, чигиринские эксперименты отчасти продиктованы тем, что традиционный театр в последние десятилетия захирел, стал терять зрителя.
Главное достижение Чигирина-драматурга – драма «Глот и Горт». В первой части диптиха действие происходит в приюте для престарелых, во второй – в клинике для душевнобольных. В борьбе с навязанной им «постылой» реальностью приюта и клиники персонажи драмы демонстрируют чудеса изобретательности. Так, перебрасываемый от одного к другому клубок шерсти становится «по умолчанию» то «птичкой», вылетевшей из фотоаппарата, то «мышью», чтобы затем, пройдя через ряд превращений, вновь обрести свойства клубка. Сложные языковые игры, инсценировки исторических ситуаций нужны героям не только для того, чтобы прожить бессобытийное время казенных будней. Воссоздание одного из трагических эпизодов древнегреческой истории (казнь Фокиона) завершается гибелью двух персонажей, осуществивших свободу выбора; двое других, пройдя через ряд испытаний, спасаются верой.
Драма «Глот и Горт» – своеобразный (хотя и запоздалый) ответ на тот вызов, который был брошен в свое время драмой Беккета «В ожидании Годо».
Творчество Тима Чигирина – в высшей степени оригинальная страница в истории новейшей русской словесности. Оно обнажает новые глубины в исследовании внутреннего мира отчужденного от социума человека, воспринимающего мир как мифодраму, а жизнь как сакральное действо. В свое время М.Л. Гаспаров оценил творчество Чигирина следующим образом: «Это такая настоящая словесность, которая существует сама, без автора». Чем совершеннее продукт, тем меньше он нуждается в авторском прикрытии.

Владимир СЛИВА
 
ИСПОЛНИЛ ДОЛГ ВЕЛИКИЙ СВОЙ

https://lh5.googleusercontent.com/-u-zDOwmYfp4/UKD9jYovkUI/AAAAAAAABLs/V5rxbJfWc10/s147/e.jpg

«Знать русский язык мы стремимся сами и очень хотим этого...  Русская литература настолько сильна, что в состоянии утолить духовную жажду просвещения человека. Каждый из нас воспитан на русской литературе, которая явилась фундаментом нашего мировоззрения, наших убеждений и общественной деятельности». Эти слова великого грузинского писателя и общественного деятеля Ильи Чавчавадзе, приведены на открытке с его фотографией. Они стали лейтмотивом изданий, выпущенных Международным культурно-просветительским Союзом  (МКПС) «Русский клуб» к 175-летию со дня рождения человека, которого грузинский народ назвал отцом нации. К юбилейной дате изданы набор открыток «Исполнил долг великий свой» и книга-билингва «Рождественский подарок».
В наборе из 24-х открыток – рассказ о жизни и деятельности Ильи, цитаты из его работ, высказывания о нем деятелей грузинской и русской культур. Все это богато иллюстрировано фотографиями, среди которых – немало уникальных. Так «Русский клуб» продолжил традицию подобного рода изданий – им уже выпущены посвященные российско-грузинским литературным взаимоотношениям наборы открыток «Сны о Грузии» и «На берегу Куры Россию вспоминая». Изданы открытки при поддержке Фонда «Русский мир».
В книге «Рождественский подарок» на грузинском и русском языках представлены стихотворения и рождественский рассказ, принадлежащие перу Чавчавадзе. «Каждый, кто знает о том, как жил Илья, поймет, за какие заслуги его еще и назвали Святым Ильей Праведным. Ведь праведники живут, не совершая грехов, поступают только по справедливости, а Илья следовал всем божественным заповедям, он, как поэт и гражданин, верой и правдой служил Родине. Его слова никогда не расходились с тем, что он делал. А это очень ценилось не только в XIX веке, но и во все времена», - пишет в предисловии, обращаясь к юным читателям, заведующий отделом Института грузинской литературы имени Шота Руставели, доктор филологических наук Теймураз Доиашвили.
Этот сборник – уже четвертое издание в серии «Детская книга», выпускаемой «Русским клубом». В дни рождественских и новогодних каникул книга по традиции войдет в набор праздничных подарков для юных зрителей новогодних спектаклей Тбилисского русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Иллюстрировала книгу молодая художница, магистрантка 2-го курса магистратуры Тбилисской Академии художеств Софо Киртадзе. Сборник издан при поддержке Банка ВТБ.
Руководитель обоих проектов – президент МКПС «Русский клуб» Николай Свентицкий.

Соб. инф.

Я стоял рядом с генералом Клинчем и не мог "Игры скачать бесплатно с ключом"не услышать того, что агент торопливо шептал генералу.

На этот раз он "Скачать последнею версию шаремана"беспрекословно последовал за мной у него не осталось ничего, "Ливарол при беременности"ровно ничего, что бы поставить на карту.

Они, "Игра храбрая сердцем скачать торрент"конечно, так же как и мы, ожидали той минуты, "Скачать виктора цоя звезда по имени солнце"когда можно будет войти в лес.

Опять, раболепно отдав честь, к офицеру подошел солдат Хосе.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 5 из 10
Вторник, 19. Марта 2019