click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ПОРА ВЫТАСКИВАТЬ ИЗ СЕБЯ ЧЕЛОВЕКА!

https://lh5.googleusercontent.com/-NyYdZ3gYwto/T9h-mZZxMaI/AAAAAAAAAZI/nPeOspK3LGU/s125/o.jpg

Дождались! В начале первого летнего месяца, после девятилетнего перерыва в Грузию приехала группа ДДТ. Команда Юрия Шевчука приняла участие в фестивале Tbilisi Оpen Air, который прошел в грузинской столице в третий раз. Российский рок-ансамбль был хедлайнером фестивальной программы. Накануне концерта музыканты встретились с журналистами в гостинице «Шератон Метехи-Палас».
«Здравствуйте, генацвале! Я – Юра, очкарик и музыкант». Так Юрий Шевчук приветствовал грузинских журналистов. Те, в свою очередь, ответили градом аплодисментов. Встреча лидера культовой российской группы с представителями прессы  больше напоминала дружеские посиделки добрых друзей за чашкой чая – такой теплой атмосферы на пресс-конференциях не бывало давно. Только вместо чашек чая – микрофоны, а вместо пирогов – видеокамеры. Но руководитель ДДТ за тридцать два года творческой деятельности к такому «обеденному столу», похоже, привык. Не дожидаясь вопросов журналистов, он поделился впечатлениями.

- С большим удовольствием приехали в Грузию. Последний раз были у вас в 2003 году, выступали в театре имени Грибоедова. Организатором тогда был Николай Свентицкий – привет ему огромный. Мы дали два концерта. Нас еле отпустили. Такого гостеприимства мы не ожидали – нас возили по деревням, где накрывали столы, много бродили, в общем, мощно провели время. И сейчас мы приехали с миром и дружбой. Главное для нас – не ссориться, а дружить. Культура – это именно то поле, где все люди равны, все – как родные братья и сестры. Мы радуем друг друга своими песнями, картинами, спектаклями, кино…
- Что успели посмотреть по приезде? Изменился ли Тбилиси с момента вашего последнего визита?
- Посмотреть мало что успели. Зато вспомнились горы и храмы. И еще запомнил первое, что бросилось в глаза, пока ехали из аэропорта: на крыльце двухэтажного дома сидели молодые девушки и лузгали семечки. Это выглядело умилительно. Вообще, мне показалось, Тбилиси – очень домашний город.
- Чем была вызвана девятилетняя пауза? Вас не приглашали в Грузию или вы сами не хотели приезжать?
- Приглашения были. Но мы постоянно были заняты работой. Коля Свентицкий все время звал нас на поэтические фестивали. Я перед ним страшно виноват. Он каждый год приглашает нас на камерные концерты и вечера поэзии. Мы перед ним в неоплатном году. Но в течение трех лет мы трудились над новой программой «Иначе», до того работали над «сольниками». И все это время мало гастролировали. Мы вообще такая «нечесовая» группа. Нам всегда более интересен сам процесс творчества. Сделать что-нибудь свежее, подняться над самим собой – вот чего нам хочется. Это мы сейчас начали разъезжать по гастролям – из-за программы «Иначе» накопились огромные долги по постановке. Да и других долгов – до фига. Но зато они вынуждают нас ездить повсюду. Если б их не было, сейчас, мы, возможно, трудились над чем-нибудь еще.
- Есть ли у вас любимое место в Тбилиси, в Грузии?
- Я бы хотел поехать в горы, где девственная природа, обязательно в храм сходить, помолиться. Интересно было бы вновь побывать в той гостинице, где мы останавливались в 2003 году. Это было небольшой, семейного типа отель. Во дворе бродили куры, утром меня будили петухи – это было классно! Хотел бы навестить тамошних бабушек – они, как мамульки, за нами ухаживали. И, конечно, хотел бы встретиться с друзьями. Ведь главное – это люди. Они украшают любой город. Приезжайте в Питер – у нас тоже хорошие люди живут.

ПРОТИВ ВОЙНЫ, ЗА ДРУЖБУ
- Вы один из немногих, кто посещал с концертами «горячие точки». В Чечне попадали под обстрел…
- Если ты художник, то должен быть не только там, где хорошо – в клубе с девчонками, но и там где ужасно, где ад. После событий 2008 года я ездил с МЧС в Южную Осетию. Запомнились два деда. Первому, осетинскому дедушке, «ГРАД»ом все домашнее имущество разбило – он сильно переживал, рыдал. Рассказал, что отец его Берлин брал. А потом мы с ребятами из МЧС спасли другого деда – грузинского, которого грабители страшно избили и ограбили. Мы  его вытащили на носилках из подвала. А у него – три ордена Славы. И он тоже брал Берлин. Эти два деда – в чем они виноваты? Сразу же после  возвращения я организовал серию концертов «Не стреляй!» Мы смогли устроить их за невероятно короткий срок – всего за неделю! Мы забили зал «Олимпийского» до отказа – пришло 25 тысяч человек! С грузинской стороны пригласили Нино Катамадзе, с осетинской – фольклорный ансамбль, были исполнители и из Украины. Во время концерта и я, и Нино страшно нервничали: не дай бог, кто-нибудь что-нибудь выкрикнет – 25 тыщ народу! Но была полнейшая тишина. Я видел, как люди плакали. После выступления для участников концерта накрыли стол. Я никогда не забуду, как осетинский и грузинский музыканты с бокалами в руках стояли, обнявшись, и плакали, как будто оплакивали общую беду. Эту картину я не забуду. Мы всегда – против войны и за народную дипломатию. За молодежью, которая сейчас растет и в Грузии, и в России – будущее. Давайте дадим ей возможность проявить себя. Я почему-то верю, что она будет лучше, чем мы, что у нее не будет ненужных комплексов и амбиций и что она сможет мирно решить все проблемы. Просто надо дать ей время. Таково мое мнение. Я говорю это абсолютно искренно.

МОЛОДЕЖЬ ЕЩЕ «ДАСТ ПРИКУРИТЬ»
- Что вы знаете о грузинских рок-группах?
- Познакомиться с рок-музыкантами из Грузии – еще одна из причин, по которой мы приехали. Навести мосты, чтоб потом пригласить интересный грузинский коллектив к нам, в Питер, на фестиваль. Было бы здорово. Давно пора. Кое с кем из грузинских исполнителей мы уже выступали. Пели с замечательной певицей Нино Катамадзе. Она у нас в России – номер один по джазу. Нино выступает везде – в Питере афишы с ее концертами попадаются мне на глаза каждый месяц. Пел с Тамарой Гвердцители, с Дианой Гурцкая. А на днях, на благотворительном концерте для детей, больных лейкемией, организованном фондом «Подари жизнь», соучредителем которого является Чулпан Хаматова, мы пели вместе с Сосо Павлиашвили. Знаю творчество Шота Руставели, грузинских художников и поэтов, Отара Иоселиани, а грузинский рок – еще предстоит изучить. За годы перерыва – это наш первый прыжок в Грузию. И, думаю, не последний. Мы расскажем нашим музыкантам, как у вас славно.
- А как развивается рок-культура в России?
- У нас появилось много молодых рок-групп – актуальных, альтернативных. Сейчас в России подъем. В первое десятилетие XXI века, так называемые «нулевые» года, было время циничного гламура. Некоторые музыканты скатились тогда в обслугу. Официант – хорошая профессия, но официант в искусстве – это ужасно. «Чего изволите?» - негоже так обращаться к зрителю. В тот период появилась масса коллективов, творчество которых мне было непонятно. Они пели про то, что ниже пояса. Неужели это главное место в человеке? Оказалось, для многих – да, главное. А сейчас выросла другая молодежь. Она идеологически по-другому настроена. Она уже не ведется на деньги и не считает, что быть богатым – это предел мечтаний. Сегодня молодые хотят жить, строить свою личность, быть богатым духовно и рубиться за свободу, за свои идеалы и за любовь. Молодежь пришла другая, не напуганная ничем. Она пишет гениальные стихи, замечательные песни – она свободна. Мы родили свободную молодежь, которая «еще даст прикурить», я чувствую. Думаю, грузинский рок говорит о том же. Ведь XXI век – один на всех. Не может быть, чтобы у вас был свой XXI век, а у нас свой.

ПОРА ВЫТАСКИВАТЬ ИЗ СЕБЯ ЧЕЛОВЕКА!
- Девять лет назад день своего рождения, 16 мая, вы отметили здесь, в Тбилиси.
- Да, в тот год Петербургу исполнилось 300 лет. Коля Свентицкий организовал по этому поводу большое мероприятие и привез из Питера балет, Гребенщикова и нас. Это было здорово. А в этом году мы справили день моего рождения, репетируя новую песню. В ней, кстати, есть неплохие, по-моему, слова: «Делать воинами сочувствия солдат ненависти и боли – не плохая, чувак, работа, не хуже любых других». Переплавлять солдат ненависти и боли, которых везде много, и делать из них воинов сочувствия – сложная работа, но в то же время нужная.
- Последний ваш сольный альбом вышел в 2008 году. После этого вы перестали выпускать «сольники». Почему?
- Какие-то песни и сейчас пишутся. Если их наберется на очередной авторский альбом, то мы его запишем. Пока же больны «Иначе». Но у нас есть и вторая программа, акустическая, как раз «сольник». Она – другая, она – больше камерный концерт, максимум на 1000 человек. Хорошая программа, нежная. Я читаю там много стихов, играю много песен под гитару. Приглашайте – приедем и с ней.
- Как бы вы коротко сформулировали послание вашей музыки?
- «Всем нам пора уже вытаскивать из себя человека» - вот главный мессидж наших песен. Пора двигаться в сторону человека. Со всеми плюсами и минусами. Надо «увидеть» в себе человека, а то мы как-то подзабыли его. Очень много политики, недовольства, социального, такого-сякого, а человек как личность в нас исчезает – вот что страшно. Я боюсь, что в XXI веке мы можем вообще потерять человека. За айподами-айфонами и прочими техническими достижениями не видно человека, теплого человеческого общения. Поэтому рок-фестивали – это здорово. Приходят тысячи одиночеств, которым очень нелегко жить и выживать. А на фестивалях под открытым небом, где хорошая группа поет хорошую песню, незнакомые люди начинают обниматься и петь вместе – эти человеческие связи так важны! Они не видны, они глубоко внутри нас, они эзотеричны,  но они есть. И ты видишь всю эту поляну замечательных юношей и девушек, которые обнимаются, поют, у них горят глаза, птицы летают над головой, витает дух любви – это так прекрасно!

ВАЖНО НЕ ЖИТЬ
В БАШНЕ ИЗ СЛОНОВОЙ КОСТИ
- В одном из интервью вы сказали, что попса выступает там, где деньги. А где выступаете вы?
- Мы тоже выступаем там, где деньги. Я другое имел в виду. У всех нас – семьи, дети, мы получаем за выступления гонорары, и это понятно, без этого никуда. Но мы не работаем на корпоративах, в кабаках, в оголтелых заказных мероприятиях, где платят огромные деньги. Мы не пляшем на столах, по баням для начальства – там наши песни неуместны. Это один из принципов. Нам важна независимость и внутренняя свобода. Для рок-музыканта, да и вообще любого художника – это самое главное. Сегодня ты с начальником выпил-закусил, завтра спел про него, а он тебе звонит и говорит: «Юрок, ну как же так, мы ж друзья». Поэтому стараемся меньше общаться с политиками.
- Насколько вы близки вы к своему слушателю? Как он понимает вашу музыку сегодня?
- Хороший вопрос, спасибо. Расстояние между нами и слушателем – два метра, иногда и меньше. Я часто выхожу прямо в публику, меня оттуда еле вытаскивают. А если серьезно, то вы правы, очень важно не жить в башне из слоновой кости и, называясь философом, заниматься «ботанической» музыкой. Все песни – из жизни. Если они не пишутся – значит, ты оброс толстой кожей и тебя уже не «пробивает» жизнь, ты уже не рефлексируешь на явления, происходящие в мире и в людях. Конечно, иметь связи – важно. У нас они есть. Свидетельство тому то, что на наши концерты опять начала ходить молодежь – умная-разумная, студенчество, старшеклассники. А ее не обманешь. Она идет слушать ту группу, которая актуальна и которая живет в нашем времени.
- Вы говорили, что для главное для художника – это свобода. А у вас есть своя формула свободы?
- Есть. И она проста. Это творчество. Оно невозможно без свободы. Это две составляющие одного целого – истины, к которой мы все идем. И все эти звенья, как и вообще все в мире, связаны удивительным и красивым образом.

Яна ИСРАЕЛЯН

Уже дважды виделись "Песня лесоповала лесоповал скачать"они в роще за садом.

Темная спина была вся исполосована длинными "Жестокий романс фильм скачать"вздувшимися багровыми рубцами, словно покрыта толстой "Скачать взломщик для игра алавар"сетью.

Но вы не "Скачать самый новый кс"должны подвергать себя такой опасности.

Наверху всадник без головы "Зарубежная фантастика книги скачать бесплатно"останавливается, как бы ожидая, пока конь отряхнется от воды.


 
Четверг, 09. Апреля 2020