click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

ЛЕВ ГРУЗИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

http://s018.radikal.ru/i512/1201/93/a454410dad62.jpg

Великому трагику, кумиру публики (он обладатель престижной театральной премии «Кумир») Отару Мегвинетухуцеси исполняется 80 лет. Как писала критик, литературовед Инна Вишневская,  такой «трагический дар днем
с огнем не сыщешь».
Накануне юбилея мы беседуем с  супругой Отара Мегвинетухуцеси – народной артисткой Грузии
Гурандой Габуния.  



- Гуранда, вспомните, пожалуйста, как вы с  Отаром познакомились?    
-  Я тогда училась на первом курсе, и однажды начинающий режиссер Нугзар Гачава обратил мое внимание на молодого человека: «Посмотри, Гуранда, вот стоит актер. Запомни, его ждет большое будущее!» Я рассмеялась: «Приятно слышать! Ну и что?» - «Давай я  тебя познакомлю с ним!»  Познакомились…  И вдруг Отар неожиданно предложил проводить меня домой. Конечно, всю дорогу я выпендривалась, чтобы показать, какая я умная и начитанная. А потом увидела спектакль «Изгнанник» Важа Пшавела, поставленный Арчилом Чхартишвили. Это была потрясающая постановка!  Отар сыграл первую свою большую роль – Чонты. Кроме него, в спектакле были заняты  звезды: Верико Анджапаридзе, Медея Джапаридзе, Додо Чичинадзе, Яков Трипольский, Елена Кипшидзе…  Это был настоящий грузинский спектакль, буквально пронизанный национальным духом. И Отар был просто замечательный. Мне навсегда запомнилась очень сильная сцена, когда Чонту убивают, и мать оплакивает его – мужественного, несгибаемого хевсура. Отар в тот период начал много сниматься и по этой причине часто опаздывал на свидания. Хорошо помню 8 Марта. Я так ждала Отара с цветами! А увидела его сначала без цветов. Но Отар вдруг вынул из-под пиджака  букет фиалок, который бережно прятал в нагрудном кармане. Правда, они уже немного завяли. Ну и что? Главное – он принес цветы!  Вскоре мы расписались  в ЗАГСе, который был недалеко от моего дома... Иногда меня спрашивают о самом счастливом дне. Да, для актрисы очень важен первый ее спектакль, имевший успех. Но все же мой самый счастливый день – когда у нас с Отаром родилась дочка Мариам. Она необыкновенная дочь и безумно любит своего отца. У них абсолютное взаимопонимание. И внуков он любит. Такого дедушки нет в мире!                      
-  Расскажите, как складываются отношения Отара с режиссерами.   
-  Ему всегда везло в этом отношении. Первую свою роль он сыграл у Вахтанга Таблиашвили.  Со всеми режиссерами Отару работалось легко – с Гигой Лордкипанидзе, Темуром Чхеидзе, Медеей Кучухидзе. В Марджановском театре ему пришлось встретиться с такими большими мастерами, как Арчил Чхартишвили,  Василий Кушиташвили, Лили Иоселиани. И все же я считаю, что работа в Руставском театре, с Гигой Лордкипанидзе, была важнейшим для Отара периодом.
-   Таким же значимым было это время для  Гиги Лордкипанидзе, о чем он сказал в своем интервью: «Вся моя жизнь связана с Отаром Мегвинетухуцеси. Этот интеллектуал, мыслящий, образованный актер умеет проникнуть в душу персонажа. В моей картине «Дата Туташхиа» Отар создал замечательный образ мудрого человека, настоящего мужчины, который борется за свободу личности. Актер этой ролью оставил неизгладимый след в душах людей. Я считаю Мегвинетухуцеси выдающимся актером. Я очень любил его роли, сыгранные в моих спектаклях: это Сирано де Бержерак, Николай I  из пьесы  В. Коростылева «Шаги Командора»… Это был мой актер, я был бы рад, если бы и я был его режиссером».    
- Да, многолетнее сотворчество с Гигой Лордкипанидзе, начавшееся в 1969 году,  оказалось на редкость  плодотворным.  Хотя  еще до этого Отар сыграл у Гиги в спектакле «Нашествие».  И уже потом была  эпопея  Руставского театра – начиная со спектакля «Сирано де Бержерак» и дальше: «Через сто лет в березовой роще», «Здравствуйте все» - про Пиросмани, «Человек из Ламанчи»… А  позднее, в  Тбилиси Гига поставил «Царя Эдипа». На мой взгляд, встреча с  этим режиссером – большое актерское везение. Отар, конечно, очень талантливый человек, но есть немало талантливых актеров, мимо которых проходят режиссеры, и они так и остаются нереализованными. Я очень благодарна Гиге за то, что он взял Отара на роль Даты Туташхиа. Он прямо сказал тогда: «Без Отара я не буду снимать фильм!» Кстати, Отар очень любит работать.  Когда он репетировал Пиросмани, то не выходил из музеев. Его все время что-то волновало, тревожило, он  постоянно был в поиске новых фактов, нового материала. Отар – поразительно работоспособный человек.
-   Одна из безусловных удач Отара – Отелло в спектакле Темура Чхеидзе. Знаменитый литературовед,  шекспиролог Александр Аникст написал: «Настоящий триумф постановки –  Отелло в исполнении Отара Мегвинетухуцеси». Хотя, говорят, Отар не сразу согласился сыграть эту роль?  
-  Да, это так. Но Темур вновь и вновь возвращался к этой теме. И в конце концов убедил его. Это зрело не один год.
- Вы не пытались повлиять на его решение?
- Я никогда не вмешиваюсь. Иногда просто выражаю свое мнение. Отелло играл Акакий Хорава. А Лоуренс Оливье? Это было гениально! Новаторство! Но и Отар работал  интересно, хотя и по-другому. Он играл не ревнивого мавра – его герой  был белым. Отелло Отара Мегвинетухуцеси – очень умный, глубокий человек, которого злые люди постепенно довели до определенного состояния… Я играла в спектакле Эмилию и наблюдала внутренний процесс, который  происходил в Отелло
Отара. В Москве у нас был триумф.
- «Такой откровенной трагедии аристократа, интеллигента, личности талантливой и слепой в оценке реальной действительности еще не знала отечественная сценическая история пьесы. Игра артиста была остросовременной, демократичной и человечной – без котурнов, без форсированных нот. Это было настоящее театральное чудо…» - так написала в газете «Культура» Наталья Каминская об Отелло – Отаре Мегвинетухуцеси.   
- Где мы только не были с этим спектаклем! И везде нам сопутствовал успех –  в Эдинбурге,  Глазго,  а также в Болгарии, Чехословакии, Венгрии, Польше, Германии. Директор Эдинбургского фестиваля  Вильям Бардем Куц называл Отара «Мой лев!» А Миша Ульянов сравнивал его со всеми высокими горами, восклицал: «Эльбрус, Казбек! Выше того, что ты сейчас сделал, не бывает!» Отар очень смеялся. Он очень любил Мишу Ульянова, ценил его огромный талант…  Потрясающий успех был у «Отелло» в Веймаре, где проходил симпозиум, посвященный Шекспиру. Шекспирологи восторженно приняли белого Отелло. После первого действия  в зале на несколько секунд воцарилась тишина, буквально взорванная шквалом аплодисментов. А когда спектакль закончился, овации не смолкали в течение пятнадцати минут. Помню, как наш заведующий постановочной частью смотрел на часы, и по его лицу текли слезы.
-  Вы часто работаете в партнерстве с Отаром.  И каково это?       
- Оттого что я его жена, ему всегда хочется, чтобы я с первого раза  делала то, что требует режиссер. Но ведь это невозможно! Ты должен еще что-то найти, приспособить к себе. А для этого необходимо время. Тем не менее, Отар садился в партер и делал мне замечания. Однажды я не выдержала и попросила его: «Ты мне очень мешаешь. Сиди молча и записывай свои замечания. Скажешь их дома, и мне будет легче». Отару поначалу не просто было выполнить мою просьбу, но потом он к этому сумел приспособиться. Думаю, что такого замечательного партнера, как Отар, просто не существует. Во всяком случае, для меня и для всех актеров, с кем он выходил на сцену, это так. К примеру, Медея Джапаридзе просто обожала работать с ним. Для их дуэта Резо Табукашвили написал когда-то сценарий фильма «Теплое осеннее солнце». А я очень часто была партнершей Отара – к примеру, в спектакле «Пиросмани» я сыграла Маргариту, в «Короле Лире» - Гонерилью… Играли мы вместе и  в комедии.
- А в жизни Отар – человек с юмором?
- Как вам сказать. Отар предпочитает одиночество, целыми днями может быть один, любит читать. Часто вновь  возвращается к прочитанному. Для Отара это, прежде всего, работа. И он получает от этого процесса удовольствие. Помню, когда мы только познакомились, Отар спросил меня: «Что вы любите читать?» - «Ильфа и Петрова. Очень смешно!» - «А что там смешного?» - удивился Отар. «Как что? Все! Хотя бы это: «Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции». Я буквально падала от хохота. А на каком языке вы читали?» - «На грузинском», - ответил Отар. И я поняла: разве может быть смешно, если читаешь Ильфа и Петрова в переводе?
-  С кем из российских деятелей культуры вы дружили, дружите?  
-  С Олегом Табаковым, Станиславом Любшиным.  Близкие отношения нас связывали с Михаилом Ульяновым. Когда Отар сыграл Дату Туташхиа, ему подарили около двадцати бурок. Я их все раздарила. Одну отдала Михаилу Ульянову. Из Москвы  он  нам  позвонил: «Благодаря вам в этот мороз я накинул бурку и отправился,  как маршал Жуков, домой». Жена Ульянова Алла Парфаньяк рассказывала: «Гуранда, он этой буркой укрывается, когда днем ложится спать!» Он очень любил Отара, и это было взаимно.  Мы  очень подружились и с Иннокентием Смоктуновским. Отар наблюдал за тем, как  играл  Кеша. Они часто общались. Вспоминаю  такой  случай. Отар и Кеша должны были пройти кинопробу в одной картине. Отар пришел раньше Кеши, сделал пробный грим, и тут к нему подходит ассистент режиссера и начинает говорить странные вещи: «Почему вас все-таки пробуют? Все удивлены! У нас что, нет своих актеров?» Возмущенный Отар снял грим, костюм, переоделся и сказал: «Моей ноги здесь больше не будет!» Ушел. Тут появился Кеша. Одел костюм, сделал грим и поинтересовался у съемочной группы: «А где Отар?» - «Отар снял костюм, грим и сказал, что его ноги здесь больше не будет!» - рассказали ему. «Как странно! – удивился Смоктуновский. - На Отара совсем не похоже. Не мог этот человек поступить таким образом без серьезных причин». Снял грим, костюм и сказал: «Моей ноги здесь тоже не будет!» Этот поступок, правда, дорогого стоит.
-  Отара не раздражает, что его отождествляют прежде всего с Датой Туташхиа?     
- Что вы! Он гордится этим.  После «Даты Туташхиа» он получил огромное количество писем. Помню, как я сидела всю ночь у Гиги Лордкипанидзе и читала эти письма. Мы  плакали и смеялись – писем  было около тридцати мешков! Помню одно письмо, которое написала тяжелобольная, долгие годы прикованная к постели женщина. Зрительница писала, что когда фильм начали показывать каждый вечер по телевидению, она встала – Дата поднял ее силой своей игры! Еще одно письмо поразило меня. Его написала девочка из детского дома, родители которой разошлись. Я начала посылать ей посылки – чурчхелы,  другие грузинские сладости. Но девочка умоляла этого не делать: посылки все равно отбирали и еще обвиняли ее в том, что она пишет нам и жалуется на голод. Потом эта девочка снова написала Отару и попросила у него совета: «Как мне быть? Отец зовет  к себе». Отар посоветовал ей  жить с отцом.  Авторы писем не раз приглашали в гости – на Байкал, еще куда-нибудь… Многие умоляли не заканчивать сериал. Дескать, нельзя, чтобы Дата Туташхиа не приходил к нам в дом еще и еще!.. И каждый фантазировал продолжение фильма… Получили письмо даже от министра внутренних дел Николая Щелокова.  Он писал о том, что в течение семи дней,  пока  шел сериал, в Москве не было ни одного случая ограбления, хулиганства. Люди бежали домой, чтобы  успеть на очередную серию. «Спасибо вам огромное за это!» - благодарил министр. Я считаю, что для Отара и Тенгиза Арчвадзе сыграть в этом фильме  было огромным счастьем. Как и для всех, кто был занят в нем.
-    А позднее Отар поразил зрителей в роли еврея Мотла в фильме Дмитрия Астрахана «Изыди!»
- Да, он получил за эту роль приз международного кинофестиваля «Созвездие» и приз за лучшую мужскую роль на  кинофестивале в Токио. Замечательно написал об этой работе киновед Винницкий в журнале «Искусство и жизнь»: «Образ Мотла, созданный выразительной пластикой и психологическими красками, достойно завершается актерски. Он даже не был похож на обыкновенного еврея, скорее, на героя эпохи Моссада. А в апофеозе схватки, когда он хватается за топор, в Рабиновиче пробуждается благородный рыцарь. И внезапно меня осенило – это мужество! Тогда я понял, что еврея Мотла сыграл замечательный грузинский актер Отар Мегвинетухуцеси»…              
-  Гуранда, что  Отара волнует сегодня? Говорят, актеры все переживают острее, чем простые смертные.
-  Да, это так. Переживания были всегда. Отар потерял на войне брата – без вести пропал.  Всю жизнь он надеялся на то, что брат вернется… К тому же Отар  всегда очень тяжело переносил театральные дрязги, никогда ни во что не вмешивался. Один раз он попал в неприятную, тяжелую ситуацию, и это тоже на него подействовало. В продолжение долгого времени он нес эту тяжесть, эту боль. Впрочем, я никогда не встречала вполне счастливых людей, живущих как у Христа за пазухой. К сожалению… Отар – очень закрытый человек. А  я очень общительная, люблю много людей вокруг – и тогда я расцветаю!.. Да, мы очень разные. Но, тем не менее, прожили вместе 54 года.  
- Мне кажется, вы счастливо дополняете друг друга.
- Может быть.
- Говорят,  Отар очень эмоциональный, вспыльчивый человек.  
- Да, это правда. Расскажу один смешной случай. Это было еще в руставский период. После премьеры «Сирано де Бержерака» Отару подарили замечательную саблю. И вот ранним утром, почти ночью,  к нам кто-то постучался: неожиданно пожаловал актер – комик Резо Хобуа. Мы с Отаром, полусонные и удивленные, молча ждали объяснения причин столь раннего визита.  А Резо, явно валяя дурака, попросил показать ему… саблю, подаренную Отару. Оценил ее остроту и сказал о необходимости немного притупить оружие… дескать, опасно такую острую саблю доверить Отару – убьет!  И главной опасности в этом случае подвергаюсь я. Все знают  взрывной темперамент Отара.      
-  А вы когда-нибудь ревновали его?
- Никогда. Ни разу. Он не тот человек, чтобы дать повод для ревности. Отар по природе очень чистый человек. Он таким был и остался. Даже если бы рядом с ним была не я, а любая другая женщина. Отар, видимо, однолюб.
- Долгое время Отар не играл ничего нового на сцене театра имени Марджанишвили. И вот – Нурадин-Фридон из спектакля «Книга» по пьесе Аки Морчиладзе в постановке Давида Сакварелидзе. Отару понравился материал?
-  Нурадин-Фридон  из спектакля «Книга» - первая роль Отара после шестилетней паузы. Я поражена, какой Ака Морчиладзе изумительный писатель! Когда я слушаю эту пьесу, то испытываю удовольствие от текста. Режиссер поставил эту историю такой, какой написал Морчиладзе. Он не сделал из нее инсценировку, ни одного слова  не изменил. Отар всю свою роль построил на том, чтобы опровергнуть легенду, которую создал Шота Руставели в своей бессмертной поэме. Когда Тариэл и Автандил спасают  Нестан-Дареджан,  то рассказывают, будто с ними был Нурадин-Фридон. А он утверждает, что его там не было.  «Я не мог пойти с ними, потому что считал, что из-за женщины убивать нельзя. За нее можно заплатить золотом, серебром, отдать жилище, но не убивать людей!»…  Тем не менее легенда оказалась сильнее правды и стала причиной страданий и смерти героя. Его попытка опровергнуть ее не увенчалась успехом. Это версия Аки Морчиладзе. Отар полностью доверился режиссеру. Не спорил с ним,  не стал настаивать на инсценировке. В этой простоте, лапидарности, отсутствии режиссерской выдумки он нашел какой-то трагизм. И получился, на мой взгляд,  очень интересный спектакль.   
- В дни  юбилея Отар  будет вновь играть Креона – свою звездную роль, овеянную легендами! Одна из рецензентов написала об этой работе актера: «Мегвинетухуцеси буквально гипнотизирует зал, и его работа больше напоминает коллективный сеанс психоанализа, а не драматический спектакль». Лучше, по-моему, не скажешь.
- Когда идет «Антигона», актер театра Марджанишвили  Никуша Тавадзе, играющий сына Креона, стоит в кулисах весь спектакль и смотрит, как работает Отар. А партнерша Отара Нато Мурванидзе, исполняющая роль Антигоны,  на сцене чутко улавливает,  что поменял Отар, и меняется вместе с ним. Они прекрасно работают вдвоем – мне очень нравится. У него были замечательные партнерши – та же Медея Джапаридзе.
- Отар воплощал на сцене личностей, людей с большой буквы – Илию Чавчавадзе, Давида Агмашенебели.     
-  Натела Урушадзе написала о работе Отара в спектакле «Я Илия!»: «Чтобы сыграть на сцене Илию, ты должен иметь на это право. Это право только прожитая жизнь дает актеру – личности, гражданину, а не только человеку искусства. На сцене театра Марджанишвили, лицом к лицу с нами, зрителями, стоит достойный потомок великого Ильи». О доверии и уважении к Отару грузинского народа говорит и то, что именно ему было поручено представлять Давида Агмашенебели во время праздника, посвященного грузинскому царю. Это отметил  Борис Поюровский в своей статье «Мужчине идет быть мужчиной».
-  Хорошо сказано. Скажите, пожалуйста, что сегодня читает Отар?
-  Все, кроме чтива. Только что закончил читать  роман «Меня зовут красный» турецкого писателя Орхана Памука, обладателя Нобелевской премии. Ему очень понравился, а мне – нет. У нас все-таки разные вкусы.

 

Инна БЕЗИРГАНОВА


Так "Скачать все серии рыжая"объяснили нам наши проводники.

Но если Пошмоурный "Скачать игру перевозчика"даст ему тысячу восемьсот, то он "Песни ляпис трубецкого скачать"предпочтет заключить союз с ним против "Скачать музыку губки боба"Горжейшего.

Не помогли ни ласки, ни уговоры.

Наконец "Король и шут отраженье скачать"он возразил, что не получил никаких официальных бумаг.


Безирганова Инна
Об авторе:

Филолог, журналист.

Журналист, историк театра, театровед. Доктор филологии. Окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили. Защитила диссертацию «Мир грузинской действительности и поэзии в творчестве Евгения Евтушенко». Заведующая музеем Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А. С. Грибоедова. Корреспондент ряда грузинских и российских изданий. Лауреат профессиональной премии театральных критиков «Хрустальное перо. Русский театр за рубежом» Союза театральных деятелей России. Член Международной ассоциации театральных критиков (International Association of Theatre Critics (IATC). Член редакционной коллегии журнала «Русский клуб». Автор и составитель юбилейной книги «История русского театра в Грузии 170». Автор книг из серии «Русские в Грузии»: «Партитура судьбы. Леонид Варпаховский», «Она была звездой. Наталья Бурмистрова», «Закон вечности Бориса Казинца», «След любви. Евгений Евтушенко».

Подробнее >>
 
Вторник, 19. Ноября 2019