click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Богат не тот, у кого все есть, а тот, кому ничего не нужно.


ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ, ИЛИ ПО ТУ СТОРОНУ ТЕАТРА

16

Фестивалями тбилисцев не удивишь, в том числе театральными. Все помнят Международный фестиваль искусств «Gift» имени Михаила Туманишвили, его считали традиционным, он проходил в течение 11 лет, начиная с 1997 года по 2007, а его инициатором и организатором была режиссер Кэти Долидзе. «Gift» всегда проходил в октябре и совпадал с праздником «Тбилисоба», в те времена особенно ярким и красочным. Так что для гостей фестиваля открывалась уникальная этнографическая Грузия.

 


К сожалению, «Gift» прекратил свое существование. В 2008 году по понятным причинам – война. А через год мэрия Тбилиси решила взять бразды правления в свои руки, она стала инициатором своего фестиваля, и при поддержке Министерства культуры был проведен Тбилисский международный театральный фестиваль. Судя по размаху, его бюджет намного превышал расходы прежнего фестиваля, но власти решили закрыть глаза на кризис. В новостях, в интервью гостей, на сайтах появилось сообщение, что мэр Тбилиси Гиги Угулава открыл Первый Тбилисский международный театральный фестиваль. Надо сказать, слово «первый» вызвало большое недоумение в театральных кругах. Если это ошибка СМИ, то непростительная – нельзя перечеркивать театральную историю города.
Но саму идею проведения столь масштабного театрального фестиваля, на который прибыли 300 гостей, можно только приветствовать. Директором нынешнего фестиваля стала управляющая театром им.К.Марджанишвили Эка Мазмишвили, и ее организаторскому дару надо отдать должное. Программа фестиваля состояла из трех частей: международная программа, грузинская программа, а также семинары, тренинги, мастер-классы, выставки.
Международную программу, включавшую 14 спектаклей, представляли театральные коллективы Великобритании, Кореи, Германии, Франции, Литвы, Хорватии, Армении, Азербайджана, Турции, Швеции, Польши. Так что тбилисские театралы - и любители, и профессионалы, уставшие от вынужденной замкнутости Грузии, могли наверстать упущенное и вкусить творческих инноваций.
Грузинская программа была еще более внушительной, в ней значились 28 спектаклей, и не только тбилисских коллективов, но и Кутаиси, Телави, Рустави, Сухумского театра в изгнании. Фестиваль - это самая действенная пропаганда грузинского искусства и перспектива выхода на международную арену. Ведь на этот фестиваль, как в свое время на «Gift»,   приехали иностранные журналисты, критики, продюсеры и директора фестивалей.  Естественно, появляется возможность интеграции в международное культурное пространство.
Итак, «окно в мир» вновь приоткрылось. И удивляться было чему, даже искушенным профессионалам. Во-первых, театральной полистилистике, где сценические жанры в чистом виде уже давно и безвозвратно канули в Лету, где на место декораций пришли музыкально-световые и сценографические приемы, когда реальные предметы быта превращаются в метафоры и знаки-символы. Особая притягательность современного театра в фантастическом соединении несоединимого: маски, куклы и актеры; трагедия, фарс и клоунада – в одном флаконе, Чехов с куклами-марионетками и Гоголь с цирковыми номерами...
Были и театральные проекты в гостиницах, где количество зрителей не превышало 25 человек — это франко-хорватский спектакль «Так себе» и шведский «Гетерофил», который шведская критика позиционировала как «манифест свободы».  
В противовес этим психоаналитическим «изыскам» интимного характера в программе фестиваля был показан спектакль ереванского ТЮЗа «И образцовая тюрьма» по мотивам «Гамлета» в постановке Акопа Казанчяна, директора Международного шекспировского театрального фестиваля.      
На этом фестивале выделялась Литва, представившая три спектакля разных театров. Открыл фестиваль Вильнюсский городской театр своим прочтением Шекспира — «Ромео и Джульетта» в постановке одного из самых интересных литовских режиссеров молодого поколения Оскараса Коршуноваса, известного в Тбилиси по предыдущему показу «Сна в летнюю ночь». Фестивальный спектакль «Ромео и Джульетта», поставленный в 2003 году, уже наделал много шума, побывал на европейских фестивалях, в Москве на фестивале NET (Новый Европейский театр) и, наконец, добрался до Тбилиси. Судя по реакции зала, здесь вполне оценили новации Коршуноваса.
Стихия феодальной вражды знатных фамилий обернулась в спектакле кровопролитной конкуренцией двух пекарен. Четких временных рамок нет, а персонажи, возможно, перекочевали из итальянского неореализма. Жизнь эта совсем не романтическая, она полна жестокой агрессии и вечного поединка. В таком водовороте любовь выжить не может. И спектакль  – о невозможности ее в этом мире.
Вместо романтических влюбленных два подростка: рыжеволосая шалунья Джульетта в коротком платьишке и Ромео - хрупкий, сжавшийся в комок мальчик, как бы не от мира сего. Сцена их свидания на крышах буфетов пекарен — это витание над пропастью, разделяющей два клана, и преодолеть ее нельзя. Поцелуй над пропастью – уже явная метафора неумолимого финала. Начало шекспировской трагедии подано режиссером как чистый фарс, выстроенный на замечательной пластике актеров. Ощущение, что это не северная Литва, а жаркая Италия, а по темпераменту – Грузия. Но кулинарные проделки и жесткие шуточки сменяются метафорами рока и смерти. Первый знак – белая пелена муки, смешанная с дымом ладана. Постепенно мука из источника жизни превращается в символ смерти, в белые маски покойников, как у Тибальда и Меркуцио. Вращающийся, как карусель, кухонный чан воспринимается уже как некая чаша рока, где вершатся судьбы. Здесь Ромео и Джульетта познакомились, и здесь же будут кружиться их неподвижные тела, густо осыпанные мукой, как саваном. Мука белой порошей охватывает в финале все омертвевшее пространство сцены. Красиво и жутко.
Имя молодого Коршуноваса теперь часто ассоциируют с самым известным именем литовской режиссуры - с Эймунтасом Някрошюсом. Тем более, что   вслед на марджановской сцене прошел спектакль Някрошюса «Фауст» по трагедии Гете театра-студии из Вильнюса «Meno Fortas». Но если постановку Коршуноваса можно пересказать, то с «Фаустом» все значительно сложнее. «Фауст» - режиссерское воплощение философии на сцене. Режиссер открывает целый мир, но свой мир, многозначный и ускользающий, полный метафор и символов. Разгадывать его и увлекательно, и сложно.
Реальность на сцене окутана мистикой, которая погружает зрителя в иной мир, где-то между небом и землей. Это ощущение «между» - во всем, и создается оно во многом сценографическими, световыми эффектами. Это некое ускользающее пространство, в котором познавший многие тайны мироздания Фауст (его играет выдающийся литовский артист Владас Багдонас) продолжает искать тайну бытия. Поиски эти неистовы и бесконечны. В финале он, словно слепой, с вытянутыми руками блуждает в темноте вместе с остальными героями. Причем в трактовке режиссера Фауст не превращается в юношу, нет, это все тот же старый философ, наконец, познавший любовь, но так и не нашедший свою ось мироздания. На сцене не просто предметы и декорации, но символы бесконечных блужданий человеческой души. Огромное бревно - то ли простой мельничный жернов, то ли неподатливая земная ось. Бог, как простой крестьянин, тянет эту непосильную ношу. А Мефистофелю с его свитой бесов это удается без труда. Еще один многозначный символ - висящая над сценой огромная кость – такая реальная и зловещая. В финале на этой кости проносят, наверное, в последний путь, осужденную Гретхен, она жестами зовет Фауста, он стремится навстречу ей, но это ему не дано. В спектакле работает все — точные мизансцены, актерская пластика, световое и музыкальное оформление,  и благодаря этому конгломерату читаются сложные метафоры Някрошюса. Образная сценография с оттенком мистики передает внутренние метания Фауста, его борьбу с духами, бесовские проделки Мефистофиля, любовь и трагедию Гретхен, этой наивной угловатой деревенской девочки с косичками… А чего стоит сцена с ворохом рассыпанных по полу книжных страниц, трепещущих в такт мечущимся духам.
Для тбилисцев, не слишком знакомых с творческим почерком Някрошюса, «Фауст» стал серьезным испытанием, требующим постоянной работы воображения. Для тех же, кто видел Някрошюса раньше, «Фауст» был захватывающим зрелищем, продолжением непредсказуемости режиссера.
Еще один литовский спектакль Молодежного театра был показан в заключительной части фестиваля. Эксперименты молодого режиссера Аидаса Гиниотиса и актеров-выпускников в спектакле «Открытый круг» - это своеобразный Театр.doc. Но свои воспоминания из детства исполнители разыгрывают не в документальной стилистике, а как спонтанные студийные этюды. Импровизация,  наивность и фантазия – главный секрет их представления. Было впечатление, что это экзамен по актерскому мастерству.
Настоящим событием было участие в фестивале грузинского режиссера с мировым именем Роберта Стуруа. Фестивальные дни совпали с первыми показами на сцене театра Руставели премьеры спектакля «Бидерман и поджигатели» М. Фриша. Режиссер остается верным себе - используя подчеркнуто шутовской стиль игры, гротеск и клоунаду, он не боится биться об острые углы сегодняшних проблем общества и человека. Кто мы, какие мы - «здесь и сейчас»?
Посмотрев этот зрелищный спектакль, заканчивающийся бравурным иронично-танцевальным ритмом на поклоне актеров, в какой-то момент ты вдруг съеживаешься и понимаешь, что все это адресовано и нам, зрителям, точно так же живущим в повседневности цирковой клоунады в роли марионеток. Чтобы спрятаться от реальности, мы все играем разные роли, живем под управлением обстоятельств, привычек, начальства, правительства. Человек готов на все ради собственного благополучия. Точь-в-точь, как герой пьесы в откровенно клоунском костюме с соответствующей жестикуляцией и мимикой в блестящем исполнении Зазы Папуашвили. Нельзя не сказать о бессменном музыкальном соавторе спектаклей - Гие Канчели и художнике Гоги Алекси-Месхишвили.
Эта пьеса Фриша обычно воспринимается как сатира на трусливого обывателя, легко идущего на уступки. Бидерман пускает пожить в свой дом поджигателей, под их давлением начинает угождать, а под угрозой и раболепствовать. Стуруа показывает, как безобидный конформизм превращает человека из послушного винтика в действующий винтик. Если у драматурга герой дает поджигателям спички, то у режиссера герой сам становится поджигателем.
Из тбилисских премьер, вошедших в фестивальную программу, стоит отметить  также «Макбет» Тбилисского театра музыки и драмы в постановке Давида Доиашвили. Не остался незамеченным спектакль «Анна Каренина» Кутаисского драматического театра, запомнившийся интересным режиссерским ходом и неожиданной сценографией (режиссер Георгий Сихарулидзе, художник Шота Глурджидзе). Действие разворачивается на вокзале: дым, скрежет, пыхтенье паровоза, пассажиры идут по залу на сцену и скрываются в невидимых вагонах. Главная находка спектакля — все происходящее на сцене это киносъемка. При этом старая актерская школа исполнителей центральных ролей выступала резким контрастом визуальным и режиссерским новациям. Показали также свои спектакли Тбилисский русский драматический театр им.А.С.Грибоедова, Свободный театр, театр Королевского подворья, театр им.С.Ахметели, Центральный детский театр им.Н.Думбадзе, Кавказская драматическая лаборатория и театр киноактера им.М.Туманишвили, Творческая  мастерская Наны Квасхвадзе.
Но вернемся к гостям фестиваля, показавшим многогранность современной театральной стилистики. Так, польский спектакль «Буря» Нового театра им. Т.Ломницкого из Познани в постановке Я. Вишниевски — это конгломерат текстов Шекспира, Элиота, Одена, Иешмука и библейских псалмов, где от «Бури» осталось только одно — кораблекрушение. В принципе, это и стало смысловым стержнем, это символ нашего времени, вернее, «межвременья». Здесь нет главных героев, по сцене бродит толпа — запуганных, беспомощных, брошенных в этот мир людей, где царят страх и безысходность. Отлично поставлены и сыграны монологи-признания персонажей. Спектакль интересен мгновенным созданием неординарного и ясно читаемого образа персонажей лишь с помощью мимики и костюма, причем гротеск с элементами клоунады  здесь очевиден. В этих на миг застывающих перед нами фигурах читается характер и судьба людей. Это своеобразный мастер-класс для молодых актеров.
По контрасту с европейским восприятием сегодняшней жизни турецкий театр «Sema Group» своим ритуальным представлением, напротив, уводит от жестких реалий в иной мир, где главное тишина и глубокое погружение в себя, медитация, мистическое соединение души с мирозданьем. Представление «Танцующие дервиши» - это звучание турецкой литургической музыки, горловое песнопение и головокружительный ритуальный танец дервишей. Все вместе — это завораживающее действо.
Конгломерат жанров и полистилистики фестиваля впечатлял. Переаншлаг был в Малом зале театра Грибоедова на спектакле великого фантазера и путешественника Филиппа Жанти. «Проделки Зигмунда» Компани Филипп Жанти — это абсолютная свобода от любых ограничений, здесь одновременно играют люди, тени, руки, пальцы, живое человеческое лицо крупным планом — но в ящике. Все это с потрясающей технической виртуозностью. Мастер романтической фантасмагории водит нас по лабиринтам снов, иллюзий, воспоминаний, где абсурд и реальность идут рука об руку, как в жизни. При этом здоровый юмор, ирония в нужные моменты возвращают нас на землю. Вот такой был мастер-класс — «как не терять свою голову» с простым ответом — «положить ее в ящик».
Но на фестивале не удавалось ни то, ни другое. Как не потерять голову от гоголевской «Шинели», сыгранной с элементами цирка, кинематографических приемов и пластики, когда массовые сцены идеально синхронны, а Акакий Акакиевич буквально плавает в воздухе или взбирается вверх по отвесной стене к вожделенной шинели, живущей отдельной жизнью. Она висит на недосягаемой высоте, как награда, как символ карьеры. В спектакле театра Gecko Company из Великобритании режиссер Амит Лахав продемонстрировал массу находок, собственный сценический язык, где средства выразительности важнее хрестоматийного пересказа.
«Положить голову в ящик» невозможно и на чеховской «Даме с собачкой» в постановке грузинского режиссера Левана Цуладзе на малой сцене театра им. Марджанишвили, где живые герои существуют вместе с куклами-марионетками. Казалось бы, абсурд! Совсем нет, благодаря этому режиссер расширил горизонты зрительского восприятия — эмоционального и даже исторического. Он придал действию ностальгически-мистический оттенок — «все это было, было, было», но в некоем прекрасно-далеком, невозвратном прошлом. Эта мистика возникает уже в первой сцене — революционный марш, никому не нужный профессор, оказавшийся бомжем, за его спиной кукольное шествие сапог красноармейцев с пулеметными тачанками. И как противовес этому, в его сознании оживают давние прекрасные воспоминания Ялты, той былой жизни. Дуэт актеров с куклами у Цуладзе не случаен, ведь один из первых нашумевших его спектаклей — «Фауст» с куклами-марионетками в Театральном подвале, который также вошел в программу фестиваля.
Один из самых интересных проектов представила корейская Лаборатория движения «Садари». «Войцек» Г.Бюхнера погружает нас в глубины психологии, но психологического театра здесь нет и в помине.  Остроту переживаний героя – этого загнанного, нервного и беззащитного солдата, вам дают почувствовать не актерским словом, а исключительно через пластику, которая оказывается экспрессивнее обычного монолога в драматическом театре. Плюс эффектные легко трансформирующиеся мизансцены, хотя на сцене никаких декораций — лишь  высокие деревянные стулья. А сплав европейской хореографической школы с традиционным корейским танцем плюс режиссерская версия До-Ван Има дали замечательный результат.
Интригующее зрелище в пластике «История женщин», раскрывшее одну из древнейших корейских традиций, представила корейская компания «Кnua». А Государственный театр пантомимы Азербайджана в спектакле «Маска», напротив, приоткрыл жизнь современной женщины, ушедшей от любых традиций. Да и сам театр пантомимы, возглавляемый Бахтияром Ханы-заде, — вне традиций театрального искусства этой страны. Театр родился из студии пантомимы «Сборище сумасшедших» и добился того, что в Азербайджане приняли жанр пантомимы. Теперь театр получил широкое признание и за пределами родины.
Фантастическое мастерство перевоплощения продемонстрировала немецкая компания «Family Floze» в своем шоу «Infinita». Четверо актеров в характерных масках разыгрывают «жизнь, как она есть» - от чуда младенчества, детских забав и юности до старости и неизбежного конца. Чередование живого плана и театра теней, многообразие человеческих повадок, виртуозно переданное в пантомиме, точный музыкальный фон создают ощущение мимолетности бытия.
Многообразие театральных жанров - отличительная черта этого фестиваля. В этом не уступали гостям и хозяева – в фестивальной программе наряду с драматическими труппами участвовали Тбилисский театр пантомимы, представивший спектакль «Гость и хозяин» по Важа Пшавела, театр теней, театр пальцев, театр движения Кахи Бакурадзе, совмещающий цирк, современный балет, акробатику, мимодраму и драматический театр. Так что соединять несоединимое в грузинском театре тоже начинают учиться.
Фестиваль, без сомнения, открыл широту диапазона современного театра. Есть надежда, что режиссеры и актеры, особенно молодые, вкусив новых театральных идей, начнут заново открывать себя. Но реализоваться это может лишь через несколько лет. И то с условием, что «окно в мир» не захлопнется.

Для "Уходите стаса михайлова скачать"Зеба Стумпа Луиза Пойндекстер была, конечно, дома.

Правда, мне не "Скачать бесплатный антивирус для нетбука"поверили, что я переписываюсь с этой пани, и, для "Играть игры горки"того чтобы замести следы, я во время допроса проглотил письмо.

У меня сборы "Валли мультик скачать торрент"короткие через несколько минут я буду готов.

Меня "Призрак оперы песня скачать"очень удивляет желание Гайара поскорее удалить вас отсюда, сказал он.


Церетели Вера
Об авторе:
журналист, театральный критик.

Родилась в 1944 г. в Москве. Театральный критик, журналист. Окончила Московский радио-механический техникум, театроведческий факультет ГИТИСа. Работала в Москве радиотехником в НИИ, актрисой в театре-студии «Жаворонок», корреспондентом журнала «Театральная жизнь». С 1975 г. живет в Тбилиси. С 1992 г. сотрудничала с радио «Свобода» - программа «Поверх барьеров», с 1994 г. была собкором «Общей газеты» газеты «Культура» по Грузии. Член International Federation of Journalists, член Союза журналистов и Союза театральных деятелей России. Автор сотен статей, опубликованных в России, Грузии и за рубежом. Лауреат конкурса журналистов «Русский мир» (2004). Автор и координатор многоступенчатого проекта «Россия и Грузия – диалог через Кавказский хребет». Участвовала в проектах «АртГруз» и «Re:АртГруз» и их информационной поддержке в России и Грузии.
Подробнее >>
 
Воскресенье, 19. Ноября 2017