click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Гнев всегда имеет причину. Как правило, она ложная. Аристотель

КТО БЕРЕТСЯ СУДИТЬ ГРУЗИНСКУЮ ПОЭЗИЮ

Признаемся, мы крайне редко прибегаем к перепечатыванию материалов из других изданий, но на этот раз решили нарушить это правило, настолько важным представляется письмо в газете «Сакартвелос Республика», которое приводим с некоторыми сокращениями.


Способен ли нас поучать уму-разуму тот,  к кому мы за ним обращаемся!  Даже в данности «Смерти Богов»  не стоит надеяться на дьявола.
У нас в гостях видный грузинский поэт и литератор Эмзар Квитаишвили.
То что газета «Квирис кроника (Хроника недели)» превратилась в еженедельный цунами и стихийное бедствие, понимает и чувствует уже каждый, прежде всего, политики. В последнее время досталось и поэтам Грузии.
Поднял  бурю на страницах «Хроники» обладатель пера несомненно бойкого,  неразборчивый на жертвы как цунами Гела Зеделашвили вкупе с «хорошим знатоком стихов» некой Лелой Кодалашвили.  Недавно они разнесли в пух и прах грузинскую поэзию, не пощадив даже  «небожителей», тем самым в один глоток осушив все прибывшие воды грузинской поэзии.
Лучше послушаем самого господина Зеделашвили.
«Недавно кое-кто  из интеллигентов как бы упрекнул  меня: « Непонятно журналист ты или литературный критик, по какому,  мол, праву ты разбираешь чужие стихи, даже если они никуда негодные.  А я в ответ: я и тот и другой,  вы-то по какому праву вмешиваетесь в мою деятельность! Ты, - сказал мне один бывший профессор, - отбиваешь у молодых охоту писать, и кто знает,  сколько будущих галактионов  губишь , могу за это подать на тебя в суд. Заметно было, что у этого бывшего с головой не все в порядке, но я  все-таки решил ознакомить  вас и с мнениями профессиональных поэтов, т.е. настоящих мастеров слагать стихи...ведь на свете нет непогрешимых, может, и я ошибаюсь и впрямь убиваю, если не галактионов,  то хотя бы леонидзе. Давайте,  вместе  обратимся   к хорошему знатоку стихов Леле  Кодалашвили».
Что касается «хорошего знатока стихов» Лелы Кодалашвили, она  отнюдь не скрывает, что собирается постепенно «внести тему смерти богов», ибо много «дутых авторитетов развелось с советских времен». Интересно, кого она считает дутыми величинами.  Это , оказывается,  Константин Гамсахурдия, Георгий Леонидзе, « ставить которых в один ряд с Галактионом Табидзе просто смешно», а также Мурман Лебанидзе, Мухран Мачавариани, Анна Каландадзе...Это на сегодня, а дальше, видно, поднятое тандемом Зеделашвили-Кодалашвили «антипоэтическое цунами» еще многих поставит  на свои места.
Бороться с любой стихией сложно, конечно,  а порой даже тщетно, но когда стихия поднята несколько искусственно и преследует не совсем здоровые цели, стоит хотя бы противостоять ей, чтоб  читатель не растерялся окончательно  и смог отличить порожденный невежеством  суррогат правды, злонамеренную  фальшивку от истины.
Именно с этой целью пригласили мы в редакцию господина Эмзара Квитаишвили, который в отличие от Кодалашвили хорошо известен грузинскому читателю, и побеседовали с ним о диалоге Зеделашвили с Кодалашвили («Квирис кроника» 4/4/11).
- Господин  Эмзар, что происходит, что,  по-вашему,  является причиной  этих явно антинациональных выпадов, этой неутолимой жажды разрушения вчерашнего дня, добротно возведенного старшим поколением ?
- Любому порядочному литератору и вдумчивому читателю ясно:  на страницах сегодняшней прессы вокруг грузинской литературы, в частности, поэзии царит страшный хаос. Происходит полное, беспощадное смещение ценностей. Совсем недавно мой старший товарищ по перу, человек имеющий по-настоящему весомые заслуги перед грузинской литературой, восьмидесятилетний Тамаз  Чиладзе в своем  принципиальном, полном  неприукрашенной правды интервью(«Литературули газети»(«Литературная газета» N46) жестко высказался  о царившем вокруг безобразии. «Наблюдая  мутный стихийный процесс», он подчеркнул «важность таланта» и не скрыл, что  по многим параметрам у нас сложилась « явно ненормальная ситуация». Там же дорогой Тамаз указывает нам: « Мы ведь сегодня спрашиваем ум-разум  у тех, у кого их нет?!» Для иллюстрации этого риторического вопроса далеко идти не приходится. Недавно газета «Квирис кроника» опубликовала интервью журналиста Гелы Зеделашвили, где он в предисловии  обращается к читателям со словами: «Давайте сейчас вместе с вами обратимся за советом к хорошему знатоку стихов(!) Леле Кодалашвили»...Эта фраза меня покоробила. Тут столько белиберды из вопросов и ответов, что у здравомыслящего человека обязательно мурашки по коже побегут от ужаса.
- Они, кажется, и вас затрагивают в этом  т. н. диалоге-интервью?
- Знаете, личная обида волнует меня меньше всего: я  был обеспокоен, когда знакомые стали названивать мне и спрашивать что же все-таки происходит. Ничего, говорю, обыкновенная, рассчитанная на  невежественных людей провокация. Всю жизнь я сам по себе предпочитал оставаться в тени (это неизменное правило моей жизни), а  для выявления и популяризации других, в том числе незаслуженно забытых писателей я изрядно потрудился за свою жизнь. Но этим никого не попрекаю, боже упаси. Для меня необъяснимо, почему дама  «стиховед» противопоставила  меня (я никогда ни на кого не равнялся и ни с кем не соревновался) именно  Мухрану Мачавариани, от кого отличаюсь кардинально, всем существом  и кому  я выказывал должное почтение и при жизни и после смерти. Госпожа Лела Кодалашвили,  дабы унизить Мухрана Мачавариани и заодно совершенно неуместно переехать и меня, сорит всевозможными «перлами» типа: «Этот человек (М.Мачавариани) осуществил гражданскую поэзию на каком-то уровне(!). Может тогда  он и был лучше кой-кого, лучше таких пропиаренных персон как тот же Эмзар Квитаишвили... Конечно, он стоит сравнительно  выше них, но делать из него культового поэта неправильно». Мухран Мачавариани  оставил после себя не только гражданскую и патриотическую поэзию, он был поэтом совершенно особенным, с голосом очень своеобразного звучания, но и во многом  другом он оставил значительный след в грузинской поэзии.Я уверен, если б госпожа Лела, явленная свежеиспеченным экспертом, обнаглевший «стиховед», внимательно прочла хотя бы одну строчку «пропиаренной персоны» «того же Эмзара Квитаишвили», я бы не попал под ее  всепронзающий прицел таким парадоксальным образом, с явным почерком доксопулло, персонажем стукача из фильма «Покаяние». Этот ядовитый пассаж настолько неуместен даже в том сдобренном дурацкими высказываниями интервью, что смотрится заказом какого-то  негодника, злого существа, так как обласканным и лелеянным критикой я не был ни при одной власти. От Союза писателей Грузии я не получил даже книжной полки, тогда как другие пользовались всевозможными льготами (будь то квартиры,  машины,  мебель, дубленки...) С легкой подачи интервьюера  Кодалашвили, вооружившись ею же  выработанным  универсальным, стереотипным подходом,  пошла напролом  и принялась за других ...
- За кого именно?
- «Такова и Анна Каландадзе – она и вправду неплохой лирик, но не следует делать из нее фетиш!..», «Очень интересным поэтом был Мурман Лебанидзе, но культовым  и его не считаю». Никто не спорит,  делать фетиши  и культы из поэтов неправильно, но принижение  и шельмование истинных творцов, грех еще более непростительный, тем более  на фоне  возвеличивания  и украшения  лавровыми венками  подходящих под ее вкус фаворитов.
- А вообще известна ли Лела Кодалашвили в литературных кругах? Чем она отличилась как «хороший знаток стихов»?
- Чтобы составить читателю   приблизительное представление об утонченном  «вкусе» Кодалашвили, надо  хотя бы вскользь пройтись по трем ее статьям о трех молодых поэтах в «Литературули газети» (Литературная газета). Неудобно, например, говорить  чванливо о заслугах, новаторстве и «весьма внушительном прорыве» ничем не примечательного Пааты Шамугия (много искусственно раздутых молодых имен полопалось  на нашем веку, незаслуженная хвала никому  добра не принесет). Приведенная как поэтическое новшество строка этого автора :  
«... И реки засучат себе волны, и наши сердца, как псы с цепей сорвутся» явно не производит должного  впечатления. Стихотворение одного из своих избранников Леле Кодалашвили напоминает «полиингредиентный обед». Видно она не жалуется на аппетит!  Пожалуйста, на здоровье! Но и  врагу не пожелаешь вкусить  представленные ею  как образцы «новизны» и  « бунтарской поэзии», «сытные» «ингредиенты». Приведя его строки, «стиховед» гордо, даже  вызывающе заявляет, что автор  в неге любовного экстаза «... ничего не скрывает, не кокетничает, не отводит глаза. В этот момент мы ей просто неинтересны».  А  почему нас  никто не спрашивает, интересно ли нам все это читать!  У эротической поэзии свое очарование (вспомним хотя бы «Песнь песней» Соломона!), но это порнография, калечащая вкус подрастающего поколения.  А уж  повторить скабрезное высказывание  цитируемого в зеделашвилевском интервью  Шота Гагарина я точно не решусь, хотя   Кодалашвили его охотно смакует.
- А вообще, как вы думаете, почему верлибр так широко используется сегодня в грузинской поэзии?
- Я и раньше заявлял (в адрес не одного и не двух), сколь высокое мастерство, эрудиция, интеллект и вкус  нужны для написания настоящего свободного стиха (в этом деле   бахвальство и зазнайство плохие советчики),  и что верлибр у нас превратился, в основном, в убежище и  маскировку  бездарности. Свидетелями этого мы становимся все чаще и чаще – вместо стихов нам предлагается  какая-то безвкусная солома, неряшливо разбросанные строки, вызывающую  зевоту  пустая болтовня.
- Может в борьбе с классиками этими людьми  движет синдром Герострата?
-  Если у человека окончательно не помутнен рассудок, он не станет  высказывать в адрес именитых национальных классиков  настолько предосудительные суждения, пусть даже под предлогом критики учебников ( в школьных учебниках мы и вправду сталкиваемся с многими  несуразностями,  но это предмет особого рассмотрения). Упоминание имени Георгия Леонидзе, автора «Оле», «Свидания половца», «Древа Желания», рядом с Галактионом Табидзе  Лела Кодалашвили поднимает на смех, еще больше глумится она над автором одного из лучших грузинских романов «Похищение луны».  Невозможна другая оценка ее высказываний: «Ставить Георгия Леонидзе и Константина Гамсахурдиа рядом с Галактионом просто смешно», «Константин Гамсахурдиа писатель низкого пошиба, Гогла Леонидзе поэт хороший, но не гений».Что за фамильярность ! Когда это творец такого масштаба как Леонидзе стал для нее Гоглой!  Да и вообще, кто ей поручил устанавливать и распределять ранги или объявлять низкопробным великого прозаика. Тут же замечу  - уж кому-кому, а Геле  Зеделашвили, настороженно следящему за грузинской поэзией, должно быть хорошо ведомо, что известные слова «Дарование, браток,  дарование!», Галактион не произносил. Их в его уста вложил Мурман Лебанидзе в одном своем несколько задиристом стихотворении. Нетрудно заметить, что ее позорная атака на писателей старшего поколения инспирирована определенными  силами и цели ее предельно ясны. И все же, не следует пользоваться любыми средствами, дабы привлечь к себе внимание.
- С журналистикой Зеделашвили вы наверняка знакомы, но читали хоть что-нибудь вышедшее из - под пера Кодалашвили?
- Мне довелось узнать,  что Лела Кодалашвили,  помимо статей и рассказов, время от времени пописывает и стихи, но  у меня не было желания и времени  с ними ознакомиться. Однако с целью «дегустации» я прочел  ее эссе ( благодаря интернету такая  «роскошь» вседоступна) «Новая комната» Гиви Алхазишвили», которое представляется мне белибердой, начиненной иностранными терминами. Неизвестно почему,  но в этом «эссе» Гиви Алхазишвили наречен «неофункционалистом» и поэтом,  могущим  ходить  по веревочному мосту, который «в целом создает букет особого вкуса и аромата». Также сказано, что в своей исключительно оригинальной поэзии он «сохраняет  сдержанность, не дает  просочиться гоимскому (гоим – грузинский жаргонизм  от еврейского «гоя» (нееврей), сопоставим с русским  «лохом»), тем самым достигая  естественной инсталляции взаимоисключающих форм».Было бы не плохо, если б автор более изощренно представил свои суждения  и наблюдения  «над звуковой стороной  стиха». Но по ее собственному заявлению, «в таких случаях она не любит распространяться о технических средствах». Будь я объектом этого эссе,  уж точно не  принял бы за хвалу  следующие сравнения и параллели : « ...эти стихи также кокетливы,   как специально  разнаряженные,  собирающиеся в гости люди, что совсем неплохо». Нехорошо так писать!  Звание  «этапоподытоженного человека» тоже  вряд ли осчастливило бы меня.
- Ну, все  же чем объяснить такую распущенность случайных писак, неужели наша литературная критика пребывает  в таком уж плачевном состянии?
- Я слышал от многих, что  эта дама в последнее время не на шутку разошлась, сорит глупостями одна хуже другой. Никому не приходит в голову схватить ее за неугомонное запястье  и присмирить ее пыл хотя бы немножко. Такие удручающие факты, сожалению, отнюдь не эпизодичны, наоборот, стали почти  нормой, и поэтому грузинская литература фактически превратилась в заброшенную церковь, осажденную  бесами. Брат Гурам, знаю, недостойно вступать в спор с подобной личностью, но когда осмелевшее и бесстыдное невежество в соединении с откровенной наглостью переходит все границы, трудно сидеть набрав в рот  воды и хотя бы в двух словах не выразить своего возмущения.Видно по всему,  что эта дама не собирается укоротить свой язык,  но у меня на дискуссии с разнузданными особами попросту нет времени. Кстати, в  последних   «Записках» недавно ушедшего от нас великого Отара Чиладзе я  вычитал одну мудрую, достойную внимания мысль: «Становишься похожим на того, с кем  ведешь борьбу». Я не собираюсь вступать в борьбу с Кодалашвили и ее приспешниками. Просто советую им вовремя образумиться и прекратить поносить грузинскую литературу.А вообще судьба перенесшей многие беды  грузинской поэзии, ее будущее не может  решаться на уровне слаженного тандема Гелы и Лелы. Ну, а если госпожа Кодалашвили ослушается, она может продолжать  холить и лелеять тщательно выбранные   и  облюбованные  ею пустозвонные, трухлявые  тексты сколько ей заблагорассудится. Больше я на эту тему времени терять не буду.

Беседовал  Гурам ГОГИАШВИЛИ

Только "Скачать альбомы бах ти"достигнув реки, я увидел грозные признаки.

эхом отозвался круг "Новый ключ к играм алавар"воинов, и при этом каждый торжественно приложил руку к сердцу.

Их "Скачать новинки клубной музыки,"палатки были разбросаны вдоль края широкой полосы леса, простиравшейся "Скачать реп быстро"на север.

Он лежал навзничь, мундир его был разорван и "Скачать шакира танго"окровавлен, кровь запеклась на его лице.


 
Пятница, 21. Сентября 2018