click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Моя жизнь рушится, но этого никто не видит, потому что я человек воспитанный: я все время улыбаюсь. Фредерик Бегбедер
О, спорт!

БРАТ МОЙ

https://lh3.googleusercontent.com/-rflvxP8ENyI/VOwlxuokecI/AAAAAAAAFgQ/kyDMT7EhA3M/s125-no/G.jpg

Помню, в редакцию тбилисской вечерней газеты зашел богатырского сложения парень, и мы, журналисты, посчитали это большой удачей. Собственно говоря, по долгу службы знали многое об этом выходце из знаменитой спортивной семьи. Леван Гудушаури, дядя нашего гостя, который сейчас явно смущался общим вниманием, был кумиром нашего поколения. Двукратный чемпион Советского Союза по боксу в полутяжелом весе и в команде, когда тбилисцам в военные сороковые годы удалось победить москвичей и ленинградцев, он потом возглавил спортивную школу…
Старшему брату Элгуджи, а именно так звали нашего гостя – Мерабу Ираклиевичу в конце 50-х – начале 60-х удалось выдвинуться в число сильнейших полулегковесов классического стиля, стать чемпионом страны 1960 года, войти в основной состав сборной Грузии, состоящий из одних звезд. В одном весе с ним тренировался молодой Леван Руруа, который тогда заметно робел в компании именитых. Но вот однажды Мераб сказал: «Вместо меня надо послать на соревнования Левана!»
Леван потом не переставал удивляться: «Свое место уступил в команде».
Факт, действительно, незаурядный и запоминающийся.
- Нас  было три брата – рассказывает Мераб. - Старший Гурам окончил исторический факультет Тбилисского университета. Нас с Элгуджей разделяли девять лет. Понятно, как семья мечтала о сестренке. Мама много внимания уделяла младшенькому, отдала на музыку. Так что и в музыкальную школу приходилось мне его сопровождать. Потом Элгудже пришлось выбирать между музыкой и борьбой, как Давиду Гванцеладзе между скрипкой и борьбой, который стал медалистом Токийской Олимпиады 1964 года.
Жили мы в большом доме №147 на Плехановском проспекте. Его еще называли министерским, потому что в нем проживали семьи ответственных работников. Отец был строг. По вечерам, уходя на работу, строго-настрого запрещал Гураму и мне выходить из дома. Но мне с Элгуджей разрешалось немного погулять по проспекту.
Так мы жили – интересно и счастливо.
И вот настал день, когда предстояло определить спортивную судьбу брата. «Давайте к нам на бокс», - предложил дядя Леван. «Нет!» - сказал отец.
Взял я Элгуджу за руку и привел в зал борьбы на динамовском стадионе, где сам начинал, к заслуженному тренеру  СССР Георгию Вардзелашвили, моему тренеру. Георгий Иванович оглядел новичка: «Полноват, но будем готовить тяжеловесом».
Нет слов, повезло нам обоим с тренером. Георгий Иванович читал лекции в Институте физкультуры на кафедре борьбы. Я не припомню случая, чтобы он пропустил одно занятие. А когда возникала необходимость, занятия проводил завкафедрой Иван Иванович Алиханов, большой специалист борьбы, ученый.
С первого появления Элгуджи в зале мы не разлучались. Он пристраивался в сторонке и запоминал. Я старался держать его в курсе событий не только нашего общества «Локомотив», где  работал тренером вплоть до 1964 года, когда меня призвали на работу в органы; брал с собой на сборы в Сочи, на соревнования в Ленинград.
В 1964 году в Ярославле Элгуджа стал чемпионом СССР среди юношей, но еще убедительнее была победа на следующем чемпионате в Глазове.  Первая схватка с представителем Украины Раховым – ничья. Остальных четырех участников Элгуджа уложил на лопатки.
В 1967 году Элгуджа – чемпион СССР среди молодежи.
Скупой перечень важнейших спортивных достижений Элгуджи Ираклиевича свидетельствует, каких успехов он достиг за короткий срок, какую грозную силу представлял на ковре, выступая лидером «Локомотива» и других обществ.
1967 г.  23 ноября. Ереван. Первое место на Спартакиаде институтов физической культуры;
1969 г. 26 октября. Москва. Второе место на командном чемпионате СССР;
1970 г. 22 ноября. Челябинск. 3-е место на Всесоюзном Мемориале летчика-космонавта СССР, дважды  Героя Советского Союза В.М.Комарова;
1971 г. 16 ноября. Ростов-на-Дону. Первое место в состязаниях на Кубок Вооруженных Сил СССР;
1973г. Чемпион общества «Локомотив»;
1976 г. 28 января. 3-е место на Всесоюзных соревнованиях.
Сборная молодежная Грузии три года подряд (1965, 1966, 1967) выигрывала командное первенство. Последний чемпионат (в Тбилиси) оставил победителям кубок на вечное хранение. Э.Гудушаури удостоился приза за лучшую технику, как и его товарищ по команде Отари Татишвили в полулегком весе.
За команду-победительницу выступали Элгуджа Гудушаури, Темур Курцикидзе, Гиви Бадашвили, Гела Челидзе, Георгий Дзимистарашвили, Отари Татишвили, Джемал Мегрелишвили, Артавазд  Мирзоян. Впоследствии на их счету будет немало громких побед.
В бытность студентом Грузинского института физической культуры и членом сборной команды Грузии и Советского Союза, Элгуджа дважды выигрывает звание чемпиона мира среди железнодорожников. Уникальный приз, за победу в его розыгрыше присуждали звание мастера спорта международного класса. А у Элгуджи их целых два. По всему миру таких счастливчиков считанные единицы. Потом подобные чемпионаты стали проводить динамовцы и армейцы.
Широко образованный специалист, заместитель директора техникума физкультуры, на протяжении ряда лет начальник Управления единоборств Грузии, он проявил себя отличным организатором, много сделавшим для развития грузинского спорта.
Его называли в числе самых образованных борцов.

Арсен ЕРЕМЯН

 
ДЯДЯ ПАВЛИК – отец чемпионов

https://lh5.googleusercontent.com/-OJS0SamdRoI/VMIhIMxoJ6I/AAAAAAAAFYo/E5aSS5iSjbQ/s125-no/I.jpg

Слабым духом и телом вход сюда был заказан – в тяжелоатлетический динамовский зал на улице Бесики. «Павлес дарбази», Залом Павла, называли поклонники «железной игры» комнату с единственным помостом, вокруг которого колдовал Павел Гумашян, смуглый, коренастый, внешне суровый, но с золотым сердцем человек. Дядей Павликом его звал и стар и млад.
Как магнитом притягивала секция мальчишек послевоенной поры. Заглянул сюда и земмельский паренек Рафик Чимишкян и, зачарованный, замер на пороге, глядя как играючи справляются с весом эти крепыши, слушал грохот сбрасываемой на помост штанги.
«Я с самого начала был покорен техникой Жгенти», - вспоминает олимпийский чемпион Хельсинки. Став полноправным участником богатырского сбора, Рафаэл, забыв о собственной тренировке, подолгу наблюдал за действиями Мамия, трехкратного  чемпиона СССР. Особенно хороши были у него темповые движения – рывок и толчок.
Да только ли один Жгенти пример для начинающих? Здесь же тренировались чемпионы страны Владимир Светилко и Моисей Касьяник. У Светилко образцовый жим, он рекордсмен мира.
Сколько собиралось на этом пятачке тяжелоатлетических знаменитостей, состоявшихся и будущих!
Душой занятий был хозяин, Павел Александрович, как-то незаметно вселяющий в воспитанников дисциплину, сплоченность и волю к победе – качества, без которых нет успехов в  спорте. Заслуженный мастер спорта СССР Владимир Светилко в 1951 году писал: «Настойчивая работа – основа всякого успеха. Только в  труде вырабатывается у спортсмена сила, ловкость, выносливость, решительность. Эти качества прививает мне мой тренер Павел Александрович Гумашян. Ему я обязан тем, что вот уже четыре года подряд (1948-1951 гг. – А.Е.) являюсь чемпионом страны в легком весе, рекордсменом мира в жиме двумя руками».
Начинал Гумашян в 1929 году. Будучи киномехаником в тбилисском саду «Стелла» увидел здесь штангу и сделал выбор на всю жизнь. Вошел в число сильнейших штангистов Грузии, Закавказья, страны. Был вторым призером чемпионата СССР в 1936-м, после Георгия Попова. Тогда же выиграл всеармейские соревнования. Состязались в сумме пятиборья – к трем классическим движениям добавлялись толчок и рывок правой или левой рукой.
И что удивляет, так это спортивное долголетие Гумашяна. Уйдя добровольцем на фронт, проигнорировав имевшуюся бронь, в 1943 году в бою под Харьковом был тяжело ранен, пуля перебила сустав левой руки. Павел Александрович, соревнуясь одной рукой, установил рекорды Грузии в толчке правой.
И ни на один день не прекращал тренерской деятельности, к которой приобщился еще на заре своей спортивной жизни. На этой стезе ждали его наибольшие радости.
На Олимпийских играх 1952 года настал звездный час Рафаэла Чимишкяна, он стал олимпийским чемпионом в полулегком весе. На чемпионатах самого высокого уровня сразу три участника советской сборной Светилко, Чимишкян и Моисей Касьяник – половина команды – были из «Зала Павла». Заслуженный мастер спорта Мамия Жгенти в разные годы также украшал главную команду Советского Союза.
Мы еще не сказали о рекордсмене мира Хаиме Ханукашвили, серебряном призере чемпионата мира-59 Акопе Фараджяне, мастере спорта и заслуженном тренере СССР Дмитрии Капцове, чемпионах и рекордсменах Грузии Кукури Эбралидзе, Гураме Миминошвили, Иосифе Шивце, Арнольде Татишвили.
Павел Александрович был успешным наставником. С ним команда Грузсовета «Динамо» девять раз становилась сильнейшей в стране. Вдумчивый тренер умело подводил своих «детей» к наивысшим результатам. Закончив выступать в большом спорте, заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР Павел Гумашян остался в нем, продолжаясь в своих воспитанниках.

Арсен ЕРЕМЯН

 
НАДЕЖНОСТЬ ЛИДЕРА

https://lh6.googleusercontent.com/-xSSEnIEjZAg/VI6xagUxlkI/AAAAAAAAFQo/79HuPKhmApw/s125-no/g.jpg

В декабре 1978 года Тбилиси принимал участников высшей лиги чемпионата СССР. Наибольшие симпатии хозяев вызывал Тамаз Гиоргадзе, и повод для такого внимания подавал отменный: один из будущих героев турнира быстро освоился на непривычной для себя шахматной высоте и победил двух гроссмейстеров – Юрия Разуваева и Бориса Гулько, полагавших, что «лев еще не проснулся».
На старте Гиоргадзе неожиданно для всех избрал сугубо защитную тактику. Пятнадцать ничьих, две победы – таков был итог выступления тбилисского шахматиста, сумевшего пройти многотрудную дистанцию чемпионата без единого поражения. Правда, несколько смущало обилие половинок в его турнирной графе.
Как сказал на закрытии турнира экс-чемпион мира Михаил Таль, добавивший к своей коллекции шестую золотую медаль чемпиона страны, тбилисец сделал важный шаг вперед на пути мужской шахматной эмансипации в Грузии. Правда, шутливо добавил чемпион, Тамаз был слишком миролюбив и на протяжении турнира предложил ничьих больше, чем Нона Гаприндашвили, Нана Александрия и  Майя Чибурданидзе, вместе взятые, за их спортивную жизнь.
Но цель достигнута – четвертое место в споре сильнейших шахматистов страны. Это лучший результат среди грузинских шахматистов в истории шахмат.
Так Тамаз Гиоргадзе, бывший до этого турнира международным гроссмейстером, стал гроссмейстером СССР, подтвердив мнение, что чемпионаты страны – подлинная шахматная академия.
Тамаз, включенный в состав соревнования в последний час (такие участники особенно опасны!), начал турнир в одном шахматном качестве, а закончил в новом. Три первых призера высшей лиги – Михаил Таль, Виталий Цешковский и Лев Полугаевский – явно избежали поражения в личных встречах с новым советским гроссмейстером.
Обоснованность своих честолюбивых претензий Гиоргадзе подтвердил довольно скоро. В следующем чемпионате высшей лиги в Минске занял пятое место, причем дал несколько образцов шахматного искусства. В партии с Виктором Купрейчиком, шахматистом острокомбинационного стиля, он прямо-таки растерзал минского гроссмейстера, бывшего главным возмутителем спокойствия в турнире. Пять побед одержал на старте Виктор, прежде чем опомнившиеся соперники бросились догонять ушедшего далеко вперед лидера.
Такая игра не могла не нравиться Тамазу, который сам в драке был не последний, сполна наказывая своих обидчиков.
Тамаз – шахматист активного позиционного стиля, шахматист-реалист. Играет в так называемые правильные шахматы, твердо верит в законы позиции. Прежде он больше стремился к тактической игре.
Теперь его вкусы изменились: он охотно играл и эндшпили, ведь именно они требуют от шахматиста больших знаний, опыта и логического мышления.
Специалисты отмечали, что Тамаз любит работать над дебютными проблемами. И вот что показательно: в своих партиях он избегает неоправданного риска, даже в тех случаях, когда победа необходима как воздух.
Играть в шахматы он научился в детстве, посещая секцию Кутаисского Дома пионеров, где работал заслуженный тренер республики Давид Чирадзе, тот самый тренер, у которого позже брала первые уроки Майя Чибурданидзе.
Шахматы не сразу стали для Тамаза Гиоргадзе одной, но пламенной страстью. Как многие его сверстники, влюбленные в кутаисское «Торпедо», он вместе с Ревазом Дзодзуашвили, посещал футбольную секцию, занятия в которой вел дядя Майи Чибурданидзе Карло Хурцидзе.
Однако скоро в жизнь Тамаза властно вошли шахматы. Мама не возражала против нового увлечения, она предпочитала видеть сына шахматистом. По ее мнению, так он мог избежать физических травм.
Тамазу повезло с шахматными наставниками. Окончив школу, он стал студентом Грузинского политехнического института и в течение трех лет был прилежным слушателем шахматных лекций заслуженного тренера СССР Вахтанга Карселадзе. Выдающийся шахматный педагог привил ему вкус к комбинационной игре. Вахтанг Ильич требовал от воспитанников увлеченности, преданности, трудолюбия – качеств, гарантирующих успех в любом начинании. Но что особенно ценно – педагог учил своих мальчиков и девочек быть добрыми и отзывчивыми. За шахматной доской они не забывали наказа учителя.
После кончины Вахтанга Ильича Тамаз тренировался у своего старшего друга гроссмейстера Бухути Гургенидзе.
Как шахматист Гиоргадзе мужал в республиканских соревнованиях. В пятнадцать лет впервые сыграл в чемпионате Грузии среди взрослых. Спустя пять лет в турнире сильнейших шахматистов Закавказья впервые  выполнил норматив мастера спорта.
В 1969 году двадцати двух лет от роду Тамаз выиграл звание чемпиона СССР среди студентов.
Проводился чемпионат в Батуми, и Гиоргадзе очень хотелось сыграть перед земляками как можно лучше. Был и другой раздражитель. По итогам двух студенческих первенств он имел все основания быть включенным в состав олимпийской сборной СССР среди студентов, но тогда его обошли вниманием.
И на этот раз шансы тбилисца расценивались не очень высоко, в Батуми многие участники превосходили его по опыту.
Тем убедительнее успех Гиоргадзе, который лидировал с первого до последнего тура. Наградой ему была золотая чемпионская медаль.
Особенную спортивную злость Гиоргадзе проявил в партиях со своими основными конкурентами: три победы при двух ничьих, а всего он одержал восемь побед в 15 встречах. Победитель продемонстрировал интересные дебютные разработки, умение реализовать оригинальные замыслы в конкретной игре, требующей расчета сложных вариантов.
Турнир в Батуми стал одним из этапов подготовки к XVI Всемирной студенческой Олимпиаде в Дрездене. В состав команды включили Владимира Тукмакова, Михаила Подгайца, Виталия Цешковского, Тамаза Гиоргадзе. Запасные Орест Аверкин и Виктор Купрейчик.
Обновленной прибыла на олимпийскую арену советская сборная, в ее рядах насчитывалось три дебютанта.
Как чемпиона Тамаза ввели в основной состав. И тренеры не ошиблись.
Тамаз внес весомый вклад очков в копилку команды, в шестой раз выигравшей золотые медали чемпионов мира. Особенно успешно сыграл в полуфинале. В финале две рядовые победы на финише позволили ему первенствовать на своей доске. Точнее было так – шесть партий Тамаз сыграл на третьей доске, по одной – на второй и четвертой. Пять партий выиграл, три свел вничью.
И еще успел сыграть в составе сборной команды студентов «всего мира» с одной из дрезденских футбольных команд.
На этот раз отрыв советских студентов от ближайших соперников – югославских шахматистов – составил 5,5 очков. Убедительная победа!
Уроки олимпийских соревнований позволили сделать обнадеживающий вывод: среди советской молодежи выросла целая плеяда шахматистов международного класса. Ближайшие события подтвердили это мнение.
К середине 70-х годов Гиоргадзе, успешно выступивший во всесоюзных турнирах и за рубежом, второй раз выполнил норму международного гроссмейстера. На его счету победы на мемориалах Виктора Гоглидзе, чемпионатах Грузии. Он лидер грузинских шахматистов 70-80 годов.
Тамаз никогда не забывал о своей главной задаче – побольше играть во всесоюзных турнирах, глубоко веря, что успешно выступающий в этих соревнованиях – действительно сильный шахматист. Разрабатывая программу участия в ряде значительных турниров, Тамаз главный акцент перенес на финал 46-го чемпионата страны. Как мы знаем, он принес грузинскому шахматисту четвертое место и звание гроссмейстера СССР.
Свою истинную гроссмейстерскую силу Тамаз Васильевич Гиоргадзе не раз доказал в составе команды «Буревестник» (Кубок европейских клубов) и сборной Грузии.
Особую гордость испытали грузинские шахматисты за своего лидера на VII Спартакиаде народов СССР (1979), когда он показал лучший результат на первой доске.
Заслуженный тренер Грузии Тамаз Гиоргадзе на протяжении ряда лет выполнял ответственные и почетные обязанности секунданта чемпиона мира Анатолия Карпова.

Арсен ЕРЕМЯН

 
ЭТАЛОН ДРУГА

https://lh5.googleusercontent.com/-Et4lHfk47iU/VH1__4GI3DI/AAAAAAAAFLU/48pq28R58qY/s125-no/f.jpg

Познакомились они шестьдесят лет назад. Судьба свела их вместе в городе-герое на Волге, на юношеском чемпионате СССР по классической борьбе 1954 года, чтобы уже не расставаться, подружиться и, более того, породниться. Назовем их: Мераб Гудушаури из Тбилиси и Степан Казарян, участник команды Еревана. Или, как представляют героев известного фильма Георгия Данелия – жителей солнечной Грузии и солнечной Армении.
По воспоминаниям моего друга, восстановим события минувших дней. Как-то сразу Мерабу пришелся по душе его новый знакомый – смуглый, прекрасно сложенный для своих лет. Поселили их команды в большой комнате со сборной Казахстана, в составе которой были будущие мировые знаменитости Анатолий Колесов, Валерий Анисимов, Вадим Псарев.
Но это будет, а пока по завершении соревнований все вместе гуляли по сталинградским улицам, встречая повсеместно незалеченные следы войны, посещали места, памятные по сообщениям Совинформбюро.
Боролся Степа в весе 52 кг, боролся великолепно, все схватки проводил на высоком техническом уровне, завершая как правило досрочно – занял в финале второе место. Одному только борцу оказалось по силам опередить Степана и стать чемпионом, но какому! Олегу Караваеву. Да-да, тому самому, кому через несколько лет покорились все мыслимые чемпионские  вершины: СССР (5 раз), мира (дважды) и Римской олимпиады 1960 года.
Мераб Гудушаури, как и Степан, занял второе место в полулегком весе. В день отъезда обменялись адресами, еще не зная, как часты будут их встречи на первенстве ЦС «Буревестника», ВЦСПС, других кубковых и межведомственных соревнованиях. Так началась их дружба. А потом была встреча на первенстве мира 1975 года, памятным тем, что советские борцы завоевали 8 золотых медалей, в Минске, где день рождения Гудушаури – 13 сентября – отмечали степановы сыновья Вартан и Армен (Мераб Ираклиевич крестный Армена, а его отец – Мераба-младшего, внука его друга). И еще одна, более дальняя, на чемпионате мира 1979 года в американском городе Сан-Диего, куда оба приехали в качестве почетных гостей и особо почитаемых людей в большой мировой борцовской семье, где их, тогда еще советскую спортивную делегацию, разместили в одном из коттеджей института, комендантом которого оказался некто Кероп, соотечественник и друг Степана, так что лучшего ежеминутного внимания нельзя было и пожелать. Очень скоро пришли и другие степановы друзья из армянской диаспоры – организовали поездку в Лос-Анджелес, в знаменитый дельфинарий; ходили на соревнования, а по завершении их пригласили Мераба, Степана и старшего тренера сборной В.Миронова в институтский коттедж, который также оказался в ведомстве Керопа, на Тихоокеанском побережье, на шашлыки, в полном соответствии с кавказской кухней.
На сегодняшний день Степан Левонович по праву считается одним из самых уважаемых людей в мире борьбы. Уроженец Еревана, гражданин мира, как в шутку себя он называет, с 2003 года работает генеральным секретарем Технического департамента Международной федерации объединенных стилей борьбы (ФИЛА), где занимал различные должности с 1975 года, занимается научной работой. К тому же он – заслуженный тренер СССР и Армении, заслуженный гостренер и деятель спорта РА, почетный мастер спорта СССР, судья всесоюзной и международной категорий (с 1965 г.), уже в 27 лет возглавлял сборную Армении по классической борьбе, будучи младше некоторых своих подопечных. Воспитал до трех десятков мастеров спорта, среди которых немало самых именитых.
Многие годы возглавлял республиканское сельское добровольное спортобщество «Севан», открыл 34 спортшколы, 17 из них с борцовской специализацией. В одной из них, в Масисе, был подготовлен олимпийский чемпион Атланты Армен Назарян, первый в независимой Армении. В 1968 году С.Казарян сроком на два года командируется в Камбоджу на тренерскую работу, за которую удостаивается высшей правительственной награды.
Круг обязанностей и кипучая деятельность Степана Левоновича, и это несмотря на его 79 лет, внушает большое уважение. Профессор Казарян проводит тренерские и судейские семинары ФИЛА, посетил с лекциями 90 стран мира.
«Приезжает и к нам, в Грузию с семинарами, - рассказывает Мераб Гудушаури, - помогает нашим судьям освоить новые правила, занимается с молодыми борцами. Большая дружба связывала Степана Казаряна с нашими первыми олимпийскими чемпионами Давидом Цимакуридзе и Гиви Картозия. Когда в апреле 1966 года трагически погибли в автоаварии два друга, два великих спортсмена Автандил Коридзе и Роман Дзнеладзе, приехавшую на похороны армянскую делегацию борцов возглавил мой друг Степан. Такое не забывается! Он и сейчас дружит с нашими выдающимися чемпионами Леваном Тедиашвили, Романом Руруа, Лери Хабеловым… Всех не перечислишь. Всегда для нас он остается дорогим и желанным гостем. Степан – эталон друга.
Весной 2013 года Тбилиси принимал первенство Европы по греко-римской, вольной и женской борьбе. В этом огромная заслуга Степана Левоновича Казаряна, свидетельство его большого авторитета в ФИЛА, уважения выдающихся достижений грузинской школы борьбы.

Арсен Еремян

 
АРБИТР ОТ БОГА

https://lh5.googleusercontent.com/-gEwg75hFVkk/VGxqhHd0y-I/AAAAAAAAFH4/IPuJRH9jZYA/w125-h124-no/e.jpg

Имя арбитра ФИФА Анатолия Васильевича Мильченко хорошо известно ветеранам и многочисленным поклонникам футбола во всем мире. В 1970-80-х годах он был одним из самых авторитетных футбольных арбитров как в масштабах СССР, так и в Европе. А.Мильченко 14 раз входил в список 10 лучших арбитров Советского Союза, он судил сотни международных матчей (товарищеских и официальных) с участием национальных сборных разных стран, отборочные встречи чемпионатов Европы и мира, матчи юношеского чемпионата мира 1979 года в Японии, популярных клубных евротурниров, имел честь судить официальные матчи и на знаменитом лондонском стадионе «Уэмбли».
Я был знаком с Анатолием Васильевичем еще с 1980-х годов, когда мы оба жили в Сухуми. Его уважали и как выдающегося арбитра, и как внимательного, отзывчивого и в то же время принципиального человека. В результате войны 1992-1993 годов нас, как и десятки тысяч жителей Сухуми,  жизнь раскидала: он оказался в Киеве, я в Тбилиси. В 1994-1998 гг. Анатолий Васильевич работал в Киеве в посольстве Грузии в Украине. Я общался с ним по телефону или когда он с супругой Сулико Ткебучава приезжал в столицу Грузии. В 1998 году, во время его очередного приезда в Тбилиси я взял у него пространное  интервью, которое было опубликовано тогда в газете «Свободная Грузия». Главным редактором этой газеты был и является известный в прошлом футбольный комментатор, бывший вратарь юношеской сборной Грузии Тато Ласхишвили (он из-за травмы рано прекратил карьеру). В этом интервью Анатолий Васильевич подробно рассказал о своей сложной, но очень интересной и насыщенной жизни и деятельности, поэтому для характеристики его жизненного пути я решил выбрать повествование самого А.В. Мильченко. Лучшего него об этом никто не расскажет:
- Я родился в 1938 году в Боржоми, мои дед и отец в 1936 году по направлению приехали из Украины в Боржоми для участия в строительстве стекольного завода. Наша семья решила обосноваться здесь. Отец – Василий Петрович и дядя – Григорий Петрович погибли в Великой Отечественной войне. Мать Пелагея Никитична Боберец не мешала моему увлечению спортом, в школьные годы я играл в футбол, баскетбол, волейбол (мой рост – 1 метр 79 см), будучи старшеклассником, я начал играть в боржомской футбольной команде «Чанчкери», которая выступала в чемпионате Грузии. Я был призван в армию и играл за футбольную команду Тбилисского Дома офицеров, затем – за команду Закавказского военного округа. В 1960 году вернулся в Боржоми. В том же году на учебно-тренировочной базе в поселке Леселидзе состоялись встречи молодежных сборных Восточной и Западной Грузии, на сборах присутствовали лучшие тренеры республики. Я играл за сборную Восточной Грузии центральным защитником, забил гол. В начале 1961 года меня пригласили в сухумское «Динамо», с  тех пор (до сентября 1993 года) я в течение 33 лет жил и работал в Сухуми. Тогда в Сухуми были две команды – «Рица» (за нее играли Хасая, Граматикопуло, Сордия, Минджия, Читава, Баратели, эта команда выступала в классе «Б» чемпионата СССР) и «Динамо» (играла в чемпионате Грузии, в ее рядах были тогда Илиади, Эркомаишвили и другие известные футболисты). Почти четыре сезона я играл за «Динамо»
(Сухуми), в 1964 г. - за команду г.Ткварчели, где, кстати,  какое-то время был директором городского Дома пионеров, затем получил травму и решил бросить футбол, поступил на технологический факультет Грузинского института субтропического хозяйства в Сухуми.
Именно в это время в Сухуми, для проведения товарищеского контрольного матча, прибыл московский ЦСКА, старшим тренером армейцев был легендарный Всеволод Бобров. ЦСКА встречался с клубом из Орехово-Зуево, матч должны были обслуживать судьи из Сочи, где проходили всесоюзные судейские сборы, но по неизвестным причинам они не приехали. Патриарх сухумского футбола, председатель Абхазского областного совета Всегрузинской республиканской организации общества «Динамо» Михаил Туркия поручил администрации стадиона срочно разыскать меня:он знал, что я неоднократно судил товарищеские матчи детских и юношеских команд и решил, что я смогу судить и игру ЦСКА. Оказывается, остальные местные арбитры отказались судить эту встречу, наверное, они не хотели брать на себя такую ответственность. И Михаил Туркия попросил меня судить эту игру. Я, естественно, тоже отказывался, но он  уговаривал настойчиво и умело, убеждал, что иначе матч сорвется, а трибуны стадиона будут переполнены (около 10 тысяч зрителей), что в ложе будут члены правительства автономной республики и будет стыдно за город и т.д. И я сдался, сказав: «Если что-то будет не так, не обессудьте, пусть никто потом мне претензий не предъявляет».
Игра выдалась напряженной: ЦСКА вел 1:0. За три минуты до конца матча армеец Пономарев явно повалил в своей штрафной площадке Орешникова, я назначил пенальти – 1:1.  После игры я нахожусь в раздевалке. Кто-то стучит в дверь. Слышу голоса Боброва и Туркия: «Толик, открой!» Думаю – все, приехали, будут отчитывать за пенальти. Кричу им: «Говорил же вам: не готов я судить такие матчи!» А в ответ слышу голос Всеволода Боброва: «Молодой человек, я пришел поблагодарить вас за отличное судейство». После этого я открыл дверь. Мы очень тепло поговорили. Всеволод Бобров сказал, что через несколько дней уезжает с ЦСКА в Тбилиси для проведения  матча чемпионата СССР с местным «Динамо» и пообещал, что скажет руководителям грузинского спорта о необходимости привлечения меня к судейству. Я подумал, что его слова так и останутся добрыми словами. Однако через неделю раздался звонок из Тбилиси. Звонил Давид Цомая из Федерации футбола Грузии: «Толик, Бобров так тебя хвалил, что мы решили вызвать тебя в Тбилиси и поручить судить несколько матчей чемпионата Грузии, а там видно будет».
На стадионе тбилисского 31-го авиазавода в присутствии патриархов судейского корпуса Грузии – Дуки Рамишвили, Нестора Чхатарашвили, Георгия Баканидзе, Джондо Шавдия – я судил пару матчей. Оба раза мне поставили оценку «отлично», затем доверили судить и другие матчи, вскоре присвоили звание «судья республиканской категории». А мне очень хотелось попасть на всесоюзные судейские курсы в Сочи. Находясь в Москве, я зашел в судейский комитет Федерации футбола СССР. Евгений Лядин (тренер юношеской сборной СССР), присутствовавший на вышеназванном матче в Сухуми, рекомендовал меня, и главный судья первенства СССР Александр Меньшиков дал «добро». В Сочи, на курсах, я слушал лекции и семинары, которые проводили такие опытные арбитры, как Тофик Бахрамов (он в 1966 г. был боковым арбитром финального матча чемпионата мира), Карло Круашвили, Павел Казаков и др. Пройдя аттестацию, в 1965 году я получил предложение судить матчи переходного турнира команд первой лиги чемпионата СССР, победитель которого получал право играть в высшей лиге. В 27 лет я судил эти матчи в Ташкенте. В решающем матче за выход в высшую лигу играли «Заря» (Ворошиловград) и «Политотдел» (Ташкент). «Заря» выиграла – 1:0 (гол забил Галустов, в воротах ташкентцев стоял грузин Илуридзе). Боковыми арбитрами были Отари Алавидзе и Ило Бочорадзе… В 1966 г. мне стали поручать судейство матчей высшей лиги чемпионата СССР. Я судил боковым в паре с такими опытными арбитрами, как Руднев и Азим-заде.
- Вам было всего 28 лет, а ведь некоторые футболисты были и постарше. У вас не возникали осложнения на этой почве?
- Судейству это не мешало. В 1967 году я уже стал судьей всесоюзной категории… В конце 60-х обслуживал товарищеские матчи с участием ряда зарубежных клубов, приезжавших в СССР. Первый матч за границей я судил в 1971 году – это была товарищеская встреча сборных ГДР и ЧССР, я был боковым арбитром. В том же году я помогал Тофику Бахрамову, арбитру матча «Болонья» (Италия) и «Железничар» (Югославия) - это был матч Кубка Ярмарок (впоследствии – Кубок УЕФА). В 1972 году я был боковым арбитром финала Кубка УЕФА – между английскими клубами «Вулверхэмптон» и «Тоттенхэм Хотспур», арбитром в поле на этой встрече был тот же Тофик Бахрамов.
- Когда вы провели первый международный матч в качестве главного судьи?
- Такое право я получил в 1974 году. Я судил матч «Карл Цейс» (Иена) - «Спарта» (Прага), мне помогали такие опытные арбитры, как Карло Круашвили из Тбилиси и Кестутис Андзюлис из Каунаса. В том же году я вместе с ними судил матч молодежного чемпионата Европы между сборными Греции и Болгарии. В 1975 году принял участие в прошедшем в Швейцарии финале первенства Европы среди юниоров и получил малую золотую медаль за судейство в финальном матче Англия-Финляндия. После этого я уже начал судить отборочные матчи чемпионатов Европы и мира.
В 1979 году я был арбитром на матчах чемпионата мира среди юниоров в Японии. Там блестяще сыграл 18-летний Марадона. Я судил матч открытия Мексика-Алжир, обслужил ряд других важных встреч и получил право судить финал этого чемпионата мира. Но так как сборная СССР вместе со сборной Аргентины вышла в финал мирового первенства (аргентинцы выиграли 3:1), я как арбитр из СССР не мог судить финальную встречу с участием сборной СССР и поэтому пришлось обслуживать матч за третье место между сборными Польши и Уругвая. В 1979 году решением ФИФА мне было присвоено звание «Судья международной категории – арбитр ФИФА».
- Анатолий Васильевич, вы были реальным кандидатом, чтобы в качестве арбитра из СССР судить матчи финального турнира чемпионатов мира 1982 и 1986 гг., но вы на чемпионат мира не попали...
- За судейство всех отборочных матчей чемпионата мира 1986 г., в частности, таких важных встреч, как Англия-Турция, Австрия-Голландия, Исландия-Шотландия, я получил оценку «отлично». После матча англичан с турками, состоявшегося в октябре 1985 года на «Уэмбли», представители ФИФА поздравляли меня с отличным судейством и в частных беседах говорили: «До встречи на чемпионате мира в Мексике!» Но вместо Мексики я попал в… Индию, где  судил матч международного турнира имени Джавахарлала Неру с участием сборных СССР, ГДР, Китая, Парагвая и др. Кое-кто в Федерации футбола СССР очень постарался, чтобы я не попал в Мексику на чемпионат мира. Некоторые высокопоставленные футбольные чиновники «уберегли» меня от поездки в Мексику. Точно также эти футбольные чиновники «позаботились» о том, чтобы я не попал на чемпионат мира 1982 года в Испании, но я на них зла не держу…
В качестве главного судьи я судил 376 официальных матчей отборочных турниров чемпионатов Европы и мира, Олимпийских игр и клубных евротурниров и матчей высшей лиги чемпионата СССР. Я не жалею, что в начале 1986 года ушел из футбола… Через четыре года я вернулся в судейский корпус, в 1990-92 гг. судил матчи национального чемпионата и Кубка Грузии. Мне было за 50, но Федерация футбола Грузии в качестве исключения допустила меня на судейство проводимых под ее эгидой игр.
- Какие гонорары определяли вам и вашим коллегам за судейство международных матчей?
- До 1980 года мы получали суточные. За каждые сутки пребывания за границей выплачивали от 70 до 100 долларов (за матчи юношеских сборных – 70, взрослых – 100). Впоследствии суточные возросли сначала до 125, а затем – до 145 долларов. Тогда не существовало высоких гонораров, это сейчас на чемпионате мира за одну игру, в зависимости от ее ранга, выплачивают официальный гонорар в 3-4, а то и в 7-8 раз больше, чем в 80-х годах за весь месяц судейства на мировом первенстве.
- А сколько платили на чемпионате СССР за матчи высшей лиги?
- Судья республиканской категории за матч в высшей лиге получал 10 рублей, судья всесоюзной и международной категории – 17 р. 50 коп. Так было до 1983 года. Потом гонорар повысили – сначала до 30, затем – до 50 рублей. Но я не очень расстраивался, ведь с 1974 года я работал директором туристической гостиницы «Сухуми». Зарплата была неплохая, служебный автомобиль, уважение горожан, хорошие контакты по всему бывшему СССР, что ценнее и важнее денег. Я объездил весь мир, занимался любимым делом, судил матчи с участием таких легендарных игроков, как Беккенбауэр, Мюллер, Круифф, Марадона, Линекер.
- Какие матчи остались в вашей памяти как самые тяжелые?
- Очень тяжелый матч пришелся на 1980 год, когда в Турции было военное положение, комендантский час, а в Стамбуле должны были играть «Фенербахче» и «Славия» (Болгария). По правилам, мы должны были прилететь за день до игры. УЕФА получила гарантии безопасности арбитров. Мы вылетели из Москвы в день игры – мне помогали Константин Вихров (Киев) и Гурам Гванцеладзе (Тбилиси). В 10:40 вылет, посадка в Бухаресте, затем в Анкаре. Там всех пассажиров под охраной автоматчиков вывели в здание аэропорта, самолет дозаправили, потом – в Стамбул. На  стадион нас доставили за 40 минут до начала игры. Матч начинался в 17:00 – в 8 часов вступал в силу комендантский час. Нас, арбитров, довезли до стадиона на бронетранспортере. Комиссаром матча был представитель Югославии, он уже не надеялся на наш приезд и, в соответствии с правилами, готов был выпустить местных арбитров. Но до этого не дошло. Болгары выиграли – 1:0. Зрители отнеслись к этому спокойно. Мы сразу после игры умчались в гостиницу, а утром улетели из Турции.
- Но ведь вы судили матчи и на «Уэмбли», разве там в психологическом плане арбитрам легче?
- Судить на «Уэмбле» - мечта любого арбитра. В октябре 1985 года я судил отборочный матч чемпионата мира Англия-Турция. Получил оценку «отлично». Мне помогали Владимир Кузнецов из Омска и Вадим Жук из Минска.
- Анатолий Васильевич, ваш сын Зураб тоже неплохо судил матчи чемпионата Грузии и чемпионата СССР.
- Вспоминаю 1980 год. Олимпиада в Москве. Мы находимся в гостинице. Я готовлюсь к очередным матчам Олимпиады. Заходит Иозеф Блаттер (он тогда стал генсеком ФИФА) и говорит: «Ваш сын тоже будет рефери?» Не успел я ответить, как Зураб (ему было 16 лет) отреагировал: «Да, я тоже хочу стать арбитром!» И Зураб стал арбитром, неплохо судил во второй лиге первенства СССР – это был конец 80-х годов. В начале 90-х годов он обслуживал матчи и Национального независимого чемпионата Грузии. В сентябре 1993 года он покинул Сухуми и с тех пор живет в Москве. Кстати, моя дочь Инга и супруга Сулико Ткебучава очень любят футбол и неплохо разбираются в тонкостях этой популярной игры.
-  Говорят, в период жизни в Киеве (1994-1998  годы) вам, Анатолий Васильевич,  предложили быть комиссаром игр чемпионата Украины?
- Да, я и сам не знал, так много у меня настоящих друзей и в Грузии, и в Украине, в России, и в других странах ближнего и дальнего зарубежья. В Киеве я неоднократно встречался с именитыми в прошлом украинскими футболистами и тренерами, с легендарным тренером  Валерием Лобановским, руководителями Федерации футбола Украины, и всем им признателен за внимание ко мне. Да, мне предлагали быть комиссаром игр чемпионата Украины, но в соответствии с существующими правилами, комиссаром может быть только гражданин Украины, а я не собираюсь менять гражданство – я был и остаюсь гражданином Грузии...
Это часть того интервью с А.В. Мильченко, которое я взял у него 16 лет назад. В 1997-98 годах видные представители спортивной общественности Грузии и  ветераны футбола обратились к Анатолию Васильевичу с просьбой вернуться в Грузию, обратились к соответствующим   организациям страны с просьбой создать необходимые условия для его возвращения в Тбилиси и его задействования в футбольной жизни республики. С 1999 года Анатолий Васильевич работал в Тбилиси,  до 2005 года был руководителем судейской коллегии Федерации футбола Грузии. В 2000 году А.Мильченко  был признан лучшим футбольным арбитром Грузии XX века.
С середины 2005 года он работал спортивным директором двукратного чемпиона Грузии – тбилисской футбольной команды «Вит-Джорджия», а с лета 2010 года был менеджером Федерации футбола Грузии по вопросам подготовки молодых арбитров. Анатолий Васильевич активно участвовал в общественной и спортивной жизни Грузии. В конце декабря 2011 года Грузию и весь футбольный мир потрясла весть о смерти этого великого арбитра, настоящего профессионала своего дела, порядочного, отзывчивого  и внимательного человека.

Тенгиз ПАЧКОРИЯ

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 2 из 14
Среда, 12. Декабря 2018