click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.

О, спорт!

ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ

https://lh6.googleusercontent.com/-LDtL1ZQMxOo/VBAyHdXdtkI/AAAAAAAAEz8/frDuFaflfB8/w125-h114-no/e.jpg

У этого супермужского вида спорта миллионы почитателей, его любят, ему поклоняются, лучшие мастера кожаной перчатки соперничают в славе с кинозвездами. Бокс способен из слабого сделать сильного, из безвольного – волевого, из труса – храбреца, устремленного к победе.
Завораживает сама обстановка соревнований. Утопает в полумраке огромный спортивный зал, и только в центре его, в квадрате ринга, залитом светом ярких ламп, высвечиваются фигуры двух боксеров.
Есть еще третий участник, следующий за соревнующимися, как тень. До зрителей доносятся его резкие  команды. Ему беспрекословно повинуются боксеры, чемпионы послушно опускают голову. Он рефери – глаза и совесть на ринге. Человек, способный, как и судья на футбольном поле, превратить соревнование в праздник. Или испортить его. Последних не уважают, их ошибки остаются в памяти на многие годы. Их просто перестают ставить на ответственные поединки.
Тбилисец Николай Айрапетян – известный арбитр, обладатель всесоюзной, европейской и международной категорий, принимал участие в судействе многих крупных боксерских турниров, включая Олимпийские игры. Его судейский стаж насчитывал сорок пять лет.
В боксерский зал пришел в четырнадцать лет, в тбилисское общество «Пищевик» на Плехановском проспекте. Ему повезло с наставниками. Попал под заботливую опеку прекрасного человека и тренера Бориса Каладзе. Когда Николая призвали в армию, он тренировался у знаменитого Андро Навасардова, участвовал в армейских соревнованиях.
Оба наставника – из чемпионской команды. В апреле сорок пятого, когда советские войска вели бои на подступах к Берлину, грузинский бокс праздновал выдающийся успех. Тбилисцы победили сборную Баку – 7:1 и вышли в финал командного чемпионата  СССР, наряду с командами Москвы, Ленинграда и Таллина.
Наши земляки, которых готовил старший тренер команды – заслуженный тренер СССР Александр Гольдштейн, встречаясь по круговой системе, победили москвичей – 11:9, ленинградцев – 11:10, свели матч вничью с таллинцами – 12:12 и завоевали первенство. За команду-чемпиона в финале выступали Габриэл Ханукашвили (наилегчайший вес), Эдуард Аристакесян (легчайший), Шалва Горгаслидзе (полулегкий), Георгий Вартанов (легкий), Борис Меладзе (полусредний), Шалва Двали (средний), Леван Гудушаури (полутяжелый), Андро Навасардов (тяжелый) - созвездие чемпионов, сплав опыта и молодости.
Мастера кожаной перчатки Грузии 30-40-х годов представляли грозную силу, чемпионами Советского Союза в своих весовых категориях становились Георгий Вартанов (1938, 1939, 1940), Шалва Горгаслидзе (1944), Андро Навасардов (1944), Леван Гудушаури (1945), Габриэль Ханукашвили (1948, 1949).
Николай, окончив Грузинский институт физической культуры, стал преподавателем бокса.
Первым в Грузии получил международную категорию. Судил как поединки любителей, так и профессионалов, утвердив за собой репутацию судьи строгого, но справедливого, готового преподать нравственный урок соревнующимся, да что скрывать, и руководителям, и специалистам спорта.
Вспоминается олимпийский 1968 год. Советские спортсмены перед Мехико готовились в условиях высокогорья – на олимпийской базе Армении, в Цахкадзоре.
Здесь же предстояло назвать имена будущих олимпийцев.
В весе до 71 кг путевку на Игры оспаривали два выдающихся мастера – олимпийский чемпион Токио Борис Лагутин и чемпион Европы Виктор Агеев.
Бой был жесткий, бескомпромиссный. Трудно, ой, как трудно было определить лучшего, но рефери на ринге Айрапетян, не колеблясь ни минуты, присуждает победу олимпийскому чемпиону Лагутину.
«Что Вы, Николай Акопович! - сказали ему – Лагутина поезд ушел, он уже не молод».
Но потом специалисты единодушно поддержали судейское решение.
В Мехико поехал «старичок» 30-летний Лагутин и стал двукратным олимпийским чемпионом.
Не меньшую популярность Николай Айрапетян завоевал в Москве на личном первенстве СССР 1966 года, когда его признали лучшим в судейском корпусе, отметив призом за отличное судейство и выделив среди отечественных и иностранных арбитров.
Он много раз выезжал на Олимпиады, на крупные турниры. В 70-80-х годах ему часто поручали ответственную задачу – анализировать работу судей на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы. Его отчеты во всесоюзном Спорткомитете получали высокую оценку, помогали нашим боксерам подготовиться к ответственным встречам.
Помнил ветеран в подробностях бои мастеров Армении и Грузии, с которыми его связывали годы дружбы и совместной работы. Эдуарда Аристакесяна, одного из лучших советских боксеров и тренеров, основателя армянской школы бокса, и его лучшего ученика, олимпийского чемпиона Владимира Енгибаряна, с которым встречался потом на американской земле, абсолютного чемпиона страны тяжеловеса Хорена Инджеяна, выступающего на профессиональном ринге, Карлоса Джанеряна, достойного соперника трехкратного чемпиона Олимпийских игр Ласло Паппа и других армянских боксеров, продолживших традиции первого олимпионика Вараздата.
Вспоминал каждый бой, в центре которого был. В частности, пять матчевых встреч советских и американских боксеров, включая тбилисскую.
Особенно запомнились опытнейшему арбитру бои трехкратного олимпийского чемпиона и чемпиона мира среди тяжеловесов Теофило Стивенсона. Девять поединков легендарного кубинца судил Николай, и легко называл козыри своего друга – мощный концентрированный удар, широкий арсенал наступательных и оборонительных средств, быстроту реакции.
Незабываемы встречи на Кубе, на традиционном турнире – мемориале Хосе Марти.
На заключительном банкете Николай заметил, что внимание присутствующих обращено на него. Не зная испанского языка, он посмотрел на большой экран телевизора, где показали кадры из грузинского документального фильма и понял: зал приветствует его, посланца страны, известной своими спортсменами, и как-то внутренне заторопился домой.
Он был очень кинематографичен, этот Николай Айрапетян. Высокий, косая сажень в плечах, мужественное, волевое лицо. Удивительно, как выпал из поля зрения кинорежиссеров.
Впрочем, один шанс ему представился в начале 70-х. В Ленинграде. На традиционный международный боксерский турнир приехали работники Шведского телевидения, задумавшие снять фильм о своем земляке, легендарном боксере 18 века. Его роль гости поручили чемпиону страны в весе 75 кг Олегу Каратаеву, а в соперники ему выбрали Александра Метелева.
Гости попросили боксеров держаться на ринге как можно естественнее, не позировать перед камерой. Айрапетяна выбрали на привычную для него роль судьи. В первом раунде Метелев сильнейшим боковым справа отправил своего грозного соперника в нокдаун и, кажется, первый в его карьере. Николай открыл счет. При команде «восемь!» рассвирепевший чемпион поднялся с пола и одним ударом завершил бой – глубокий нокаут.
Шведы собрали чемоданы и уехали домой.
Годы мало изменили ветерана отечественного бокса. Он оставался желанным гостем во многих странах на соревнованиях различного уровня в Англии, США и Мексике.
В последние годы живя в Лос-Анджелесе, интересовался событиями дома, оставался большим поклонником журнала «Русский клуб», обсуждал публикации, в частности, на спортивные темы.

Арсен ЕРЕМЯН

 
ПРИНЦЕССЫ СТАЛИ КОРОЛЕВАМИ

https://lh4.googleusercontent.com/-s1yAUfXoxaQ/U9tjK5C9RKI/AAAAAAAAEpE/GpkvIKz2shc/s125-no/g.jpg

В  семнадцать лет Нана Иоселиани установила феноменальный рекорд. Осенью 1979 года, выступая на женском межзональном турнире в Бразилии, она одержала тринадцать побед и три партии свела вничью.
Так за несколько туров до финиша была решена судьба не только одной из трех путевок в соревнование претенденток на первенство мира, но и первого приза.
Особенно впечатляла серия из 12 побед – достижение, какого в официальных турнирах высшего уровня после Веры Менчик не показывал никто.
Поражало не только количество побед. Специалисты отмечали легкость, быстроту игры, гармоничность стиля, зоркость комбинационного зрения, отменную технику и завидное хладнокровие  за шахматной доской девушки – свидетельство уверенности в собственных силах. Рекорды рекордами, а особенно радовало в выступлениях Наны Иоселиани, ее тяга к совершенствованию.
За год до турнира в Рио-де-Жанейро Михаил Ботвинник, воздав должное дарованию юной грузинской шахматистки (Нана была слушательницей его знаменитой заочной шахматной школы), отметил существенный недостаток в игре Иоселиани – нерациональное  распределение времени.
Замечание пришлось кстати. На межзональном турнире Нана не знала цейтнотов, этого бича шахматистов. Обычно у нее оставался неиспользованным «лишний» час. Победительница турнира отложила лишь одну партию, да и в той ее соперница – английская шахматистка Яна Майлс, могла сдаться.
Современные женские шахматы нельзя себе представить без Майи Чибурданидзе, Наны Иоселиани, Нино Гуриели.
Вспомним, как в октябре 1976 года они на равных вели спор в очень сильном по составу 36-м женском первенстве СССР.
Для Иоселиани то был дебют в крупнейших соревнованиях, за несколько месяцев до этого она разделила первое-второе места на полуфинале в городе Тольятти, а потом не оробела на непривычной шахматной высоте.
Вспоминается разговор неоднократной чемпионки Югославии Милунки Лазаревич с Мигелем Найдорфом, одним из сильнейших шахматистов мира 40-50 годов. Мигель эль Гранде – признанный мастер молниеносной игры и блестящих реплик. Милунка поинтересовалась о возможности организации в Южной Америке турнира шахматисток. Аргентинский гроссмейстер мгновенно настраивается на шутливую волну и, в свою очередь, просит гарантировать участие двенадцати красивых шахматисток.
Окажись Лазаревич в те дни в Тбилиси, условие Найдорфа ее бы не затруднило.
У зрителей глаза разбегались при виде шахматных имен. В самом деле: на какой партии остановить свой выбор. Может, вице-чемпионки мира Наны Александрия, международного мастера Татьяны Затуловской, чемпионки страны Людмилы Белавенец или претендентки на мировое первенство Ирины Левитиной?
Нет, погляжу на игру трех прелестных грузинских девочек, одна из них успела пожертвовать фигуру, - решал любитель шахмат. И его можно понять. Зритель особенно тепло приветствует молодых.
Есть старинная шутка о том,  что зритель потому ходит в цирк смотреть на укротителя тигров, что втайне надеется: однажды тигр все-таки съест укротителя. Эта комичная ситуация как нельзя лучше соответствует обстановке на крупном шахматном турнире, когда невооруженным глазом из зала порой и не различишь, кто укротители, а кто тигры.
Первенство оказалось счастливым для молодых грузинок. Гуриели, Иоселиани и Чибурданидзе вошли в десятку сильнейших шахматисток страны.
В трех партиях с членами олимпийской сборной СССР 14-летняя Нана набрала 2,5 очка, сыграла вничью с чемпионкой мира Гаприндашвили и победила Александрия и Левитину.
«Все они очень талантливы, особенно Майя, - сказала Гаприндашвили. - Вне сомнения, всех троих ждет блестящее будущее».
Уже следующий чемпионат страны во Львове показал, как окреп талант юных шахматисток. Золотую медаль завоевала Чибурданидзе, а серебряные вручили сразу двум Нанам – Александрия и Иоселиани. Весь пьедестал оказался грузинским!
Львов подтвердил: Иоселиани на верном пути.
На старте она играла неровно, имела только 3,5 очка после восьми встреч, но потом разыгралась и в девяти оставшихся партиях набрала 8,5 очков. В заключительном туре она нанесла поражение чемпионке страны Анне Ахшарумовой и вытеснила ее из тройки призеров.
Иоселиани показала в турнире наиболее результативную игру, в ее активе десять побед, даже на одну больше, чем у Чибурданидзе, новой чемпионки страны, а ведь этот успех был достигнут в споре с именитыми шахматистками, среди которых было шесть международных гроссмейстеров и пять международных мастеров.
Тот счастливый год славен еще одним знаменательным достижением. В Москве команда шахматистов Грузии стала победительницей Вторых Всесоюзных спортивных игр молодежи. За нее выступали Зураб Азмайпарашвили, Игорь Ефимов, Смбат Лпутян, Зураб Стуруа, Майя Чибурданидзе, Нана Иоселиани (к тому времени относится знаменитый плакат-призыв тренера  – международного гроссмейстера Эдуарда Гуфельда: «Ребята, не Москва ль за нами?»
Трудно поверить, но шахматы могли потерять Иоселиани – еще несколько лет назад     Трудно поверить, но шахматы могли потерять Иоселиани – еще несколько лет назад Нана увлекалась музыкой. Педагоги из музыкальной школы навещали ее родителей, уговаривали вернуть девочку в школу. Родители пытались, но право выбора осталось за девочкой, и она очень скоро сумела доказать, что именно шахматы – ее призвание, выиграв в 13 лет звание чемпионки Тбилиси.
После Львова Иоселиани делегировали на чемпионат Европы среди девушек в югославский город Кикинда. Это доверие она оправдала, вернувшись в Тбилиси с Кубком, и в 1979-м повторила свой чемпионский успех.
Победа на межзональном турнире в Бразилии, где Иоселиани на 2,5 очка опередила венгерского гроссмейстера Жужу Вереци и на 3,5 очка – Нану Александрия, показала, что на шахматном небосклоне взошла звезда первой величины.
Вспоминая, как до этого Иоселиани становилась призером международных соревнований в Тбилиси, Польше и Москве, специалисты верили, что главные ее победы впереди. Залогом этого была требовательность самой Наны в оценке собственных достижений. Неслучайно патриарх советских шахмат Ботвинник наряду с другими достоинствами Иоселиани отмечал именно эту ее  черту.
Теперь Нане предстояло труднейшее испытание – четвертьфинальный матч претенденток не первенство мира с Вереци в Югославии. Иоселиани до этого матчей не играла, и для нее это был серьезный экзамен, к тому же с сильнейшей зарубежной шахматисткой, крайне редко проигрывающей.
В Югославии приучены к победам Иоселиани. И традиция оказалась продолжена.
За внешней легкостью победы стояла борьба, отнимающая много сил и нервов. Если на межзональном турнире Нана, по собственному признанию, могла во встречах с аутсайдерами чуть расслабиться, позволив себе небольшую передышку, то здесь играть приходилось каждый раз против сильной и волевой шахматистки, не прощающей ни одной ошибки. Начиная с пятой партии советская шахматистка прочно захватила инициативу и убедительно опровергла рискованную игру венгерской чемпионки, которую положение обязывало идти на обострения. После девятой партии счет в матче стал 6:3 в пользу Наны, и 18-летняя шахматистка начала подготовку к полуфинальному поединку с  Гаприндашвили.
Матч с 5-кратной чемпионкой мира стал для Наны отличной шахматной школой. Само его течение опровергло прогнозы. Перед двумя заключительными партиями Гаприндашвили вела в счете с разницей в два очка. Казалось, победа ей обеспечена, невероятным казался двойной успех младшей в оставшихся двух партиях, и тем не менее это произошло.
Нана сравняла счет и в то же время получила весомое преимущество, потому что по регламенту в случае ничейного исхода четырех дополнительных партий победа в матче присуждалась ей, выигравшей больше встреч черными. Так оно и вышло.
Иоселиани вышла в финал, получив тем самым право даже в случае проигрыша считаться третьей шахматисткой мира.
Теперь ее взору открылся шахматный Олимп, но дорогу к нему ей преградила Нана Александрия, которая великолепно подготовилась к этому циклу борьбы за первенство мира. Вряд ли нашлись бы оптимисты, которые перед матчем двух подруг по олимпийской сборной Советского Союза предсказали победу Александрия с разницей в четыре очка, но в данном цикле младшей пришлось уступить по всем статьям.
Утешилась Иоселиани скоро – в финале очередного чемпионата страны 1981 года, где со старта возглавила гонку. Только несколько сбавив темп в заключительных турах, она расплескала добытое преимущество в очках. Финиш прошел в захватывающей борьбе, в которой золотые медали были завоеваны Ноной Гаприндашвили и Наной Иоселиани, впервые примерившей «золото» страны к своему наряду, а через год повторившей этот спортивный и творческий подвиг. Кроме того, она чемпионка СССР 1986 и 1987 годов.
В 1988 году Нана Иоселиани  вплотную подошла к завершающему этапу борьбы за мировое первенство, в которую она вступила в 16 лет. Она разделила первое-второе места с Еленой Ахмыловской в турнире претенденток и, выиграв дополнительный матч 3:2, получила право на матч с чемпионкой мира Майей Чибурданидзе, для которой он был пятый.
Международный гроссмейстер, неоднократная олимпийская чемпионка и чемпионка страны, победительница матчей претенденток на мировое первенство и международных турниров постаралась подойти к главному своему поединку во всеоружии опыта и спортивной мудрости.
Матч на первенство мира состоялся осенью 1988 года в городе Телави, где организация была безупречной, а тишина, покой и заинтересованность жителей способствовали творчеству.
Чемпионке удалось отстоять свой высокий титул: она выиграла три партии, две проиграла и одиннадцать закончилась вничью.
По окончании матча Майя не скрывала, как нелегко далась ей победа: «Нана была отлично подготовлена к матчу, особенно теоретически и играла блестяще. Во всех без исключения партиях я испытывала ее большую шахматную силу и непоколебимое стремление к победе».
Вице-чемпионка мира Нана Иоселиани и на этот раз проявила лучшие стороны своего творчества – выдающейся представительницы грузинской женской шахматной школы.

Арсен ЕРЕМЯН

 
ТРИ СЕКУНДЫ И ВСЯ ЖИЗНЬ

https://lh6.googleusercontent.com/-XhXvzi8Ln_0/U7Zn0gVCgcI/AAAAAAAAEho/Qb0ut5OF9Ig/w125-h156-no/f.jpg

Он ушел после тяжелой болезни 25 января 2004 года на 59-м году жизни, выдающийся баскетболист, заслуженный мастер спорта.
«Трудно поверить, что нет больше с нами Зураба Саканделидзе, легендарного спортсмена, внимательного друга», - сказал Отар Михайлович Коркия, выразив чувства  десятков тысяч людей, пришедших в Тбилисский Дворец спорта проводить в последний путь лидера динамовцев, отмеченного Божиим даром.
Патриарх грузинского баскетбола знал Зураба многие годы, следил за его игрой еще в юношеских командах, благо оба были из одного города – Кутаиси. Зураб занимался в детской спортивной школе у заслуженного тренера Сулико Тортладзе, вместе с которым родоначальник знаменитой баскетбольной династии Коркия играл в одной команде – тбилисском «Динамо». В его составе оба завоевали золотые медали чемпионата страны, выиграли розыгрыш Кубка СССР, удостоились почетного приза.
Баскетбол в те далекие годы пользовался большой популярностью в Кутаиси. Многие ребята занимались в спортивных секциях, среди них и Зураб Саканделидзе, которого привел в группу Тортладзе старший брат Анзор. На одной из тренировок Отар Коркия обратил внимание на мальчика, который бегал быстрее других, лучше обращался с мячом.
«Из него выйдет толк», - говорил Сулико. Тренер, воспитавший многих известных грузинских баскетболистов, не ошибся.
В пятнадцать лет Зураб переехал  в Тбилиси, окончил здесь школу и, конечно, попал в динамовскую команду, возглавляемую Отаром Коркия, одну из сильнейших в Европе, что она подтвердила, выиграв в 1962 году ценнейший трофей – Кубок европейских чемпионов. К тому времени Саканделидзе, студент Грузинского политехнического института, уже многое умел, попав в чемпионскую команду, в ее основной состав, не сбавлял нагрузок на тренировках, не зная усталости отрабатывал броски по кольцу, различные комбинации, являя собой пример великого труженика, обреченного на успехи. И они пришли.
В 1964 году молодого защитника тбилисского «Динамо» пригласили в юниорскую сборную СССР, в ее составе он получил золотую медаль чемпионата Европы в Неаполе, здесь познакомился и подружился с нападающим каунасского «Жальгириса» Модестасом Паулаускасом, будущим капитаном сборной СССР. За его плечами уже был опыт участия в турнире динамовских команд социалистических стран в Польше и международном турнире в Румынии, где он удостоился приза лучшего бомбардира.
Не прошло и года, как Зураб снова участник первенства Европы, на этот раз взрослого, в составе сборной СССР, и возвращается с золотой медалью, первой из четырех, добытых им в последующие годы (1967, 1969, 1971).
Так начинается его путь в большой баскетбол. Десять лет (1965-1975) Саканделидзе остается одним из основных защитников главной команды страны, участвует в крупнейших баскетбольных турнирах. В составе сборной он держал экзамен в США, и, по словам ее главного тренера Александра Гомельского, не уступал американским защитникам ни в технике, ни в точности бросков, а в скорости даже превосходил их.
В этом отзыве отражается огромное уважение, которое испытывал к своему ученику этот чрезвычайно требовательный и не щедрый на похвалу тренер. На своей книге, подаренной Саканделидзе, он сделал красноречивую надпись: «Близкому и славному Сако – одному из самых великих баскетболистов нашего времени. Я счастлив, что трудился вместе с тобой в сборной СССР, где ты был моим учеником и стал дорогим другом. Пусть в жизни тебе всегда светит солнце, ибо ты сам алмаз. Александр Гомельский».
Алмаз Саканделидзе заблистал всеми гранями в 1967 году, на чемпионате мира в Уругвае и чемпионате Европы в Финляндии – победных для советской сборной. После финальной встречи с югославами зрители порвали на сувениры майку Саканделидзе, чемпиона мира и лучшего защитника турнира. А он изловчился и в немыслимой толчее завладел победным мячом и уже не расставался с ним до самого Тбилиси.
В Тампере Зураб снова на высоте, в прямом и переносном смысле, раз за разом, овладевая мячом на «верхнем этаже», изумляя зрителей и специалистов молниями прорывов, которые сравнивали с огненными грузинскими танцами, и этот отзыв сопровождал его на всех турнирах. В Тампере специалисты назвали Зураба лучшим защитником, наградили специальным призом и ввели в символическую сборную континента.
Спортивные подвиги Саканделидзе по достоинству были оценены и дома. Чемпиона мира и двукратного чемпиона Европы в традиционном всенародном опросе назвали лучшим спортсменом Грузии 1967 года.
На Олимпиаде-68 в Мехико и чемпионате мира 1970 года в Любляне наши баскетболисты – третьи. Власти не простили Александру Гомельскому проигрыш первого места – сместили с должности главного тренера чемпионов мира, хотя проиграть американцам и югославам на тот период могла любая команда. Суд был скорый и неправый. К рулю сборной пришел новый наставник – тренер ленинградского «Спартака» Владимир Кондрашин.
Через год в западногерманском городе Эссене в финале европейского первенства снова скрестились пути советских баскетболистов и их соперников югославов. В матче, проходившем под интригой захватывающего соперничества двух центровых – Алжана Жармухамедова и Чосича, московский армеец надежно прикрыл югослава и стал героем финала. Ценой больших усилий нашей команде удалось ликвидировать отставание в 14 очков и сравнять счет – 44:44. В эти минуты неудержим вышедший на площадку Саканделидзе. Он совершает три молниеносных прорыва, а потом еще один, прерывает атаку соперников, и на этот раз внеся решающий перелом в игру.
Вот что вспоминал Алжан Жармухамедов: «Зураба в команде любили все. С хорошим чувством юмора был парень, общительный, доброжелательный. А вот на поле спуску противнику не давал – играл цепко, жестко и азартно. Поражала его прыгучесть. Надо было видеть, как он, с ростом меньше 190 сантиметров, зависал над кольцом. Мы даже шутили: «Сако некогда играть в баскетбол, поскольку он постоянно находится в воздухе». До сих пор перед глазами эпизод на чемпионате мира 1970 года в Любляне. В одном из матчей соперник решил подставиться в защите под набравшего скорость Зураба. А тот мгновенно сориентировался: взял да и перепрыгнул через него. Как через гимнастического «козла». Я такое увидел впервые. Умение Зураба в доли секунды принять правильное решение и спасло команду в мюнхенском финале. Мы говорим о «золотом пасе», «золотом броске», но ведь грамотный фол Саканделидзе тоже стал «золотым».
Рассказ Жармухамедова возвращает нас в мюнхенский «Баскетболхалле» в ночь с девятого на десятое сентября 1972 года. Финальный матч олимпийских сборных СССР и США по драматизму событий напоминал аттракцион «американские горки», с захватывающими дух взлетами и падениями. Наши баскетболисты вышли на площадку с хорошим настроением. Уже за полтора месяца до начала Олимпиады, после победы на третьем Мемориале Юрия Гагарина в Тбилиси, сборная поверила в свои силы и ехала в Мюнхен, готовая дать бой заокеанским соперникам, изначальным фаворитам.
Накануне финала состоялся примечательный диалог. Председатель Госкомспорта СССР Сергей Павлович Павлов спрашивает у Кондрашина, почему он так мало в ходе олимпийского турнира использует Саканделидзе. «Это наше секретное оружие в финале», – отвечает главный тренер.
Уже дебют решающей встречи озадачил его коллегу Хэнка Айбу. Кондрашин вывел на площадку самую быструю пятерку – Сергей и Александр Беловы, Зураб Саканделидзе, Михаил Коркия, Алжан Жармухамедов. Домашнюю заготовку Владимира Петровича многие расценили как рискованную. В таком составе сборная никогда раньше не играла. Но брошенная на площадку секретная «бомба» сработала, разорвавшись грохотом трибун, не утихавших до последних секунд игры. Олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта Михаил Коркия вспоминал: «Честно говоря, я был в шоке, когда перед финалом Кондрашин сказал, что мы с Саканделидзе будем играть в стартовой пятерке. С трудом скрыл волнение. А вот Зураб, напротив, отнесся к этому как к должному. На тот момент он уже был чемпионом мира, четырехкратным чемпионом Европы, считался почти ветераном сборной и в Мюнхене постоянно обижался, что в каждой игре его выпускали всего на 15-18 минут».
Вышедшие на поле с первых минут тбилисские динамовцы оправдали ставку тренера: темп, темп и еще раз темп! И счет на старте достаточно красноречив – 7:1 в пользу советской команды. В эти минуты великолепен Саканделидзе, мастер ураганного прорыва. Он дважды завершает атаки меткими бросками,  наказывает соперников, когда его пытаются остановить недозволенными приемами, реализует штрафные. Михаил действует под стать другу – результативно завершает быстрый прорыв, подбирает мячи под щитом. Матч проходит под диктовку советской команды, несмотря на упорное сопротивление соперников. Во втором тайме при счете 35:28 в пользу советской сборной в борьбе за мяч под щитом самый результативный среди американцев Дуайт Джонс откровенно грубо играет против Коркия, тот не остается в долгу – судья удаляет обоих с площадки. Кондрашин доволен – соперники лишились самого опасного игрока.
За десять секунд до финального свистка преимущество советской команды в счете сокращается до минимума – 49:48. Центровой Александр Белов с мячом входит в трехсекундную зону. Перед ним два американца. Следует бросок, защитник успевает отвести мяч. Мяч попадает в руки Саши. У него несколько вариантов для продолжения атаки: передать мяч стоявшему рядом Модестасу Паулаускасу, который просит пас, Сергею Белову, занявшему позицию у боковой линии (Сергей: получив мяч, я спрятал бы его под майкой), упасть с мячом на паркет и попытаться выиграть его при розыгрыше спорного, наконец, запустить мяч под своды зала и поймать. Из этих возможных продолжений Александр выбрал наихудшее и самое опасное – он бросает мяч к центру на Саканделидзе, которого держали сразу два американца. «У меня сердце остановилось», - сказал после игры Владимир Кондрашин.
Американцы перехватывают мяч, и уже рвется к нашему щиту Дач Коллинз. Параллельным курсом устремляется в погоню за ним Саканделидзе, в несколько шагов догоняет соперника, но какой ценой! Ценой фола.
Представим на минуту, чего лишалась советская команда, если бы реактивный Зураб не догнал  американца. Не было бы остановки игры после фола Саканделидзе. Не было бы двух реализованных Коллинзом штрафных, когда счет стал 50:49 в пользу сборной США. Не было бы таймаута, взятого Кондрашиным, во время которого тренер сказал: «У нас уйма времени!» И самое главное – не было бы легендарных трех секунд, приведших к олимпийским медалям, вместивших в себя математически выверенный чудо-пас Ивана Едешко через всю площадку Александру Белову, который финтом освободился от двух опекунов и обеими руками отправил победный мяч в корзину – 51:50.
Разочарованные американцы (апелляционное жюри наутро отклонило их протест как необоснованный) не вышли на церемонию награждения, отказались от серебряных олимпийских медалей. Они и сегодня хранятся в сейфе банка в Лозанне.
Владимир Кондрашин после финала сказал журналистам: «Я, как главный тренер сборной, думаю, судьба мне улыбнулась, когда до последней минуты на площадке был Зураб Саканделидзе, именно он, благодаря своей прозорливости и скорости, смог догнать и остановить Коллинза. Уверен, что это никому другому, кроме Зураба, сделать бы не удалось».
24 апреля 1977 года Тбилисский Дворец спорта в очередном туре чемпионата страны принимал каунасский «Жальгирис». Поле выигранного матча динамовцы провожали из большого спорта своего лидера и кумира Саканделидзе.
Сам Зураб Александрович так объяснил свое решение: «Многие говорят, рано ушел, но, думаю, принял верное решение. До того времени должен играть, пока все так же можешь радовать болельщиков и приносить пользу команде. Когда же почувствуешь, что ты уже не тот, в ту же секунду должен уйти».
Так считал самый титулованный из грузинских баскетболистов, заслуженный мастер спорта, обладатель двух олимпийских медалей (золотой и бронзовой), двух медалей чемпионатов мира того же достоинства, четырехкратный чемпион Европы, победитель розыгрыша Кубка СССР в составе динамовцев Тбилиси и бронзовый призер Спартакиады народов СССР в составе сборной Грузии, кавалер орденов Вахтанга Горгасала II степени, Чести и «Знак Почета»…
О своих спортивных достижениях говорил со свойственным ему юмором: «Если бы на Марсе проводились соревнования по баскетболу, то я бы и там победил».
Зураб Саканделидзе легко нашел себя в послеспортивной жизни. Химик по образованию, он руководил крупными промышленными предприятиями республики, вместе с Михаилом Коркия  тренировал тбилисское «Динамо» в трудные для родного клуба времена.
В трагические январские дни 2004 года я беседовал с выдающимися грузинскими спортсменами, с которыми дружил, о которых писал, и вот что они мне рассказали.
Владимир Угрехелидзе, заслуженный мастер спорта, серебряный призер Римской олимпиады: «Зураб Саканделидзе напоминает мне эру Константина Циолковского – самый быстрый в команде, с поистине реактивной стартовой скоростью. В знаменитом финальном матче с американцами на Мюнхенской олимпиаде он стал одним из героев.
Зураб был младше меня на шесть лет. Но играть с ним вместе довелось не раз. За сборную же страны за рубежом  выступали всего однажды. Выехали мы в Италию на товарищеские игры, а потом участвовали в турнире на Сицилии. Отыграли турнир, вернулись в Рим. Мы с Зурабом по гороскопу Львы, оба родились в августе: он – девятого, я – 18-го. Вот и решили перед отъездом домой как-то отметить свое рождение. Пошли в кафе с нашим переводчиком. Представляете, сидят два грузина за столиком в Вечном городе, скромно празднуют свою некруглую дату. Втроем выпили по бутылке доброго итальянского вина».
Рафаел Чимишкян, олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира: «Наши два зала находились рядом на знаменитом тбилисском стадионе «Динамо», идя на тренировку мимо нашего – тяжелоатлетического – Зураб часто общался со штангистами. Он был мастером необидных розыгрышей. Бывало заглянет в щелку приоткрытой двери зала и спрашивает: «А где Рафо?» - «Да вот же он», - отвечают ему и указывают на меня, - «Извини, сразу тебя не увидел», - говорил мне. В поездках, на перроне железнодорожных вокзалов, всегда старался оказаться рядом, подчеркивая свой баскетбольный рост. Я разгадал его хитрую уловку  и спешил занять место повыше.
В поездке на Спартакиаду народов СССР мы с Зурабом оказались в одном купе. Дорога поездом в Москву долгая, коротали время за преферансом. Помню, я старался выполнить главное правило преферанса – первым делом заглянуть в карты соседа. Сделать это каждый раз было невозможно. Зураб, как фокусник, прятал карты в своих огромных руках баскетболиста.
Наши золотые медали олимпийских чемпионов разделяет дистанция в двадцать лет. Разница в возрасте не мешала нам дружить.
И каждая встреча – в Национальном олимпийском комитете Грузии, Департаменте спорта, на улице была в радость. Тот финальный олимпийский матч я смотрел по телевизору дома. Думаю, выскажу общее мнение: Зураб Саканделидзе был уникальным баскетболистом, с неповторимым почерком. Уход его из жизни – невосполнимая потеря для нашей спортивной общественности, для всей страны».

Арсен ЕРЕМЯН

 
ЗАМЕТИЛ И НА БОРЬБУ БЛАГОСЛОВИЛ

https://lh5.googleusercontent.com/-89Fq3ML6sdY/U6KkpOFvt7I/AAAAAAAAD-8/AfUtpdPPi48/w125-h129-no/g.jpg

«Сынок, хочешь стать таким же – занимайся борьбой!» - добродушная улыбка тронула пышные русые усы борца-исполина из Мцхета, не знающего равных в Грузии.
Совет был дорог и стоило попытаться. Костя поспешил пожать протянутую ему руку, как можно сильнее, но его тонкая рука только утонула в огромной ладони палавана.
Сандро Канделаки и несколько известных борцов приехали в Сигнахи на спортивный праздник – сойтись в молодецком круге, помериться силой с местными силачами, среди которых не последними в грузинской борьбе были старшие Коберидзе – Габриел и Давид. Они и познакомили младшего брата с могучим Сандро. «Если бы ребята из моей школы видели, что я познакомился с самим Канделаки», - думал Костя.
Природа не одарила его физической мощью, он уступал братьям в силе, был много легче их, но теперь с удвоенной энергией после уроков соперничал в школьном дворе со сверстниками в народной борьбе чидаоба.
С годами Костя немного занимался легкой атлетикой, немного играл в футбол и баскетбол, но грузинская борьба увлекала больше; он чемпион школы, а затем и улицы, в городе, где родился и провел детство. Его занятия спортом далеки от правильной, методически обоснованной тренировки, и он решил в 1936 году, в девятнадцать лет, всерьез заняться классической борьбой. Пришел в спортивный зал «Динамо» в Тбилиси, считая себя вполне сложившимся борцом, с опытом своих мальчишеских соревнований, после благословения Сандро Канделаки, и рвался на ковер, еще не зная, как ему повезло с наставником.
Петр Денисов, тихий, немногословный человек, в прошлом цирковой борец, а теперь непременный участник всесоюзных соревнований, с первого занятия охладил его пыл: «Если ты действительно хочешь стать хорошим борцом, то не торопись на ковер. Ты ведь, надеюсь, хочешь выигрывать. Главное для тебя сейчас – общая физическая подготовка».
Можно ли забыть своего первого учителя?! - спрашивал себя потом Костя, тот, кто через несколько лет стал «настоящим» борцом; его выступления будут смотреть тысячи людей в крупнейших городах и заграницей. Встреча с тренером Денисовым была для него определяющей. В течение одного сезона Коберидзе стал чемпионом Грузии, поступил в Тбилисский институт физической культуры, а позже перевелся в Московский центральный ордена Ленина институт физической культуры имени Сталина, и в последующие годы выступал за Москву, за спортобщество «Динамо».
Дебютировал Константин на всесоюзном ковре в 1938 году без особого успеха. В среднем весе он седьмой, две схватки выиграл по баллам, одну проиграл и с пятью штрафными очками выбыл. Чемпионом стал Григорий Пыльнов, знакомый по Тбилиси, за который он выступал в 1932 году, став шестым. Переехав в столицу, через год неожиданно для всех выиграл звание чемпиона среди полутяжеловесов. Будучи по существу средневесом, Пыльнов поборол более тяжелых и сильных соперников – за счет тактики и технического превосходства. В последующий период к эксперименту больше не прибегал, выступал в своей средней категории, он семикратный чемпион страны (1933, 1935, 1937-1941).
В тридцать девятом Коберидзе – среди участников чемпионата СССР полутяжелого веса; он на голову выше других по технике, но уступает в силе основным противникам. В итоговой таблице он четвертый.
К этому периоду относится начало его подготовки к соревнованиям вместе с Пыльновым. И хотя руководство Пыльнова было непродолжительным, Коберидзе вспоминал, как много дал ему его учитель. Григорий Дмитриевич, непревзойденный тактик, особое внимание уделял развитию у воспитанников тактического мышления, умению правильно строить схватку.
По совету Пыльнова 22-летний Коберидзе участвует в первом в СССР абсолютном чемпионате страны по классической борьбе 1939 года, к которому допущено 12 сильнейших: чемпион в тяжелом весе Александр Сенаторов, чемпион в полутяжелом весе Александр Казанский, многократные чемпионы страны Арон Гонжа, Константин Дерич. В состав участников включили несколько известных борцов-профессионалов.
Коберидзе, весившему 87 килограммов, следовало бороться с борцами, чей вес, мощь и опыт превышали его собственные. Но он сделал невозможное. Уже в первой 20-минутной схватке выиграл по баллам у фаворита турнира киевлянина Гонжи и убедил, что крепок как кремень. Второго фаворита – москвича Сенаторова положил на пятой минуте восьмого круга. Победил по баллам трехкратного чемпиона СССР в полутяжелом весе Дерича и популярного циркового борца И.Куксенко (Яна Цыгана).
Итоги чемпионата изумили специалистов – Константин Коберидзе выиграл у всех 11 участников и заслуженно стал абсолютным чемпионом СССР. В дни чемпионата Пыльнов опекал младшего друга, находился в зале, дозировал нагрузку, вдвоем намечали планы предстоящих встреч.
Выдающийся результат показал Коберидзе в 1940 году – он чемпион СССР в полутяжелом и тяжелом весах. В целях повышения интереса борьбы в категории тяжелого веса и усиления ее состава допустили участие в ней лучших борцов-полутяжеловесов, которые заняли три первых места.
Две бронзовые медали в обеих категориях завоевал тбилисец Вагаршак Мачкалян. Если бы в борьбе регистрировали рекорды, наш земляк мог претендовать на один из них – он участник двадцати чемпионатов СССР: в 1937-1948 гг. по классической борьбе, в 1945-1953-х – по вольной. У «классиков» он трижды вице-чемпион и столько же раз – третий призер. В вольной борьбе, с первого чемпионата в СССР, четыре года подряд (1945-1948) победитель в полутяжелом весе, еще на трех чемпионатах (1949-1951) серебряный призер.
Кстати, открытием Мачкаляна советский спорт обязан Берия.  В 1931 году автомашина ЗИС-101 секретаря ЦК в районе его родного села Мерхеула скатилась в кювет. Пасший коз по соседству сельский парень один вытащил ЗИС на дорогу. Это был 17-летний Мачкалян. Свидетель этого Берия на второй день распорядился перевести молодого силача в Тбилиси, в общество «Динамо» для занятия борьбой.
В мае 1941-го в Ленинграде Коберидзе стал чемпионом страны в полутяжелом весе. Первенство в тяжелой весовой категории, намеченное на 5-7 июля, не было разыграно в связи с войной.
В первый день на московский стадион «Динамо» пришли сотни спортсменов записаться в ОМСБОН – Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения, которая входила в состав Четвертого (партизанского) управления НКВД. Среди них – 34-летний Григорий Пыльнов. Здесь они получали военное снаряжение и обмундирование. Бойцы бригады специализировались на разведке и диверсионной работе, в тылу врага формировали подполье и партизанские отряды, подрывали дороги, затрудняя врагу продвижение к столице.
11 января 1942 года отряд капитана Васина, в составе которого был младший лейтенант Пыльнов, на пяти грузовиках выехал из Москвы. В районе Сухиничей предстояло перейти линию фронта и действовать во вражеском тылу.
У деревни Попково отряд вступил в бой, пробиваясь к своему гарнизону, окруженному в Сухиничах. На пути советских воинов оказались танки 18-й танковой дивизии вермахта, перешедшей в контрнаступление. Два отделения под командованием Пыльнова, выставленные в боевое охранение, первыми попали под удар…
Пыльнов погиб 24 января, как почти и все бойцы. Их подвигом враг был задержан на сутки, контрнаступление гитлеровцев сорвано.
На чемпионате 1944 года, после двух лет вынужденного перерыва, борцовская семья не досчиталась на параде участников многократных победителей, сильнейших борцов страны Г.Баева, А.Гонжи, С.Золотова, И.Михайловского, Г.Пыльнова, О.Турунена…
В сорок четвертом Коберидзе победил в полутяжелом весе и был вторым в тяжелом, после Александра Мазура. В год Победы удостоился пятой золотой медали. Константин Ефимович – участник четырех турниров на звание абсолютного чемпиона. Кроме победного для него в тридцать девятом, выходил на ковер в 1940, 1943 и 1944 годах, заняв третье, второе, четвертое места и победил в 28 из 33-х схваток. Победители последних четырех турниров стал выдающийся эстонский тяжеловес Иоганнес Коткас.
Заслуженный мастер спорта (1943) К.Коберидзе, семикратный чемпион страны в классической борьбе, был победителем первого чемпионата СССР по самбо (1939), международных встреч с командами Чехословакии, Венгрии, Финляндии.
На главное событие в его спортивной биографии – 13-й чемпионат Европы по классической борьбе в Праге 1947 года. Секция борьбы СССР только вступила в Международную любительскую федерацию борьбы (ФИЛА). В споре сильнейших представителей 15 стран посланцы советской школы борьбы фактически держали первый серьезный экзамен. Они не имели достаточного опыта международных встреч, не знали своих противников, но были готовы к схваткам. Коберидзе – победитель в полутяжелом весе. Чемпионами Европы также стали средневес Николай Белов и тяжеловес Иоганнес Коткас. У Арама Ялтыряна – серебряная медаль, у Вячеслава Кожарского – бронзовая. Пять призовых мест и специальный приз за лучшую технику Николая Белова – высокий результат советской команды, которая уступила всего два очка шведам в командном зачете, но опередила финнов, итальянцев, египтян, турок, доказав, что ее уровень отвечает международному.
Появление посланцев нашей страны на международном ковре вызвало огромный интерес и у соперников, и у зрителей. Привлекал сам стиль советских борцов, характерные для него активность, решительность, смелость, постоянное стремление к острой борьбе на приемах, к убедительной полной победе. Как свидетельствовал Константин Коберидзе, с каждой новой схваткой росли симпатии к участникам команды – когда после одной из побед он проходил через зрительный зал, его окружили несколько чехов и жестами желали ему, подняв указательный палец, занять первое место. Они же первыми поздравили его, когда их желание осуществилось.
Послушаем рассказ Коберидзе, как проходила финальная встреча. Его соперник – неоднократный призер чемпионатов мира венгр Дьердь Ковач. «Когда я вышел на ковер, мне, разумеется, не была известна тактика, которую собирался применить против меня Ковач. «Что он мне предложит? - думал я – пойдет на обострение, на приемы, чтобы деморализовать меня? А может быть, наоборот, он будет строить свою борьбу на контрприемах или займется обессиливанием, чтобы в последние минуты, когда я, по его плану, буду утомлен, добиться победы?»
Я решил с первых же минут навязать венгерскому борцу свою тактику – активную борьбу на приемах. Смотрю – мой противник защищается, не хочет активной борьбы… В чем же заключатся его план? Это нелегко разгадать, когда противник только защищается. Я решил все же его «раскрыть» и умышленно начал создавать ему удобные условия для проведения приемов, рассчитывая в любую секунду провести контрприем. Но Ковач не пошел и на это, не использовал, казалось бы, выгодных моментов для приемов. Я понял, что он ставку делает на то, чтобы утомить меня, а самому сохранить силы для финиша.
Венгр просчитался; готовясь к соревнованиям, я выработал в себе вполне достаточную выносливость.
Я на ходу перестроил свой план, перехватил инициативу и начал в свою очередь обессиливать Ковача, выводя его из устойчивого положения, все время держа в напряжении и заставляя много и бесцельно передвигаться по ковру.
Вскоре я почувствовал, что сопротивление венгра ослабевает. Должен признаться, что и мне было тяжело. Но мысль о том, что мои товарищи, моя страна ждут от меня победы, помогла мне мобилизовать все свои силы и волю. Я победил».
Вдумайтесь в этот внутренний монолог спортсмена, напоминающий ход мыслей в шахматной партии, не призвал ли в борец в решающий момент советы Пыльнова?
Между тем, молодежь отечественной школы борьбы расправляла плечи, и вот К.Коберидзе вместе с коллегами-тренерами Н.Чионовым и А.Солововым готовит молодежную команду борцов ко Всемирным студенческим играм 1949 года в Будапеште. Наша молодежная команда заняла общее первое место, а пять ее участников – М.Бабаев, А.Рыбаков, В.Илуридзе, С.Марушкин, А.Энглас стали чемпионами мира среди студентов, и еще трое А.Колмановский, Н.Белов и В.Николаев были вторыми.
Через два года К.Коберидзе – главный судья на Всемирных студенческих играх в Берлине – свидетель нового успеха наших борцов: все восемь заняли первые места и удостоились золотых медалей: М.Бабаев, А.Терян, Я.Пункин, В.Илуридзе, Б.Яковлев, Г.Картозия, А.Энглас и В.Николаев.
Есть в этом списке будущие чемпионы и призеры Олимпийских игр, чемпионы мира – те, кто подхватил эстафету побед старшего поколения.

Арсен ЕРЕМЯН

 
СОЛИСТ В КОМАНДЕ
https://lh5.googleusercontent.com/-KjTh0DJvamQ/U2dThK37I_I/AAAAAAAADak/U4iCqJyz8DI/w125-h146-no/g.jpg
События на площадке никак не устраивали советскую команду – американские баскетболисты владели инициативой и вели с разницей в шесть очков. Центровой Владимир Ткаченко, имея преимущество в росте (220 см), проигрывал борьбу своему опекуну, быстрому и очень прыгучему.
Критический момент финального матча чемпионата мира-82 в колумбийском городе Кали.
Главный тренер сборной СССР Александр Яковлевич Гомельский вспоминал: «Требовалось принять решение, чтобы в корне изменить ход поединка». И он его принимает, очень ответственное и, если хотите, смелое. Обращается к Коле Дерюгину, сидящему на скамейке запасных: «Иди, разминайся. Сейчас выйдешь». Сказал несколько напутственных слов, еще раз напомнил, что от него требуется.
Потом тренеру говорили, что он угадал с Дерюгиным. Нет, не угадал, возражал великий тренер, а твердо и точно знал, что нужно делать, как следует поступить и почему именно Дерюгин был необходим в той ситуации на площадке, чтобы создать перелом.
Коля не подвел, сыграл в свою игру, к которой был приучен у себя в клубе. Все у него получилось как нельзя лучше. Дважды подряд забил очень важные мячи. Поднял в воздух опекунов, обманул финтом и снова забил. Еще раз ринулся в пекло борьбы под щитом, заработал два фола и собственноручно реализовал. Все эти геройства совершил в считанные минуты, добыл семь очков и вывел команду вперед. Игравшие до этого на реактивных скоростях американцы, похоже, не ожидали такого поворота событий, как-то сникли, стали промахиваться, бросая по кольцу, ошибались в защите. И ошибаться их заставил Дерюгин – сработало секретное оружие наставника команды.
Внешне он уступал в мощи нашим центровым-гигантам, и американцы, естественно, не ожидали от него большой беды. А он ее создавал по ходу, без страха и упрека входил в зону, обводил финтами, демонстрируя нацеленность на кольцо и вселяя уверенность в действия своих.
Окончательный счет финального матча – 95:94. Советская сборная – чемпион мира 1982 года!
Набрав чемпионские кондиции, команда на Олимпиаде-84 в Лос-Анджелесе могла с полным основанием претендовать на медали самой высокой пробы. Но снова вмешалась политика, бойкот, на этот раз со стороны Кремля.
Александр Яковлевич после Колумбии сделал любопытное заявление: «Если бы не Коля, даже не знаю, стали бы мы обладателями золотых медалей или нет…» И еще: «Сегодня я очень жалею, что не рискнул взять его в сборную раньше 1980 года. Он был бы нам очень полезен».
Важное уточнение: 1980-й – год Московской олимпиады. В главную команду страны Дерюгина пригласили раньше, в 1978 году. Его, как обычно и других новобранцев, вызывали на сборы, он играл в товарищеских матчах за сборную, но не более того, в основу не попадал. Не его вина, а беда в том, что в команде был перебор с классными центровыми: Владимир Ткаченко, Александр Белостенный, Владимир Жигилий. Брать еще одного чистого центрового, не думавшего уступать им место под щитом, тренер тогда считал непозволительной роскошью, не уводить же ради Коли с площадки других гигантов, а тем более держать на скамейке запасных. А грузинский бомбардир не желал быть подносчиком снарядов для других, перестраивать свою игру. Главный тренер, хотя подспудно и чувствовал, что многие молодые уже превосходят старших и реально претендуют на место в сборной, из потенциальных кандидатов рискнул взять одного Дерюгина, да и то в последний момент.
Смотрины Дерюгина в сборной состоялись на Московской олимпиаде-80, хотя, если быть точным, – годом раньше, когда в ее составе он получил золотую медаль на чемпионате Европы в Праге. Чемпионат выиграли с блеском, и руководство команды, не мудрствуя лукаво, решило сделать ставку на ветеранов – Сергея Белова, Ивана Едешко, Валерия Милосердова, Александра Сальникова, Владимира Жигилия, забыв просчеты с комплектованием составов (не только в баскетболе) на предыдущих Олимпиадах, в частности, на Мексиканской, по сути, наступая на одни и те же грабли.
Отсутствие на Олимпиаде сборной США – из-за бойкота – породило в наших самоуверенность, всегда наказуемую; уверовали в то, что баскетбольный турнир станет легкой прогулкой, готовились к одному, решающему матчу, с командой Югославии; из-за шапкозакидательского настроения уже на предварительном этапе проиграли две встречи – итальянцам и югославам. А югославы оправдали прогноз: в финале победили итальянцев и стали олимпийскими чемпионами.
В матче за 3-е место советская сборная выиграла у Испании 117:94 и вышла в призеры Игр.
Дерюгин добросовестно отработал свою бронзовую олимпийскую медаль, в 8 матчах с командами Индии, Бразилии, Чехословакии, Испании (дважды), Италии, Югославии, Кубы набрал 67 очков.
Он родился 30 апреля 1959 года в Кутаиси, городе, давшем плеяду выдающихся баскетболистов, и, в первую очередь, легендарного Отара Михайловича Коркия. Деда Николая в свое время пригласили из России в Ткибули работать в горном производстве. В этом шахтерском городе родился отец будущего баскетболиста – Александр Васильевич. Мать, Рита Николаевна Дорошенко, родом из Майкопа. Из Ткибули семья потом переехала в Кутаиси.
К баскетболу Коля приобщился с семи лет. Отец привел своего первенца к заслуженному тренеру Грузии Зауру Чарквиани, как и младшего сына. Валентин, как и Николай (206 см), вырос под два метра, их даже путали, но на баскетбольной площадке сходство заканчивалось, хотя младший из братьев стал хорошим баскетболистом, даже играл за дубль тбилисского «Динамо».
После года занятий Коля попал к заслуженному тренеру СССР Сулико Тортладзе, наставнику олимпийских чемпионов Мюнхена Зураба Саканделидзе и Михаила Коркия (с ним Дерюгину довелось играть в сборной) и других виртуозов мяча.
Завершилась пора спортивного ученичества.
После того, как в 1975 году семья обосновалась в Тбилиси, десятиклассник Коля привлек внимание главного тренера тбилисских динамовцев Левана Мосешвили, одного из героев победного финального матча с мадридским «Реалом» розыгрыша Кубка европейских чемпионов-62 в Женеве, этого Монблана грузинского баскетбола.
В «Динамо» Дерюгин вырос и окреп, играл десять лет (1975-1985), стал ключевой фигурой и головной болью тренеров команд, в том числе ведущих, вынужденных решать «проблему Дерюгина».
Нелишне вспомнить, что Николай с первых шагов в большом баскетболе, который стал для него не увлечением, а образом жизни, оказался на виду – он заслуженный мастер спорта СССР, один из лучших центровых в истории отечественного баскетбола. Играя в Грузии и за Грузию в сборной республики, в родных стенах, стал особенно популярен и любим, с динамовцами дважды награждался бронзовыми медалями чемпионатов СССР 1977 и 1980 годов. Есть в его активе немало других славных достижений: золотая и серебряная медали юниорского чемпионата Европы (1978, 1976), многократные победы в розыгрышах Межконтинентального кубка во второй половине 70-х гг., серебряная медаль Всемирной Универсиады (1981).
Тбилисцы всегда хорошо разбирались в тонкостях баскетбола, ходили «на Дерюгина», как на спектакли с участием любимых мастеров сцены. Ярко выраженный лидер, по сути, артист, он играл без замен все сорок минут, срывая аплодисменты зрителей, поднимавшихся на трибунах  в едином порыве, набирая свою норму за матч – 30 очков и более. В олимпийском 1980 году тбилисцы победили в Киеве местный «Строитель». Вклад Дерюгина в успех команды оказался решающим – 44 очка. Центровой киевлян и сборной СССР гигант Александр Белостенный (215 см) тогда не справился с опекой Николая и на 33-й минуте был вынужден покинуть площадку после пяти персональных замечаний.
Еще удивительнее достижение Дерюгина 1977 года, которое журналисты посчитали заявкой в Книгу рекордов Гиннесса. В московском матче с чемпионским клубом ЦСКА, в чью корзину Николай с ненасытным аппетитом забрасывал львиную долю мячей динамовской команды, он набрал 59 очков, установил рекорд в истории советского баскетбола, по свидетельству Владимира Гомельского.
Не будем забывать, что в то время в правилах игры не были введены трехочковые броски.  
Армейцы Москвы, сильно пострадавшие от динамовского бомбардира, были не прочь заполучить его в свой клуб в конце 70-х – начале 80-х годов. Николай оказался однолюбом, с порога отверг заманчивые предложения, предпочел остаться в Грузии, где родился и вырос, получил высшее образование (юрфак Тбилисского госуниверситета и Институт физической культуры), где у него много друзей, где за доблесть и труд удостоился ордена Чести и высшего спортивного звания Рыцарь спорта – за большой вклад в развитие и популяризацию баскетбола.
Награждение состоялось в Тбилисском Дворце спорта в рамках матча «Звезды чемпионата Грузии 2011-2012 гг.». Вручая награду, президент Национальной Федерации баскетбола Бесик Липартелиани (в 80-х годах он с Николаем Дерюгиным играл в тбилисском «Динамо»), говорил о нем, как о выдающемся мастере и душевном человеке, о его помощи молодым словом и делом.
В июне 2002 года Тбилисский Дворец спорта собрал 8-тысячную аудиторию на проводы из спорта звезды мирового баскетбола начала восьмидесятых Николая Дерюгина. Организовала их Национальная Федерация баскетбола. На трибунах почетные гости: его тренер Леван Мосешвили, одноклубники-динамовцы Амиран Схиерели, Нодар Коркия, Паата Гураспаули, Гела Дарсадзе… Игроки лучших клубов Москвы, Киева, стран Балтии, ветераны сборной СССР олимпийские чемпионы Сеула Александр Волков, Сергей Тараканов, Римас Куртинайтис, Игорь Миглиниекс, а также Владимир Ткаченко, Александр Сальников, Хосе Бирюков, Андрей Тюбин…
Спортивный вечер завершился матчем ветеранов. Николай вначале играл за сборную, потом обменялся майкой с Зазой Пачулия и выступал с динамовцами. Как принято в подобных товарищеских встречах, на поле не было победителей – итоговый счет 62:62.
«На пике спортивной карьеры, в 26 лет, - сказал Дерюгин, - я получил тяжелейшую травму колена и ушел из спорта. Из-за травмы, думаю, до конца не израсходовал свой ресурс. Потому то, что дал мне Бог, стараюсь не потерять и передать мои знания и опыт детям».
Николай Александрович тренирует детей – внуков тех, кто помнит встречи во Дворце спорта с его участием. В арендуемом помещении занимается с каждым ребенком персонально, развивая данное природой и обретаемое в труде, мечтает о собственном зале, где сможет с наибольшей полнотой реализовать свою мечту – растить новое поколение во славу грузинского баскетбола.

Арсен ЕРЕМЯН
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 3 из 14
Вторник, 19. Июня 2018