click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


НЕМЕРКНУЩИЙ СВЕТОЧ РАЗУМА

http://i044.radikal.ru/1204/44/50e58f9617a4.jpg

В 2012 году исполняется 200 лет со дня рождения Мирзы Фатали Ахундзаде (Ахундова), выдающегося писателя-просветителя, философа-материалиста.
Статью о жизни и творчестве великого сына азербайджанского народа
по нашей просьбе написал филолог-востоковед, доктор филологических наук, автор научных трудов по истории культуры старого Тбилиси Георгий Шакулашвили.

Еще не смолкло эхо рокового выстрела Дантеса, которое донеслось из России туда, куда обычно ссылали передовых людей общества, чтобы задушить интеллектуальную активность, как на тот пистолетный выстрел последовал сильный поэтический отклик под названием «На смерть Пушкина», не меньший, чем стихотворение М.Лермонтова «Смерть поэта». Его автором был в то время никому неизвестный 25-летний азербайджанец Мирза Фатали Ахундов, который смело выразил свою печаль и гнев по поводу трагедии, идейную солидарность с передовыми российскими кругами.
С именем этого юноши будет связано в дальнейшем создание и формирование азербайджанской литературной школы, национальной драматургии, новой реалистической прозы, критики, публицистики, философии, литературоведения, эстетических критериев. Литературная и общественная деятельность Ахундова дала азербайджанскому народу удивительно щедрые и фундаментальные духовные всходы.
Жизнь

Мирза Фатали Ахундов родился в 1812 году в городе Нухе. Ребенка, рано лишившегося отца, вырастил дядя, Хаджи Алескер, которого справедливо считали образованнейшим человеком своего времени. Он обучал племянника восточным языкам, арабскому и персидскому, различным предметам, а когда Мирза подрос, в 1825 году перевез его в город Гянджу. Здесь он сблизился с Мирза Шафи Вазехом, впоследствии известным всей Европе поэтом и ученым, чье влияние диаметрально изменило мировоззрение Мирзы Фатали. И заставило навсегда отказаться от восточных схоластических взглядов.
Хаджи Алескер продолжал заботиться о воспитываемом племяннике. Он в 1834 году привез Мирзу в тогдашний административно-культурный центр Закавказья Тифлис и устроил в канцелярию наместника на Кавказе на должность переводчика восточных языков.
В то время Тифлис как внешне, так и в интеллектуальной жизни наполнялся постепенно европеизмом, идеи просветительства, демократические чаяния меняли сознание. Искусство отображения духовного мышления переходило к анализу конкретных проблем, и реальная действительность настойчиво вторгалась во все сферы искусства.
Мирза Фатали в Тифлисе общался со многими передовыми людьми того времени, вращался в их кругах, и благодаря своему необыкновенному таланту сумел изучить вопросы новой эпохи, европейские интеллектуальные ценности и критически осудить отрицательные стороны общественного сознания Востока, которые связаны и опираются на средневековый традиционный фанатизм. Вся его 40-летняя творческая деятельность протекала под этим знаком. Ахундов был близок не только с представителями грузинской интеллигенции, но и с сосланными из России прогрессивно мыслящими личностями (А.Бестужев-Марлинский, Н.Раевский). Тифлисское культурное окружение, отличное знание восточных и русского языков оказали большое влияние на формирование мировоззрения молодого Ахундова.
Он основательно знакомится с европейской художественной литературой, европейским философским мышлением, что впоследствии успешно использует в своем творчестве.


О поэзии

Как и большинство мастеров художественного слова, Ахундов начинал путь в литературу со стихов. Первое значительное стихотворение, как считают, им написано в 1832-1833 годах, и в нем явно усматривается идейно-структурное влияние литературы Востока. Это хорошо видно по его названию – «Недовольство миром».
Стихотворение «На смерть Пушкина», второе по счету, как мы отмечали, написано в 1837 году, в нем заметно влияние традиционной восточной поэзии. Несмотря на эпохальность идеи, фиксацию передовых взглядов нового времени, в нем сохранена традиционно-элегическая распространенная на Ближнем Востоке форма касиды. В его избранных стихах, числом до тридцати, ясно прослеживается оригинальность ахундовского мышления.
Следует особо подчеркнуть, что Ахундов не увлекался стихосложением. С точки зрения интересов эпохи, объяснение этого надо искать в философско-политической сфере, когда просветительство средством объединения общества объявило образование человека и повышение интеллекта, когда искусству поручалось упорядочение жизни, на авансцену вышли ее содержание и идеология, а аристократический блеск рифмы переместился на задний план. Поэтому утвердился т.н. «белый стих». Замечательный исследователь грузинской литературы Вахтанг Котетишвили в связи с этой проблемой справедливо вспоминает Анри Мари Бейля-Стендаля, его повсеместно известное высказывание о необходимости примата содержания над формой.
Мирза Ахундов, как энергичный сторонник просветительства, разделял это мнение, и свой творческий талант использовал больше в жанре прозы. Хотя надо сказать и то, что он настолько склонялся к мнению об использовании принципов поэзии, что некоторых восточных поэтов эпохи Возрождения не относил к числу истинных творцов. Этим проблемам он посвящает свое письмо «О поэзии и прозе». Следует отметить, что Ахундов не одинок в своей точке зрения оценки литературного наследия прошлого.


Реставрация прозы

Восток – мир огненосной поэзии. Такое сравнение прочитаете в письмах любителей поэзии или профессиональных исследователей. Действительно, поэзии тайная стихия осталась настолько всепобеждающей, особенно после того как в произведениях художественного слова (ХVI в.) утвердился лирический жанр, и даже чиновничьи акты писались в стихах. Этот процесс оказался настолько сильным, что начиная с ХIХ века просветительскому движению «Тысячи и одной ночи» понадобились большие усилия для реставрации прозы в литературном мире.
Лидерство в прозе в азербайджанском художественном слове опять же принадлежит Мирзе Фатали Ахундову. В 1857 году он написал повесть «Обманутые звезды», которая положила начало истории реалистической азербайджанской прозы. В повести с большим художественным мастерством, с использованием стилистических средств сатиры реалистически изображается современная ему азербайджанская действительность с одной стороны, и с другой – автором дан политический идеал государства. Написанию «Обманутых звезд» предшествовал 20-летний писательский стаж Мирзы, о чем свидетельствует художественное совершенство произведения.
«Эта повесть – лучший образец азербайджанской художественной прозы», - писал об Ахундове профессор К.Пагава в своем замечательном исследовании.
Действительно, это так.

Философия

Историческое значение М.Ахундова не исчерпывается его литературно-просветительской деятельностью. В 1850-60-х годах он увлекается философией и политической экономикой, изучает эти предметы, особенно труды европейских философов и ученых Вольтера, Руссо, Дидро, Монтескье, Ламартина, Гольбаха, Ньютона, Фарадея и других, что  помогло ему утвердиться на позициях мыслителя-материалиста и атеиста. Его взгляды нашли наиболее яркое отражение в его философском трактате «Три письма индийского принца Кемал-Уддовле иранскому принцу Джелалуддовле и ответ последнего на эти письма» (1864-1875), написанном на фарси и после перевода на азербайджанский изданном в 1924 году в Баку.
В трактате автором поставлен не один существенный и животрепещущий вопрос, выражены материалистические идеи. Профессор К.Пагава отмечал, что трактатом Ахундов заявил о себе как первый великий писатель-просветитель, а потому его роль выходит за пределы родного Азербайджана.


Реформатор алфавита

Двадцать лет и огромный труд понадобился Ахундову, чтобы подобрать арабский алфавит тюркским народам, а потом создать для них новый алфавит. Арабы тюркским народам наряду с исламом дали и свой алфавит, хотя он по своей конструкции не соответствовал их языкам. Это создавало большие проблемы в системе образования, и как следствие, большая часть населения не была обучена грамоте. Для Ахундова такое положение было нетерпимо. Он безустанно писал по этому поводу в академические круги различных стран, убеждая в необходимости реформы алфавита. В 1863 году посетил Константинополь и выступил с докладом в парламенте, но тщетно! Правящая элита посчитала реформу Ахундова посягательством на Коран и отказала. Ахундов продолжал борьбу, о чем свидетельствуют выписки из его записок:
«Пока я жив, пока дышу, не прекращу сражаться пером со стамбульскими визирями»; «Я уверен, мой алфавит займет почетное место в литературе Ближнего Востока».
Действительно, эта реформа языка была осуществлена в первой четверти ХХ века в Азербайджане и Турции.


Литературная критика

Основателем литературной критики в Азербайджане считают все того же Ахундова. Прекрасное знание европейской и русской литератур убеждало его в том, что прогресс искусства полностью зависит от наличия объективной критики. Просветительство требовало от художественного слова создания правдивой картины, и независимая критика должна сказать свое слово. В конце ХVIII века в литературе Ближнего Востока все еще преобладал традиционный взгляд – хвалебные касиды и сентиментальная любовная лирика. Путь к европейскому литературному мышлению достигается посредством критической мысли. Ахундов и в этой сфере создает прекрасные труды, объясняет роль критики и ее необходимость для развития общества. Его статьи «Критические заметки» и «О поэзии и критике», «Критика пьес Малкум Хана» – прекрасные образцы литературного мышления. Автор утверждает, что критика способствует развитию реалистической литературы, а последняя – просвещению народа... «Наши поэты и писатели в результате развития критики начнут искать более жизненные сюжеты», - писал Мирза Фатали.


Драматургия

В многоплановом творчестве Ахундова особое место занимает, особую идею выполняет драматургия. Он – основоположник этого жанра в литературе Ближнего Востока. В Закавказье этот жанр позже развился, к тому же под влиянием европейских стран. Не будем забывать, что это касается современной драматургии классического характера и драмы. Народная драматургия и народный театр и в Азербайджане, и в Грузии существовали много раньше (в Грузии Берикаоба, в Азербайджане Кос-Коса) и заложили основу этого жанра, и все-таки возникновение театра и драмы для того периода связано с просветительством. Упрочение этого жанра обязано зарождению капитализма. Вспомним комедии Георгия Эристави и Ахундова – «Скупой» и «Приключения скупого». Обе построены на одной и той же теме – уходу с политической арены побежденного феодализма и утверждению буржуазии, боли этого процесса.
Талант Ахундова позволил ему увидеть, какую пользу может дать народу новый жанр – для улучшения его жизни, увидеть и написать за какое-то пятилетие шесть комедий  («Молла Ибрагим Халил, алхимик», «Мусье Жордан, ботаник, и дервиш Мастали-шах, колдун», «Хаджи Кара» и др.). По мнению писателя, жанр комедии самое сильное литературное средство воздействия на людей. Ахундов показал в своих комедиях отрицательные стороны общества – фанатизм, суеверие, деспотизм, невежество, скупость. Мирза Ахундов боролся с этим уродством посредством сарказма, и именно поэтому его наградили самым почетным званием в этом жанре – сравнением с великим Мольером.
Заслуживает внимания, что драматургия Ахундова очень скоро увидела свет. Вторая комедия в русском переводе автора была напечатана в газете «Кавказ», а вскоре (1853) – и в отдельном сборнике.


Ахундов и тифлисское общество

Большую часть жизни и творчества Ахундов провел в Грузии, ее столице. Здесь создал свои труды художественного и научного характера, отсюда распространял на весь Ближний Восток свои идеи, здесь обрел бессмертие творца и здесь, в тбилисской земле, обрел вечный покой. Поэтому, если мы хотим узнать, откуда мыслитель черпал энергию, наполняя свое творческое и научное наследие, хотя бы в информационном плане должны знать окружение и интеллектуальный мир, в котором он пребывал.
Это знание должно опираться на два источника: круг и те люди, с которыми он общался, личные контакты тбилисцев с Ахундовым. Рассмотрим первый список, далеко не полный: это ссыльный офицер-декабрист А.Бестужев-Марлинский, поэт Я.Полонский, основоположник нового литературного армянского языка Х.Абовян, поэт Л.Заболоцкий, председатель Кавказской археологической комиссии А.Берже, писатель и публицист Г.Церетели, историк и этнограф Н.Бердзнишвили, драматург и актер Г.Эристави. Это тот список, который известен историкам литературы, предположительно круг общения был гораздо шире.
Первым переводчиком Ахундова на грузинский язык был наш великий поэт Акакий Церетели, который перевел комедию «Визири Ленкорани» и опубликовал в своем журнале. И в дальнейшем грузинское литературное общество продолжало знакомить читателя с переводами Ахундова. Стихотворение «На смерть Пушкина» прекрасно перевел Иосиф Гришашвили и издал отдельной книгой в 1938 году.  Переведены комедия «Приключения скупого», повесть «Обманутые звезды» (дважды), стихи... Так что, грузинскому читателю хорошо известны воззрения Ахундова.
Не менее значителен вклад грузинских ученых, особенно известного ираниста, профессора Константина Пагава.
Эти сухие факты прекрасно показывают интерес грузин к сфере, которая справедливо известна как художественное творчество.
И, наконец, один любопытный факт. Журнал «Мнатоби» опубликовал в 1962 году (№10) статью Василия Чачанидзе «Мирза Фатали Ахундов и Гр. Орбелиани», в которой рассказано о необычном событии...
В 1878 году, когда скончался Мирза Фатали, обиженное на него духовенство отказало в разрешении похоронить его на старом мусульманском кладбище в районе Харпухи. Тогда Гр.Орбелиани, почитатель творчества Ахундова, пригласил группу горожан, устроил кутеж по соседству с кладбищем, они тайно вырыли могилу и похоронили покойного, и даже устроили соответствующие поминки. События на этом не закончились. Гр.Орбелиани поручил одному горожанину каждый год для поминовения души Мирзы зажигать свечу на его могиле, что горожанином добросовестно выполнялось до глубокой старости, до 1941 года.
Приведенные в статье В.Чачанидзе факты не опираются на документы, а записаны по воспоминаниям современников, но разве такое трогательное напоминание нуждается в доказательствах?..

Георгий ШАКУЛАШВИЛИ
Перевел с грузинского Арсен ЕРЕМЯН

В больших же городах, хотя "Игры спорт плавание"там и сохранились некоторые чисто мексиканские черты, архитектура зданий приближается к архитектуре европейских городов, разумеется, главным образом испанских.

Он связал "Полёт над гнездом кукушки скачать книгу"это с сараевским "Мантра для похудения скачать"покушением и объяснил все тем, что венгерские жандармы со станции Гуменне мстят за смерть эрцгерцога Франца-Фердинанда "Скачать почтовый индекс россии"и его супруги.

В БРИНДЖЕРС Извозчики в Новом Орлеане достаточно сообразительны, и звон лишней серебряной монеты звучит для них заманчиво и "Бесплатные картинки скачать сталкер"убедительно.

Если кто нос от смрада воротит.


 
Суббота, 22. Февраля 2020