click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская
О, спорт!

УШЕЛ ПОБЕДИТЕЛЕМ

https://lh4.googleusercontent.com/-ud9-pBVtbiA/UAP2NIYKqfI/AAAAAAAAAkQ/Jb6ctaoH8T8/s125/g.jpg

Долго я отказывался поверить, что Шота Ломидзе был девятым на Олимпийских играх-64 в Токио. И другие не понимали, даже знающие борьбу не понаслышке. Что-то там в Японии было не так.
А вот как было. Жребий в среднем весе у борцов вольного стиля сыграл с Ломидзе злую шутку: дал в первом круге соперником чемпиона мира Продана Гарджева.
Шота не оробел, первым взял выигрышное очко, но болгарин перехватил инициативу, и схватка закончилась вничью. Гарджеву она показалась добрым знаком – ничья с одним из фаворитов открывала ему путь к успеху.
Ломидзе победил по баллам швейцарца Макса Кобелта (Это была крупная неудача, его следовало класть на лопатки и продолжать борьбу за медали, без груза лишних штрафных очков.) и вышел на чемпиона Римской олимпиады Хасана Гюнгера.
Болгарский атлет был свободен в том круге, а по его результатам Ломидзе с шестью штрафными очками оказался за бортом финала.
Гюнгер перед схваткой с Ломидзе натерся маслом, и его вытирали полотенцем. До перерыва турок получил два балла и потом без стеснения убегал за ковер. Рефери на ковре смотрит на боковых судей и дает знак: время давать второе предупреждение. Для Гюнгера оно означает поражение, и он падает за ковром, хватаясь обеими руками за голову. А что судьи? Они «забыли» дать предупреждение, и схватка заканчивается в пользу турка. Как и Олимпиада для Ломидзе – он выбыл из турнира. Но страсти не утихают. Отдохнувший Гарджев и Гюнгер, оба с пятью штрафными очками, проводят финальную схватку за звание олимпийского чемпиона. Победитель получает золото. А если ничья?
Она устраивает того, кто легче – здесь судьба явно благоволит Гарджеву. Гюнгер это понимает и во что бы то ни стало спешит выиграть, но тщетно. Болгарин несокрушим, как утес. Поединок заканчивается вничью, и 28-летнего болгарина ликующие друзья уносят после взвешивания в ранге олимпийского чемпиона.
И вот гримаса несовершенных правил: не проигравший ни одной встречи иранец Мансур Мехтизаде (через год он выиграет чемпионат мира в Манчестере, оттеснив Гарджева, который на этот раз третий) только пятый. После награждения он говорит Ломидзе: «Мы здесь, на Олимпиаде, самые сильные, а наши медали дали другим».
Обижаться Мансур Мехтизаде больше всего должен на себя. Привычка выигрывать по баллам  на этот раз сыграла с ним злую шутку – оставила без медали. После победы над олимпийским чемпионом Гарджевым, вице-чемпионом Гюнгером, пятым призером – могучим венгром Гезой Холлоши, выигрыш по очкам у Кобелта (все тот же швейцарец!) был неслыханной роскошью. Итог катастрофический – иранский борец, не проигравший ни одной схватки, - вправе был клясть свою судьбу, считая себя неудачником.
Его с пониманием слушает наш знаменитый земляк, который пострадал в большей степени.
А кто лучше самого Ломидзе знает свою истинную силу? И он ее показывает через два года на чемпионате Европы в западногерманском городе Карлсруэ. Соревнования заканчивались 8 мая. Не могла советская сборная в Германии проигрывать командное первенство накануне Дня Победы.
Но как трудна задача! И они сообща сотворили, казалось бы, невозможное, в заключительный день. Чемпионами континента уже стали советские борцы – Айдын Ибрагимов, Елкан Тедеев, Юрий Шахмурадов, Александр Медведь.
Все с надеждой смотрят на двух грузин – судьба командной победы в их руках. Зарбег Бериашвили побеждает турка Ахмета Аграли.
У Ломидзе соперник не менее грозный. В Турции Ахмета Айыка, двукратного чемпиона мира и олимпийского чемпиона в Мехико, называли звездой, немеркнущей в солнечный день. Он, единственный среди зарубежных борцов, выиграл у советского «танка» - Александра Медведя.
За свою блестящую карьеру Айык проиграл только раз – здесь, в Карлсруэ, - в схватке с Шота Ломидзе. Советская сборная победила с 40 очками, на очко опередила турецкую, на третьем месте болгары с 25 очками.
Шота еще долго вспоминал благословенные уроки «Петрес дарбази» – знаменитого борцовского зала в Тбилиси, где в одном котле варились «классики» и «вольники», и оставалось только смотреть и учиться. Шота Ломидзе смотрел и учился – оба приема, обеспечивших самую важную победу на немецкой земле, он заимствовал из арсенала Гиви Картозия и Ростома Абашидзе.
Хотя если быть точным, как борец Ломидзе родился на украинской земле, в Запорожье. В этом городе металлургов проходил действительную воинскую службу. До этого он был равнодушен к борьбе, больше отличился в метании диска, гранаты, толкании ядра, прилично бегал стометровку, - надо сказать, со школьных лет тренировался дома как сумасшедший, наращивал силу. Отец, Георгий Моисеевич, шутил, что его можно в трактор вставить вместо двигателя. Подал сын документы в Грузинский институт физкультуры, но что тут попишешь, не показался он высокой приемной комиссии, не увидели в крепком парне будущего чемпиона.
Идет солдат Ломидзе по городу, по украинскому Запорожью, а погода для прогулки, скажем прямо, неподходящая – мороз за тридцать градусов, для занятий по строевой подготовке вредная. Вспомнил солдат, сколько тонн тяжестей поднял дома, наращивая силу. И отправился в зал тяжелой атлетики. Тренировку одну, без специальной подготовки, с трудом выдержал, от перегрузки чуть не умер на утро. А свое счастье нашел в борьбе, у первого тренера Николая Сафошина, он в отличие от тбилисских инфизкультовцев, нашел в нем вагон силы. Солдат спит – служба идет. Но, наверно, Шота не только спал, стал чемпионом округа, получил в качестве поощрения 10-дневный отпуск на родину. Понравилось ему выигрывать, стал призером первенства Вооруженных Сил СССР, замелькала фамилия Ломидзе в протоколах чемпионатов Украины и Молдавии. На Спартакиаде народов СССР 1959 года он уже третий, после чемпионов страны двух Борисов – Кулаева и Гуревича.
Кто знает, остался бы, возможно, Шота Ломидзе сражаться мамлюком в борцовских поединках на чужбине. Но судьба подарила ему встречу в Москве с председателем Федерации борьбы Грузии Ираклием Сараджишвили. Не было у наших борцов лучшего руководителя, чем Ираклий Иванович. Подтверждаю это, сам я работал с этим прекрасным человеком. Сараджишвили увидел: не было в Грузии такого полутяжеловеса. Сказал просто: «Ты очень нужен Грузии». И не обманул лживыми обещаниями, одарил дружбой на всю жизнь, стоял рядом в радости и беде.
Айык запомнил урок Карлсруэ. На Олимпиаде в Мехико-68, в пятом круге, в схватке с Ломидзе его устраивала ничья. И он ее добился, аккуратно защищаясь и избегая обострения. Ломидзе – серебряный призер Игр.
Но золото высшей пробы Шота уже не упустил. Через год, на чемпионате мира в Мар-дель-Плата раскидал сильнейших полутяжеловесов мира, как мешки с мукой. В финальной схватке Шота встречался с Ларри Кристоффом, бывшем тяжеловесом, которого ничья выводила чемпионом.
Сидит Ломидзе, ждет вызова на ковер. Приходит американский тренер, предлагает деньги за ничью. Ломидзе говорит сидевшему рядом Зарбегу Бериашвили: «Хотят меня купить. Я им покажу «бизнес». Говорит американцу: «Две тысячи долларов? Дешево меня цените. Меньше чем за десять тысяч, я не согласен».
Американец уходит совещаться, возвращается радостный: «Договорились!» И Ларри Кристофф (он пятый среди тяжеловесов на Олимпиаде в Мехико) заметно повеселел.
«Я передумал, - отвечает Ломидзе, всегда ценивший шутку, - что мне деньги? Я руковожу совхозом, пять миллионов ему цена. На ничью не надейтесь».
Сказал и выиграл у Кристоффа с явным преимуществом, стал чемпионом мира.
В 1970 году Шота Ломидзе проиграл киевскому борцу Владимиру Гулюткину, двукратному чемпиону мира, на чемпионате СССР и решил уйти из большого спорта.
Отметить проводы заслуженного мастера спорта, многократного чемпиона страны, победителя крупнейших борцовских турниров пришли друзья.
Но вот у калитки дачи остановилась машина, вышел из нее Василий Илуридзе, выдающийся борец и тренер. Это к нему на занятия пришел молодой Шота. «Школу» дал ему Василий Александрович Илуридзе, первый чемпион СССР по вольной борьбе (1945).
И сейчас этот смертельно больной человек, чьи дни были сочтены, сказал, как всегда, не повышая голоса: «Не может человек уйти побежденным из большого спорта. Победителем должен уйти».
В тот день Шота не прикоснулся к вину, а вечером пришел на  тренировку к Илуридзе.
Он успел порадовать своего дорогого тренера, став в пятый раз чемпионом страны.
Но послушаем борца, побежденного им в решающей схватке: «Я только раз почувствовал на себе явное физическое преимущество соперника – на Спартакиаде народов СССР 1971 года. Это был Шота Ломидзе. И дело не в том, что он меня победил, а совершенно измотал физически. А ведь ему уже было 36 лет!»
Это признание молодого Ивана Ярыгина, бывшего тогда на Спартакиаде четвертым, будущего олимпийского чемпиона Мюнхена и Монреаля.
Ломидзе еще в 1969 году заменил заболевшего, казалось бы, незаменимого Александра Медведя (Лев заменил медведя!) и стал чемпионом Европы в тяжелом весе, в категории гигантов, где потеснил олимпийского чемпиона немца Вильфрида Дитриха и многократного вице-чемпиона мира болгарина Османа Дуралиева, которого он победил с запоминающимся счетом 7:0!
Спартакиаду Шота Георгиевич выиграл, победил всех соперников, но будущее для него оставалось очень неясным. Близился чемпионат мира в Софии. На сборы в Крым его пригласили, вместе с Леваном Тедиашвили, но объявить первым номером чемпиона страны и капитана сборной СССР не спешили. Пришлось объясниться с одним из тренеров, и тот проговорился: «сверху» поступило мнение послать в Софию кого-то из молодых – Гулюткина или Ярыгина. Шота не выносит вопиющего нарушения спортивного принципа отбора сильнейших, берет курс на Москву и оказывается в приемной самого главного спортивного начальника. К нему не пускают: грудью преграждает секретарша дорогу. Но кто может остановить разъяренного льва? Шота мигом оказывается в кабинете перед светлыми очами изумленного начальника.
Дальнейшие события можно восстановить по рассказу Ломидзе.
Начальник с металлом в голосе (сказалась комсомольская закалка!) спрашивает посетителя, кто он есть и кто его приглашал. Но и это еще не все...
Распахивается дверь кабинета и входят вызванные секретаршей три молодых амбала и направляются прямиком к Ломидзе. Хозяин начальственным жестом останавливает их и уже смягчившимся голосом спрашивает, кто к нему пожаловал и чем обязан. Шота представляется, подробно перечисляет свои звания и титулы, и без обиняков задает главный вопрос: почему после Спартакиады, на которой он с большим преимуществом победил всех соперников, на чемпионат мира посылаете другого.
Начальник выслушал, не прерывая этот страстный монолог, и задумался. Потом изрек: «Спартакиаду вы действительно выиграли, но тренеры вправе решать, кому дать рекомендацию». Ломидзе встает и с угрозой говорит: «Товарищ председатель, я готов у вас на глазах поочередно бороться не только с борцами полутяжелого веса, но и с тяжеловесами во главе с их Медведем. И если кто из них сможет меня побороть, накажите меня, я готов отказаться от всех моих титулов. И если хотите, даже ничью можете записать в их актив».
Эта угроза все и решила.
Начальник сказал: «Мы со всем разберемся, подождите в приемной».
Продержали Ломидзе в приемной председателя три часа. Наконец, приглашают в кабинет. Начальник объявляет: «В Болгарию поедете вы, но с условием – вернуться с золотой медалью».
На второй день Шота в составе сборной СССР уже летел в Болгарию. В самолете узнал, что ребята вновь избрали его капитаном команды.
В Софии Ломидзе стал во второй раз чемпионом мира – могучие парни всей земли – монгол Холлогийн Баянмунх (он стал чемпионом мира в 1975 году в Минске, опередив Гулюткина), румын Енаке Панаит, венгр Йожеф Чатари, иранец Хасан Халид, немец Альфонс Хешер вынуждены были признать его превосходство.
После Болгарии пришел Ломидзе в знакомый кабинет, снял с груди золотую медаль и сказал: «Как видите, я выполнил свое обязательство, а эту медаль, в знак моей благодарности, дарю вам». Начальник повертел медаль в руках и вернул со словами: «Она тебе принадлежит по праву, а за борьбу заслуживаешь похвалы».
На прощание дал новое задание: «Готовься к Олимпиаде! И оттуда возвращайся с золотой медалью».
На Олимпийские игры-72 Ломидзе не пустили. В Мюнхен отправился Иван Ярыгин и стал олимпийским чемпионом. А среди его основных соперников, призеров Олимпиады, были все те же Баянмунх, Чатари, Панаит!.. Ломидзе всех их побеждал!
Чем не вестерн времен дикого Запада? Но все эти жизненные невзгоды рвали в клочья сердце как стая бешеных псов. 
В тот злосчастный день – 20 октября 1993 года – он, любивший порядок во всем, приехал в родное имеретинское село Сакулия. Увидел заросший травой двор и взял в сильные руки косу. А его израненное сердце не выдержало...

Арсен ЕРЕМЯН

Однажды "Полотно и карманов скачать"он выбрал фаршированного голубя.

Это, учил его Бен, усилит "Классный мюзикл песню скачать"выделение слюны и рот не будет так пересыхать.

Тогда я пошлю вас "Опера скачать бесплатно игры ферма"в офицерскую разведку за проволочные "Английский реп скачать музыку"заграждения.

Здесь бродят стада оленей, "Скачать ключи для доктор веб"в теннистых рощах отдыхают величественные лоси, но людей здесь нет.

 
Мушкетеры, к бою!

https://lh4.googleusercontent.com/-vnf06SO3tak/T9h-kNsbQFI/AAAAAAAAAYc/RAzv8sqRukU/s127/g.jpg

Перед финалом командных соревнований старший тренер сборной по фехтованию на рапирах Александр Перекальский сказал: «Серебряных медалей ваших никто не отнимет. Свое дело вы сделали. но если хотите стать олимпийскими чемпионами, то вот фехтовальная дорожка и ваш соперник – сборная ФРГ».
Совет Александра Петровича, в нужный момент и в нужном месте, был дорог. Советские рапиристы тогда победили со счетом 9:5, став авторами сенсации в Сеуле в 1988 году.
Олимпийский чемпион Владимир Апциаури вспоминал: «Первые две встречи, легко выигранные, показались нам детской игрой в «казаки-разбойники». Но уже в следующей, с китайской сборной, когда каждый рвался фехтовать, начались сложности. Я думал отдохнуть – столько эмоций навалились перед Олимпиадой, но первый бой проигрываем. Тренер говорит: «Бери рапиру и готовься». Александр Петрович знал меня с юниорской поры и бросал в бой в экстремальных для команды ситуациях, считал, что именно тогда наиболее полно раскрываю свои возможности».
Апциаури выиграл два боя, а третий не понадобился, к тому времени команда выигрывала 9:6.
Матч с венграми – фаворитами олимпийских и мировых турниров – заставил всех поволноваться. Владимир Апциаури, Александр Романьков и Борис Корецкий давно выступали вместе и считали, что венгров победить можно. Но события на Олимпиаде непредсказуемы. Кто знал, что пятикратный чемпион мира Романьков проиграет два боя, да еще с разгромным счетом 1:5 и 0:5.
Апциаури, принеся в копилку команды два победных очка, проиграл третью встречу сопернику, которого обычно каждый раз обыгрывал.
Словом, положение критическое. Владимиру и Анвару Ибрагимову надо выигрывать оба оставшихся боя, отдав соперникам не больше шести уколов.
Счет в матче сравнялся, и по лучшей разнице нанесенных и пропущенных уколов команда (Апциаури, Ибрагимов, Корецкий, Мамедов, Романьков) вышла в победный для нее финал, увенчанный золотыми олимпийскими медалями.
В личный турнир грузинского капитана тренеры не заявили. Олимпийским чемпионом стал итальянец С.Чериони, с которым Владимир много раз встречался и всегда побеждал. Сам же считал, что этот факт еще не гарантировал ему двойную победу на Играх.
В предолимпийский период Володе пришлось рапирой прокладывать себе дорогу в Сеул. Три олимпийские путевки по итогам предыдущих соревнований были отданы Александру Романькову, Ильгару Мамедову и Анвару Ибрагимову. На две оставшиеся претендовали четверо. Одна у Корецкого. Еще за одну спорили Апциаури и Дмитрий Шевченко, будущий олимпийский чемпион в Атланте (1996).
Апциаури – чемпион СССР 1984 года – вместе с москвичом Шевченко пытает счастье на международном турнире «Балатон». Для него это последний шанс попасть на Олимпийские игры. В Будапеште он победил Шевченко со счетом 10:5, став вторым по результатам турнира, его соперник – только четвертый.
Казалось бы, все вопросы сняты, ситуация ясная, но на заседании тренерского совета мнения разделились. На Перекальского косились: что это он так ратует за Апциаури.
В конце концов, дорогу на Олимпиаду открыло мастерство.
Старший тренер сборной признался: «Выступи ты, Володя, в личных соревнованиях неудачно, досталось бы нам обоим дома». Потом сокрушался: «И вторая золотая олимпийская медаль была бы у Апциаури, будь мы посмелее».
Паренек из Манглиси – воспитанник тренеров Реваза Мачарашвили, Семена Аджимамудова и Малхаза Габуния, унаследовав традиции грузинской школы мастеров клинка, стремительно вошел в элиту мирового фехтования.
«Олимпийский успех Апциаури не случаен, - сказал Морис Сахвадзе, генеральный секретарь Федерации фехтования Грузии, чемпион СССР-60 и обладатель Кубка СССР-64, который юнцом вместе с Нугзаром Асатиани и Гурамом Костава пришел на первые занятия в фехтовальный зал к Трифону Месхи, и на рубеже 60-х годов утверждал высокий авторитет грузинской фехтовальной школы, а потом 15 лет работал государственным тренером Спорткомитета Грузии, в нашей беседе десятилетней давности. - Апциаури громко заявил о себе на чемпионате СССР в 1982-м, став вторым призером после победителя Московской олимпиады Владимира Смирнова».
На пути в финал Апциаури дважды выиграл у Романькова, которого легендарный француз, 4-кратный олимпийский чемпион в фехтовании на рапирах Кристиан д’Ориола назвал поэтом фехтования, сравнив спортивный талант офицера из Минска с дарованием самых известных людей из мира искусства.
Введенный в состав сборной страны, Апциаури стал открытием чемпионата мира-82 и первым номером команды, взяв на себя обязанности тяжело травмированного в полуфинале лидера Смирнова.
Счет в той встрече с немцами был равный – 8:8 (четыре победы из четырех возможных добыл Апциаури!), и лишь по уколам наша сборная вышла в финал, где превзошла рапиристов Франции, олимпийских чемпионов Москвы.
Через два года Владимир Апциаури выиграл чемпионат СССР, взойдя на вершину, которая 23 года не покорялась грузинскими рапиристами – после победы Юрия Осипова в команде. Фамилия Осипова громко прозвучала в олимпийском Мельбурне (1956), где он, будучи допущен в личный турнир, одержал сенсационные победы над выдающимися фехтовальщиками современности – Э.Манджаротти (Италия), Ж.Латастом (Франция), Й.Шаковичем (Венгрия), многократными олимпийскими чемпионами и чемпионами мира.
Появление 19-летнего Юрия Осипова в Мельбурне было сенсацией. Годом раньше его ввели в состав сборной команды страны. Фехтование на рапирах, как и другие его виды, опирается, прежде всего, на опыт, и этим сильно. Так никого не удивило участие в составе итальянской сборной, кстати, выигравшей командой олимпийское золото, великовозрастных фехтовальщиков чемпионов Берлинской олимпиады 1936 года Манджаротти и ди Роза.
Вспомним, что советские мушкетеры начали культивировать этот технически сложный вид спорта незадолго до хельсинкского дебюта наших олимпийцев. Законодателями фехтовальной моды десятилетиями были французы, итальянцы, венгры. Так что, успех в Мельбурне новобранца нашей сборной Юрия Осипова, его семь искрометных и полновесных побед в командных боях (только на одну больше было у Марка Мидлера) изумили специалистов, произвели эффект разорвавшейся бомбы.
Юрий Осипов подтвердил это «первое» впечатление тремя победами в чемпионатах страны, Всемирной Универсиады-59 в Турине, в розыгрыше Кубка СССР-60, бронзовыми медалями молодежного (до 21 года) первенства мира и чемпионата мира в Париже, первыми в истории отечественного фехтования на рапирах, десятью годами пребывания в сборной. И в 29 лет зачехлил свое грозное оружие безоговорочного лидера, пробившегося в мировую элиту, обиженный на чиновников, годами нарушавших спортивную справедливость и постулаты морали, не допустивших его на две Олимпиады и другие крупнейшие соревнования.
Еще две золотые медали в личных и командных соревнованиях 23-летний студент 5 курса Грузинского института физической культуры Апциаури завоевал на международном турнире «Дружба-84». «Спортивный уровень этого турнира не уступал первенству мира», - вспоминал абсолютный чемпион Апциаури, который со счетом 10:6 победил сильного польского рапириста Сыпневского и Романькова, а в финале – кубинца Бетанкура.
«Уже к тому времени Владимир очень прибавил в мастерстве, - сказал мне Морис Сахвадзе. - Володя настраивался на поединки, невзирая на самые высокие титулы соперников. С виду неторопливый, он преображался на фехтовальной дорожке. Его козыри – скорость и внезапность – позволяли побеждать сильнейших».
Успех советской «золотой» команды на чемпионате мира 1982 года в Риме был столь громким, что из аэропорта «Шереметьево-2» рапиристов привезли к мемориальному комплексу защитников Москвы сорок первого, к противотанковым «ежам», и в торжественной обстановке вручили значки заслуженных мастеров спорта СССР, напомнив тем самым, что в жизни всегда есть место подвигам.

Арсен ЕРЕМЯН

Мне в Чехии всюду "Бесплатные игры скачать автобусы"нравится,-ответил Швейк,-мне всюду попадались славные "Скачать голубой вагон (минус)"люди.

Как только что пойманный орел, как пантера в "Книга в пдф скачать"ловушке, Оцеола в бешенстве метался по "Скачать песню американо"камере и время от времени выкрикивал дикие угрозы.

Недаром я старался "Скачать схеми оригами"запомнить ее.

А здесь, видишь, совсем не так.

 
У ВОЙНЫ НЕДЕТСКОЕ ЛИЦО

https://lh3.googleusercontent.com/-sevJ7JlsSw4/T7nynQU6acI/AAAAAAAAANw/F-jJFY_kYTg/s132/h.png

Часть своей жизни, молодую, он отдал военной службе. Будучи по складу характера военным человеком, как вспоминает один из самых состоявшихся, самых любимых его учеников, отличался исключительной дисциплинированностью, был достаточно жестким и прямым, не выносил несправедливости, грудью отстаивал правду, и хотя с войной покончил счеты, зарубки от нее, нет-нет, а давали о себе знать.
Вспоминал, как во время войны испытал такой ужас, что не мог его забыть. 22 июня 1941 года оказался в Харькове с группой тбилисских ребят. С начала тридцатых годов он работал тренером по борьбе. В Харьков приехали на соревнования. Их, конечно, отменили. И тогда перед старшим стал вопрос: как домой с детьми добираться? Немец город бомбит, на вокзале столпотворение. Железнодорожные пути забиты воинскими эшелонами. Никто его слушать не хотел. Лев Капитанов не знал что делать. Были бы с ним взрослые, а то ведь дети! Плачут, жмутся к нему, а он как представит, что испытывают сейчас их матери дома, так просто жить не хочется. Насилу уговорил коменданта одного воинского эшелона забрать их, он же помог отправить телеграмму в Тбилиси. У самого телеграмму не приняли – был приказ не создавать панику. Ехали они неделю, если не больше.
Привез Лев Николаевич детей и буквально сбежал с тбилисского вокзала – не мог видеть лица матерей. Они на колени перед ним падали, плакали, благодарили, что детей довез.
Нет, этого словами передать нельзя, считал, нужно самому пережить. Но только не дай бог еще раз пережить такое...
А война от Льва Капитанова никуда не делась. Не уехать от нее и самому сильному, от пули не схорониться. «Он, как и я, всю войну прошел, - вспоминал о друге Нерсес Акопов, - прошагал до самого Берлина, вернулся с пятью боевыми медалями». Оба – друзья, водой не разлить. Великие наставники – заслуженные тренеры СССР, воспитатели олимпийских чемпионов.
Одна деталь: Нерсес Григорьевич старше на несколько лет и называет Льва Николаевича «немножко мальчишка», ведь младшему «скоро будет только восемьдесят».
Разница в возрасте на работе не сказывалась – 60 лет уходили домой вместе из борцовского зала.
Вспоминаю старую, древнюю афишу середины 30-х годов. О том, что спортивное общество «Динамо», секция тяжелой атлетики, в здании Госцирка на спуске Элбакидзе проводит товарищеские матчевые встречи по французской и грузинской борьбе со сборной профсоюзов города.
А кто это там в четвертой паре? Динамовец Капитанов против профсоюзного Акопова. Вот когда завязывалась дружба «молодого» со «стариком».
Лева в 17-18-летнем возрасте активно занимался спортом (футбол, гимнастика, велоспорт).
О начале занятий Капитанова борьбой, а это было в 1925 году, лучше других помнил сам Капитанов. «Однажды мой товарищ предложил: давай, пойдем в цирк, посмотрим борьбу великанов. Пошли, и зрелище нам понравилось. Зачастили после этого в цирк, решили стать такими же сильными. Устроили во дворе спортивную площадку, разучиваем приемы».
Потом Георгий Чикваидзе открыл в Сололаках первую группу французской борьбы, позже ее знали как классическую и греко-римскую. Чикваидзе удалось перевести их группу в борцовский зал на улице Орджоникидзе.
Как можно догадаться, речь идет о «Петрес дарбази», с которым связана спортивно-тренерская деятельность Капитанова, знаменитой кузнице чемпионов.
Здесь Лева готовился к первым соревнованиям. Стал чемпионом Грузии 1933 и 1934 годов в легком весе, вторым на первенстве Закавказья 1934 года. Отсюда ушел в армию, по окончании войны демобилизовался и вернулся к тренерской работе, которая увлекала его еще в 1931 году. Среди воспитанников Льва Николаевича 40 мастеров спорта – чемпионы СССР и Грузии, Европы...
В далеком 1956 году стал олимпийским чемпионом его воспитанник Мириан Цалкаламанидзе.
Как не похож он на того новичка, который робко открыл дверь борцовского зала и приглянулся Капитанову, понявшему, что пришел к нему талант божьей милостью, - бриллиант чистой воды, нуждающийся в искусной огранке.
С трудом поверил великий тренер, что Мириан не знал о существовании вольной борьбы, но – спасибо грузинской борьбе – никогда не пасовал и перед соперниками старше его; взвалил на свои плечи обязанности старшего в доме, заменив в военные годы отца-фронтовика, ворочал пудовые мешки на сельской мельнице.
В таком горниле закалялся характер будущего олимпионика. Цалкаламанидзе потом вспоминал: «Капитанов работал в «Трудовых резервах», бедном, неприметном тогда обществе. А на соревнованиях доминировали динамовцы, армейцы, спартаковцы, представители «Буревестника». Мне говорили: переходи к нам, брось своего Капитанова, наше общество богаче. Но я в «Трудовых резервах» начал, здесь же и закончил. И учитель у меня всегда был один – Лев Николаевич Капитанов».
Перед решающей схваткой с Мохаммедом Ходжастепуром он вышел в фойе павильона, где соревновались борцы. Еще не знал, сумеет ли победить иранца, который в пятом круге – шутка ли! – одолел непобедимого турка Хуссейна Акбаша.
Теперь все решала одна-единственная схватка. От Мириана Цалкаламанидзе ждали победы в наилегчайшем весе, предстояло теперь выйти на ковер и бороться, как никогда в жизни.
В этом внутреннем монологе вспомнились маленькому кахетинцу его дом в селе Кондоли, в зеленом ожерелье садов, бедный дядя Шалико Рчеулишвили, погибший от рук бандитов, - его первый наставник в борьбе, которая в конце концов перевесила его увлечение футболом, вспомнил тренера Льва Капитанова, ребят из команды, ему помогавших после несчастья, когда он за месяц до Мельбурнской олимпиады получил тяжелейшую травму ключицы и не мог тренироваться в полную силу, но тренеры все же его поставили в сборную.
Мириан решительно шагнул в зал. И закружилась карусель на ковре. Никто не хотел уступать, каждый нацелен на победу. На пятой минуте произошло то, что заставило зал замереть от неожиданности, а потом в едином порыве встать с мест. Молниеносный бросок Мириана достиг цели – Ходжастепур летит на ковер, обеими лопатками касается его.
Счастливый Мириан помогает сопернику подняться на ноги, обнимает. Сквозь шум трибун доносятся до него слова одного из тренеров советской сборной, олимпийского чемпиона Хельсинки Давида Цимакуридзе: «Лети сюда, орел!»
Мириан разбегается и летит с помоста в крепкие руки друга.
Специалисты долго потом вспоминали, какое чудо сотворил чемпион Мельбурна. Золотая медаль Мириана была единственной у советских борцов вольного стиля, и тем дороже.
Как самый легкий в команде, он первым выходил на поединок и своим примером увлекал других. После победы над техничным американцем Ричардом Дельгадо встретился с Тадаши Асаи и вконец измотал сильного и гибкого атлета. Но двое судей отдали победу японцу. Это было так несправедливо, что зрители шумно запротестовали, и судейская коллегия удовлетворила официальный протест руководства нашей команды и восстановила справедливость, объявив имя действительного победителя.
«Маленький гигант» из Грузии продолжил восхождение к олимпийской медали. В третьем круге положил индуса Бабана Давара и вышел на Акбаша.
Трижды боролся Цалкаламанидзе с турком, шестикратным чемпионом мира, и каждый раз был вынужден уступить. В 1954 году, на очередном «мире» в Токио вел со счетом 6:2, но, забыв данное тренеру обещание не рисковать, продолжал наступать. И попался на контрприем, в итоге пришлось довольствоваться бронзовой медалью.
Уже после Мельбурна Мириан признается, что великий Хуссейн Акбаш лучше знал борьбу – трижды проигрывая ему по ходу схваток, хитроумно решал труднейшие задачи, что по силам настоящему герою. Редко можно услышать такой отзыв чемпиона о сопернике, и принадлежит он человеку, скромному и честному сердцем, знающему себе цену.
Именно Мириан в решающий момент проявил характер. После проигрыша турка Ходжастепуру возникла уникальная счастливая возможность, и Мириан ею воспользовался.
Оказывается, все просчитал хитроумный Цалкаламанидзе. Выходя на решающий поединок, держал в уме события двухлетней давности, когда, проиграв на чемпионате СССР Георгию Саядову, сумел выиграть на туше у многократного призера всесоюзных соревнований Игоря Караваева, избрав единственный путь к победе на турнире.
Настал час громких побед Цалкаламанидзе. В том же олимпийском 1956 году он выиграл золотую медаль чемпиона СССР. Через год 30-летний олимпийский чемпион ушел из большого спорта – заслуженным мастером спорта, победителем крупных международных турниров. Ушел к своей самой мирной профессии винодела, любовь к которой у грузина в крови.
Мириан вспоминал: «К Олимпиаде мы готовились, на лодках катались по озеру. Кажется, Вахтанг Балавадзе лодку перевернул. Все в воде. Смеются, а я плавать не умел. Савкуз Дзарасов, чемпион страны в тяжелом весе, 120 килограммов, решил поиграть немножко, меня утопить – всего 52 килограмма я весил. Если бы и не трогал, я сам бы утонул. А тут так его испугался, что убежал на берег, до которого было пять метров. Да нет – не плыл! Они потом рассказали, что я бежал по воде, которая мне была по щиколотки. Резкий я был... В Мельбурне Олимпиаду выиграл, а они меня утопить хотели!»
А теперь – о другом выдающемся воспитаннике Льва Капитанова – Омаре Блиадзе, вице-чемпионе мира в греко-римской борьбе, чемпионе Европы, СССР и победителе Кубка СССР в команде, международных турниров в Чехословакии, Болгарии, Японии, Венгрии, Тбилиси, заслуженном мастере спорта.
Омар вспоминает замечательных тренеров и личности, которые, как и Капитанов, заложили основу грузинской школы борьбы; великие успехи на международной арене представителей этой школы, с манерой борьбы редкой красоты и привлекательности. Это – друзья и соратники Льва Николаевича – Петр Иорданишвили, Леонид Дзеконский, Георгий Вардзелашвили, Нерсес Акопов.
«Помню, когда новичок впервые приходил в наш зал борьбы, ему предоставлялась свобода выбора, кто будет его тренером – спортивным крестным отцом. Так было и в случае со мной. Осенью 1957 года я пришел в клуб палаванов, и после нескольких месяцев как-то естественно моим тренером стал Лев Капитанов. Этому выбору я не изменил на протяжении всей моей спортивной жизни.
После 1965 года, когда меня включили в состав сборной СССР, мы реже с ним встречались, мне приходилось принимать участие в выездных сборах, с их повышенными физическими нагрузками. Мой организм привык безболезненно их выдерживать. Во время пребывания в Тбилиси я тренировался так же напряженно. Лев Николаевич по старой дружбе меня опекал и все предупреждал: «Омарчик, смотри не перетренируйся!»
Из многочисленных наград Омара самой дорогой сам считает Кубок имени Гиви Картозия. С турнира, где он выступал в трех ипостасях – тренера, участника и советчика молодых. Картозия тогда ему сказал: «Хочу, чтобы мой приз достался именно тебе!»
К V Спартакиаде народов СССР-71 Омар Блиадзе снискал славу одного из лучших в мире. Но пропустил год перед этим из-за болезни, которая свалила его на больничную койку, когда на фоне скрытого воспаления легких шел на тренировки и честно отрабатывал свою норму, сутками не вылезал из зала.
Соперники времени не теряли, готовились, и самый опасный из них алмаатинец Валерий Резанцев, на редкость целеустремленный и жесткий на ковре, борец огромной физической силы.
Такой соперник был у Блиадзе в схватке за золото Спартакиады, как он и ожидал. После четырех побед Омара устраивала и ничья. И словно сил прибавилось, был уверен в победе на турнире. Встреча катилась к ничьей, когда за восемь секунд до конца Блиадзе, борец активного стиля, решил дать красивую концовку. Не в характере его становиться чемпионом в ничейном поединке. Но начатый им прием великий Резанцев разгадал и заработал выигрышное очко. Омар второй, как и на Спартакиаде-67.
Жалел ли об упущенном золоте? Безусловно, но был доволен, что на ковре труса не праздновал, боролся достойно.
Послушаем победителя – олимпийского чемпиона Мюнхена и Монреаля, пятикратного чемпиона СССР Валерия Резанцева: «Самым трудным для меня соперником на всесоюзных соревнованиях был Омар Блиадзе. Волевой, сильный и очень честный борец».
Не будем забывать, что конкуренцию этой богатырской паре составляли чемпионы мира Александр Юркевич и Валентин Оленик. И еще десяток талантливых борцов России, Украины, Казахстана... Среди них блистали грузинские борцы Тамаз Мачавариани и Котэ Гугунишвили.
В олимпийском 1968 году Блиадзе стал чемпионом СССР и Европы в своей весовой категории 87 кг. Доказал свое превосходство над соперниками в контрольных встречах. А тренеры говорят: опыта у тебя маловато, так что мечту об Олимпиаде отложи на четыре года.
Нарушен спортивный принцип, скажете вы и будете правы. На Олимпийские игры в Мехико поехал Валентин Оленик, третий призер всесоюзного первенства, и занял второе место.
В 1969 году в греко-римской борьбе, как и в вольной, ввели две дополнительные весовые категории, стало их десять перед чемпионатом мира в Аргентине. В интересах сборной тренеры предложили Омару Блиадзе перейти в категорию ниже – до 82 кг. Но сгонщиком веса он не был. Понял это в Мар-дель-Плата, в финале проиграв одно очко болгарину Крумову, которого до этого опередил на чемпионате Европы. Борцы поменялись местами в обидной для грузинского чемпиона обстановке.
Я вкратце рассказал о двух выдающихся воспитанниках, знаменитых борцовских детях Льва Капитанова.
Помните призыв счастливого Давида Цимакуридзе в Мельбурне: «Лети сюда, орел!»
Двое из многих десятков детей, кому великий тренер щедро отдавал знания и опыт, тепло души, никогда не забывая ужаса, испытанного в первый день войны.
Закат жизни Капитанова (он скончался в 1991 году в возрасте 80 лет) пришелся на тяжелый период в стране, нужду и голод, трудности, не обошедшие стороной и его семью. К материальным трудностям добавилась болезнь главы семьи. С божьей помощью нашлись добрые люди, которые постарались облегчить положение пионера грузинской школы борьбы, поддержать и словом и делом.
Низкий поклон вам, люди Страны спорт!

Арсен ЕРЕМЯН

Впоследствии много кричали о том, что индейцы бесчеловечно "Скачать бесплатно музыку про папу"пытали раненых и увечили убитых.

По правде говоря, "Воронеж скачать карта"я никогда не видел Гайара, но, живя в Новом Орлеане, случайно "Скачать игру масяня евротур без ограничения время"слышал о нем.

На "Свадебные игры и конкурсы видео"место поднятого доллара я всякий раз буду класть новый.

Если нет, если она отдала его другому, "Скачать гаджет будильник"я примирюсь со своим горем.

 
ТРЕТЬЯ ВЫСОТА

http://s019.radikal.ru/i626/1204/e4/221501b3da63.jpg

Перед заключительным упражнением штангистов первого полутяжелого веса в Барселоне пружина интриги была закручена на редкость круто. Чемпион мира Сергей Сырцов на 12,5 кг опережал Кахи Кахиашвили, и, казалось, судьба большой золотой олимпийской медали была решена.
Правда, грузинский атлет исключительно силен в толчке и сдаваться на милость победителя не собирался. На открытом первенстве СНГ, в Санкт-Петербурге, он опередил Сергея, ушедшего в отрыв после своего коронного движения рывка на 10 кг.
Есть еще одно важное обстоятельство. Кахи на 200 граммов легче соперника, и в случае равенства суммы двоеборья рассудить их должна была эта фора. Но пока первым на помост выходит Сырцов. Начинает со 177,5 кг. Потом поднимает 180 и 190. Последний вес превышает олимпийский рекорд. У россиянина великолепная сумма – 412,5 кг. Но не будем спешить поздравлять его с победой.
У 23-летнего студента Грузинского технического университета Кахиашвили свои веские доводы для успеха. Уже в ранге олимпийского чемпиона он на пресс-конференции скажет: «Я планировал начать рывок со 175 кг, но старший тренер сборной Василий Алексеев почему-то заказал 170. Чувствовал себя готовым бороться за мировой рекорд, но сделаю это в более спокойной обстановке. Сегодня для меня было главное стать олимпийским чемпионом».
И он им стал в редкой по красоте спортивной борьбе. После того, как основной соперник закончил соревнования, толкнув 222,5 кг, Кахи во втором подходе к штанге покоряет 225, повторяя олимпийский рекорд. Но отставание от лидера все еще велико – 10 кг. Для победы ему необходимо повторить мировой рекорд Анатолия Храпатого – 235. Кахиашвили справляется с этим громадным весом, набрав одинаковую сумму в двоеборье с Сырцовым, но опередив его за счет меньшего собственного веса.
На пресс-конференции Сырцов признается: «Когда Кахи поднял штангу на грудь, я понял, что победа будет за ним. Он достойный чемпион».
Победитель стоял на помосте, все еще переживая перипетии этого изматывающего поединка, все еще слыша восхищенный возглас кого-то из земляков, когда снаряд был уже на его вытянутых руках.
«Шени чириме, Кахи!», - донеслось до него с трибуны, где располагались соотечественники.
Он потом скажет, что не ожидал услышать в этом зале грузинские голоса.
Вспомнил напутствие Рафаэла Чимишкяна, олимпийского чемпиона 1952 года, перекрестившего Кахи перед дальней дорогой: «Этого счастливого часа я ждал 40 лет. Я был первым в полулегком весе, ты станешь – в полутяжелом».
«Спасибо, Рафаэл, вы остаетесь моей путеводной звездой» - написал Кахиашвили в открытке, поздравляя нашего ветерана с днем рождения. Кстати, Рафаэл Аркадьевич в марте этого года отметил свою восемьдесят третью весну.
Восемь лет назад в беседе со мной он вспомнил молодость своей тяжелоатлетической биографии: «Были у нас в динамовском зале на улице Бесики один помост и две чугунные штанги, приходилось подолгу ждать своей очереди. Но уже в 1946 году Грузия делегировала на первый для советских спортсменов чемпионат мира по тяжелой атлетике в Париже Владимира Светилко, Моисея Касьяника и Мамия Жгенти. На чемпионате мира-50 спортивную Грузию представляли Светилко, Хаим Ханукашвили, я и наш тренер Павел Гумашян. С тех пор грузинские штангисты участвуют в Олимпиадах, чемпионатах мира и Европы. Горжусь, что счет их олимпийских побед открыл я. Прошло шесть десятков лет, но грузинские штангисты остаются в числе сильнейших в мире».
Итак, спасибо Рафаэл! Спасибо всем, кто помог этому юноше из семьи служащих, и, в первую очередь, заслуженному тренеру Грузии и СССР Вано Грикурову, к кому пришел 12-летний Кахи, чье возмужание пришлось на сложные периоды в жизни страны. В 1990 году, после войны и всеобщей разрухи, Кахи с тренером вынуждены переехать из Цхинвали в Тбилиси и здесь продолжать тренировки.
В Москве на учебном сборе, выполняя рывок, он уронил штангу весом два центнера на спину. Несколько мгновений все словно оцепенели. Не думали видеть его живым. Потом вытащили из-под снаряда, домчали в больницу.
На несколько месяцев Кахи выключился из тренировочного цикла, еще долго продолжали мучить боли в спине и коленях. Кто-то поспешил списать 21-летнего чемпиона Европы и мира среди молодежи, обладателя Кубка СССР. Это обстоятельство оставило его без зарплаты.
На заседании федерации тяжелой атлетики Грузии тренер умолял руководство спорткомитета помочь Кахи, говорил, что у него есть большие шансы выиграть олимпийскую медаль 1992 года, но тщетно. У многих  присутствовавших упоминание о медали вызвало иронические улыбки.
К невзгодам добавилось и то, что спортсменам Грузии запретили участвовать во всесоюзных соревнованиях, что перекрывало им дорогу на Олимпиаду. Многие прекратили тренировки. И Кахиашвили, наверно, ждала такая участь, если бы не настоятельные советы близких и его тренера искать свою спортивную судьбу за пределами Грузии.
Жизнь показала правильность этого плана.
В поисках мало-мальски сносных условий решили искать счастье на стороне – в Ростове-на-Дону, где Кахи раньше проходил армейскую службу и его знали.
Медленно возвращалась к нему былая сила, хотя на первых двух соревнованиях результаты были скромными – седьмое и пятое места. А потом он выиграл в предолимпийском году семь турниров подряд. И зачастили в Москву и Ростов гонцы – он был готовый кандидат на олимпийскую медаль, как минимум серебряную, но Кахи на них внимания не обращал.
Твердо для себя решил: при первой же возможности вернется в Грузию, что и сделал. Его золотая олимпийская медаль принадлежала родине, но и ростовчане внесли свой вклад в эту победу и чествовали его как своего, наградили денежной премией и ценными подарками, и он был им благодарен.
Возвратился олимпийский чемпион Барселоны к старому очагу в Тбилиси, однокомнатной квартире дяди в Варкетили. И долго мыкался, добираясь ежедневно до Ваке, без машины, без элементарных условий существования. Жизнь свела его с добрыми людьми, такими, как ветеран штанги Нодар Мумладзе, да только ли с ним, он с благодарностью вспоминает тех, кто пытался сделать возможное для ребят в последние две зимы, когда с наступлением холодов в ноябре 1993 года в тренировочном зале пальцы примерзали к грифу штанги, и болел у него каждый сустав.
Приближался чемпионат мира в Австралии, а ему впору было ложиться в больницу, и он ее не избежал, повредив на чемпионате мышцу ноги, но, несмотря на страшную боль, закончил соревнования в толчке, выиграв малую золотую медаль.
Приближалась зима 1994-го. И этот сильный человек почувствовал, что не выдержит новых испытаний в холодном зале, так недолго и инвалидом стать. Результаты его были далеки от барселонских, а он не хотел быть преждевременно списанным.
Хотел держать ответ перед своим народом – трудом и делами своими, вынашивал большие планы и знал, если Бог поможет, выполнит их.
Кахи уехал в Грецию, на историческую родину матери и бабушки; с 1994 года он гражданин Греции, но навсегда останется грузином, его так и называют в Греции – Великим Грузином. И он сдержал слово: выиграл свою вторую Олимпиаду, с новым олимпийским рекордом. И готовился к третьей.
В ноябре 1999 года афинский стадион «Мир и дружба» стал свидетелем победы Кахи Кахиашвили на чемпионате мира. Вспомнив подвиги первых олимпиоников, он снова превзошел всех соперников, среди которых были олимпийский чемпион Атланты, чемпионы мира и Европы.
«Я понимаю, что в Сиднее будет намного тяжелее, чем на предыдущих Играх, - сказал он после победы с мировым рекордом. - Соперники очень сильны и моложе меня».
Но ни сила и молодость соперников, и самого грозного из них – чемпиона Европы поляка Симона Колецкого, который моложе его на 12 лет, ни разрыв ранее травмированной мышцы ноги, не помешали Кахиашвили в Сиднее выиграть чемпионскую медаль, третью на Олимпийских играх.
В Сиднее еще один воспитанник Вано Грикурова добился выдающегося успеха – обладателем большой бронзовой медали стал Георгий Асанидзе.
Первая наша встреча с призером самых престижных соревнований произошла на австралийской земле. По телевизору. И началась с неожиданности: в репортаже на Грузию один из героев закончившейся Олимпиады, донельзя расстроенный, просил соотечественников извинить его за неудачу. Не скрывал огорчения и тренер, готовивший ученика исключительно к суперцели.
И дело не только в самих Играх, где не гарантирована победа чемпионам из чемпионов. Поражало другое: как в наших условиях вырос в чудо-богатыря этот 25-летний парень из Сачхере, лишенный элементарных условий быта и тренировок, выезжавший на занятия с наставником (Георгий Асанидзе: «Грикуров в течение ряда лет опекал меня, как сына») в польский город Цеханув, в сотне километров севернее Варшавы, где была возможность подойти к «настоящей» штанге.
Здесь оба работали по методике Грикурова, в основе ее – хорошее знание психологии спортсмена.
И только оба знали, как многотруден был путь к Олимпиаде: за два месяца до мирового чемпионата Георгий перенес небольшую операцию на коленях, а еще через месяц повредил спину. Настолько, что не мог стоять на ногах.
Грикуров вспоминал: «Я купил специальный корсет для инвалидов, в котором он начал ходить, а затем – жать штангу лежа. В корсете же за две недели до отъезда в Лахти вырвал 130 кг. Но когда корсет сняли, он боялся даже наклониться к штанге – настолько неуверенно себя чувствовал. Уже в Финляндии все было вроде бы в порядке – я планировал начать соревнования со 150 кг, но спросил Георгия, что думает он. И услышал: 165! В итоге сошлись на 160 и добрались до рекорда мира –168».
Как сказал мне в декабре 2004 года Вано Грикуров, кавалер ордена Чести, апогеем его достижений как тренера за последние 10-12 лет стали Афинская олимпиада 2004 года и великая победа Георгия Асанидзе, увенчанная золотой медалью олимпийского чемпиона, победа над трехкратным олимпийским чемпионом греком Пирросом Димасом, который, соревнуясь у себя на родине, не скрывал, что нацелился на четвертую большую золотую медаль.
После этого в жизни Грикурова начался новый этап, связанный с возвращением в Грузию после девятилетнего перерыва. Вернулся с большими планами и надеждами. Работает тренером в течение 32 лет, из них двенадцать лет на уровне рекордов мира и золотых медалей.
Признался, что чувствует огромную усталость после 104 медалей, завоеванных его воспитанниками на чемпионатах Европы и мира и Олимпийских играх.Но, предвидя окончание своей спортивной карьеры, он тогда все же планировал поработать два олимпийских цикла, и все это время использовать на благо своей отчизны.
Не правда ли многообещающее откровение великого тренера в год Лондонской олимпиады?

Арсен ЕРЕМЯН

Плантатор предполагает, что до "Скачать игры поиски"новой усадьбы осталось не больше двадцати миль.

Вам "Скачать программы для сжатия видео"трудно понять, как трагично было наше положение.

Недавнее происшествие настолько загадочно, что "Скачать игру симс бесплатно на компьютер через торрент"о нем можно говорить не только целый час, "Скачать программу для установки виндовс с флешки"но целую вечность.

Для меня этот великодушный "Людмила зыкина скачать людмила зыкина"юноша рисковал своими последними деньгами.

 
ЖЕНЩИНА НА КАПИТАНСКОМ МОСТИКЕ

naxtomi_mart

 

Решение было принято в поезде Ленинград-Москва. Заслуженные мастера спорта Арчил Бакрадзе и Георгий Мерквиладзе негромко совещались в купе, чтобы не потревожить сон девочки, победительницы соревнований по гимнастике 1940 года. «Два свободных дня в Москве постараемся использовать, чтобы узнать о судьбе родителей Мзии». В этот план девочку посвятили  в гостинице. Под диктовку взрослых написала заявление в Прокуратуру СССР – с просьбой о приеме прокурором страны Вышинским.
Пришли все трое в комендатуру страшенного ведомства. Арчил Бакрадзе с заявлением протиснулся к окошечку дежурного. Мзия и Георгий, волнуясь, ждали его возвращения. А вот и Арчил. «Дежурный прочитал заявление, только головой покачал, ничего, мол, не выйдет!»
Но, стойте. Арчил возвращается к окошечку и громко так говорит: «Вы посмотрите на этот сегодняшний номер «Правды»! Разверните его и увидите, что о встрече с прокурором просит девочка, изображенная на снимке ‘‘Миг победы’’».
Видно, дежурный разглядел снимок Мзии, выполняющей стойку на брусьях, и рядом самого Арчила, страховавшего свою воспитанницу, а потому вызвал сотрудника и поручил провести девочку к прокурору.
Мзия была подготовлена взрослыми, что и как надо говорить. Прокурор СССР встретил с улыбкой, спросил о соревнованиях, а потом сам завел разговор о родителях, спросил, когда были арестованы. Сообщил: отец содержится в закрытом лагере без права переписки, мать – в лагере открытого режима. Материнский адрес, сказал, может дать. На многие годы этот адрес остался в памяти девочки незаживающей раной: Вологодская область, станция Шексна, село Никольское, лагерь. Скоро туда ушло первое письмо Мзии…
Большое горе вошло в семью врача-терапевта Николая Джугели, переехавшую в Гурджаани из Кутаиси. 23 февраля 1938 года, в день всесоюзного праздника, пришли ночью трое мужчин, один из них был начальник местного управления НКВД, кстати, друг отца, не раз гостивший в их доме. Из заключения отец написал, что с ним ничего плохого не случится, правда восторжествует, просил позаботиться о ребенке.
Рано утром 8 марта (снова в праздник!) новая трагедия в доме – арестовали мать. Мзия осталась одна-одинешенька. Утром очнулась после пережитого ужаса и увидела школьного учителя физкультуры Шалву Босташвили и соседку Соню Дарабегову, ожидавших ее пробуждения. Физрука за длинные усы и привычку зимой ходить без пальто прозвали Буденным. В сороковые-пятидесятые помню его на занятиях по гимнастике во флигеле, на территории, соседней с нашей 43-й тбилисской школой.
Это Буденный первый увидел в маленькой Мзие, смелой девчушке, раскачивающейся на кольцах в школьном дворе, задатки незаурядной гимнастки, зачислил в свою группу. Дети из Гурджаани стали авторами сенсации – они вторые на первенстве Грузии среди школьников, после тбилисцев, и Мзия была в той четверке. Это первая победа девочки с бесстрашным сердцем, той, что прежде, не раздумывая, могла вскочить в седло лошади пациента, приехавшего к отцу, и умчаться куда глаза глядят.
Дедушка и бабушка приехали на третий день. Надо было решать, что делать с Мзией. До окончания учебного года оставалось совсем немного. Шалва Босташвили вначале думал приютить ее у себя, хотя нашлись люди, что отговаривали: не связывайся, мол, с дочерью троцкиста – самого арестуют.
Дарабеговы все же рискнули и попросили родителей мамы оставить ребенка у них до окончания учебного года, хотя у самих было четверо детей. Четвертый класс Мзия закрыла в гурджаанской школе. Потом Шалва отвез свою воспитанницу в Тбилиси – к бабушке Тео Мчедлидзе и дедушке Трифону Гамбашидзе, в дом на улице Пастера, по соседству была железнодорожная школа, где она продолжила учебу.
Из этой школы Мзия шагнула в известный зал общества «Пищевик», к тренеру Арчилу Бакрадзе. В том же году опередила сверстниц, стала чемпионкой Грузии в сумме многоборья, начала готовиться к всесоюзным соревнованиям в Ленинграде среди школьников, о которых мы начали рассказ. Мзия победила тогда в упражнениях на брусьях и в опорных прыжках, и в общем зачете была второй. Юную гимнастку наградили книгой Лермонтова.
В годы войны она много тренируется, пробует силы во многих видах спорта; кроме гимнастики, участвует в первенствах Грузии по легкой атлетике, плаванию и прыжкам в воду с вышки.
В 1945-м  в Москве, на первенстве ЦС «Динамо» победила в многоборье, опередив абсолютную чемпионку страны Галину Урбанович и Татьяну Каменскую. Вечером заключительного дня соревнований наиболее отличившихся пригласили в кабинет шефа динамовцев, генерала. После награждения победителей ценными подарками и продуктовыми пайками он беседовал с каждой участницей, как это было принято, спросил, нет ли каких-либо просьб. Мзия с особым волнением ждала этого момента . И попросила – хочу встретиться с матерью, прибавив, что ей известен адрес, на что хозяин кабинета отвечал: «Я знаю».
Далее события развивались стремительно. Генерал распорядился, и Мзии дали сопровождающего, купили билеты. Вологда была пересадочной станцией Северной железной дороги. В вагоны было не пробиться – возвращались домой из эвакуации ленинградцы. Мзию удалось устроить в купе проводницы, сопровождающий всю дорогу простоял на ногах в коридоре.
Наконец прибыли в Вологду, здесь пересели на поезд узкоколейки типа того, что ходит от Боржоми в Бакуриани. Шексна оказалась в конце многотрудного пути. Было очень холодно. Девочку ввели в комнату начальника станции, устроили ночевать на русской печи. Утром пришли сани в село Никольское. Привели ее к начальнику лагеря. В валенках и ватнике предстала она перед матерью, которую вызвали из соседней пристройки. Мама, увидев дочь после восьми лет разлуки, потеряла сознание, потом уже дочь побывала в обмороке. Три дня провели они вместе и все не могли наговориться. У мамы как врача были хорошие условия – две комнаты – для проживания и рабочий кабинет.
Эта поездка на север и встреча с самым дорогим человеком словно сняла с нее тяжелые путы, помогла обрести душевное равновесие. С удвоенным рвением приступила она к тренировкам. И результаты не заставили себя долго ждать. О ней «вспомнили» руководители сборной страны перед поездкой на международный турнир в Венгрию. В день отъезда никто не собирался ее будить и помогать собираться. Мзие объявили, что не успели оформить выездные документы. На деле же попросту изъяли из списка как дочь «врага народа».
В 1950 году эта неприглядная история повторилась перед Всемирным фестивалем молодежи и студентов в Берлине. Она выигрывала соревнования, тренировалась в сборной и оставалась невыездной. И тогда Мзия решилась – пришла в Кремль с заявлением к первому лицу, ведавшему вопросами государственной безопасности. Из кремлевской комендатуры прямиком отправилась в Тбилиси. Дома ее встретила телеграмма: «Срочно выезжайте в Москву». Подруги по сборной уже не ожидали ее увидеть – радости не было предела.
Из Берлина она вернулась победительницей – с двумя золотыми и одной серебряной медалями.
Маму освободили только в 1948 году. Десять лет высылки без вины виноватой. Мзия к тому времени была замужем за Аркадием Архангельским, известным спортсменом и спортивным деятелем. Их дочери Ирине было 14 дней.
Про отца семья так ничего и не знала. Был слух, что умер в лагере от воспаления легких. Только многие годы спустя Мзия получила справку, что Николай Джугели был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу, и приговор приведен в исполнение в 1938 году.    
В июне 1948 года Мзия активно включилась в спортивную жизнь страны. В ноябре стала абсолютной чемпионкой Закавказья, проявила замечательные бойцовские качества гимнастки-многоборки, после рождения дочки удивительно быстро сумела обрести наилучшую форму.
Мзия Джугели из славной плеяды отечественных гимнасток, которым удалось «прорубить окно» на Олимпийские игры. После Хельсинки началось победное шествие советской гимнастики на высших спортивных форумах.
Надо ли говорить, с каким волнением они приступили к предолимпийской подготовке. В состав сборной в первую очередь ввели чемпионок страны, и ее в их числе. К тому времени Мзия уже четырежды побеждала в опорных прыжках и могла не волноваться за свою судьбу.
12 золотых, 6 серебряных и одну бронзовую медали увозили наши гимнастки из Хельсинки. За каждой – напряженнейший труд, упорная борьба на спортивных снарядах, когда счет шел на тысячные доли балла. И сегодня, по прошествии времени, можно сказать, что удалось собрать в единый коллектив сильнейших гимнасток страны. Галина Минаичева, Галина Урбанович, Екатерина Калинчук, Полина Данилова представляли Российскую Федерацию, Мария Гороховская и Нина Бочарова – Украину, Мзия Джугели – Грузию, Галина Шамрай (Рудько) – Узбекистан. В том, что угадали с составом, большая заслуга тренеров.
Начатые в Подмосковье учебно-тренировочные сборы продолжили в Сочи и Выборге, куда в целях акклиматизации прибыли незадолго до открытия Игр. Соревнования на сборах проводились в условиях, максимально приближенных к тем, которые ожидались в Хельсинки.
Олимпиада закончилась победой нашей сборной, отечественной школы гимнастики. Наши девушки по классу были на голову выше признанных лидеров. Мария Гороховская стала абсолютной чемпионкой Олимпиады. Нина Бочарова была второй в сумме многоборья. Мзия Джугели заняла шестое место.
Медали без боя не выигрывают. В условиях, когда нашим девушкам занижали оценки, неунывающую Мзию выпускали первой на всех снарядах, зная, что она смелее и психологически устойчивее подруг. Начальник управления союзного спорткомитета Нина Логофет (мать футболиста Геннадия Логофета) всячески ободряла перед выходом на помост: «Ты – наша героиня!» И она не подводила.
Олимпийская чемпионка Галина Минаичева-Шарабидзе вспоминала: «Мзия всегда привносила жизнерадостность и веселье, где бы ни появлялась, придумывала неожиданные, азартные ситуации, которые поощряло руководство команды».
И она смело выходила на помост и вела за собой подруг, как и следует капитану, прекрасно понимая, что судьи строже оценивают выступление первого номера команды.
Сразу после победы в зале «Мессухалли», когда советские гимнастки закончили олимпийский турнир, опередив лучшие команды мира, их поздравил с золотыми медалями руководитель спортивной делегации, председатель Спорткомитета страны Николай Романов, сообщив, что всем «золотым девчатам» присвоено звание заслуженного мастера спорта. Еще одни медали, серебряные, они выиграли в групповых вольных упражнениях с обручами под музыку Чайковского из балета «Спящая красавица».
Олимпиада в Хельсинки сохранилась в памяти первой грузинки-олимпийской чемпионки самым радостным событием, наивысшим ее достижением. И в последующие годы Мзия Джугели оставалась капитаном сборной СССР. Восемь раз выигрывала титулы чемпионки страны – семь раз в опорных прыжках (1946, 1947, 1951-1955), один раз на кольцах (1953).
Сохраняла отличную спортивную форму вплоть до Мельбурнской олимпиады 1956 года, но на предшествующей ей первой летней Спартакиаде народов СССР отравилась и не показала высокие результаты, на которые могла рассчитывать.
Через два года окончила Грузинский институт физкультуры, стала известным деятелем спорта. После ухода в 1962 году из большого спорта  работала старшим тренером сборной СССР в Грузии. Заслуженный тренер Грузии, она два десятка лет руководила республиканской школой высшего спортивного мастерства.
Оглядываясь на пройденный путь в большом спорте, путь побед и наивысших достижений, Мзия Джугели с чувством благодарности вспоминает всех, кто опекал ее. В 1937 году это был учитель физкультуры Шалва Босташвили.
В детстве ее тренером был Арчил Бакрадзе. Этот человек, как и Георгий Мерквиладзе и заслуженный тренер СССР Николай Махвиладзе, постоянной заботой способствовал ее выходу на большую спортивную арену.
Высокому спортивному мастерству Мзию обучал талантливый тренер и прекрасный человек Григорий Мамардашвили.
Под руководством заслуженного тренера СССР Ивана Оганова она придумывала и разучивала новинки и выносила их на большие соревнования. Он подготовил ее к Олимпийским играм в Хельсинки.
Она с чувством благодарности вспоминала супруга Аркадия Архангельского, который делал все для достижения ею высоких успехов, часто сопровождал на сборах и соревнованиях.
Пока жива, всегда уважительно и благоговейно будет помнить свою измученную мать, чей супруг – ее отец – Николай Джугели был расстрелян, а сама мать десять лет совершенно без вины провела в ссылке, по возвращении оказала большую помощь, как и супруг Мзии, в воспитании дочери Ирины, будущей чемпионки Грузии.
Она благодарила Бога за то, что в трудный период жизни были рядом бабушка Тео и дедушка Трифон, которые приютили ее, сироту, вырастили и поставили на ноги.
Глубоко благодарила Национальный олимпийский комитет Грузии, его президента Джано Багратиони, за то, что широко, на высоком уровне отметили ее юбилей – 75-летие со дня рождения; председателя Государственного департамента спорта Грузии Ираклия Медзмариашвили за поддержку и внимание; журналистов, которые вместе с зарубежными коллегами широко освещали ее спортивную жизнь и общественную деятельность; соотечественников и зарубежных болельщиков, которые поддерживали и давали стимул в борьбе за высокие результаты, совместно праздновали успехи Мзии. А еще знакомых и неизвестных любителей спорта, которые ободряли многочисленными публикациями, теплыми письмами, посвящали стихи выдающейся грузинской гимнастке.
Победная Олимпиада-52 напомнила о себе в 1996 году, когда заслуженный мастер спорта, вице-президент национальной федерации гимнастики, орденоносец Мзия Джугели была гостьей Игр в Атланте. Только открытый Музей спорта работал до пяти часов вечера. Мзия Николаевна на четверть часа опоздала, двери музея оказались закрытыми. Но хозяева, узнав, что к ним пришла сама олимпийская чемпионка, любезно предоставили возможность ознакомиться с экспонатами истории олимпизма.
В разделе Хельсинкской олимпиады она обнаружила свою фотографию и еще раз поблагодарила спорт за счастье, которое он дарит.

 

Арсен ЕРЕМЯН

Я "Скачать бесплатно через торрент виндовс хп"не мог больше сдерживаться и, перескочив через садовую ограду, "Игры приколы смешные бесплатно"пробрался к веранде, сопровождаемый д'Отвилем.

Захваченная врасплох стража умирает, не успев "Скачать владимир пресняков старший"схватиться за оружие.

Он "Скачать песню спасибо за день спасибо за ночь"открыл с полдюжины карт, и часы "Бутырка новые альбомы скачать"перешли к нему.

Этой же ночью я попытаюсь увезти ее.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 8 из 14
Суббота, 18. Августа 2018